Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
НА ЛУЖСКОЙ ЗЕМЛЕ

Глава 1. ДЕРЕВЯННАЯ ЦЕРКОВЬ

Сан - Саныч Беликов, отставной флотский офицер, много лет отдыхал с семьей под Лугой вблизи живописнейшего озера "Раковическое". Он полюбил эти места за их девственную чистоту, за их малую посещаемость туристами - однодневками. В этих местах природе удалось еще сохранить себя от "цивилизации". Здесь еще можно было половить в озере раков, полюбоваться красавицами - лилиями и лесными ландышами. Рыбалка, походы в лес за грибами, купание в озере, чтение раннее недоступных книг и отсутствие телевизора - все это очень благотворно сказывалось на душе, помогало жить правильно, в согласии с окружающим миром. Сан Саныч испытывал детскую радость от того, что есть еще время пожить, понаслаждаться красотой родной природы, поразмышлять о жизни и истине, волею судеб, сокрытой до времени от его поколения.

Однажды наш герой оказался со своим Лужским приятелем Сергеем на месте древней крепости Городец, что в 30-ти километрах от Луги по Киевскому шоссе. Он взял с собой дочь - старшеклассницу и соседку по даче Светлану с сыном студентом. Сергей, как местный житель, хорошо знал свой край и вызвался быть экскурсоводом.

Поднявшись по пологой, мощеной старинными камнями дороге наверх, к месту предполагаемых ворот, Сан - Саныч огляделся. О том, что здесь тысячу лет назад стояла крепость, напоминал лишь высокий земляной вал, расположенный треугольником. Пришлось призвать на помощь воображение и представить себе, как выглядели деревянные стены с башенками и бойницами. В 13-м веке здесь прошли полчища Тевтонских рыцарей-завоевателей. Они шли, сжигая все на своем пути. Уничтожили они и эту крепость, полностью истребив ее защитников и малых детей. Но надменный завоеватель не знал, что у Чудского озера, возле "Вороньего камня", его спокойно поджидал смиренный 20-летний Новгородский князь  - Александр Ярославич. Там и нашли они себе бесславный конец. "Кто на Русь с мечем пойдет, от меча и погибнет", вспомнились слова из знаменитого фильма, снятого в годы войны. Все это происходило на этой земле, но как давно, думали паломники. А теперь посредине треугольника возвышалась деревянная церковь с колокольней. Рядом была часовенка из черных бревен с покосившимся крестом. Вокруг были могилы, а ближе к входу стояли две избушки. Видно было, что там живут люди. Церковь была закрыта на большой амбарный замок, а часовня была открыта. Сергей захотел сделать для нас приятный сюрприз. Он предложил зайти сначала в часовню, а он, тем временем, постучит в окошко к местному батюшке, который жил здесь же. И, если повезет, то местный священник откроет и покажет нам церковь во имя Успения Божьей матери. В часовне был полумрак, горели свечи. Посредине стояла гробница из белого мрамора, почти, как в Петропавловском соборе. На гробнице прочли надпись преподобный Трифон Городецкий умер в 1582-м году. Спутники были удивлены, кто это? Они огляделись вокруг, но кроме самой гробницы и стола с разной снедью - ничего больше не нашли. Все четверо перекрестились и приложились к святыне, кто как умел. Санычу показалось, что от мощей праведника  исходит еле заметное мироточение. Когда вышли из темной часовни на яркий свет, то увидели, что церковь уже открыта, а у входа их поджидают батюшка отец Герман и Сергей. (они, как оказалось, хорошо знали друг друга.). Сан - Саныч еще не имел дела с сельскими священниками и ему было очень интересно, каков он? Отец Герман оказался человеком пожилым, но не старым. Он был одет по-домашнему, в тапочках, а кофта была заколота на груди большой Французской булавкой. Росточка небольшого, лицо смуглое, он смотрел на нас, как дедушка, к которому приехали в гости родственники, которым он был рад. Его смеющиеся глазки, на окаймленном седой бородкой лице, никак не вязались со строгим обликом настоятелей храмов у нас в Петербурге. Сан-Саныч встал под благословение батюшки, за ним робко и неумело, последовали его спутники. Отец Герман открыл массивную дверь и просто сказал:
 
- Смотрите, ребята.
 
Внутреннее убранство храма поразило обилием икон в золотых и серебряных окладах, большинство из которых, было написано в прошлом веке. Потом батюшка разрешил нам подняться на колокольню и оттуда открылся прекрасный вид на родную русскую природу. Реки, озера, леса, поля, деревни, дороги - все можно было охватить взором.
 
Отец Герман был действительно рад "гостям", в разговоре он посетовал, что не смотря на более, чем почтенный возраст церкви, (уже более 150-ти лет),  средств на ее поддержание нет совсем. Епархия требует денег в свою казну, а где их взять, прихожан можно пересчитать по пальцам. Транспорт теперь не ходит и лошадей тоже не стало. Пешком, с разбросанных за 5-10 километров деревень,  никто не пойдет.
 
- Так что меня хотели закрыть, как не рентабельного, - каким-то уж больно светским языком заговорил священник. - А я все служу, вот уже 30 лет, в этом храме. Бывает на службе 5 человек, а когда и один всего, но я все равно служу литургию, как положено. Бывают случаи, когда приезжают на дорогих машинах новобрачные, просят их обвенчать, большие деньги сулят, но я не всегда соглашаюсь, Бога гневить не хочу, и он показывает пальцем вверх.

В это время в церковь заходят пьяные мужчина и женщина и падают на колени перед батюшкой, тоже хотят обвенчаться. Он не удивляется, не возмущается, а ласково выпроваживает их за дверь.
 
- Вот и таких венчать не стану. Видите, какие времена сейчас. - Потом, выйдя из храма, он показал на могилы.
 
- Вот этим могилам по 150 лет, здесь лежат известные люди, прославившие Россию. - Он показывает на могилу инженера Сакерса, построившего эту церковь в 1850-м году. - Он еще известен тем, что строил первые наплавные мосты через Неву. А вот современные могилы, они пугают ранним возрастом умерших. До 40 лет сейчас не доживают мои земляки, вот на подобие этих, которых вы сейчас видели, - сокрушается батюшка. Отец Герман садится на пенек и рассуждает.
 
- Многие люди, проезжавшие по этому старинному тракту, называемому сейчас  Киевским шоссе, заходили в эту церковь. Бывали здесь и члены царской фамилии, и графы, и князья. Были и великие русские художники Шишкин, Репин, Крамской, Иванов, Федотов. Они съезжались в усадьбу, расположенную в 20-ти километрах отсюда, в деревне Калгановка, собирались вместе, как это принято у художников. - Потом батюшка надолго замолчал, надо было о чем-то спросить его. Светлана спросила отца Германа о чудесах, бывают ли они здесь?
 
- Ой, сколько угодно, - встрепенулся Герман. Потом наклонил голову и понизив голос продолжил.
 
- Это все он, преподобный Трифон и - показал рукой в сторону часовни - сильно помогает.
 
- Бывает так, что нет денег, чтобы до Питера добраться, а помолишься святому, и кто-нибудь приедет, пожертвует.
 
- А если серьезно, - продолжает священник, - то многих людей исцелил Трифон, особенно их глазные болезни и раны. После войны несли сюда в часовню раненых, от которых уже отказались врачи и, совершалось чудо - люди исцелялись. На праздник Успения Богородицы от мощей святого исходит сильное мироточение.
 
Отец Герман продолжал свое повествование, а Сан-Саныч задумался о другом.

- А как же во время войны эта, стоящая на возвышении,  уникальная в своем роде, деревянная церковь уцелела? Здесь ведь проходил Лужский оборонительный рубеж и шли тяжелые бои, а кроме того, на колокольнях церквей всегда оборудовались корректировочные артиллерийские пункты, так, что церкви служили мишенями.
 
- Вот, - угадал отец Герман мысли Саныча, - это-то и есть главное чудо, которое никто не может объяснить. Да и сейчас, в наше время, тоже война идет за Россию, только другая. А церковь стоит. Вот и получается, что то, что невозможно людям, возможно Богу.
 
Потом дети пошли смотреть древние раскопки, Сергей остался беседовать с батюшкой, а взрослые паломники обсуждали услышанное. Светлана удивлялась, зачем ему это надо? Ведь 30 лет служит, но ведь записано в Евангелии: "дух животворит, плоть не пользует нимало".  Вот так вера и приходит, вот он - личный духовный опыт. Человек этот не зря живет свою жизнь. Он  охраняет это святое, историческое место, а преподобный Трифон - Городецкий, в свою очередь, охраняет его. Батюшка скромно умолчал о своей личной роли, он только ругал себя за отсутствие способностей в добывании денег на поддержание храма.
 
- Другие как-то умеют, а я, - нет.
 
Ну ладно, пора было прощаться, под благословение наши герои теперь стали истово, уверенно. По их глазам Сан-Саныч видел, что что-то важное изменилось в их жизни. Он низко поклонился батюшке, потом резко повернулся и быстро пошел вниз по крутым ступенькам к дороге, за ним последовали все остальные. Он чувствовал затылком, что отец Герман глядит им вслед, его седая, белая бородка развевается на ветру, он осеняет их крестным знамением и шепчет молитву.
 
Через полгода после указанных событий нашему главному герою пришлось проезжать мимо этого места. Он возвращался после поездки в Пушкинские горы. Поднявшись наверх, чтобы навестить знакомого батюшку, он его, к сожалению, не застал. Церковь была закрыта. Зато на месте бывшей, полуистлевшей часовни, он увидел новую, каменную. Внутри лежали живые цветы и людские пожертвования. Саныч оставил и свою лепту, помолился, как умел, и пошел обратно к автобусу. Он вдруг ощутил чувство большой радости, то чувство, которое в наше время оставило многих наших сограждан.
 
Глава 2.  ПО ВЕРХНЕМУ ПОЛУЖЬЮ
 
Прошел год, лето 2001-го года выдалось жарким. Сан-Саныч, сидя вечером у костра, со своей компанией, часто вспоминал Сергея, этого замечательного знатока Лужского края. Предпринимались попытки его разыскать, но безуспешно, так, как он уже не проживал по прежнему адресу.
 
Встреча произошла случайно, опять на вокзале. Он обрадовался встрече, дал свои новые координаты и, в назначенный день и час, друзья снова оказались вместе. Сергей работал теперь в редакции "Лужской правды", а сейчас любезно согласился показать нам другие интересные места. Маршрут экскурсии назывался "по верхнему полужью", т.е.  дорога предстояла вдоль реки Луга вверх по течению, в глубину древней русской земли. Поедем по старому Новгородскому тракту, сказал Сергей, допивая свой стакан чая в здании редакции.
 
Они спустились к машине, где их ждали, сидевшая за рулем "восьмерки" Светлана и жена Беликова Ольга. В нашем распоряжении было 4 часа, так как в 17 часов у Сергея была смена караулов, его казаки охраняли поля в битве за урожай, как он сам выразился. Сергей в свои тридцать лет имел интересную биографию, он уже многое успел, многое повидал. Кроме того, что он был участником экспедиций, археологом, работал в краеведческом музее, писал статьи в местной газете, работал над книгой о родном крае, он еще был атаманом казачьей общины Екатерининской станицы. В свое время повоевал в Приднестровье, ходил под пулями в атаку.
 
Все это мало сочеталось с его внешним обликом. Сергей был худощавого телосложения. На его окаймленном черной бородкой лице, всегда сияла улыбка. Правда, приглядевшись повнимательнее, можно было разглядеть что-то настоящее, мужское, сильное.
 
Первое, что привлекло наше внимание еще в центре Луги, был храм во имя Воскресения Христова. Ему чуть больше ста лет. Только в этом году на него вручную был установлен крест, возобновились богослужения. Храм был известен тем, что в 1900-м году его посетил последний русский император Николай - 2-й, когда приезжал на маневры Преображенского полка. Так случилось, что этот день 1-го августа совпал с днем взятия нашими войсками Пекина.
 
Церковь осталась позади, а машина уже несла наших путешественников по единственной дороге через Лугу в направлении Лангиной горы, что на выезде из города. Беликов думал о том, что ему с его спутницами повезло "захватить" такого гида, как Сергей, поэтому поездка обещала быть интересной.
 
На горе машина свернула с Киевского шоссе на старый Новгородский тракт. Пока ехали по улицам Луги Беликов обратил внимание на их названия, они по-прежнему носили имена русскоязычных инородцев - кровавых деятелей революции - Урицкого, Володарского и других. Сергей объяснил этот удивительный феномен тем, что Луга - "красный" город. Но как же тогда объяснить, почему здесь обосновались части генерала Власова, далеко не "красного"? Все это было нашим туристам не очень понятно.
 
Сергей рассказал, что на Лужском артиллерийском полигоне ежегодно проходят состязания артиллерийских батарей со всей России. Участвуют по одному офицеру от военного округа. Выявляются 10 лучших артиллеристов страны, а среди них - лучший из лучших. Атаман казачьей стражи не без гордости поведал, что в этом году первое место занял лужанин, его земляк, представитель Ленинградского военного округа.
 
Тем временем машина спустилась с Лангиной горы и справа показались доты, немые свидетели и участники боев на Лужском  оборонительном рубеже.
 
Мост через речку "Вревка". Сама речка узкая, заросшая травой и водорослями. Даже не верится, что по этой реке до 1958-го года ходили пароходы. За мостом машина делает первую остановку возле Вревского кладбища. Все осматривают полуразрушенный остов церкви во имя Николая Чудотворца, которая была построена в 1909-м году архитектором Бобровым.
 
В трехстах метрах от этого места, где река Вревка впадает в реку Луга 3-го августа  1777-го года был оглашен высочайший указ императрицы Екатерины - 2-й буквально следующего содержания: "близ урочища, где река Вревка  впадает в реку Луга, земли эти населить всякой сволочью". Слово сволочь здесь надо понимать не в нравственном смысле, а от слова сволакивать, то есть, я, мол,  императрица, учреждаю здесь город, а людей для него, берите, где хотите (сволакивайте откуда хотите).

--На этом кладбище более двухсот дореволюционных могил, но до наших дней сохранились не более пятидесяти. Кладбищу более 225-ти лет. --Спутники подходят к могиле дочери главы города Камарзиной, которая по телефону принимала сообщение из Пскова об отречении Николая - 2-го.

--Имеются планы по восстановлению церкви, но это на большую перспективу. В этом году проведен субботник, на котором православные люди поставили деревянный крест, убрали мусор, навели порядок вокруг. И то уже хорошо - говорит Сергей. Но для восстановления церкви требуются большие материальные вложения. На этом историческом месте когда-то находились стрелецкие заставы, а первая церковь  была построена еще при Иоанне Грозном. На этом кладбище также похоронены первые строители города Луги. Среди них -  купец Усачев, на средства которого была построена баня, кстати, по проекту архитектора Сюзора (дом книги на Невском проспекте в Петербурге, тоже его рук дело).
 
После осмотра кладбища сели в машину и поехали дальше, а Сергей продолжал свой рассказ. Из 45 церквей только две были разрушены во время немецкой оккупации. После войны некоторые священники то ли сами ушли, то ли их увели насильно немцы. Создалась проблема, где брать кадры? В связи с чем церкви пустовали.
 
Скоро на дороге появился указатель деревня  Естомичи, затем поворот вправо и через метров 500 начинаются строения бывшей усадьбы сенатора Половцева.
 
Выйдя из машины, туристы с интересом стали оглядывать двухэтажные каменные дома. Им по сто - сто двадцать лет, это бывшие хозяйственные постройки усадьбы. Сейчас там живут люди. Это Беликову показалось диковинным. Крестьяне живут в каменных  домах, да еще дореволюционной постройки. Между домами все засеяно, кругом растет картошка, так, что идти приходится по узкой тропочке. Людей вокруг не видно.
 
Компания спускается с холма откуда открывается панорамный вид на Череменецкое озеро. Оно узкое и длинное. Один километр в ширину и пятнадцать километров в ширину. Здесь на холме стоял дворец. Снизу, от озера, можно представить его целиком, как он стоял на возвышении, исполненный в стиле "роккоко". Сохранились ступени, симметрично расположенные, а также деревья, посаженные в то время, неизменные спутники и свидетели исторических времен. Сергей сказал, что есть гравюры, но он их с собой не захватил. Это место еще знаменито тем, что здесь на озеро был спущен первый в России пароход. Беликова, как бывшего моряка, это особенно удивило, и в чем он засомневался. Спутники недолго любовались природой, так, как время было ограничено и нужно было ехать дальше, в глубь Руси.
 
Через несколько километров показалась деревня со старинным названием Чеголи. Вскоре начинают появляться водонапорные башни, вершины которых обжили аисты. Эти башни обслуживают фермы, которые расположены и справа, и слева от дороги. Никто из пытливых краеведов не мог и предположить, что аисты здесь могут обитать. Обычно считается, что они любят Белоруссию и дальше на юг. Эти удивительные представители пернатого племени ведут себя важно, как хозяева. В некоторых гнездах видны аистята.
 
Вот они -  фермы, которые, кстати, производят самую качественную мясомолочную продукцию во всей Ленинградской области, - с такой же гордостью сообщает Сергей, как и в случае с  победителем-артиллеристом. Потом, помедлив, добавляет: хотя и бедствуют они сегодня.
 
Машина мчится посреди обширных полей, по краям дороги посажена "живая изгородь" - это борщевик. Это странное на вид растение, как будто с другой планеты, к тому же оно еще и ядовито. Можно получить ожоги открытых участков тела и потом долго лечиться. Его ошибочно посадили несколько лет назад и теперь горько жалеют об этом. Ведь для того, чтобы его вывести, надо перекопать землю, полить ее уксусом и потом еще не известно, будет ли результат.
 
Подъезжаем к деревне Романщина. Беликов помогает своим женщинам выбраться из машины, кругом необозримые поля ржи. Далее приходится идти пешком по ухабистой дороге, между полей. Наконец появляются разноцветные домики деревни. Ветки яблонь с обильным урожаем свешиваются через изгороди.
 
Впереди -  старая деревянная церковь с признаками восстановительных работ. Видна новая кирпичная кладка на звоннице, однако крест на куполе покосился. Все это выглядит довольно уныло. Это бывшие земли Елагина, которые в эпоху Александра 1-го, приобрел морской министр России (французского происхождения) адмирал маркиз Иван Иванович Де Траверсе. Финский залив еще называют "маркизова лужа", так это в честь него. Церковь оказалась, как водится, на замке, в неурочный час попали. Потом проследовали к могиле адмирала, за алтарь. Эта церковь освящена во имя иконы Тихвинской Божией матери в 1770-м году.

Несколько лет назад французы пожертвовали какие-то средства на ее восстановление, признаки которых и оценил Беликов, но потом, видно, восстановители пустились во все тяжкие, велик соблазн.

--Да, впрочем, неизвестно, --решил Сан-Саныч,-- может быть денег мало дали, только и хватило на два метра кирпичной кладки. "Господи, прости за то, что опять впадаю в грех осуждения"- покаялся про себя Беликов. Путешественники обогнули церковь, пройдя сквозь заросли крапивы, и остановились возле могилы бывшего морского министра Российской империи. Могила была в заброшенном виде, крест был оторван и лежал на земле. Сохранилась покрытая ржавчиной надпись: "адмирал маркиз Иван Иванович де Траверсе 1831 год мая 19-го дня". На плите перед могилой едва можно прочесть даты жизни его супруги. Рядом могилы Анны Романовны и Валентина Федоровича Энгельгардтов  1809-1881г. и  1840-1890 г.  соответственно. В этой деревне восемь месяцев находился штаб военно-морского флота России, адмирал был болен и управлял отсюда. Здесь же он подписывал распоряжение на участие в экспедиции Беллинсгаузена в Антарктиду.
 
Беликов со Светланой и Ольгой смотрели на могилу, на старую церковь и были шокированы, тем, что рассказывал Сергей. Ветхая церквушка, полуразвалившаяся могила на фоне необозримых ржаных полей, наводило на Беликова чувство досады за свое Отечество, за ее морских людей, кто во все времена носил и носит морскую форму. Посокрушались наши герои, поохали от увиденного, сели в машину и поехали дальше.
 
За окнами "Жигулей" показалось местечко "Наволок", деревня Стрешево, здесь стоял штаб корпуса генерала Крымова. Далее промелькнуло название деревни Петровские бабы. По преданию царь Петр 1-й, идя в поход на Нарву, распорядился поставить в войска всех мужиков, в деревне остались одни бабы, отсюда и название.

Машина останавливается у деревни Заозерье. Возле дороги, вся заросшая репейником, видна старая - престарая деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, построенная в 1733-м году. С тех пор она несколько раз перестраивалась. Стены этой церкви когда-то были обклеены указом императора Александра 2-го от 1861-го года (об отмене крепостного права). В начале 19-го века эту церковь посещал император Александр 1-й и имел беседу с настоятелем.
 
Сейчас деревянная храмина пребывает в очень преклонном возрасте. На ней уже нет креста и  о том, что здесь была когда-то жизнь,  напоминают  только густо обступившие ее могилы. Беликов долго пробирался между могильных решеток, крапивы и репейника, чтобы выбрать нужный ракурс для фотографирования, но так и не удалось заснять всю церковь целиком, так как ее закрывали большие деревья. Видимо это возможно сделать только зимой, когда нет листьев.
 
В саму церковь заходить было опасно, так как все могло обрушиться в любой момент. Вот и стоит "старушка", никто ее не разрушает, но и не восстанавливает. Все идет своим чередом, умирает, так сказать, естественным путем, агонизирует, если это слово уместно применить к храму Божьему.

Пока Сергей бегал навестить своих знакомых (а они у него были везде) спутники с интересом оглядывали окрестные дома. Хозяйства были справные, в каждом дворе было много яблонь, урожай  был хороший. Светлана вскрикнула, показывая на ежика, перебегающего дорогу, ведь его могла задавить любая машина. Но, к счастью, для ежика, на этот раз,  все обошлось. Затем прибежал Сергей и поехали дальше. Впереди деревня Чагоща, название древнее.
--Этим названиям по пятьсот лет,-- заметил наш краевед. За деревней Филимонова горка, там, еще два года назад стояли восемь ветряных мельниц. Сейчас, к сожалению, их уже нет.
 
Наконец, деревня Торшковичи, вот и показалась церковь Воскресения Христова. Группа оставила машину метров за триста и пошла пешком. Церковь была большая каменная с синими куполами и стенами из красного кирпича. Стоит вся облепленная лесами. По ним видно, что стоят они давно, дерево высохло и почернело. Церковь начала этого века, архитектор Никонов. Возвращение ее верующим произошло в 1995-м году. Сквозь леса видна новая кирпичная кладка. Заметно, что церковь хоть медленно, но восстанавливается. Этот храм, как и ожидали авто-паломники, оказался на замке. Сюда, сказал Сергей, батюшка приезжает из Луги на время службы, так, что приход все-таки жив.
 
Внутри церкви имеется мемориальная доска с фамилиями расстрелянных жителей края, в Левашовской пустоши под Петербургом. Перед церковью, напротив главного входа, прихожанами поставлен покаянный крест, у которого Сергей предложил всем покаяться за себя и за своих предков. На этом и закончили осмотр храма и пошли к машине. Сергей сказал Светлане, что вообще-то опасно оставлять свой транспорт на полевой дороге, так, как трактористы сейчас бешеные, раздавят машину, и поедут дальше.
 
- Да, в этом что-то есть, - задумался Беликов. Оставшиеся из прошлого названия улиц Луги, цитата из указа Екатерины 2-й, бешеные трактористы, грабители урожая, с автоматами Калашникова, которым противостоят люди Сергея с нагайками в руках. Все это на фоне нищеты и почти недействующих церквей в глубинке, печальный вид могилы бывшего морского министра - да, это надо признать, тут есть над чем задуматься. Вот только и радует, что есть такие люди, как Сергей с его казачками, это прибавляет оптимизма.
 
У дороги, возле огромных камней, на холме - сделали привал. Достали бутерброды, открыли консервы. Аппетит на воздухе был отменный. Сан-Саныч жевал и смотрел на древнюю, извилистую реку Луга, выше которой виднелись черные избы. Если бы не линия электропередач, то, пожалуй, можно смело утверждать , что вид этот не поменялся за 500 лет. И да же Сергей смотрелся на этом фоне очень гармонично, напоминая, если не Илью Муромца, то Алешу Поповича точно. Эти избы принадлежат деревне Русыня, продолжил свой рассказ наш "Алеша Попович". В 1478-м году рыбаку по имени Мокий явилось  видение Иоанна Богослова, на этом месте, после чего и был основан на Череменецком озере монастырь (неподалеку от сюда). Именно здесь зимой садятся лебеди на отдых. Сергей виновато посмотрел на часы и пожаловался на то ,что пора ехать, развозить по постам караулы, охранять урожай.
 
Друзья сели в машину и "полетели" в сторону Луги, на улицу Володарского. Полчаса хватило, чтобы из одного мира переместиться в другой. Было ощущение, что некая "машина времени" возвращает их из мира аистов, деревянных церквей, посещаемых когда-то императором Великой империи, мира бескрайних ржаных полей, панорамных видов, волнующих своей многовековой неизменностью, гробниц прославивших Россию людей - они возвратились в наше время.  Жив Господь!
 
17 октября 2009 г.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com