Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Святая Земля / Государство Израиль. Современные реалии / ИЗРАИЛЬ И РОССИЯ СЕГОДНЯ / Посол России в Израиле реализовал свой шанс. Сергей Бавли

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Посол России в Израиле реализовал свой шанс
 
П.В.СтегнийЧрезвычайный и полномочный посол России в Израиле Петр Стегний совершенно не похож на дипломата. Причем он сам, похоже, об этом догадывается и совершенно этим не смущается. "Не похож" - это если следовать классическим телекиностандартам о представителях этой овеянной завесой притягательной таинственности профессии. Манерой держаться - тоже. Нас как-то приучили, что дипломат непременно застегнут на все пуговицы и держит дистанцию, чего Петр Владимирович явно не любит, он открыт и общителен. Он - доктор исторических наук, ученый, автор целого ряда монографий, и вот тут - полная гармония с внешним обликом. Первое впечатление нередко бывает обманчивым, тем более что в наступающем году посол России в Израиле отметит 40-летие окончания МГИМО. Нас ждет беседа за чашкой чая, и я, возомнив себя экспертом, включаю диктофон.
 
- Петр Владимирович, уходящий год был для вас первым в Израиле и, если судить по результатам, вполне в духе принципа "пришел, увидел, победил". Сайт посольства, "о котором так долго говорили ваши предшественники", появился в интернете, Российский культурный центр (РКЦ) открыт в Тель-Авиве при вашем непосредственном участии, безвизовый режим на носу, все вроде прекрасно, это соответствует вашим впечатлениям? Чем завершающийся год запомнится вам?

- Я доволен итогами года, потому что динамика, бесспорно, присутствует, и носит она позитивный характер. Я бы только попросил вас не выпячивать ни мою личную роль, ни даже роль посольства. Потому что есть во взаимоотношениях между странами четкие тенденции, которые положительно развиваются в течение последних трех-пяти лет, в русле которых мы и движемся. О прорыве я бы пока поостерегся говорить, рановато, но отношения между нашими странами развиваются в качественно новом позитивном направлении. Выше планка доверия в политическом диалоге, большее внимание к интересам друг друга и, соответственно, нарастающее взаимопонимание. Все интенсивнее становятся экономические и торговые контакты, очень активно и, я считаю, с огромной духовной пользой для наших народов развиваются гуманитарные и культурные контакты.
Есть целый ряд проблем, по которым у нас разнятся позиции, отличаются взгляды на подходы к их решению, но я думаю, что такое состояние диалога и можно назвать партнерством, потому что из конфликта разных точек зрения, из коллизии разных подходов и рождается верное решение. Дипломатия вообще наука компромисса, высокого компромисса. Я бы сказал, что именно не уступок, а синтеза идей друг друга. В этом направлении мы и движемся.

- Дипломатия, бесспорно, наука. История и археология - тоже. Вы как-то умудряетесь служить им всем. Не мешает подобная "всеядность"?

- Я бы сказал так: "В свободное от работы время я занимаюсь историей родной страны". И пять лет я имел возможность заниматься этим в рабочее время, когда был руководителем мидовских архивов. Я думаю, что занятия историей и дипломатией - это две очень совместимые ипостаси. Дипломатия порождает огромный творческий потенциал. Споры о том, что такое дипломатия, идут много веков, начаты они римлянами, продолжены англичанами, не смолкают по сей день и в основном сводятся к вопросу о том, чего в ней больше - науки или искусства.

- И чего же в ней больше, Петр Владимирович, науки или искусства?

- А я думаю, что дипломатия - это, в первую очередь, набор ремесленных навыков, это ремесло.

- Доктор наук - ремесленник, это в моем понимании нечто, напоминающее кратчайший анекдот советского времени - "еврей-оленевод". Бывает ли такое?

- Он перед вами. Потому что, с моей точки зрения, это сродни тому, чему учится постоянно сапожник - как забить 10 гвоздей точно в каблук, чему обучаются, как говорится, из поколения в поколение, это то, в чем руководствуешься зачастую интуицией, воспитанием. И весь этот набор качеств и подходов очень принципиален для историка. То есть никакого диссонанса не чувствую.

- Чехов говорил, что его жена - медицина, а любовница - литература. Вы можете провести для себя подобное разделение?

- Тут трудно сказать, жена у меня одна (в этот момент Маргарита Петровна невзначай поинтересовалась, что подать нам к чаю. - С. Б.), и в ее присутствии вести разговор о любовницах (улыбается)…

- Петр Владимирович, вы - мидовец с большим стажем и множеством наград. И вот родное министерство направляет вас в Израиль, где проблемы с безопасностью, где вершится серьезная политика со всей вытекающей отсюда напряженной работой посла. А могло бы послать в благоустроенный, к примеру, Люксембург, где тишь да гладь… Вы не в обиде?

- Это был мой принципиальный выбор. Мне 62 года, это возраст, когда уже можно выбирать. Вы как в воду смотрели, потому что были и более спокойные варианты, более комфортные, если хотите.

- Меня как раз интересует то, чего хотели вы.

- А я всю жизнь провел на Ближнем Востоке. Это очень интересно. Я чем-то прикипел к этим проблемам. Как ни странно, но за четыре десятка лет они мне не поднадоели, они для меня по-прежнему некий интеллектуальный вызов.

- А вы от таких вызовов, похоже, не просто не уклоняетесь, вы их ищете…

- Зачем же уклоняться? Это интересно. Ну и, святые места, Иерусалим, это чрезвычайно важно для кого угодно. Я считаю, что шанс попасть на дипломатическую работу в Израиль - это шанс, который выпадает далеко не каждому, его надо заслужить. Это очень высоко ценится, я бы не стал ни с чем это сравнивать, а у меня все же кое-какой опыт за плечами. Это многогранная работа, и духовная, и профессиональная.

- Давайте, в таком случае, вспомним, что беседа наша носит предновогодний характер. Итак, 2007 год оправдал столь высокие ожидания?

- Безусловно. Это был год знакомства с вашей прекрасной страной. Это - не комплиментарность. Как профессиональный археолог, я облазил всю Северную Африку, Турцию, Грецию, да, в общем, судьба забрасывала меня в разные страны, но таких ландшафтных красот, таких интересных сочетаний, наводящих на глубокие интеллектуальные раздумья, я нигде не видел. Я считаю, что есть три вечных города: Рим, Константинополь (Стамбул) и Иерусалим. Это города, проросшие сквозь историю. Они вписали в себя некий код времени. Побывать в них - высшая награда для историка. И вот я получил возможность часто посещать Иерусалим, то есть шанс соотнести себя во времени и в географии. Для меня все, что удалось в этом плане получить в Израиле, - огромное счастье.

- Вы не раз достаточно подробно обозначали цели создания РКЦ в Израиле как расширение культурных и гуманитарных связей. За короткий срок проведено три кинофестиваля, проходят выставки, встречи с писателями, поэтами, художниками, отдельно выделю встречу с Евгением Евтушенко. И вот в израильской прессе появляются статьи о том, что центр - едва ли не "шпионское гнездо". Я даже не спрашиваю, обидно ли. Понятно, что обидно. Насколько это было для вас неожиданно?

- Прежде всего, хочу отметить, что представители прессы, не в обиду вам будет сказано, могут высказывать свое частное мнение, а официальные власти Израиля не только от него в данном случае открестились, но и принесли в минувшую пятницу свои извинения. А нападки в прессе меня удивили и, не скрою, даже задели, потому что мы старались постоянно быть максимально деликатными и в самой деятельности центра, и в трактовке понимания слова "соотечественники". Суммарно за пределами России проживает около 30 миллионов русскоязычных граждан, многие из которых оказались в таком положении вопреки собственной воле. Наш долг - позаботиться о них. Это ни в коем случае нельзя экстраполировать на израильских репатриантов, что мы тоже хорошо понимаем. Другой вопрос, что и здесь есть люди, не желающие терять культурные и духовные связи со страной, в которой они выросли, учились, работали, и почему бы не оказать им в этом содействия? И подозревать нас в каких-то мелких закулисных играх не стоит, нет оснований, мы здесь работаем абсолютно открыто. Мы совершенно убеждены, что в том переходном состоянии, в котором находится сейчас Россия, а мы еще не стали демократией, мы на пути к ней, лучшее для нас - это стать понятными для наших друзей и партнеров. Наши действия должны быть предсказуемыми, и на любой вопрос мы в состоянии ответить. Уверяю вас, что любой шаг и посольства, и РКЦ сопряжен с интересами Израиля и ни в коей мере им не противоречит. Наша задача - по мере возможности решать проблемы, а не создавать новые.

- Чего вы ждете от года наступающего?

- Если он будет на уровне уходящего по впечатлениям, по событийной насыщенности, по тому, чего удалось добиться, я буду очень доволен. В моем возрасте заглядывать далеко вперед уже несколько самонадеянно, но я уверен, что отношения между нашими странами вошли в какую-то стабильную колею, мы нарабатываем некий алгоритм взаимоуважения, и он должен развиваться. Все, чего удалось добиться в 2007-м, в том числе и открытие РКЦ, и практическая договоренность об отмене виз, - это и есть тот вектор, указывающий направление развития отношений в году наступающем. Мы должны стать ближе друг к другу, доверие должно возрасти, мы должны научиться более умело обеспечивать взаимные интересы. Этого и жду.

- Все это требует от вас много сил и времени. Но и свободное, надеюсь, остается. Как вы его проводите в Израиле?

- В любой стране меня прежде всего интересует, есть ли в ней библиотеки и насколько они доступны, как хорошо укомплектованы. И вот с этим мне в Израиле повезло. Интернет меняет жизнь, но я по-прежнему предпочитаю библиотеку и по-прежнему мы с женой много ездим. У меня появляется в Израиле все больше друзей, что очень радует. Роскошь интеллектуального общения - это тот фон, который превращает жизнь в праздник. Праздник для меня - это возможность съездить к близким по духу людям, возможность съездить в Иерусалимскую библиотеку, где целое богатство книг на русском языке по самым различным областям исторического знания. Ну, и очень много интересных мне людей за этот год побывали в этом доме с визитами.

- У вас четверо внуков, они с визитами успели побывать?

- Двое побывали, двое еще не успели, что извинительно, близнецам по семь месяцев, мы их к апрелю ждем с долгосрочной программой.

- Продолжим тему любимых праздников. Новый год к таковым относится?

- Безусловно.

- И как вы его отмечаете?

- Это, как известно, семейный праздник, вот здесь и отметим, с друзьями дома.

- Елка и весь новогодний антураж присутствует?

- Елка готова, завтра установим и нарядим.

- Гастрономическими предпочтениями поделитесь?

- Весь традиционный набор, включая салат "Столичный", на столе будет представлен. Я люблю пирожки, есть которые мне нельзя…

- Ну, раз в году…

- Раз в году позволю себе непременно. Люблю всякие заливные блюда. Но основная приманка для меня за столом - это разговоры с друзьями.

- Что вы пожелаете читателям "МИГа" в наступающем году?

- Удачи, прежде всего удачи, все остальное мы сделаем своими руками.

- Совместно?

- Ну, конечно!

…Уже прощаясь с Петром Владимировичем, я понял, что первое впечатление меня подвело. Он, конечно же, настоящий дипломат, просто не экранный, а жизненный и современный. Он убежден, что с Израилем ему повезло. Я же убежден, что Израилю повезло с российским послом.
 
Сергей Бавли

 По материалам сайта Mignews
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com