Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Русское Зарубежье / Канада / КАНАДА И РОССИЯ / О современной языковой культуре потомков русских эмигрантов в Канаде. Русская речь зазвучала в Канаде в самом конце ХIX века.

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
О современной языковой культуре потомков русских эмигрантов в Канаде
Русская речь зазвучала в Канаде в самом конце ХIX века
 
     Русская речь зазвучала в Канаде в самом конце ХIX века, а к февралю 1917 г. туда приехали уже около 50 тысяч граждан России. Это были как члены христианской общины духоборов (или духоборцев), потомки которых сохранили свой русский язык до сих пор, так и устремившиеся на поиски работы эмигранты из западных губерний России, бежавшие политические ссыльные, революционеры. В начале ХХ в. они образовали русские колонии, в частности в западных провинциях, а также в крупных городах – Виндзоре, Торонто, Ванкувере, Монреале. Эмигранты того периода были часто бедны, необразованны и практически не оставили "русского следа".

     Между двумя мировыми войнами русская эмиграция в Канаду была сравнительно невелика количественно – в 1931 г., по данным нескольких источников, здесь жили от 90 тысяч до 140 тысяч русских неодинаковой политической и религиозной ориентации, разного образовательного, профессионального и культурного уровня. Это были ищущие заработка жители бывших западных частей России, староверы, еще две группы духоборов и так называемые белоэмигранты (интеллигенция, военные, чиновники), которые стали в основном работать на заводах и в сельском хозяйстве.

     После 1945 г. и до начала 1960-х годов на север Америки перебрались немало бывших советских граждан, которые во время второй мировой войны были угнаны на работу в Германию, находились в плену или добровольно присоединились к отступавшим немецким войскам, а также часть представителей послеоктябрьской эмиграции, живших до этого вне России. Эмиграция этих десятилетий (в 1951 г., например, здесь проживали около 190 тысяч русских по стране рождения и 39 тысяч русских по родному языку) оставила в Канаде свой как общекультурный, так и языковой след.

     В Канаде до сих пор звучит староэмигрантская русская речь. Это тот существующий сейчас лишь в устной форме русский литературный язык, на котором говорили и писали образованные эмигранты "первой волны", жившие до переезда в эту североамериканскую страну в Чехословакии, Югославии, Болгарии, Румынии, Польше, Франции, Бельгии, Китае, и который до настоящего времени используется их потомками. Что касается его письменной формы, то она практически уже не существует (кроме сравнительно редких ее образцов в виде писем в Россию родственникам и знакомым). Влияние этой речи ощущается у представителей других эмиграций конца XIX – первой половины ХХ вв. – канадских духоборов, второго поколения эмигрантов "второй волны" и более ранних исходов из России (например, потомков казаков-некрасовцев, которые оставили Россию, уехав в Турцию в начале XVIII в., и часть которых в 1963 г. переехали в США и Канаду). Все они могли изучать русский язык в учебных заведениях ряда стран у эмигрантов "первой волны" или долгое время тесно с ними общаться.

     Основные носители староэмигрантской речи – самые старшие по возрасту представители эмиграции "первой волны". Они не знают современного русского разговорного языка, который, как известно, в России используется для неофициальной коммуникации (в семье, дружеской среде). Лишь у самых пожилых из эмигрантов (иногда у представителей среднего поколения) изредка встречаются отдельные приметы "разговорности" в виде, в частности, разговорного произнесения некоторых употребимых слов – типа вообще (вапще), действительно (диситна), когда (када). Именно это придает староэмигрантскому языку некоторый налет странности, неестественности. Особенности этой речи в Канаде во многом совпадают с теми уже описанными особенностями речи представителей эмиграции "первой волны", живущих сейчас во Франции. В целом видны разрушительные для грамматической и лексической систем следы многолетнего погружения носителей русского языка в иноязычную среду.

     Что касается воздействия французского языка на староэмигрантскую речь Канады, то оно ощущается у "русских канадцев", живших ранее во Франции и Бельгии, в той же мере, что и у "русских французов", и это воздействие – не канадского (франкоязычно-квебекского) происхождения, а более давнее, привезенное еще из Европы. Для характеристики староэмигрантской речи важно и то, что в силу объективных, а иногда и субъективных обстоятельств многие русские эмигранты переезжали из страны в страну. Скитания оставили свои "отметины" в их речи: ведь современные русские канадцы из "первой волны" приехали в Канаду лишь после второй мировой войны, прожив много лет в европейских странах или Китае – после Китая и до Канады они обычно жили и в Новой Зеландии, Австралии, Южной Африке.

     В русской речи младших представителей "первой волны" есть особенности, свойственные староэмигрантской речи, но в целом она все же несет отпечаток выученности, темп речи медленный, слова подбираются с трудом. Старшее и среднее поколения старых эмигрантов высказываются о сохранении русской речи в следующих поколениях с пессимизмом. Русская речь тех старых эмигрантов, кто родился в смешанных браках, несет отпечаток языка, который они считают родным.

     В Канаде звучит и несколько иная русская речь, которую можно назвать "новоэмигрантской". Один ее тип имеет в своей основе кодифицированный литературный язык России 30 – 40-х годов, другой – диалектные варианты русского языка этого периода. Новоэмигрантская речь на основе литературного русского языка отличается от староэмигрантской отсутствием следов нормы конца XIX – начала XX в., словоупотреблениями 30-40-х годов и более мягкими последствиями "погружения" в иноязычную среду. Ее носители – те представители "второй волны", которые получили среднее и высшее образование еще в СССР.

     Представители второго поколения "второй волны" нередко говорят по-русски и стремятся сохранить русскую речь в своих семьях. Те, кто не получил хорошего образования, старались много читать по-русски, больше общаться с русскими, участвовать в жизни православных приходов. Но погружение в иноязычную среду не может не сказаться – в их речи иногда дефектны глагольный вид ("люди некоторые побывали здесь пару лет уже свои дома покупать сразу стали"), словообразование ("благодаря его сапожеству мы выжили"), словарь ("он устраивался там по электрике", "где-то водопроводкой занимался").

     Старшие эмигранты "второй волны", озабоченные проблемой сохранения русского языка в эмигрантской среде, с грустью отмечают, что нередко в русских семьях Канады допускается, чтобы дети по-английски отвечали родителям, которые с ними разговаривают по-русски, и констатируют все более быструю ассимиляцию приехавших из России в 70 – 90-е годы.

     Носители новоэмигрантской речи на диалектной основе – это нередко получившие лишь начальное образование на родине представители первого поколения "второй волны". Несмотря на длительное пребывание вне России, они не очень хорошо знают чужие языки и своеобразно осваивают необходимые им иностранные слова. Дети тех, кто владеет подобной русской речью, говорят обычно иначе, поскольку (нередко самостоятельно читая произведения русской классической литературы) стремились выучить "правильный" русский язык, преподаваемый в русских приходских школах, на славянских отделениях канадских университетов. Такой же язык они слышали от образованных эмигрантов разных "волн".

     Современная русская речь духоборов – самой старой эмиграции из России в Канаду – представляет особый интерес. Сейчас духоборы – это этнокультурная группа (около 30 тысяч человек), проживающая преимущественно в западных провинциях страны. За почти столетнюю жизнь в Канаде русский язык духоборов, который отличался от литературного языка России конца XIX века, и который они стремились сохранить в чужой стране, изменился под влиянием как англоязычного, так и в ряде провинций славянского окружения.

     Исследования языковой компетенции духоборов в 70-е годы показывают, что русский язык служит им важным средством поддержания самоидентичности, отстранения от не говорящих по-русски соседей. Младшее поколение еще изучает русский язык как родной и широко используемый в политической и общественной жизни духоборов. Продолжает развиваться русская письменная традиция – публикуются русско-английский журнал "Искра" (с 1943 г.), и произведения самих духоборов об истории их общины. В конце 70-х годов русский язык еще полностью функционирует в духоборческой среде.

     С середины 70-х годов исследователи констатируют активизацию ассимиляции этих русских канадцев. К началу 80-х годов в русской речи самых старших духоборов, родившихся еще в России, обнаруживаются черты языка XIX в., который считается носителем духоборческих традиций и высоко ценится. То, что большинство старших духоборов одноязычны, побуждает их детей и внуков говорить с ними по-русски. Представители среднего поколения взрослых родились в Канаде и, хотя по возрасту могли бы входить в группу самых старших, двуязычны, не ценят "московский русский язык" и не подражают ему как стандартному языку.

     Молодое поколение взрослых духоборов этого периода говорило по-русски, по-разному относилось и к московскому русскому и канадскому духоборческому, в ежедневном быту чаще пользовалось английским языком, но, за редким исключением, очень стремилось к тому, чтобы их дети учились говорить по-русски дома. Именно это поколение в 70-е годы было особенно озабочено судьбой русского языка и русской культуры в духоборческой среде.

     Четвертое поколение, юноши и девушки, активно стремились оживить русский язык и культуру духоборов, хотели изучать русский язык, который мог им позволить общаться не только с духоборами, но и жить в согласии со своей духовной верой и канадским окружением. Что касается маленьких представителей пятого поколения этого периода, то их родители старались возложить обязанности по сохранению русского языка у детей на общину. Тогда же было отмечено, что духоборы всех поколений осознают все возрастающее влияние англо-канадской среды, но относятся к этому по-разному. Одни рассматривают это как культурную дегенерацию и приходят в отчаяние. Другие же видят в гибкости и приспособляемости к новым условиям доказательство жизнеспособности духоборческих традиций, полагая, что следующие поколения останутся "духоборами по-новому", и что английский язык является вполне возможным средством общения между духоборами.

     Сейчас среди духоборов еще есть старики, не знающие английского языка, и много молодежи, не говорящей по-русски. Благодаря контактам с Россией с 60-х годов и использованию при обучении русскому языку советских учебников молодые духоборы осознают различия между "канадско-духоборческим" языком и русским языком России, рассматривают свою русскую речь как некий слэнг, отклоняющееся от стандарта образование, которое они оценивают весьма положительном. Эта оценка во многом обусловлена влиянием проводимой с 1971 г. федеральным правительством Канады политики оживления культурного самосознания населяющих страну этнических групп (так называемая политика мультикультурализма).

     Проблема сохранения русской речи остается для духоборов одной из важнейших. Об этом свидетельствует, в частности, юбилейный (к 60-летию основания журнала) номер русско-англоязычной "Искры", где в рубрике "От редакции" можно прочитать: "Какие же меры мы предприняли в отношении нашей озабоченности о нашей молодежи, о порядках нашей современной жизни, о сохранении среди нас русской речи? Проводим ли мы на деле то, во что мы верим и о чем говорим? Уделили ли мы время и силы, чтобы узнать, кто мы именно есть и что является самым главным для нашего полного благополучия? (...) Искренне ли мы прислушиваемся к тому, что говорят нам наши дети? (...) Озабочены ли мы тем, чтобы расширить наши знания других языков, будь это русского, английского или другого, вместе с нашими детьми?"

     Русская речь представителей первых русских эмиграций в Канаде жива до сих пор. Факторы, от которых зависят особенности речи того или иного русского канадца, весьма разнообразны, и воздействие их создает достаточно пеструю языковую картину.
 
Н.И. Голубева – Монаткина // "США и Канада", 1999, №1 (статья публикуется в сокращении)
По материалам сайта "Соотечественники"
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com