Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Русское Зарубежье / Япония / МИР ПРАВОСЛАВИЯ / Православный перевод Священного Писания. Бесстремянная Галина

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
ПРАВОСЛАВНЫЙ ПЕРЕВОД СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ НА ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК
 
     В конце 19 века в городе Такасаки неподалеку от Токио возникла православная община. Один из прихожан - усердный христианин старик Иов Суто - в силу малограмотности не знал многих иероглифов и не мог читать Священное Писание. Поэтому он взялся за труд переписать весь Новый Завет крупными иероглифами и подписать их чтение слоговой азбукой. За несколько лет он полностью закончил эту работу. Старик всегда держал это Евангелие при себе и не расставался со своими рукописями даже во время визитов и встреч [1].
 
     Оригинал, с которого Иов сделал список, был создан согласно требованиям классической грамматики старописьменного японского языка – языка дворянской элиты   Японии - и содержал множество китайских иероглифов, в том числе редких и малоупотребимых. Его автор – русский человек, с Божией помощью повторивший труд свв. Кирилла и Мефодия по переводу Св.Писания и дело первых учеников Христовых -  благовестие спасения «всем языкам» - святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский, просветитель этой языческой страны.  
 
Русская Духовная Миссия в Японии и перевод Св. Писания 
 
 
     Впервые благовестие Евангелия в Японии начал католический монах Франциск Ксавьер еще в 1549 году. В течение непродолжительного времени здесь возникло несколько десятков общин с сотнями тысяч верующих. Однако в Японии закончилась эпоха междоусобиц, оформился сегунат Токугава, и в начале периода Эдо (1603-1867) правительство стало ограничивать христианскую проповедь. Сначала был запрещен въезд иностранцев в страну и выезд японцев за границу, затем, эдиктом 1637 года из Японии изгонялись все иностранные миссионеры. Христиане были вынуждены отрекаться от веры, попирая ногами иконы Спасителя и Богоматери. Тот, кто оставался верным истине, лишался жизни. Во время гонений 17 века многие христиане претерпели мученическую смерть на кресте. Отречения, попирание икон и осквернение ликов Христа и Богородицы необходимо было повторять и многим поколениям семей первых христиан. Поэтому в 19 веке немногочисленные тайные христианские общины остались в Японии лишь на южном острове Кюсю. Христианство в Японии было забыто.
 
     В середине 19 века завершился более чем двухсотлетний период самоизоляции Японии и начались активные контакты с западными странами. В 1855 году был заключен русско-японский договор о дружбе, а в 1861 году на должность священника при русской консульской церкви на Хакодатэ (Хоккайдо) прибыл выпускник Санкт-Петербургской духовной академии 24-летний иеромонах Николай (Касаткин).
 
     «Видети люди японския Христу приведены, пламенне желал еси, равный апостолом Николае, сего ради лета многа пребыл еси тамо, научаяся мудрости страны тоя, и Божественныя глаголы преложил еси в разумение чадом твоим на язык их, ныне, предстоя Престолу Владычню, о них молися» (Тропарь 7-й песни канона св.равноап.Николаю Японскому).
 
     Иван Дмитриевич Касаткин родился 1 августа 1836 года в селе Береза Бельского уезда Смоленской губернии [2] в семье диакона Дмитрия. У отца свт. Николая Дмитрия Ивановича Касаткина было четверо детей: первенец Гавриил, умерший во младенчестве, старшая дочь Ольга, второй сын Иван и младший сын Василий [3].
 
     Когда Ване было пять лет, семья потеряла мать и за детьми стала ухаживать старшая сестра, муж которой служил диаконом в сельской церкви. Будущий святитель учился в Бельском духовном училище, затем - в Смоленской духовной семинарии, а по ее окончании первым учеником в 1856 году поступил на казенный счет в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Весной 1860 года в Академии было вывешено объявление, приглашавшее одного из выпускников служить настоятелем посольской церкви в Хакодате. «…Вижу – лежит какой-то лист, - рассказывал впоследствии епископ Николай иеромонаху Андронику, прибывшему в Токийскую Миссию в 1898 году, чтобы в течение года проповедовать Слово Божие в Японии [4]. – Читаю его, оказывается, это от министерства иностранных дел предложение: не желает ли кто из студентов академии ехать в Японию в Хакодате в русское консульство священником или монахом. А потом вижу имена уже трех записавшихся: Благоразумов Николай [5] – белым священником (бывший ректор Московской Духовной семинарии, теперь московский протоиерей), и еще двое: один Горчаков (священником), а другой в каком угодно сане». 
 
     Спокойно прочитав это объявление, юноша пошел на всенощную, и здесь у него неожиданно созрело желание непременно ехать в Японию. Много лет спустя свт.Николай рассказывал студентам Токийской семинарии: «…Твердо признаю, при всем недостоинстве своем, что воля Божия послала меня в Японию: в Семинарии рассказ Ив. Феод. Соловьева, профессора, о Китае и отправлении туда в Миссию его товарища по Академии о.Исаии Полкина, возбудили у меня желание ехать в Китай на проповедь Евангелия; в Академии чтение путешествия Головина [6] пробудило забытое желание – но уже в направлении к Японии; чтение критики из «Обломова» возбудило решение жизненного вопроса: служить Богу или миру?» [7]
 
     Будущий свт.Николай подал прошение служить не священником, а монахом, причем не в России, а именно в Миссии, и этим «перебил»  всех других кандидатов. «Что означенные моменты  были именно тайным указанием воли Божией, я заключаю из того, что ни разу в жизни не раскаялся, что пошел в монахи, и не пожалел, что приехал в Японию», - говорил Владыка токийским семинаристам.
 
     21 июня 1860 года Иван Касаткин принял монашеский постриг с именем Николай, 29 июня был рукоположен в иеродиакона, а на следующий день  в иеромонаха. Затем последовала долгая дорога в Японию. Зиму 1860/1861 года иеромонах Николай провел в городе Николаевске-на-Амуре, где епископ Камчатский Иннокентий (Вениаминов), будущий святитель Московский, наставлял молодого миссионера. Беседы с Владыкой Иннокентием свт.Николай сохранил в памяти на всю жизнь. Когда спустя 40 лет после приезда в Японию епископ Николай строил Собор в Киото, он вспомнил о Камчатском пастыре: «Самый же престол здесь [в Токио] 3 фута (японских) 3 дюйма квадратных; в Киото должен быть такой же. Извещено и о высоте престола: 3 фута 2 дюйма 5 линий; здесь, в Соборе, все престолы такой высоты, да и везде в Православной Церкви высота престола принята такая. Это я знаю еще со слов Высокопреосвященного Иннокентия, когда он, в зиму 1860 года, в Николаевске, делал мне разные наставления по воскресным вечерам, которые я, по его любезному приглашению, проводил у него» [8].
 
     Наконец, в июне 1861 года иеромонах Николай прибыл в порт Хакодате. О.Николай лишь дважды ненадолго возвращался на родину: в 1869-1870 гг. для ходатайства об учреждении Русской Духовной Миссии в Японии и в 1879-1880 гг. в связи с рукоположением в епископы и сбором средств для нужд Миссии. Всякий раз скучною казалась ему эта вынужденная бездеятельная жизнь в России, и очень хотелось ему домой, в Японию.
 
     Служение свт. Николая, апостола Православия в языческой Японии, потребовало от него неимоверных сил, напряжения, самодисциплины и бесконечного упования на помощь Божию.
 
     «Япония – золотая середина… Послушав иностранных учителей и инструкторов по разным частям, атеистов, что-де вера отжила, а коли держать что по этой части, так свое, они возобновили синтоизм, хранимый теперь Двором во всей его точности», - писал Владыка [9].
 
     Когда иеромонах Николай только приехал в Японию, здесь еще действовал средневековый указ 1614 года о полном запрете христианского вероучения. После правительственного закона 1873 года о свободе вероисповедания трудности благовестия не исчезли: гонения, особенно в сельской местности, продолжались еще в течение длительного времени.
 
     Миссионер о.Николай приступил к изучению культуры и истории страны и в такой степени овладел японской и китайской письменностью, что мог читать средневековые буддийские сутры, недоступные большинству японцев. Проф. Накамура Кэнноскэ – ведущий японский исследователь и современный биограф свт. Николая - называет его «одним из первых японистов» [10].
 
     Еще до переезда в Токио и покупки земли на холме Суругадай, где впоследствии будут открыты школы Русской Миссии и возведен величественный Воскресенский собор, свт. Николай писал в Хакодатэ: «…можно вывести заключение, что в Японии, по крайней мере, в ближайшем будущем: жатва многа. А делателей, с нашей стороны, нет ни одного, если не считать мою, совершенно частную деятельность… Пусть бы я и продолжал свои занятия в прежнем направлении, но силы одного человека здесь почти то же, что капля в море. Один перевод Нового Завета, если делать его отчетливо (а можно ли делать иначе?), займет, по крайней мере, два года исключительного труда. Затем необходим перевод и Ветхого Завета; кроме того, если иметь хоть самую малую христианскую церковь, решительно необходимо совершать службу на японском языке; а прочие книги, как Священная история, Церковная история, Литургика, Богословие? Все это тоже предметы насущной необходимости. И все это, и другое подобное нужно переводить на «японский», о котором еще неизвестно, дастся ли он когда-нибудь иностранцу так, чтобы на нем можно было писать хотя на половину так легко и скоро, как иностранец обыкновенно пишет на своем» [11].
 
     6 апреля 1870 года по ходатайству  о.Николая Высочайшим определением Святейшего Синода в Японии была учреждена Российская Духовная Миссия в составе начальника миссии – возведенного в сан архимандрита о.Николая, трех иеромонахов – миссионеров и причетника. Согласно особой инструкции, объяснявшей обязанности миссионеров, они должны были не просто проповедовать Слово Божие на японском языке, но и переводить Священное Писание [12].
 
     «В настоящее время вообще работа миссии, в какой бы то ни было стране, не может ограничиваться одною устною проповедью, - говорил свт. Николай. – Времена Франциска Ксаверия, бегавшего по улицам с колокольчиком и созывавшего таким путем слушателей, прошли. В Японии же, при любви населения к чтению и при развитии уважения к печатному слову, верующим и оглашаемым прежде всего нужно давать книгу, написанную на их родном языке, непременно хорошим слогом и тщательно, красиво и дешево изданную. Особенное значение у нас имеют книги, выясняющие вероисповедные разности с католичеством и протестантством. Мне много раз приходилось быть очевидцем того, как наши христиане, вооруженные знаниями, почерпнутыми из миссийских изданий, вели собеседования со своими соотечественниками католиками и протестантами и оставались победителями. Печатное слово должно быть душею миссии» [13].   
 
Не православные переводы Св. Писания на японский язык и их соответствие оригиналу 
 
            К приезду  иеромонаха Николая в Японию здесь уже существовали католические переводы Нового Завета на китайский язык. Двадцатичетырехлетний о.Николай с воодушевлением приступил к переводу на японский: «…инстинктивно и я научился, наконец, кое-как говорить и овладел тем, самым простым и легким, способом письма, который употребляется для оригинальных и переводных ученых сочинений. С этим знанием немедленно же приступил к переводу Нового Завета на японский, - переводу не с русского: отыскивать китайские знаки для каждого русского слова – труд далеко еще не под силу мне, да и бесполезный, - а с китайского; дело, по-видимому, легкое: японец, хорошо понимающий китайскую книгу, переводит Евангелие на японский, причем почти каждое слово выражено китайским знаком, но около него поставлено японское чтение, и за тем все  грамматические формы выражены также японскими фонетическими знаками. Мое дело было - с другим ученым японцем проверять и поправлять перевод. Работа шла очень быстро, пока я, постепенно знакомясь с китайским текстом, не дошел до окончательного разочарования в авторитетности его» [14].  
 
            Несмотря на эти первые разочарования и необходимость кропотливой работы по переводу, уже шестидесятилетний епископ Николай все еще продолжает надеяться найти соратников по своему миссионерскому труду: «После обедни Павел Накаи  принес купленный им перевод Евангелия от Матфея и Марка католический; переводили с Вульгаты четыре патера с японским ученым, потом два патера другие исправляли перевод, который, однако, почти то же, что протестанский – простонародный… А как бы хотелось позаимствовать с какого-нибудь хорошего перевода!» [15]
 
            Можно указать следующие недостатки существовавших китайских и японских переводов:
  • Несоответствие некоторых слов православному мировоззрению и толкованиям Св.Писания.
     Так, в качестве перевода Бог-Слово использовался китайский термин «Дао», имевший устоявшееся значение и интерпретацию или «Мити» - путь, дорога, что могло вызвать буддийские и синтоисткие ассоциации мистицизма, не свойственного христианству [16]. В молитвах просьба «Господи, помилуй» переводилась буквально, что для японского слушателя ставило Бога в один ряд с судьями и палачами, решающими участь преступника-правонарушителя.
 
     «Я выписал из Китая другой перевод Нового завета, - вспоминает свт. Николай свои первые труды по переводу. -  Оказывается, что один буквален до шероховатости языка и часто до непонятности, другой изукрашен – очень часто до совершенной перефразировки и до пропуска и вставки многих слов» [17].
  • Сочетание, с одной стороны, излишней книжности, а с другой – наоборот, вульгаризации языка для создания эффекта доступности текста  всем людям. 
     «Ни стыда у людей, ни страха Божия! – пишет свт.Николай в 1897 году после просмотра переводов Ветхого и Нового Завета на китайский язык, изданных протестантами в Ханькоу.  – Слово Божие у них – точно мячик для игры: перебрасывают фразы и слова, удлиняют и укорачивают, украшают, безобразят, - просто не знаешь, что и думать о таких людях и таких переводах» [18].
 
     В своих Дневниках свт. Николай приводит следующий диалог с переводчиком-доктором Черевковым:
-Ужели «шогун» не правильно?
- Какофония! У японцев нет «ш».
- Как же исправить? – говорит.
- Очень просто, - посоветовал я ему, - посадить около себя японца и записать имена так, как он их произнесет [19].
 
 
Принципы православного перевода Евангелия 
 
     Свт. Николай старался переводить так, чтобы при сохранении стиля и смысла оригинала, «каждое слово доходило до ума и души слушателя и читателя» [20].  В силу особенностей языка перед свт. Николаем стояли две задачи: выбрать нужную лексику, а также соответствующую грамматику. Кроме того, в Японии конца 19 века, только-только воспрянувшей после самоизоляции и феодальной раздробленности, многие крестьяне говорили на диалекте своей «земли», своего маленького района и могли с трудом понимать соседей, живущих за несколько сот километров. Поэтому свт. Николай выбрал язык «бунго» - официальный книжный и письменный язык знати и дворянства. Этот язык сформировался во многом благодаря китайской лексике и грамматике. Благодаря использованию китайской лексики тексты были достаточно сложны  и содержательны; при чтении звучание иероглифов адаптировалось в соответствии с японской фонетикой.
 
     «Я полагаю, что не перевод Евангелия и богослужения должен спускаться до уровня народной массы, а, наоборот, верующие должны возвышаться до понимания евангельских и богослужебных текстов. Язык вульгарный в Евангелии недопустим. Если мне встречаются два совершенно тождественных иероглифа или выражения и оба они для японского уха и глаза одинаково благородны, то я, конечно, отдам предпочтение общераспространенному, но никогда не делаю уступок невежеству и не допускаю ни малейших компромиссов в отношении точности переводов, хотя бы мне приходилось употреблять и очень малоизвестный в Японии китайский иероглиф. Я сам чувствую, что иногда мой перевод для понимания требует большого напряжения со стороны японцев»,  - разъяснял Владыка Николай принципы своей переводческой работы [21].
 
     «Употреблены все меры ясно вразумить и выразить текст; пред нами были: три греческих  текста, два латинских, славянский, русский, английский, французский, немецкий, три китайских, японский, толкования на русском и английском, все-все лексиконы – каждый день, почти каждый час приходилось копаться во всем этом, - подводит свт. Николай первые итоги перевода Евангелия в результате нескольких лет  ежедневного семичасового труда. - … Наш перевод, по крайней мере, ясен, и связь мыслей в нем по возможности соблюдена» [22].
 
     Свт.Николаю удалось найти надежного и высокообразованного соратника для переводческой работы – ведущего специалиста в области китайской и японской филологии, православного японца Павла Накаи. Профессор и ученый-специалист по китайской литературе Павел Накаи был последним деканом публичного университета в Осаке в период сёгуната Эдо, ставшего в настоящее время Осакским государственным университетом.
 
     О признании Павла Накаи в Японии свидетельствует следующая дневниковая запись, сделанная свт.Николаем о своем помощнике: «…в Осака состоится чествование его фамилии, составляющей честь Осака, имевшей там знаменитую школу китайской литературы и классицизма. Губернатор Осака и множество важных лиц там принимают участие в чествовании предков Павла Накаи. От себя он повезет туда, между прочим, и сделанные нами переводы Нового Завета и Богослужебных книг. Похищенное теперь время у нашего перевода мы после возместим занятиями после обеда от 1 часу до 5-ти» [23].
 
Можно перечислить следующие новые иероглифы и термины, специально придуманные свт. Николаем, для переводов Св.Писания:
  • Иероглиф  神 (верхнее, китайское, чтение – «син», используется только в словосочетаниях; нижнее, японское чтение – «ками»)  - «бог, дух» – раньше обозначал языческие божества. Свт. Николай  использовал тот же иероглиф, но приписал к нему знак кружка - 神О, поставил ему в соответствие чтение «син» и теперь иероглиф стал переводом понятия «Дух».
     Вот как объяснял свой выбор сам свт.Николай: «Утром обычное дело исправления перевода Нового Завета. Дошли до слова «дух», труднейшее из слов во всем Новом Завете, и не знаешь, что делать; употребить ли старое, давно вышедшее из употребления начертание «син», которого не найти ни в каких лексиконах…но это значило бы посадить мумию среди живых; сочинить ли новый иероглиф…если первое не будет принято, но это значило бы посадить самодельную куклу среди живых. Кажется, самое лучшее – употребить тоже «син», но с кружком, который бы обозначал, что разумеется «дух» (син), а не Бог (ками)» [24].
  • Иероглиф «котоба» - «слово», которому был придан православный смысл. В Евангелии от Иоанна «котоба» означает Слово Божие.
  • Глагол «аварему» - «сострадать, жалеть, любить» – эквивалент русского глагола «миловать».
     Свт. Николай, подобно свв. Кириллу и Мефодию, наполнил некоторые уже существовавшие  термины христианским смыслом. Чтение уже упомянутого иероглифа  神 – «ками» – «синтоисткий бог, божок» стало обозначать и Бога христиан, изменив свой смысл так же, как 900 лет ранее, и само славянское слово «бог».
 
     Некоторые палестинские реалии пришлось переводить описательно или возвращаться к греческому смысловому оригиналу. «Глас вопиющего в пустыне» по-японски звучит «глас вопиющего в поле», «хлеб насущный» переводится как «ежедневная пища» (причем корень – то есть ключевой компонент иероглифа – пища означает рис), «книжник» по-японски звучит «законник» или «учитель, ученый», «язычник» – «беззаконный». Все меры длин и весов также переведены на японский язык. Вместо «йота» используется японское слово «черта, пункт, штрих», связанное с традиционной каллиграфией.
 
Перевод Евангелия от Иоанна святым равноапостольным Николаем Японским 
 
     «У нас с Павлом Накай перевод Священного Писания утром с половины восьмого до двенадцати и вечером с шести до девяти. Это будет продолжаться каждый день так, что вперед об этом и упоминать не стоит», - записал свт. Николай в своем Дневнике 22 августа 1895 года.
 
     В качестве оригинала для перевода свт. Николай использовал Новый Завет на церковно-славянском языке – практически однозначной кальке с греческого. Основным источником для интерпретаций были Толкования свт. Иоанна Златоуста. Свт. Николай оттачивал каждое слово и фразу, нередко телеграфом рассылал варианты переводов всем японским Церквям, чтобы соборно можно было выбрать наилучший.
 
     «За литургией и за всенощной сегодня в первый раз читалось Евангелие по нашему переводу. С этого времени всегда и будем читать его, чтобы самим видеть, каков перевод, и от других слышать суждения, и исправить, пока не закреплено печатию, что окажется требующим исправления», - продолжает свт. Николай полгода спустя [25].
 
     О высокой характеристике переводов свт.Николая свидетельствует письмо протестантского епископа из Киото, современника Владыки: «Что бы ни говорили о переводах архиепископа Николая, не может подлежать никакому сомнению, что его перевод книги Деяний Апостольских и Евангелия от Иоанна неизмеримо выше всех существующих» [26].
 
     Попробуем восстановить работу свт. Николая, совершив обратный перевод первых пяти стихов первой главы Евангелия от Иоанна со старописьменного японского на современный русский язык. Это позволит сравнить перевод свт. Николая с церковно-славянским оригиналом и Толкованиями свт. Иоанна Златоуста.
 
     Для того, чтобы лучше очертить труд равноапостольного Николая, параллельно в работе осуществляется обратный перевод этих же стихов с современного разговорного японского языка по изданию Священного Писания Обществом перевода Библии.
 
Евангелие от Иоанна:  I,1-5.   Перевод свт. Николая Японского [27].
     Искони [в начале] пребывает Слово, Слово пребывает с Богом, Слово и есть Бог. Это Слово искони [с самого начала] пребывает с Богом. Все сущее создано Словом, и нет ничего созданного, что не было бы создано Им. В Нем жизнь, жизнь стала Светом для людей. И Свет освещает тьму, и тьма Его не покрыла.
 
Евангелие от Иоанна: I,1-5.  Общество перевода Библии [28].
     В начале было Слово. Слово было с Богом. Слово было Бог. Это Слово с начала было с Богом. Все этим возникло. Среди возникшего нет ничего, что не возникло бы Им. В этом Слове была жизнь. И жизнь стала Светом для людей. Свет сверкает в темноте. И темнота Его не победила.
 
Евангелие от Иоанна: I,1-5.  Церковно-славянский текст [29].
     В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Сей бе искони к Богу. Вся тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть. В том живот бе, и живот  бе Свет человеком. И Свет во тьме светится,  и тьма Его не объят.
 
Толкование свт. Иоанна Златоуста на Евангелие от Иоанна
 
     Даже невооруженным взглядом видны существенные различия как в лексике,  так и в грамматическом оформлении каждого стиха. В приведенной ниже таблице выделены основные расхождения двух переводов с точки зрения соответствия церковно-славянскому оригиналу.
 
 
Перевод свт. Николая
Общество перевода Библии
1. Местоимение, указывающее/заменяющее  существительное «Слово»
 
 
«Карэ» -  «он», местоимение, используемое для указания на живого человека
 
«Коно» - «это», неопределенное местоимение, которое может указывать, как на одушевленный, так и на неодушевленный предмет
2. Время глагола «быти» по отношению к Слову
(«бе» – аорист)
«Ари» - настояще-прошедшее время: пребывает, существует,
пребывал, существовал
«Атта» - прошедшее время: был
 
3.Существительное «начало»
 
«Хадзиме» - (исконное) начало, состоит из двух иероглифов: «футой» - зд. «глубокий» и «хадзимэ» - «начало».
«Хадзимэ» - «начало», записывается лишь одним иероглифом.
 
4.Причастие «созданный», для передачи славянского текста (Вся Тем быша)
Причастие от глагола «цукуру» - «создавать, творить, созидать»
 
Причастие от глагола «дэкиру» - «возникать, быть созданным, построенным, сделанным»
 
5. Глагол «светить» 
 
 
Глагол «тэру» (старописьм. форма), совр. «тэрасу» - «освещать, светить»
Глагол «кагаяку» - «сверкать, блистать, светить»
 
6.Существительное «тьма»
 
Существительное «кураями», состоящее из двух иероглифов: «курай» - «темный» и «ями» - «тьма».
 
Существительное «ями» - «темнота, тьма».
6. Глагол «объяти»
Глагол «ооу» - покрывать
 
Глагол «кацу» - «побеждать, выигрывать».
 
 
     Святитель Иоанн Златоуст подчеркивает важность Евангелия  от Иоанна, повествующего о Божественной сущности второй ипостаси Пресвятой Троицы – Сына Божия: «Отец был всеми признаваем, хотя и не как Отец, а как Бог; но Единороднаго не знали» [30]. Подобно тому, как Моисей начал Книгу Бытия описанием творческой, созидательной силы Бога: «В начале сотвори Бог небо и землю» (Быт.1,1), св. Иоанн Богослов начинает Евангелие со славы Бога-Сына, тем самым неявно начиная повествование и о славе Бога-Отца: «В начале бе Слово».
 
     Евангелист подчеркивает Предвечное рождение Сына, свидетельствующее об отсутствии категории времени в ряду онтологических свойств Бога. «Подобно тому, как выражение: сый, когда говорится о человеке, показывает только настоящее время, а когда о Боге, то означает вечность, так и выражение: бе, когда говорится о нашем естестве, означает прошедшее для нас время, и именно известный предел времени, а когда – о Боге, то выражает вечность», - поясняет свт. Иоанн [31].  Таким образом, выбор свт. Николаем настоящего времени при переводе данного стиха является вполне оправданным. Можно отметить, что и в славянском тексте форма аориста также грамматически означает настоящее время.
 
     «Слово бе к Богу» (Ин. 1,1). Свт. Иоанн поясняет: «Не сказано: бе в Боге, но: бе к Богу, чем означается вечность Его по ипостаси» [32]. Далее свт. Иоанн приводит тождественные этому стиху слова Спасителя о своем единстве и нераздельности с Богом: «Яко Аз в Отце, и Отец во Мне» (Ин. 14,10), «Аз и Отец едино есма» (Ин.10,30). При выборе словосочетания, наиболее точно отражающего смысл этой части стиха, свт. Николай остановился на частице «томо», означающей «(вместе) с». Поэтому по-японски это место звучит «Слово было с Богом», что передает Единство сущности Св.Троицы и вечность Слова по ипостаси, подобно вечности Бога-Отца. 
 
     «…Как изречение: в начале бе Слово означает вечность, так и выражение: сей бе искони к Богу показывает Его совечность», - продолжает свт. Иоанн в своей следующей беседе [33].  Перевод свт. Николая отражает эту временную безмерность путем употребления слова «(исконное) начало», этимологически означающее «далекое прошлое, вечность». 
 
       Свт. Иоанн выделяет творческое начало Бога, отраженное в стихе «Вся тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть» (Ин. 1,3). «Моисей, в начале бытописания ветхаго завета, повествует нам о предметах чувственных и подробно исчисляет их. Сказав: в начале сотвори Бог небо и землю, он потом присовокупляет, что произошел свет, твердь, естество звезд, всякаго рода животныя и все прочее… Оставляя то, что известно его слушателям, а возводя мысль к предметам более возвышенным и обнимая все творчество – вообще, он говорит не о творениях, но о Создателе, Который и произвел все из небытия в бытие» [34].   Для выражения этого созидательного начала свт. Николай и использовал глагол «творить, создавать». В упрощенном современном переводе глаголом «делать, создавать, изготавливать» сила и величие Бога-Слова и тем самым Бога-Отца существенно принижается. Интересно, что в том же современном переводе первого стиха первой главы Книги Бытия употребляется иероглиф «создавать, творить» [35]. Иными словами, современный перевод невольно противопоставляет две ипостаси: Бога-Слова и Бога-Отца.
 
            «И свет во тьме светится» (Ин.1,5). «Тьмою здесь называет и смерть и заблуждение, - поясняет свт. Иоанн [36]. – Свет чувственный сияет не во тьме, а когда нет тьмы; но проповедь евангельская светила среди мрака заблуждения, все облегавшаго, и разсеевала его. Свет этот проник в самую тьму и победил ее, так что уже одержимых смертию избавил от нея. Итак, поелику ни смерть, ни заблуждение не преодолели этого света, но он всюду блистает и светит собственною силою, то евангелист и говорит: и тьма его не объят». Для того, чтобы передать это всепобеждающее действие света в нечувственной, духовной тьме внутри людей, свт. Николай выбрал глагол «освещать» и использовал слово тьма. Два иероглифа – две компоненты этого слова: «темный» и «тьма» подчеркивают всю глубину этого духовного мрака.    
 
Заключение
 
     Святителю Николаю с Божией помощью удалось совершить редкий и практически невозможный для одного человека труд перевода Священного Писания. В течение последних семнадцати лет своих жизни во время ежедневных утренних и вечерних занятий были переведены и многократно выверены все книги Нового Завета. Затем последовали Постная Триодь, Праздничная Минея, Паремийник, Псалтирь, Ирмологий, Октоих.
 
     Приговоренный врачами к смерти Владыка пытался завершить главное дело миссионерской проповеди – перевод богослужения на японский язык. В госпитале свт.Николай  выведал у доктора точное число отпущенных ему дней, чтобы посвятить их работе. 
 
     В один из вечеров преемник равноапостольного Николая епископ Сергий (Тихомиров) зашел в госпиталь проведать своего наставника: «Пред окном комнаты небольшой столик… на нем японские рукописи, тушечница, кисти, пред Владыкою – славянская Триодь… Накай читает японский перевод… По другой тетради следит за читаемым Владыка… Временами останавливаются, вставляют запятую… Владыка в золотых очках, бодрый… Кто бы мог сказать, что это приговоренный к смерти старец?» [37].  
 
     3/16 февраля 1912 года в 7 часов вечера по Токийскому времени не стало Высокопреосвященнейшего Николая, архиепископа Японского. 4 февраля о смерти Николая знала вся Япония. «Потекли в миссию христиане города Токио; выражали свое сочувствие инославные христиане…Кто с поклоном, а кто и с визитной карточкой спешили в миссию и не принявшие еще учения Христова, и не только простые граждане, но и князья, и графы, и виконты, и бароны, министры и неслужилый люд…», - пишет еп. Сергий [38].  «Но верхом почета, какой воздала Япония владыке Архиепископу Николаю, было то, что Сам Император Японии…прислал на гроб Владыке великолепный и громадный венок из живых цветов, - продолжает еп. Сергий. - И прислал не секретно!... Приняв венок и ответив на слава передачи благодарностью, мы возложили венок к возглавию Святителя… Сам Император Японии увенчал победными цветами главу Святителя Божия!... Внутри венка два иероглифа: «Он-Си», т.е. Высочайший дар… И все японцы сии два иероглифа видели, читали, и благоговейно пред венком склоняли свои головы!... Начав при смертных опасностях, закончил свою деятельнсоть в Японии Владыка Николай при одобрении с высоты Трона…».
 
     Сейчас, как и во время становления Японской церкви, «японские православные верующие живут во времена апостольские, когда земля не была просвещена светом Христовым» [39]. Основное внимание Японская Автономная Православная Церковь уделяет проповеди христианского вероучения в языческой стране.
 
     Свт.Николай Японский говорил: «...Я не более как спичка, которою зажгли свечу: спичка после этого сама гаснет, и ее бросают на землю…» [40]. Японской Православной Церкви удалось уверенно вступить в двадцать первый век,  и сейчас существует семьдесят приходов, объединивших 276 общин Японии времени служения Владыки Николая.  
 
     Японская Православная Церковь сохранила каноничность и традиции регулярного православного богослужения, принесенного в Японию свт. Николаем. Однако в результате нескольких реформ японского языка в течение 20 века, современный японский язык еще в большей степени отличается от старописьменного, чем церковнославянский от русского. Богослужебные книги написаны на «бунго» и, не зная достаточного количества иероглифов и не имея текста перед глазами, часто сложно понять смысл читаемого в Церкви. Поэтому существует множество популярной литературы, разъясняющей и смысл, и лингвистические особенности богослужения.
 
     С другой стороны, современный перевод Священного Писания приводит к неизбежным искажениям и упрощениям первоначального греческого текста, что препятствует истинному пониманию вероучения.
 
     К сожалению, до сих пор осталось большое количество богослужебной литературы, не переведенной на японский язык православными переводчиками.
 
     «Боже, еще целое море переводов! – пишет свт. Николай в 1904 году и как будто вновь повторяет нам это сто лет спустя. – Но зато какая польза будет от них! Нужно только в Церкви внятно читать и петь, а молящемуся внимательно прислушиваться – и целое море христианского научения вливается в душу – озаряет ум познанием догматов, оживляет сердце святою поэзиею, одушевляет и движет волю вслед святых примеров. Это не протестантская церковная беднота, пробавляющая несколькими ветхозаветными псалмами, своими слезливыми стишками и самодельной каждого пастора проповедью – «чем богаты, тем и рады»; и не католическая богомольная тарабарщина с органными завываниями. Это – светлая, живая, авторитетная проповедь и молитва устами всей Церкви Вселенской, голосом Боговдохновенных Святых Отцов, в совокупности столь же авторитетных, как Евангелисты и апостолы, верховодители церковной молитвы… Помоги, Боже!» [41]
 
         В 1970 году архиепископ Николай был прославлен в лике святых как равноапостольный. Его предстательством русским переводчикам удалось повторить труд  Владыки, и теперь в Японии, второй родине святого Николая, молитвы о его заступничестве пред Господом воздаются на старописьменном «бунго», языке Японской Православной Церкви!
 
Журнал «Церковь и время», №2, 2005. Москва
 
Литература 
  1. Новый Завет Господа Нашего Иисуса Христа. Репринтное воспроизведение издания 1876 года [на церковно-славянском языке]. – Козельск, 1998.
  2. Ва-га-сю Иисусу Харисутосу-но синъяку. Нихон сэйкё-кай хонъяку. – Токио, 1985. (Новый Завет Господа Нашего Иисуса Христа. Перевод Японской Православной Церкви).
  3. Сейсё. Нихон-сэйсё кёкай. – Токио, 2001. (Священное Писание. Японское Библейское общество).
4.      Дневники св. Николая Японского: в 5 т. /Сост. К.Накамура.  – СПб: Гиперион, 2004.
  1. Дневники Святого Николая Японского. /Сост. К. Накамура и др. – Хоккайдо, 1994. [В приложении: Николай (иеромонах). И в Японии жатва многа... Письмо русского из Хакодатэ, 1869.]
  2. Полное собрание творений Св. Иоанна Златоуста в двенадцати томах. Том восьмой, книга первая. Репринтное издание. – М., 2001
  3. Священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский. Творения. Книга I. Миссионерский год в Японии. –  Тверь: Булат, 2004.
  4. Сергий (Тихомиров), еп. Памяти высокопреосвященного Николая, архиепископа Японского. К годовщине кончины его 3 февраля 1912 г. // Христианское чтение. – СПб., 1913. – Ч.1. – С. 3–76.
  5. Платонова А.Ф. Апостол Японии. – Петроград, 1916.
  6. Позднеев, Д. М. Архиепископ Николай Японский. (Воспоминания и характеристика). – СПб.: Синодальная типография, 1912.
  7. Васильев, А. Из воспоминаний об архиепископе Японском Николае.//Журнал Московской Патриархии. – 1962. – №6. – С.75–76.
  8. 12.  Еп. Сэндайский Серафим. Наша Церковь имеет все условия для молитвы и миссионерской деятельности. http://www.pravoslavie.ru 
  9. 13.  Накамура К. Св. Николай – один из первых японистов России. // Япония сегодня. –2004.  –  №11. – С.6–8.
  10. Чех, А, составит. Николай-До: Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание. Выдержки из дневника [Составитель, комментарии А.Чех] – СПб.: Библиополис, 2001. [В приложении: Служба святому равноапостольному Николаю, Архиепископу Японскому]
Примечания


[1] Согласно Дневникам, 18-19 ноября 1892 года.
[2] 1 августа 1998 года в современной  деревне Береза Мостовского сельского округа Оленинского района Тверской области на месте расположения бывшего храма 18 века, снесенного до основания гитлеровской артиллерией, установлен пятиметровый крест в честь св.Николая с надписями на русском и японском языках. 16 февраля 2000 года, в день памяти свт.Николая, архиепископ Тверской и Кашинский Виктор совершил торжественное богослужение в честь закладки основания будущего двухэтажного храма.
В Москве, в храме прп.Сергия Радонежского в Бибирево, нижний придел освящен в честь свт.Николая Японского. С Рождества 2005 года здесь ведутся регулярные богослужения.
[3] Стал священником и служил в г.Сызрани.
[4] Священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский. Творения. Книга I. Миссионерский год в Японии. –  Тверь: Булат, 2004. С. 199. 
[5] Николай Благоразумов - однокашник будущего Владыки Николая -  стал священником. Находясь в Москве, он был здесь сотрудником Русской Духовной Миссии и оказывал помощь свт. Николаю и юной Японской Церкви в течение всего времени служения Владыки.
[6] Записки капитана Головина о пребывании в Японии в связи с кораблекрушением у берегов этой островной страны в 1811-1813 годах
[7] Дневник, 21 октября 1907 года
[8] Дневник, 3 августа 1901 года
[9] Дневник, 19 сентября 1889 года.
[10] Накамура К. Св. Николай – один из первых японистов России. // Япония сегодня. 2004, №11, С.6-8.
[11] И в Японии жатва многа... Письмо русского из Хакодатэ.  Приложение к Дневникам Святого Николая Японского. /Сост. К. Накамура и др. – Хоккайдо, 1994. С.714
[12] Платонова, А.Ф. Апостол Японии. С.31.
[13] Позднеев, Д. М. Архиепископ Николай Японский. (Воспоминания и характеристика). С.13-14.
[14]И в Японии жатва многа... Письмо русского из Хакодатэ.  Приложение к Дневникам Святого Николая Японского. /Сост. К. Накамура и др. – Хоккайдо, 1994. С.710
[15] Дневник, 30 января 1896 года.
[16] Васильев, А. Из воспоминаний об архиепископе Японском Николае. С.75
[17] И в Японии жатва многа... Письмо русского из Хакодатэ.  Приложение к Дневникам Святого Николая Японского. /Сост. К. Накамура и др. – Хоккайдо, 1994. С.710
[18] Дневник, 13 мая 1897 года.
[19] Дневник, 2 сентября 1895 года.
[20] Васильев, А. Из воспоминаний об архиепископе Японском Николае. С.75.
[21] Позднеев, Д. М. Архиепископ Николай Японский. (Воспоминания и характеристика). С.16-17.
[22] Дневник, 26 ноября 1896 года.
[23] Дневник, 24 августа 1911 года
[24] Дневник, 16 апреля 1898 года.
[25] Дневник, 24 декабря 1895 года.
[26] Позднеев, Д. М. Архиепископ Николай Японский. (Воспоминания и характеристика). С.17.
[27] Ва-га-сю Иисусу Харисутосу-но синъяку. Нихон сэйкё-кай хонъяку. – Токио, 1985. (Новый Завет Господа Нашего Иисуса Христа. Перевод Японской православной церкви). С. 233.
[28] Сейсё. Нихон-сэйсё кёкай. – Токио, 2001. (Священное Писание. Японское библейское общество). Новый Завет. С.135.
[29] Новый Завет Господа Нашего Иисуса Христа. Репринтное воспроизведение издания 1876 года [на церковно-славянском языке]. – Козельск, 1998. С.291.
[30]Полное собрание творений Св. Иоанна Златоуста в двенадцати томах. Том восьмой, книга первая. С.17.
[31] Там же. С.25.
[32] Там же. С.26.
[33] Там же. С.35.
[34] Там же. С.43.
[35] Сейсё. Нихон-сэйсё кёкай. – Токио, 2001. (Священное Писание. Японское Библейское общество). Ветхий Завет. С.1.
[36] Полное собрание творений Св. Иоанна Златоуста в двенадцати томах. Том восьмой, книга первая. С.49.
[37] Еп.Сергий (Тихомиров). Памяти Высокопреосвященнаго Николая, архиепископа Японского. С.40.
[38] Там же. С.66.
[39] Еп. Сэндайский Серафим. Наша Церковь имеет все условия для молитвы и миссионерской деятельности.
[40] Дневник, 13 апреля 1900 года
[41] Дневник, 11 октября 1904 года
 
 


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com