Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Святая Земля / Русская Палестина после 1917 года / 319. Запись беседы постоянного представителя Израиля при ООН А. Эбана с постоянным представителем СССР при ООН Я.А. Маликом. 12 июня 1950

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Георгий Митрованов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 50 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
319. Запись беседы постоянного представителя Израиля при ООН А. Эбана с постоянным представителем СССР при ООН Я.А. Маликом
12 июня 1950 г.
 
27 мая я направил г-ну Малику копию нашего меморандума по проблеме Святых мест в Иерусалиме[1] и выразил готовность (179) встретиться с ним по завершении рассмотрения наших предложений со­ветским правительством. Поскольку это мое письмо было отправле­но на следующий день после публикации Тройственной декларации западных стран[2], я добавил, что готов обсудить с ним и другие проб­лемы Ближнего Востока. Через неделю г-н Малик пригласил меня на беседу, которая состоялась 9 июня в помещении советского предста­вительства при ООН. В этой беседе участвовал и советник нашей де­легации Гидон Рафаэль.
    
Беседа продолжалась более часа, но и по прошествии столь дол­гого времени нам было нелегко уговорить г-на Малика, что пришла пора расстаться. Поскольку советские представители жестко бойко­тируют учреждения ООН, они свободны от груза текущей работы в разного рода международных комитетах и комиссиях и имеют воз­можность вести долгие и основательные беседы со своими гостями. Более того, в советском представительстве, оказавшемся в самоизоля­ции, ощущается дух некой оторванности от реальной жизни, отсюда жажда любой информации извне. Это стремление вобрать все впечат­ления и оценки из любых возможных источников особенно проявля­ется в отношении нас, так как, похоже, что, по убеждению советских представителей, мы обладаем такими обширными связями в США, что можем докопаться до самых корней явной и тайной политики.
    
В начале встречи г-н Малик сердечно поздравил меня с назначени­ем на новый, «весьма важный и ответственный» пост*. После выраже­ний благодарности с моей стороны за поздравления он попросил, что­бы мы объяснили ему смысл заявления трех западных держав, особенно те изменения, к которым оно может привести на Ближнем Востоке.
Я ответил, что заявление состоит из двух основных блоков — по проблеме вооружений и по недопущению актов агрессии. В первом блоке употребляются очень осторожные и не обязывающие формули­ровки, так что только развитие событий способно показать, измени­лась ли на практике политика одностороннего вооружения [арабов]. Мы обратили внимание на три аспекта, по которым целесообразно сопоставлять положения декларации и требования к ней государств региона. Наши требования всегда основывались и будут основывать­ся на двух принципах — «внутренней безопасности» и «защиты государства», но даже они до сих пор не удовлетворены. Третий прин­цип оценки вклада каждого государства в региональную безопасность имеет, по-моему, единственной целью оправдание специальных по­ставок оружия тем государствам, которые взяли на себя стратегичес­кие функции (т.е. Египет, Трансиордания и Ирак — три государства, связанные договорами с британской военной структурой). Целью (181) такого формулирования документа является, по всей видимости, не только и не столько привлечение Израиля к системе региональной ответственности, сколько оправдание поставок тяжелых вооружений британским союзникам без принятия на себя аналогичных обяза­тельств в отношении государства Израиль, не берущего на себя регио­нальной ответственности вне пределов необходимой самообороны. Далеко не обязательно, что инициаторы документа сознательно хо­тели повлиять на основы израильской политики: в любом случае эта политика, стремящаяся к миру со всеми странами и народами, оста­нется неизменной. Она не подвержена изменениям из-за тех или иных заявлений других государств. С нашей точки зрения, публично выска­занная воля всех держав укрепить мир на Ближнем Востоке сама по себе должна бы оправдать введение принципа равновесия в политику военных поставок. На этом соображении мы основываем надежду на то, что вслед за декларацией будут привнесены изменения в политику трех западных держав в области поставок оружия. Однако сегодня мы можем говорить только о возможностях и надеждах, а не о свершив­шихся фактах.
    
Что касается положений декларации, где речь идет о поддержа­нии мира, здесь державы прибегли к более четким и однозначным формулировкам. Мы позитивно оцениваем их предостережение про­тив возобновления боевых действий. Впрочем, следует отметить, что такое обязательство существовало и без всякой декларации, и не только со стороны подписавших ее держав. Еще в августе прошлого года все державы обязались гарантировать соглашения о перемирии и совместно действовать против любых нарушений этих документов. Таким образом, с юридической и политической точек зрения, нынеш­няя декларация не создает никакой новой реальности, хотя, конечно, тот факт, что три державы, несущие особую ответственность в регио­не, публично и в недвусмысленной форме подтвердили свои прежние обязательства, имеет особую ценность. Возможно, обещание пред­принять немедленные действия, всеми средствами и путями, против возобновления агрессии повлияет на умонастроения наших соседей и ослабит их надежды на новый раунд военных провокаций.
    
Малик внимательно слушал мои слова и утвердительно кивал, когда я подчеркивал, что все члены Совета Безопасности уже связаны обязательством действовать против нарушителей соглашений о пере­мирии. Отвечая на вопросы Малика, мы разъяснили, что речь идет о разрешении на приобретение оружия на коммерческом рынке, а не о праве получать его на основании государственных соглашений. Г-н Малик сообщил, что после нашей последней беседы[3] он обратил­ся к египетскому представителю и сказал ему: «Полагаю, что вы (182) намереваетесь повернуть ваше новейшее британское оружие на север, против нас». Египтянин ответил: «На север, но не против вас. У нас нет никаких интересов к северу от Палестины». На это я заметил, что наш египетский друг отличается особой гибкостью в формулировках, нет сомнения, что начальнику британского генштаба генералу Слиму в Каире был дан совершенно иной ответ в обоснование египетских требований крупных поставок военной авиации и артиллерии.
    
От этой темы мы перешли к проблеме Иерусалима. Я подробно изложил текущую ситуацию, подчеркнув, что после публикации на­шего плана атмосфера значительно улучшилась. Мы надеемся, что этот план получит поддержку со всех скамей Генеральной Ассамблеи и таким образом программа интернационализации города будет окончательно похоронена. Особо я остановился на замыслах Ватика­на объявить предыдущее решение священным принципом, отход от которого невозможен даже в случае его заведомой нереализуемости. Г-н Малик сказал на это, что г-н Гарро не является, видимо, таким уж ревностным католиком, поскольку подрывает усилия Ватикана возложить на Израиль вину за срыв интернационализации. Иордания, хотя формально она воздерживается и не участвует в обсуждении, мало-помалу начинает выступать в качестве основного препятствия для решения проблемы. В любом случае, нам стоит знать, что Вати­кан — сильный враг. Г-н Малик задал несколько вопросов о том, пре­дусматривает ли наше предложение введение государственного ре­жима в отношении какой-либо группы населения помимо ее воли, особо его интересовало «количество жителей в Святых местах». Он с видимым удовлетворением воспринял наш ответ, что предложения предусматривают введение управления ООН не какой-либо группой населения, а лишь теми или иными функциями, относящимися к Святым местам. Одновременно г-н Малик воздержался от упоми­нания советской позиции по проблеме Иерусалима или обещания какой-либо помощи. Лишь в самом конце беседы он позволил себе высказаться на этот счет, и в весьма решительном духе.
    
Затем Малик спросил о нашем мнении о последнем меморандуме Трюгве Ли[4]. Мы ответили, что после первого прочтения мы пришли к выводу, что это, конечно, важный документ для улучшения между­народного положения, но при этом даже сам г-н Ли признается, что решение вопроса о представительстве Китая является непременным предварительным условием для реализации остальных пунктов про­граммы, полностью зависящей от сотрудничества и консультаций между великими державами. Отсюда Малик перешел к подробному и очень интересному изложению международного положения с совет­ской точки зрения. Вот вкратце его позиция.
    
Источником напряженности в мире являются, по его мнению, преувеличенные опасения правящих кругов США, которые не в (183) силах справиться с политическими и социальными потрясениями в различных районах земного шара и наивно полагают, что все это брожение является исключительно следствием существования СССР, что, не будь Советов, мир бы не бурлил и не сотрясался. Это детские иллюзии. Забастовки в Мексике, революция в Китае, освободитель­ные движения в Азии, восстания в Латинской Америке — все эти события, угрожающие крушением существующим режимам, являют­ся следствием недостатков и пороков организации общества в большинстве стран мира. Лишь коренная ликвидация этих недостатков способна вернуть миру стабильность. У консервативной Америки нет ни малейшего желания уяснить эту простую истину, поскольку в та­ком случае надо будет признать необходимость обновления и ре­волюционного исправления мира. Отсюда стремление отнести все потрясения в мире на счет СССР и превратить соревнование между социальными концепциями и идеями в традиционное политическое межгосударственное противостояние, обвиняя СССР в агрессивных происках. Однако для русского народа такие обвинения звучат, по меньшей мере, странно, поскольку именно США окружили СССР военными базами и войсками, а не наоборот. Если бы СССР создал одну базу в Мексике, а другую в Канаде, если бы он отправил военную миссию в Панаму и принялся вооружать всех соседей Соединенных Штатов, тогда, действительно, можно было бы утверждать, что рус­ские питают агрессивные намерения в отношении США. Но на са­мом-то деле именно американцы создают военные базы в Турции и в Иране, именно они прилагают усилия для активизации антироссий­ских настроений во всех государствах, граничащих с СССР...[5]
    
Главным фактором, действующим в поддержку мирного сосуще­ствования, является, по мнению Малика, стремление народов всех стран жить в мире. Русский народ особенно пострадал от войн. Тот, кто возьмется подсчитать число жертв, понесенных этим народом, лишь за современный период истории, будет охвачен ужасом при виде громадных разрушений, обрушивавшихся на Россию при жизни каждого поколения. Все волны варварства разбивались об эту твер­дыню. Россия, спасшая Европу от татар в средние века, вновь спасла ее в последние годы от нацистской угрозы. Традиционные культуры Европы продолжают существовать лишь благодаря тому, что были спасены ценой бесчисленных жертв, принесенных русскими (в этой эмоциональной и прочувствованной речи Малик выступал с чисто национальных позиций, без всякой «диалектики» при характеристи­ке предназначения русских в европейской истории).
    
Далее Малик сказал: «Конфликт, в который США и СССР ока­зались втянуты после окончания второй мировой войны, не является (183) естественным и неизбежным. Это плод усилий Черчилля, творца хо­лодной войны. Провоцирование советско-американской конфронта­ции является типичным проявлением традиционной британской по­литики «разделяй и властвуй», проводимой Лондоном во всем мире на всем протяжении современной истории». На замечание г-на Рафа­эля, что сейчас именно Черчилль находится в первых рядах тех, кто требует скорейшего прекращения холодной войны, Малик отве­тил, что Черчилль — «демагог высшей пробы», вполне возможно, что он чувствует, насколько велико стремление народов Европы к миру, и, трезво оценивая обстановку, будет готов изменить свою позицию для сохранения за собой лавров мудрого и трезво мыслящего политика.
    
Переходя от анализа мировой обстановки к проблемам Израиля, Малик добавил: «Вам будет очень трудно сохранить независимость и избежать соблазнов «тотальной дипломатии». Объективная труд­ность для вас заключается в том, что вы окружены врагами, а ваши враги прислуживают силам, находящимся вне региона и готовым на все, чтобы не дать Ближнему Востоку сосредоточиться на мирном строительстве и развитии». В ответ мы подчеркнули, что хотим лишь одного, «чтобы наши враги перестали быть врагами». Установление мира в регионе позволило бы ему избрать путь независимого разви­тия, прогресса и сотрудничества, вдали от эпицентров мирового про­тивостояния, не несущего нам никаких положительных перспектив.
    
Из слов Малика и особенно тона, которым они были произнесе­ны, у нас возникло впечатление, что для него мы — представители маленькой страны, действительно стремящейся к независимости и спокойному созиданию, но некие влиятельные силы тянут руки к нашему региону и в конце концов вовлекут его в орбиту мирового противостояния. Похоже, он верит в то, что мы действительно хотели бы не ввязываться в это противостояние, но сомневается в наших возможностях в этом направлении. В то же время, учитывая нашу идеологическую независимость и искреннее стремление к миру, ему представляется целесообразным поагитировать нас, чтобы мы не бы­ли обмануты царящей на Западе упорной пропагандой насчет намерений СССР на мировой арене.
    
Когда мы уже встали и собрались уходить, я предпринял послед­нюю попытку вернуть беседу на более близкие нам проблемы и до­биться от Малика какой-то позиции по Иерусалиму. Я сказал, что нам очень жаль, что из-за его отсутствия мы не сможем вместе бо­роться в Совете по Опеке против планов интернационализации Иеру­салима. Он спросил, обеспокоены ли мы по поводу возможных ре­зультатов этой политической кампании. Я ответил, что нам пока не удалось заставить Ватикан смириться с существующим положением вещей, а ведь он сам, Малик, предупреждал нас, насколько это силь­ный и опасный противник. На это Малик сказал: «Они особенно (185) сильны в ООН». Я с ним в этом согласился, добавив, что эта сила проявляет себя не только в проблеме Иерусалима; есть еще проблемы Испании, Китая, вопрос о «свободе вероисповедания в Восточной Европе»; и везде Ватикан выступает в качестве заинтересованной и инициативной стороны. Еще я сказал: «Если мы и те, кто нас поддер­живает по вопросу об Иерусалиме, выступим сплоченно и добьемся успеха в этом конкретном деле, возможно, это будет иметь общеми­ровое значение». После долгого раздумья Малик решительно сказал: «Да, да, именно поэтому мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь вам в вопросе об Иерусалиме».
 
I  ISA, 130.02/2410/18. Перевод с иврита. // Советско-израильские отношения. Сборник документов. Том I. 1941-1953. Книга 2. Май 1949-1953. Москва. Издательство «Международные отношения». 2000 стр.185-188
 
 
Примечания
                                                                                                                        


[1] По соглашению между правительствами Великобритании, Франции и США 25 мая 1950 г. была опубликована совместная Тройственная декларация, в которой:
 
1)       признавалась необходимость для арабских государств и Израиля рас­полагать вооруженными силами, достаточными для поддержания внутренней безопасности и обеспечения законной самообороны, а также для того, чтобы участвовать в обороне всего Ближневосточного региона, и заявлялось о готовности рассматривать их заявки на оружие в свете названных принципов;
 
2)   отмечалось, что все заинтересованные государства региона представили заверения об отсутствии намерений предпринять акты агрессии против любого другого государства в регионе и что такие заверения будут от них потребованы в дальнейшем в случае обращений с просьбами об оружии;
 
3)   заявлялось о стремлении трех держав к установлению и поддержанию мира и стабильности в регионе и об их решимости в случае, если бы какое-либо государство региона готовилось нарушить границы или линии перемирия, принять меры, как в рамках, так и вне рамок ООН, для предупреждения]
такого нарушения.
  
[3] См. док. 314
 
[4] Генеральный секретарь ООН Трюгве Ли направил 6 июня 1950 г. всем членам ООН меморандум, содержавший подготовленный им после консультаций с руководителями США, Великобритании, Франции и СССР подробный проект 20-летней программы достижения всеобщего мира с помощью ООН. Предложенная программа являлась по существу отражением подходов западных держав к решению главных мировых проблем. Пятая сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию, в которой выражалось одобрение усилий генерального секретаря и поручалось соответствующим орга­нам ООН изучить его предложения. Израиль голосовал за резолюцию, СССР — против.
 
[5] Отточие в оригинале
 
* Эбан был назначен послом Израиля в США, оставаясь одновременно постоянным представителем при ООН.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com