Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Русское Зарубежье / Китай / КИТАЙ И РОССИЯ / Русские в Китае. Тяньцзинская ветвь эмиграции. А.Хисамутдинов.

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Русские в Китае.
Тяньцзинская ветвь эмиграции.
 
     В тридцатые годы в одном из уголков старого парка в Тяньцзине можно было обнаружить замшелый камень, на котором была укреплена медная доска с едва различимым текстом на английском языке. Надпись гласила: "Тяньцзинь. Открыт 21 июня 1887 г. в юбилейный день царствования Ее Всемилостивейшего Величества Королевы Виктории, и посвящается здоровью, удобству и отдыху всех иностранных резидентов. У нас сад, обнесенный каменной стеной".

     В конце текста были фамилии британского консула, председателя, членов и секретаря Муниципального совета Британской концессии в Тяньцзине. Среди членов совета было имя и селенгинского купца Алексея Дмитриевича Старцева. Этот известный дальневосточный предприниматель, сын декабриста Бестужева был членом совета и во Французской концессии, весьма почетное место в иностранной концессии.

     А.Д. Старцев считался самым богатым человеком в Тяньцзине. Именно он подарил городу землю, на которой был разбит огромный парк Виктории. Старцев уехал во Владивосток и уже оттуда руководил своей огромной коммерческой империей в Китае. Скончался он от инфаркта 30 июня 1900 года у себя в имении на острове Путятин. Причиной смерти, как считали друзья коммерсанта, стало потрясение, которое вызвало у него сообщение о гибели в Тяньцзине уникальной коллекции буддийского культа и бесценной библиотеки. В 1899-1900 гг. в Китае войска Германии, Японии, Англии, США, Франции, России, Италии и Австро-Венгрии жестоко подавляли ихэтуаньское антиимпериалистическое восстание. В ходе боев мощной бомбардировке подвергся и Тяньцзинь. Городу были нанесены большие разрушения. Сильно пострадали и 40 каменных домов, принадлежавших Старцеву, в том числе и дом, где хранилась его коллекция. В свое время парижский Лувр предлагал купить ее за три миллиона франков, фантастическую по тем временам сумму, но Алексей Дмитриевич только пожал плечами и сказал: "Нет на свете денег, за которые я бы смог продать свою коллекцию". В Тяньцзине осталась жить сестра А.Д. Старцева Екатерина Дмитриевна Старцева-Гомбоева, вдова бывшего начальника Русской почты в Пекине.

     При подавлении ихэтуаньского восстания в боевых действиях участвовали и русские войска. Погибших солдат хоронили в братской могиле в Тяньцзине в Русском парке. "Впоследствии, – писал русский историк И.И. Серебренников, – в 1900 году над этой могилой был возведен величественный каменный памятник-часовня, которая десятью годами позже была расширена и стала первой эмигрантской церковью Тяньцзиня. По четырем сторонам часовни находились плиты с именами погребенных русских воинов, павших в боях у Тяньцзиня. К сожалению, при последовавшем в 1929 году расширении церкви, произведенном на средства купца И.В. Кулаева, две таблицы-плиты были убраны и общая надпись на фронтоне памятника была изменена.

     В Британской концессии имелись и свои мемориальные бронзовые доски в честь погибших солдат, три из них посвящены памяти более 150 русских воинов из следующих соединений: 16-го, 12-го и 2-го Восточно-Сибирских стрелковых полков, 1-го Верхнеудинского и 1-го Читинского Забайкальских казачьих полков, крейсеров "Россия", "Дмитрий Донской", "Наварин", канонерских лодок "Кореец", "Маньчжур", "Сивуч" и "Гиляк".

     По воспоминаниям русского историка И.И. Серебренникова, русская концессия в Тяньцзине занимала довольно обширное пространство по левую сторону реки Бэй-хо. Она граничила с Итальянской и Бельгийской концессиями. Напротив, по другую сторону реки, располагались концессии – Японская, Французская, Британская и бывшая Германская. Русская концессия была густо застроена в районе вокзала, далее же, вниз по реке Бэй-хо, строения становились редкими, и этот район концессии принимал характер дачной местности. Полицейские силы концессии находились в распоряжении Н.А. Жебрака, весьма популярного в городе лица. Названия улиц на территории Русской концессии были весьма характерны: Московская, Петербургская и т.п.

     Большую роль в приеме и обустройстве россиян в Тяньцзине играло благотворительное общество. Оно было создано еще до первой мировой войны. Его устав был утвержден российским посланником в Пекине В.Крупенским 3 октября 1913 года. В первом параграфе устава говорилось: "Местопребывание Общества – в Тяньцзине. Цель его – оказывать всевозможную помощь всем русским подданным, которые, попадая в район Тяньцзиньского консульства, терпят нужду или вообще требуют помощи. Район Тяньцзиньского консульства находится в пределах провинции: Чжили, Шеньси, Шаньси и Ганьсу".

     С началом гражданской войны в России деятельность Благотворительного общества резко расширилась. Его комитет в 1922 году состоял: председательница К.В. Жебрак, вице-председательница А.И. Петерс, секретарь Л.Л. Муравьева, казначей Б.В. Засникова, члены: Н.А. Желудкова и М.В. Тараник Членами ревизионной комиссии были Р.Г. Тидеман и А.А. Орлов. Бюджет в тот год составил 21 тысячу долларов, а на следующий год увеличился до 55 тысяч долларов.

     Все деньги пошли на содержание Русского госпиталя, который был открыт Обществом весной 1921 года на территории Русской концессии. Прием больных производился за минимальную плату или же бесплатно. Летом 1921 года помещение больницы расширили и оборудовали две палаты по десять коек – мужскую и женскую. Первыми практикующими врачами в городе были Н.А. Арнольдов, И.Л. Банк, М.П. Турьевич, Н.А. Желудков, М.Я. Перцель, Н.К. Руссель, А.Л. Селезнев и Н.Н. Ковалев. В 1922 году Общество содержало и общежитие для неимущих. В 1923 году там проживало около 500 человек. Общежитие располагалось на окраине города, в пустовавшем здании шерстомойки тяньцзиньского предпринимателя С.М. Вязгина. Им же на Русской концессии была организована и дешевая столовая, где отпускались и бесплатные обеды.

     19 сентября 1921 года в Тяньцзине был основан Комитет Помощи Голодающим в Советской России. В состав этого комитета входили: председатель А.Б. Капустин, товарищ председателя Н.К. Руссель, казначей доктор М.Я. Перцель, секретарь Л.Г. Гершевич, члены: С.М. БЯЗИГИН, А.А. Дудугалов, И.Р. Меклер, Н.П. Луцкий, К.Г. Вард. Комитет не получил поддержки населения, и, просуществовав около года, распался.

     30 сентября 1920 года в Тяньцзине был спущен флаг на здании консульства Российской империи. Вот как описал это историческое событие бывший премьер-министр колчаковского правительства П.В. Вологодский: "Русский флаг был спущен по приказанию генерала Хуана канцелярским боем, китайский тотчас же поднят. Все происходило довольно тихо и мирно, без всяких инцидентов, раздалось лишь несколько аплодисментов из толпы китайцев, окружавшей здание, когда взвился китайский флаг. На вопрос, кто будет ведать стражей и судебными делами, генерал Хуан ответил, что делами этими будет ведать его секретарь генерал Ян-и-дэ. На вопрос же, по каким законам, китайским или русским, будет судить Ян-и-дэ, последний не дал определенного ответа. Тот же генерал Хуан просил всех русских остаться на службе и продолжить свое дело, предупредив, что отряд милиции будет переодет в стражу Чилийской провинции, а начальник стражи Жебрак останется советником при генерале Ян-и-дэ".

     Вечером того же дня граждане бывшей Российской империи собрались вместе, чтобы обсудить, что же делать дальше. Говорили и спорили много: встать ли под юрисдикцию Дальневосточной республики, выждать время, или же создать собственную организацию. Эмигранты не пришли к какому-то определенному решению и по предложению П.Г. Тидемана ограничились тем, что выбрали инициативную группу под названием "Русская комиссия в Тяньцзине".

     Комиссия сразу заняла помещение бывшего Российского консульства и отправила в Пекин своего представителя П.В. Вологодского с целью разузнать о политической обстановке. Он вернулся в Тяньцзинь 8 ноября 1920 года. Выслушав сообщение Вологодского о результатах поездки, Русская комиссия решила созвать общее собрание русских тяньцзиньцев, которое состоялось 26 ноября 1920 года. На нем и было провозглашено создание Комитета представителей русского населения Тяньцзиня, который возглавил В.В. Носач-Носков.

      Русский комитет в Тяньцзине просуществовал недолго. В то время русские метались по Китаю, и каждый больше беспокоился о собственной судьбе, чем о создании общественной организации. Следующую попытку самоорганизоваться эмигранты предприняли только через пять лет, основав Русскую национальную общину. Хотя многие русские в Тяньцзине с прохладцей отнеслись и к этой идее, 16 июня 1928 года прошли первые выбора уполномоченных (депутатов). Председателем стал бывший русский дипломатический агент в Урге А.А. Орлов, которого вскоре сменил Г.А. Вержбицкий – тянь-цзиньский представитель главы русской эмиграции в Китае Д.Л. Хорвата.

     4 декабря 1928 г. общее собрание уполномоченных Русской национальной общины подвело первые итоги своей деятельности: откорректирован устав, установились связи с китайскими властями и другими эмигрантскими организациями в Китае, расширилась благотворительная деятельность. В Общине было зарегистрировано 387 русских тяньцзиньцев, в том числе 55 женщин.

     Одним из мероприятий, которое провела община, была организация бесплатных курсов "Отечествоведения" для эмигрантской молодежи. Занятия проводились вечерами в помещении Русской школы. Основатели курсов решили читать лекции по трем основным предметам: История русской литературы, русская история и география России. Первые лекции обнаружили, что молодежь совершенно не заинтересована в получении новых знаний, а на занятия приходили люди среднего и пожилого возраста. Через некоторое время курсы прекратили свое существование.

     Русская национальная община слилась с Русским клубом и окончательно прекратила свою деятельность с учреждением Антикоммунистического комитета в Тяньцзине.

     Идея организовать в Тяньцзине Русский клуб возникла в 1914 году, когда вся русская колония насчитывала меньше 200 человек. 31 октября 1914 г. российский генеральный консул в Тяньцзине П.Г. Тидеман утвердил устав Клуба. Вторая статья его гласила, что основной задачей Русского клуба является: "Объединение членов Русской колонии в Тяньцзине и укрепление связей между русскими и иностранными резидентами путем предоставления им возможности пользоваться помещениями Клуба для устройства собраний и организации общественных развлечений".

     По-настоящему работа в Русском клубе началась позже, в 1918 году, когда в Тяньцзине было основано Русское общественное собрание. По уставу, утвержденному в Пекине в 1918 году, целью этого собрания являлось "объединение всех русских граждан, проживающих в Тяньцзине, на почве культурно-просветительских, политических и общественных интересов колонии". Член клуба И.И. Серебренников отмечал, что "ближайшими конкретными задачами собрания ставились: содействие развитию русского дела в Тяньцзине; деятельное участие в выборах в Общественный совет Русской концессии, причем Собрание должно было стремиться к проведению и поддержанию в Совете концессии русского большинства, которое должно было поставить русскую концессию на надлежащую высоту, устройством культурно-просветительских учреждений".

     Основателями Русского клуба и общественного собрания были россияне-старожилы Тяньцзиня. В него принимали всех желающих, без различия политических убеждений и вероисповедания. На собранные средства общественное собрание купило дом в Русской концессии на углу улиц Поппе и Паркес. В верхнем этаже разместилась библиотека в три тысячи томов, собранная на пожертвования.

     Большое влияние в Русском клубе имели члены местного Общевоинского союза. Одним из первых воинских обществ в Тяньцзине было отделение Союза бывших военнослужащих Российской Армии и Флота. Оно было основано в сентябре 1926 года. Тогда отделение Союза возглавляли гвардии полковники А.П. Бендерский и П.А. Веденяпин и моряк Л.П. Муравьев. Отделение было деятельным и работало до 1937 г., когда оно было закрыто японцами.

     Комитет старшин, руководящий орган Русского клуба, арендовал большой двухэтажный особняк с просторной усадьбой и надворными постройками. В одной из этих построек разместилась канцелярия Воинского Союза, а в другом – правление Русской национальной общины. Так появился целый русский городок. В зале Русского клуба была устроена небольшая сцена, где ставились спектакли и концерты. На содержании клуба находился оркестр с постоянным составом. В саду имелась специально оборудованная паркетная площадка для танцев. Работала библиотека, взятая в аренду у православного братства, затем переданная публичной библиотеке "Наше Знание". В клубе кроме коммерческих мероприятий, дававших средства для его содержания, проводились и благотворительные вечера. Клуб помогал существовать многим русским эмигрантам.

     Остро стояла проблема обучения детей россиян. Им приходилось посещать английские школы. Во второй половине 1920 г. в русской колонии в Тяньцзине был создан Русский школьный комитет (председатель П.В. Вологодский, секретарь К.А. Ларфирьев), который на собранные деньги открыл школу в помещении конвоя Русского консульства. В ней занимались по учебным программам гимназий.

     10 марта 1939 г. в Тяньцзине была открыта Российская художественная школа, которая стала единственной в своем роде на Дальнем Востоке. Основателями школы были братья: художник Н.Задорожный, священник Ф.Задорожный и инженер И.Задорожный. Занятия велись по программам русских художественных школ. Выпускники имели право преподавать в общеобразовательных заведениях. Принимались и вольнослушатели.

     Японская оккупация внесла много сложностей в жизнь русской колонии в Тяньцзине, особенно учреждение под эгидой японских властей в октябре 1937 года Антикоммунистического комитета. Доносы, уничтожение без суда и следствия политических противников, шпиономания, закрытие русских газет даже нейтральной ориентации и многое другое стали главным орудием японского курса на "упорядочивание" образа жизни, то есть на японизацию. Но это особая, другая тема.

А.Хисамутдинов // "Проблемы дальнего Востока", 1999, №2
По материалам сайта
"Соотечественники"
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com