Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Русское Зарубежье / Африка / Статьи общего характера / АФРИКА И РОССИЯ / Русские африканки. Наши соотечественницы на тернистом пути адаптации. Н.Крылова.

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Русские африканки

     Наши соотечественницы на тернистом пути адаптации

     В Африке ныне живет несколько тысяч россиянок, в разное время вышедших замуж за граждан стран этого континента. Брак любой из наших соотечественниц до начала 1990-х годов можно сравнить с личным подвигом, поскольку такого рода "прорыв" требовал от женщины большого мужества и много сил. Положение нынешней генерации, пополняющей женское российское сообщество в Африке, морально легче, хотя новое время породило для них новые трудности: общее падение жизненного уровня, экономические кризисы "дома" и в Африке, неотрегулированные правовые отношения с собственной родиной и другие.

     Социологическое обследование свыше двухсот российских женщин, ныне постоянно проживающих во многих африканских странах, личное знакомство и переписка с некоторыми из них, опросы среди африканских студентов, обучающихся в вузах России, а также изучение материалов МИД РФ и его Консульского управления дали автору возможность подготовить статью, посвященную гражданским и профессиональным судьбам русских женщин в Африке.

     Социальный срез исследованной группы женщин, вышедших замуж за иностранцев и выехавших с мужьями на их родину, достаточно разнообразен. Среди них есть женщины, у которых культурный и образовательный уровень достаточно высок: но есть и наши соотечественницы с сомнительным или даже с уголовным прошлым. Есть и романтические искательницы приключений, и трезвые реалистки, и унесенные в Африку ветром любви...

     Говорят, характер человека определяет его судьбу. Одни женщины смогли внести заметный вклад в развитие новой родины, успешно представляют страну мужа в международных организациях, сделали блестящую карьеру в научной, общественной или деловой сфере. Другие считают, что их место дома, в обществе мужа и детей. Некоторые пытаются соединить роль хранительницы домашнего очага с общественной деятельностью. Есть среди наших соотечественниц, живущих в Африке, и надевшие чадру, и освоившие древнейшую в мире профессию.

Столкновение с африканской архаикой

     Осознание себя полноценным членом принимающего тебя общества – процесс чрезвычайно сложный, продолжительный, требующий значительных затрат моральных и интеллектуальных сил, энергии, терпения. Известно, что при любом типе брачных отношений (будь то традиционный африканский, западный или "синтетический" брак) переход от статуса холостых в статус супругов заметно изменяет положение и роль каждого из партнеров по добрачным связям. При этом даже ведущие совместную жизнь и хозяйство до брака люди, казалось бы, хорошо изучившие характер и привычки друг друга, многое открывают для себя после вступления в официальные супружеские отношения.

     Относительно давно известно также, что любая форма эмиграции сопровождается психологическим стрессом. У этого состояния могут быть и другие названия – дезадаптация, деморализация, культурный шок. Суть его – в переживаемом человеком состоянии неопределенности, тревоги, дефицита информации, психологической неподготовленности и т.д. Все это – практически неизбежная реакция личности на сложный процесс перехода от одной культуры к другой. Чтобы продолжать жить в новой среде, надо многое в себе менять, а порой и ломать, принять для себя иные (отличные от привычных, родных) формы поведения.

     Попадая в Африку в роли жены, российская женщина, в основном привыкшая к европеизированному стилю жизни, если не сталкивается непосредственно с африканской архаикой, то уж, по крайней мере, погружается в атмосферу сложнейших социальных, этнорелигиозных, кровнородственных, брачно-половых (в том числе полигамных) отношений, определяемых высокой степенью этнокультурного своеобразия африканцев. Это может выражаться в самых необычных и причудливых вариациях внешних и интимных взаимоотношений мужчины и женщины в африканской семье. Порой нелегко бывает привыкнуть к культу старших членов семьи, особой преданности родственным отношениям и своей народности, специфической регламентации бытового поведения женщины в исламизированных и традиционных африканских семьях. Не говоря уже о резко отличающихся от российских жилище, климате и пище.

     Взять, к примеру, понятие "жить в городе". Вряд ли мы погрешим против истины, если предположим, что в сознании средней современной женщины из России с категорией "город" обычно ассоциируется крупный (или более или менее крупный) культурно-административный, промышленный многонаселенный центр с определенной архитектурой, коммуникациями, культурными, образовательными, торговыми учреждениями, социальными службами. Между тем, понятия "город" в Европе и, скажем, в странах Тропической Африки резко отличаются. В результате информированная будущим мужем о предстоящей "жизни в городе" женщина зачастую может оказаться в населенном пункте, скорее, похожем, по ее понятиям, на городок, поселок или деревню. Естественно, что в этом случае ее планы на трудоустройство, да и вообще на городской образ жизни нарушаются; в результате создается дополнительное ощущение социально-психологического напряжения и дискомфорта.

     Распад традиционного экономического уклада, миграционные и урбанизационные процессы, женская эмансипация, рост занятости женщин в производстве – процессы, затронувшие в последнее время и африканскую большую семью. Тем не менее, велика вероятность того, что женщина из России оказывается в семье, на жизнь которой влияют традиции, социально-культурные ценности, обряды, сохранившиеся от старого уклада жизни. Это и реальная власть, закрепленная в семье за мужчиной – главой семьи или старшими ее членами, и зависимость каждого от семейного сообщества не только в эмоционально-психологическом, но и в экономическом плане. Далеко не последнюю роль в ее повседневной жизни могут играть конфессиональные установки членов семьи, в большой степени регулирующие взаимные отношения.

     Во многом ориентация (или, точнее, надежда) российской женщины на привычный ей образ жизни в Африке формально оправдана, поскольку ее супруг, получив высшее образование, относится, по современным стандартам, принятым во многих странах континента, к той привилегированной и прогрессивно мыслящей части населения, которая тяготеет по преимуществу к западным нормативам бытия в условиях малой семьи. Однако, включаясь в современную африканскую жизнь, женщина зачастую оказывается в сложном и противоречивом положении. С одной стороны, она получает доступ к социально-экономическому прогрессу, в котором может пытаться реализовать себя как личность наравне с мужчиной; с другой – находится под грузом традиций, сохраняющихся в семье и препятствующих ее профессиональному и социальному продвижению, а, в конечном счете, подрывающих и сами основы этой семьи.

     Наконец, даже если в ее собственном доме откажутся от старого уклада и порядков, то на ее жизнь, скорее всего, повлияют мировосприятие и колорит родных и близких мужа, а также в целом социального бытия, ее окружающего. Все это создает совершенно новую, непривычную, возможно, даже психологически дискомфортную атмосферу.

     Африканские ученые предостерегают своих западных коллег от поспешных заключений о том, будто модернизация, урбанизация и индустриализация склоняют все виды семьи к трансформации в единственный тип "супружеского брака", где женщине предоставлен свободный выбор супруга, где власть родителей над детьми, а мужа над женой, убывают, где утверждается равенство полов.

     Именно семья остается сегодня для многих молодых людей средоточием традиционных установлений. Пренебрежение этим обстоятельством, недоучет его в предстоящей семейной жизни чреват для россиянки возникновением осложнений, способных закончиться для такого брака драматически.

Пестрота и многомерность правовых систем

     Практически полное, как правило, незнание нашей соотечественницей законов и обычаев страны своего нового пребывания также создает огромные проблемы и для нее, и для ее потомства.

     В юридических актах многих африканских стран, регламентирующих гражданские, семейно-брачные, трудовые отношения, много почерпнуто из законодательной практики метрополий. В то же время в них сохраняется влияние национальных обычаев и традиций, религиозной догматики, в основе которых лежат мало известные русской женщине конца XX столетия тезисы о главенстве мужчины в семье, о необходимости сохранения прочных кровнородственных связей.

     Пестрота и многомерность, отличающие правовые системы африканских стран, буквально опутывают женщину, пытающуюся де-юре и де-факто приспособиться к новой среде обитания. Эта несхожесть с существующими на ее исторической родине законодательными установлениями в жизненно важных для нее и ее детей вопросах (семейно-брачных, гражданских, социальных и других) способна смутить нашу соотечественницу, поставить ее в затруднительное, а подчас и в безвыходное положение. Незнание ею законодательства страны, а тем более ее обычаев и традиций, на которые до сих пор опираются в местной юридической практике, может привести (и часто приводит) жизнь смешанной семьи к острым коллизиям, нарушить гармонию брака.

     Весьма показательным в этом отношении стал печальный опыт одной из наших соотечественниц, решившей вернуться на родину. Муж (конголезец, врач военного госпиталя) систематически избивал ее, издевался, угрожал физической расправой, поэтому она обратилась за помощью в российское посольство. Учитывая психологическое и физическое состояние женщины, сотрудники посольства сопроводили ее в аэропорт, где на наших дипломатов напали представители со стороны мужа нашей гражданки, а также один из сотрудников службы безопасности местного аэропорта. Ее вылет из страны в тот день не состоялся. Не состоялся он и позже: под различными предлогами официальные власти страны долго продолжали препятствовать вылету женщины, утверждая, что, состоя в браке с конголезцем и проживая на территории Конго, она не может пользоваться никакими правами своей родины и имеет право покинуть данную территорию лишь с согласия мужа либо после официального развода с ним. Ссылки наших дипломатов на Конголезский кодекс о семье и результаты консультаций с известными юристами страны положительного действия не возымели. Не сыграла роли даже официальная справка, подписанная министром юстиции Конго, в которой было четко указано, что местное законодательство не предусматривает таких ограничений, и гражданка России может беспрепятственно покинуть страну. Основной же причиной такого беспрецедентного поведения конголезских чиновников стали не законы страны, а местные обычаи, основанные на кланово-трибалистских пережитках. Директор консульско-юридической службы МИД Конго принадлежал к тому же клану, что и муж нашей соотечественницы, а "совет племени" этого клана принял решение воспрепятствовать ее выезду из страны из соображений кланово-племенного престижа.

     Не одна русская женщина прошла драматический путь в браке с африканцем. Но ведь трудности и разного рода коллизии присущи не только разнорасовым бракам. Отсюда следует вывод: элементарное знание традиций, обрядов, законов родины мужа, которое русская невеста африканца вполне может получить у себя дома, во многом облегчило бы ее гражданскую и психологическую участь на новом месте жительства.

Что значит "хорошо жить" в понимании иностранки

     Как правило, средняя российская женщина второй половины XX века намерена обязательно участвовать в трудовом процессе. Кроме того, среди выезжающих на постоянное место жительства в Африку много высококвалифицированных специалистов высшего и среднего образовательных звеньев, способных успешно конкурировать на местных рынках рабочей силы. Да и по возрасту практически все они находятся, что называется, на пороге трудовой деятельности. Иными словами, налицо все, что свидетельствует об их психологической и профессиональной готовности к труду.

     Почти сорокалетний опыт русско-африканских брачных союзов выявил любопытную и весьма отчетливую тенденцию: возможности трудоустройства иностранных, в том числе российских граждан, в африканских странах были очевидно благоприятнее для тех, кто прибыл в Африку в 1960-1970-е годы, то есть в первых потоках русских жен африканцев. Объясняется это, в первую очередь, положением, сложившимся на рынках квалифицированной рабочей силы в период, непосредственно следовавший за завоеванием независимости: молодые суверенные государства Африки лишь закладывали национальные системы образования и подготовки кадров. Собственные будущие специалисты в массе своей еще учились, а иностранные активно покидали бывшие колонии.

     Экономический кризис, охвативший большинство стран континента в 1980-е годы, не мог не сказаться на трудоустройстве наших граждан, хотя ряд сфер экономики молодых независимых государств по-прежнему испытывает дефицит в специалистах. Усложнить ситуацию могут и такие обстоятельства, как отношение (далеко не во всей Африке благоприятное) к советским (российским) дипломам; намечающаяся тенденция к росту безработицы среди образованных африканцев.

     В нашем сознании социально-экономический потенциал практически любой современной семьи прочно связан с участием в общественном производстве обоих супругов. Но не следует забывать, что большинство российских женщин приезжают в африканские страны, в первую очередь, как жены дипломированных специалистов. В свою очередь, высшее образование их африканских мужей пока еще обеспечивает большинству из них переход в более высокий социальный статус и связанные с этим экономические и общественные привилегии, с помощью которых вполне можно обеспечить своей семье уровень жизни выше среднеафриканского.

     Что же касается форм и способов включения женщины-иностранки в трудовую жизнь африканских стран, то они необычайно разнообразны. Разброс возможностей реализации своего потенциала у такой женщины весьма велик – от различных форм дискриминации ее участия в общественном производстве (Руанда, Эфиопия, Конго) до очевидных преимуществ, предоставляемых ей на местном рынке рабочей силы как иностранному специалисту, постоянно здесь проживающему (Сенегал, Кот-д Ивуар, Заир).

     Как и большинство женщин в мире, наши соотечественницы и современницы, живущие в странах Африки, неизбежно задаются вопросом: работа или семья? Однако социальные нормы и ожидания, регулирующие семейную жизнь в различных социумах, противоречивы и неоднозначны. Во многих странах образ работающей женщины превращен в общепринятую норму. В других – семья является ценностью более нравственного, нежели экономического порядка, где поощряют в большей мере хозяйственную деятельность женщины в пределах дома, где наиболее важной формой ее труда остается материнство, где, наконец, мужчина – не просто полновластный распорядитель в семье, но и основной ее кормилец. Ко всему этому женщине, воспитанной в ценностях советского общества, уравнявшего в своих правах, а главное, в обязанностях, мужчину и женщину, также предстоит адаптироваться.

     Удачная карьера мужа – не только гарант благополучного бытия семьи, но и свидетельство известной сохранности традиционного разделения функций между мужчиной и женщиной, когда одни профессии считаются исконно мужскими, другие – женскими, и эти представления оказывают влияние на выбор рода деятельности.

     Прогнозы демографов, специалистов по вопросам миграции показывают, что процесс создания расово- и национально-смешанных русско-африканских семей все же имеет будущее. Многие возвращающиеся сегодня из России африканцы рассчитывают продолжать и расширять сложившиеся во время их пребывания в России контакты и деловые связи. Известную роль в организации этих связей могли бы сыграть и их русские жены, знакомые с особенностями и психологией рынка своей родины и овладевающие спецификой экономических и межличностных отношений в стране проживания. Кроме того, надо признать, что наши соотечественницы, в разное время поселившиеся в странах Африки, некоторым образом опередили своих российских согражданок, ранее них столкнувшись со спецификой рыночной экономики, проблемой женской занятости, безработицей и прочими реалиями рыночного хозяйствования, которые нами только лишь осваиваются.

     К сожалению, некоторые из них опередили своих сограждан и в знакомстве с такими явлениями, как институт беженцев, когда местный межэтнический кризис или стихийно разгоревшаяся гражданская война (как это было, например, в Уганде в конце 1980-х годов, в Руанде в 1990-е в результате конфликта народностей хуту и тут-си или в Республике Конго второй половины 1990-х годов в результате этнополитического конфликта "северян" и "южан") неожиданно гонит россиянку с насиженного места в лагерь для беженцев сопредельной страны или на родину, превращает ее собственную жизнь, жизнь семьи, детей в кошмар, о котором с детства она знала лишь по книгам и фильмам.

     Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что ее российское понимание слов "хорошо жить" несомненно и подчас жестко "выправляется" африканской действительностью. Нужна ли ей при этом помощь соотечественников и связь с Родиной, предпочитает ли она справляться с трудностями в одиночку или коллективно – эти вопросы также актуальны и ждут своего решения.

     Наши соотечественницы, постоянно проживающие в Африке, пытаются искать способы общественного самовыражения, выработать собственные формы сплочения.

    Ставшая в 1990-е годы расхожей фраза "обратимся лицом к зарубежным соотечественникам" по-разному толкуется как самими соотечественниками, так и дипломатическими чиновниками, которые, к сожалению, часто игнорируют специфику положения русских женщин в Африке. Действия консульских служб зачастую направлены больше на осуществление контроля и опеки, нежели на реальную помощь женщинам в их самовыражении, в том числе через земляческие союзы.

Между тем сами женщины переживают сейчас период надежд на обновление своих взаимоотношений с родиной и ее уполномоченными представителями в Африке. Как бы ни были сложны и неоднозначны эти взаимоотношения, соотечественницы осознают свою зависимость от них, всячески стремятся сохранить любые возможные каналы связи с родиной.

Можно с уверенностью утверждать, что на сегодняшний день есть необходимые предпосылки для создания единой организации русских женщин в Африке. В то же время в уже созданных объединениях нет единого руководства, единой программы действий; движения эти не обрели пока более или менее определенные формы. Причина тому – сама специфика положения русской женщины в африканской стране и в африканской семье, где, даже несмотря на наличие высокого образовательного и общественного статуса, она остается и считается сначала женой и матерью, а уж затем – потенциальной общественной деятельницей.

Нельзя сказать, что русские женщины, ныне проживающие в странах Африки, проявляют безразличие к проблемам дальнейшего общественно-политического развития родины. Здесь в Россию верят, от нее ждут помощи, одновременно предлагая вполне реальное сотрудничество, новые формы участия в жизни России. И к этой вере, равно как к стремлению сотрудничать с российскими организациями, надо относиться с пониманием, оказывая соотечественницам в случае необходимости поддержку, помогая в решении их проблем. Родина не должна быть равнодушной к своим гражданам – нынешним или бывшим - где бы они ни находились. Таков один из неписаных законов любого цивилизованного общества, и элементарное самоуважение обязывает нас его соблюдать.
 
Н.Крылова // "Азия и Африка сегодня"
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com