Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Россия / Русская Православная Церковь / ХРИСТИАНСКИЕ СВЯТЫНИ И СВЯТЫЕ ИМЕНА / Почитание преподобного Серафима Саровского в русском зарубежье. Вадим Кустов

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 50 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Почитание преподобного Серафима Саровского в русском зарубежье
 
Путеводительница русского зарубежья
     

Главная святыня русского зарубежья - икона "Знамение" Божьей Матери Курская Коренная. Эта святыня православного мира была явлена под Курском на родине будущего угодника божьего святого преподобного Серафима Саровского. Из его жития мы знаем, что, будучи отроком, получил он исцеление посредством этой чудотворной иконы. И особо почитал заступницу небесную Пресвятую Богородицу. Было ему открыта и судьба нашего многострадального отечества и его духовного возрождения, с которым связано второе обретение честных мощей преподобного вместе с другим святым - святителем Иосафом Белгородским.

В 2011 году отмечается 20-летие обретения этих святынь в недрах Музея истории религии и атеизма, Кафедральном соборе иконы Божьей Матери Казанской, а в сентябре будет отмечаться 200-летие постройки собора и 100-летие прославления св. Иосафа Белгородского. Оба они были прославлены в царствование государя императора Николая II накануне грозных событий, постигших наше государство.

Сень иконы «Знамение» Курско-Коренной в Знаменском соборе Курска
Сень иконы «Знамение» Курско-Коренной в Знаменском соборе Курска

Коснулись они, и образа Божьей Матери, являвшей не раз своё заступничество во времена нашествия иноплеменных, в том числе и смутное время. Так враг рода человеческого обрушился в своей злобе и на её образ. Видимо попустив это для укрепления веры и в предзнаменование грядущих событий, в ночь на 8 марта (по ст. ст.) 1898 года злоумышленники решили уничтожить чудотворную икону, взорвав сень. Несмотря на страшные разрушения в соборе вокруг иконы, сама она осталась невредима. В 1 час 15 минут ночи стоявший на посту городовой услышал оглушительный взрыв и увидел яркую вспышку внутри Знаменского собора.

Один из монахов Знаменского монастыря так вспоминал эти мгновения: «Едва только мы переступили церковный порог, как ужасающий густой смрад пахнул в лицо. Внесли фонари, стали зажигать свечи, но они гасли от массы густого и едкого дыма. Когда осветили церковь, крики ужаса вырвались из груди всех присутствовавших. Весь обширный собор был покрыт разнородными обломками. Повсеместно валялись штукатурка, куски дерева, гвозди, куски лепных украшений, клочья материи. От взрыва массивная северная дверь была буквально выперта наружу, а массивный подсвечник на 150 свечей погнут и исковеркан. Сень, где помещался чудотворный образ Божьей Матери, разрушилась и распалась на составные части. Ее стенки и колонки были сдвинуты с мест и сильно обожжены, а навес в виде полузонта в нескольких местах был пробит разлетевшимися осколками. Страшась самого худшего, преосвященный Ювеналий (Половцев), епископ Курский, с братией обители, с трудом пробравшись через груду обломков, с трепетом приблизился к тому месту, где находилась святыня, и вынул из серебряного кивота совершенно невредимый образ Божьей Матери. Сам лик не пострадал, хотя прикрывавшее его стекло было разбито на мелкие осколки, а выпуклое стекло, прикрывавшее корону из драгоценных камней, было сильно покрыто копотью. Весть о случившемся быстро распространилась по Курску. На рассвете у монастыря собрались тысячи человек, принявшие участие в благодарственном молебне».
   
В апреле 1918 года святыня была украдена из собора Знаменского монастыря. В среду 6-й седмицы Великого поста монастырская братия обнаружила кражу чудотворной иконы, Святого Агнца и золотой дарохранительницы. Об этом немедленно сообщили владыке Феофану (Гаврилову), архиепископу Курскому и Обоянскому, который послал телеграмму начальнику московского уголовного розыска. Однако безбожники не стали искать чудотворную икону, а вину свалили на самих монахов, посадив их (в том числе и владыку Феофана) под домашний арест. Горестно встретила Пасху братия Знаменского монастыря, но Воскресший Христос утешил Своих чад скорым обретением святыни: в четверг Фоминой недели икона была найдена без драгоценной ризы неким бездомным жителем Курска у Феодосиевского колодца, выкопанного, по преданию, самим игуменом Киево-Печерским — преподобным Феодосием, в день памяти которого и был найден образ.

Последним российским самодержцем, посетившим Знаменский собор, стал Николай II: он был в храме в 1902 году, во время проводимых под Курском военных маневров, и в ноябре 1914 года, когда следовал в Кавказскую армию. После торжественного молебна царю была подарена копия чудотворной иконы. Вскоре после взятия Курска Добровольческой армией в сентябре 1919 года на помойке здания ЧК были найдены два расшитых золотом чехла от иконы.

Возрадовавшийся и благодарный народ непрерывно молился перед иконой, которая, однако, уже готовилась оставить свой град. В середине октября 1919 года стало ясно, что Белая армия может не удержать Курск. 18 ноября 1919 года владыка Феофан, в сопровождении нескольких насельников Знаменского монастыря, опасаясь осквернения святыни наступавшими силами безбожников, покинул Курск, неся в руках чудотворный образ. Так  образ Божьей Матери стал знаменьем исторических событий, а Одигитрия стала путеводительницей на чужбине всех в рассеянье сущих и покровительницей русского зарубежья. Начинался трудный, безрадостный путь за границу. Белгород, Таганрог, Ростов, Екатеринодар, Новороссийск. 1 марта 1920 года на пароходе «Святой Николай» икона отбывала через Константинополь в Салоники, но 14 сентября, по просьбе главнокомандующего генерала Врангеля, она вновь возвратилась в Крым для ободрения горсти воинов-патриотов. 29 октября того же года с остатками Белой армии и гражданским населением икона покинула Русскую землю.

Затем святая икона пребывала в Сербии. В 1925 году, по постановлению Синода заграничных епископов и с согласия хранителя иконы, архиепископа Феофана, святыня была перенесена в русскую Троицкую церковь в Белграде. После захвата Югославии немцами владыка Феофан перевез икону в Хоповский монастырь, а вскоре после этого, высланный из Хорватии, прибыл в Белград, где жил в нужде до конца своих дней (†1943). В 1944 году вместе с Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей, икона выехала в Мюнхен (Бавария), где находилась при митрополите Анастасии (Грибановском), который непрерывно объезжал беженские лагеря с чудотворной иконой Божьей Матери, ободряя и поддерживая православных людей.

Церковь Новой Коренной пустыни в г.Магопак (США)
Церковь Новой Коренной пустыни в г.Магопак (США)

В конце 1950 года митрополит Анастасий из Мюнхена переехал в Америку. В Магопаке под Нью-Йорком была создана Ново-Коренная пустынь для принятия чтимого образа, который прибыл в США 5 февраля 1951 года. С 1957 года святыня пребывает в посвященном ей главном храме Архиерейского Синода в Нью-Йорке.

Восстановим более подробно события 60-летней давности, когда  святая икона, наконец, закончила свой путь  и  обрела постоянное пристанище, водворилась в новый дом. 23 января 1951 года, около 3-х часов пополудни, в аэропорту Айдлуайлд, вблизи Нью-Йорка, совершил посадку самолет как бы с неба принесший благословение Божие – Одигитрию Русского Зарубежья, Курскую чудотворную икону «Знамение» Божьей Матери. Святую икону сопровождал архим. Аверкий, впоследствии архиепископ Сиракузско-Троицкий, более десяти лет, подвизавшийся при Чудотворной иконе. 

Митрополит Анастасий с особой торжественностью отслужил первый молебен перед Курской чудотворной иконой. Ему сослужили епископы Серафим и Евлогий со священнослужителями Новой Коренной Пустыни. 8 февраля, к 7-ми часам вечера, икона была доставлена самим первосвятителем в Вознесенский кафедральный собор в Нью-Йорке, где ей была уготована торжественная встреча множеством народа во главе с епископом Никоном. Молебен с акафистом совершал митрополит Анастасий с епископами Никоном и Серафимом, в сослужении 12-ти священнослужителей, при трех диаконах. Около часа, по окончании молебна, совершалось прикладывание народа к иконе. Большинство молящихся принадлежало к новой эмиграции, а потому с особенной радостью встречали дорогую для них святыню, утешавшую их скорби в Европе. Несколько дней оставалась икона в Нью-Йорке, а потом возвратилась в Новую Коренную Пустынь.
 
В следующее воскресенье Чудотворная икона посетила женский монастырь «Новое Дивеево» и побывала на Толстовской ферме. Дальнейшими этапами ее шествия были: Вашингтон, Лейквуд, Отеческая церковь в Нью-Йорке, Вайнланд и многие другие места. Чтобы облегчить пастве постоянное общение с первоиерархом, необходимо было перенести резиденцию Синода в Нью-Йорк, и в первый день Великого поста 1952 года Архиерейский Синод вместе с Чудотворным образом Божьей Матери переселился в этот город. В 1959 году, по милости Божьей и по ходатайству Пресвятой Богородицы, Архиерейский Синод благоустроился на 93-й улице, в одном из лучших районов города Нью-Йорка. На заседании Синода было постановлено городскую церковь, как это было в Курске, наименовать Знаменской, в честь Чудотворной иконы, а Новую Коренную Пустынь считать летней резиденцией митрополита и летним местопребыванием иконы. Такой путь проделал чудотворный  образ, сохраняя в пути изгнанников, таких же не угодных новой безбожной власти, как и она. На чужбине наши соотечественники пытались, видя в этом первоочередную и главную свою задачу, создать духовные островки, сохранить и воссоздать духовную жизнь некогда Святой Руси.

Одним из них стала Новая Коренная пустынь. Известные благотворители, князь и княгиня Белосельские-Белозерские, узнав о предполагаемом переселении Синода и Курской чудотворной иконы в США, любезно согласились предоставить в распоряжение Синода свое загородное имение около г. Магопака, в 40  милях от Нью-Йорка. В этом имении, с благословения митрополита Анастасия, решено было устроить ставропигиальное синодальное иноческое подворье, которое, по прибытии Синода в США, могло бы стать временной резиденцией Синода. Строителем и настоятелем этого подворья был назначен архиепископ Чикагский и Детройтский Серафим, родом из Курска, автор книги о Курской иконе «Знамение» – «Одигитрия Русского Зарубежья». По его предложению новому подворью присвоено было наименование «Новая Коренная Пустынь», в память о разрушенной большевиками старой Коренной Пустыни, где была обретена Чудотворная икона. Как мы видим, даже устроитель сей духовной обители был родом  с тех мест, откуда прибыла икона.

Проследим его духовный путь, обратимся к вехам его жизненного пути. Будущий святитель родился 1 августа 1897 г. в Курске. Поступил на филологический факультет Московского университета (1914). Участник Первой мировой и гражданской войн. В эмиграции с 1920 г. Окончил философский и богословский факультеты Белградского университета (1925). Принял постриг на Афоне в 1926г. и рукоположен в иеромонахи в Скопье. В 1926 году во время посещения святой Афонской горы, в Пантелеимоновском монастыре, в день памяти преп. Серафима Саровского, 19 июля/1 августа, был пострижен в мантию с именем Серафима.
 
С 1928 по 1946 гг. подвизался в миссионерской обители преп. Иова Почаевского во Владимирове (Ладомирове) на Карпатской Руси в Словакии (Чехословакия). Возглавлял обитель в сане архимандрита. В 1944г. вместе с братией эвакуировался на запад. Хиротонисан в епископа Сантьяго и Чили (1946). Ввиду невозможности отправиться на кафедру в Чили, вместе с братией эмигрировал в Соединенные Штаты, где они поселились в Свято-Троицком монастыре в г. Джорданвилль (США). Принял на себя руководство монастырем. В 1948г. упомянут как епископ Троицкий. С 1931 по 1950 гг. редактировал двухнедельную газету «Православная Русь», впоследствии ставшую журналом. Несколько лет редактировал журналы «Детство во Христе» и «Православная Жизнь». Написал за эти годы больше 200 статей, очерков и рассказов. В 1948г. основал в г. Магопак (США) Ново-Коренную пустынь и был ее настоятелем с 1951 по 1957 гг. Постоянный член Архиерейского Синода РПЦЗ (1951-1957). С 1957г. – епископ Чикагско-Детройтский. Архиепископ (1959). Владыка прилагал все старания, чтобы благоустроить епархию, приобрел имение «Владимирове», где начали устраиваться детские летние лагеря, а также проводились съезды молодежи.  В 1960г. основал Организацию русских православных разведчиков. Владыка вёл обширную публицистическую деятельность, им написано много статей и ряд книг, одна из них посвящена иконе «Знамение», «Одигитрия Русского Зарубежья»  вышла в  1955 и была переиздана в 1963. В ней он описал весь путь, который проделала икона на фоне исторических событий. В книге архиепископа Серафима описан случай, который  возвращает нас к описанным уже выше событиям. Рассказывается о некоем старике, который во Франкфурте (Германия), где временно находилась икона, признался священнику: «Я был сообщником в покушении на взрыв этой иконы. Был я мальчишкой и в Бога не верил. Вот и захотелось мне проверить: если Бог есть, то Он не допустит гибели столь великой святыни. После взрыва я горячо уверовал в Бога, и до сих пор горько раскаиваюсь в своем ужасном поступке». Архиепископ Чикагско-Детройтский и Средне-Американский (1976). С 1976г. пожизненный член Синода и первый заместитель первоиерарха РПЦЗ. В середине 80-х годов переселился в Ново-Коренную пустынь. Скончался 12/25 июля 1987г. в Ново-Коренной пустыни, где и похоронен.
 
Почитание преподобного Серафима


Прп. Серафим Саровский на цветной литографии нач.ХХ века

Ещё один духовный остров русского зарубежья был посвящён батюшке Серафиму, как и детище преподобного Новое Дивеево стало женской обителью. Она находится в 60-ти километрах от города Нью-Йорка в c. Нанюэт. Основатель и строитель монастыря был протопресвитер Адриан (затем епископ Андрей) Рымаренко. В 1949 году, с прибытием в Америку многочисленных русских беженцев, отец Андриан решил основать для них духовный центр. Был куплен бывший римо-католический монастырь и на его территории основана женская обитель «Новое Дивеево» в честь Успения Пресвятой Богородицы. Впоследствии был выстроен храм во имя преподобного Серафима Саровского. Монастырь жил по дивеевскому уставу, днём его основания считается праздник Покрова пресвятой Богородицы. О. Андриан был хранителем иконы преподобного Серафима из Покровского храма города Киева, вывезенной в 1943 году им  в Германию, а затем в Америку.
    
При обители – самое большое русское православное кладбище в США и дом для престарелых. В обители множество святынь: портрет человеческого роста преподобного Серафима Саровского, написанный при его жизни, крест из дома Ипатьева и келейная икона Божьей Матери преподобного Амвросия Оптинского. О. Андрей был духовным чадом другого оптинского старца Нектария, который скончался на его руках и благословил на монашеский путь в Покровский монастырь. Первой настоятельницей Нового Дивеево была  схиигуменья Михаила духовная дочь, ныне прославленного  Святителя Иоанна Шанхайского.
      
Одним из девизов русского зарубежья стали слова: «Мы не в изгнании, а в послании». Главной целью этого посланичества было благовестие православия. Потеряв не только Родину, но и порой всё своё имущество, русские люди понимали единственно, что у них осталось, являлось непреходящей ценностью – это Вера. Одни вынесли её в своём сердце, другие вновь её обретали. Стержнем жизнь русских людей становился храм, часто со строительства храма начиналась жизнь на новом месте, именно церковь стала объединяющим началом. «Церковь – это всё, что осталось у нас от империи, - ключевая эмигрантская фраза». Это свидетельство принадлежит о. Александру Шмеману, знавшему не понаслышке об эмигрантской доле. Если перефразировать слова апостола Павла о его принадлежности к римскому гражданству и спроецировать на статус эмигранта, можно привести высказывание о. Александра. Сам о себе он говорил: «Я никогда ниоткуда не эмигрировал, я просто родился заграницей». «Особенность моего эмигрантского поколения заключается в том, что мы начали нашу жизнь с некоторого парадокса. Я, например, родился эмигрантом. Если понятие «эмигрант» предполагает, что человек откуда-то эмигрировал, то я, например, ниоткуда никогда не эмигрировал, я просто родился эмигрантом. И всегда с тех пор как я себя помню, хотя никогда и не жил в России, сознавал себя, как  нечто самоочевидное, безусловно русским. Большую часть своей жизни посвящаю тому, что считаю наиболее важным, чем всё остальное, - это не без воли Божьей совершившееся распространение на весь мир православной веры, которая прежде отождествлялась с Востоком, со славянскими землями, и  вдруг в ХХ веке, в эпоху умаления Православия, уничижения его в местах, где оно цвело, Господь Бог каким-то таинственным образом распространил его по всему миру. Вы могли не знать, где вы – Белграде, Париже, Берлине или ещё где-то, - когда входили в русские православные  храмы, которые были столь же храмами, сколь и возможностью войти, пережить, прикоснуться к тому, чего эмигранты в своей катастрофе отделения от России были лишены. И таким образом, даже те, кто никогда не бывал в России, тоже получали эту возможность через вхождение в храм, через жизнь храма, церковную жизнь и связанную с ней бытовую приобрести опыт русскости, опыт России, по всей вероятности самый главный». Далее о. Александр в разных своих статьях обращается к образу преподобного Серафима Саровского, размышляя о пути и судьбе русского православия и России. «Вот возникает вопрос: отчего это произошло, как возможно? Взлёт преподобного Серафима, Достоевского и Хомякова, а с одной стороны, а с другой – эта кровавая каша, в которую погрузилась Россия».  Сам  он отвечает в беседе «О почитании святых»:
 
«Апостолы проповедовали не христианство, а Христа, Его жизнь, Его страдания, Его победу над смертью. Это означает, что  проповедь их была проповедью одного конкретного Образа.
    
Слишком часто, веками, в святых хотели видеть только заступников, помощников и ходатаев, от них хотели и ждали только чудес, только сверхъестественной помощи. Но не наступило время вернуться к подлинному смыслу святости в христианстве? Смысл этот лучше всего воплощён в том слове, которым христиане назвали первых своих святых мучеников, это слово -  «мартос» по-гречески, а по-русски – «свидетель».
    
Святой это, прежде всего свидетель, то есть человек, опытно увидавший, познавший, сделавший своей жизнью Христа, и потому ему свидетелю не нужны доказательства и рассуждения – он видел, он узнал, но принял, он очевидец того, что для других ещё только доктрина, только слова, только рассуждения. Осознание этого и стало для меня сущностью Православия. Той сущности, к которой с середины XIX века начало возвращаться русское сознание через первое поколение славянофилов, через возрождение монашества от Паисия Величковского  до преподобного Серафима, когда что-то было как будто забыто со времён Византии и святых отцов».
     
«Есть древняя русская легенда о граде Китеже, утонувшем в лесном озере городе, олицетворяющем именно это лёгкое и светлое видение Родины. «Лёгкая Россия», затонувшая посредине «России тяжёлой»,  но всё ещё притягивающая к себе, зовущая и призывающая колокольным звоном, красотой, духовностью, неземным своим полётом. Вот об этой России и напоминают, её создали в себе и хранят эти бесчисленные русские святые – от Феодосия Печерского, который в самом сердце Киева создал очаг духовной жизни, от преподобного Сергия Радонежского, просветившего тьму северных лесов и безысходно тяжёлой жизни до преподобного Серафима Саровского с его светлой пасхальной радостью, до бесчисленных, безвестных, тихих праведников наших дней, которые в основу своей жизни положили слова христианского призыва: «Духа не угашайте» (1 Фес.5:19). Об этой лёгкой России,  об её красоте и правде говорить в наши дни не принято, напротив, её приказано забыть, как если бы её никогда, и не было; но она была, есть и будет».
   
«Для чего тысячу дней и тысячу ночей стоял  на камне в лесной гуще в одиночестве Серафим Саровский, как не для того, чтобы в самом конце этого длинного подвига собирания души, просветления сознания, очищения ума, вернуться, наконец, к подлинной детскости, то есть именно к целостности; как не для того, чтобы снова увидеть Божий мир и в нём каждого человека как брата, как радость, ибо с этими  словами: «Радость моя!» - обращался он к каждому приходящему к нему».
  
 «Есть, есть в русской святости нечто с трудом определяемое, но явственное, оно  и в русском почитании Божьей Матери, и в русском почитании святых выражается. Может быть, это наши иконы (вспомним преподобного Серафима, умирающего пред образом Умиления)? Так вот, это – главный наш золотой запас. Его нужно знать и изучать. Не только для того, чтобы раз в год праздновать день Всех святых в земле Российской просиявших, а потому, что здесь мы находим некий камертон для настроя всей духовной жизни».
       
В цикле праздничных проповедей первая беседа на Троицу о духовности посвящена отцом Александром преподобному Серафиму. «Современный человек живёт в обществе, в мироощущениях, в идеологиях, отражающих духовность, иными словами отрицающих возможность для человека приобщиться высшей духовной реальности; более того, отрицающих именно духовное призвание человека, предназначенность его к одухотворению, к тому рождению от Духа (Ин.3:5-8), о котором говорит Евангелие.
    
Но есть в русской истории событие, которое замалчивают казённые историки, но в котором духовная реальность этого мира явлена. Событие это произошло не в столицах, не в центрах, не там, где шумит повседневная жизнь и общественная шумиха, а в отдалённых от этих центров лесах, серым, ничем не замечательным зимним днём. Это событие – разговор между, опять-таки простым и ничем не замечательным человеком по имени Мотовилов и стареньким монахом Серафимом, с юности ушедшим в Саровский монастырь и жившим в одинокой избушке среди леса.
    
Серафиме не был ни известным, ни вождём, но слава его росла, люди к нему шли, и на все вопросы он всегда отвечал одно и то же. Он говорил, что цель жизни человека - в стяжании Святого Духа, в одухотворении, вхождении, иными словами, в высшую духовную реальность, которая обычно закрыта бывает от нас нашими повседневными делами и делишками, заботами и суетой. Но Мотовилов не удовлетворился этим ответом или, может быть, не понял его, как не понимает его современный человек, требующий всему научные объяснения и научные доказательства.
    
Вот в одинокой беседе со старцем, беседе, которую он почти сразу  после того записал, старец согласился ему поведать, в чём выражается, в чём состоит это одухотворение, это стяжание Святого Духа. Конечно, можно не поверить ей, можно отвернуться от неё как от чего-то несущественного, странного, не имеющего отношения к нашей жизни, - одного только нельзя сказать: что это просто выдумка и ложь. Мотовилов не был журналистом, не был профессиональным писакой – это раз, а два – это то, что такого  не выдумать, и значит, что-то было, значит это было.
    
Но и ещё поразительнее то, что опыт этот не единичный. Оказывается, что- то, что произошло в снегом заваленном лесу Сарова, происходило почти так же совсем в других местах, совсем в других условиях, давно и недавно, далеко и вблизи от нас, и происходит сейчас.  Мы живём окружённые свидетелями Духа  и свидетельствами о духовности. Но в своей гордости, научности, занятости мы решили не замечать их. Но если о чём тоскует наша эпоха, так  это о Духе и о дарах Его, свете и радости, тишине и мире, теплоте и вере. Пора, пора за суетой, нищетой нашей жизни увидеть другое, пора серьёзно вспомнить о Духе и духовности.
    
Преподобный Серафим – только один из тысячи таких свидетелей о Духе. За его опытом, за его словами стоят опыт и слова тысячи людей. Неужели у нас не найдётся времени послушать их?»
    
Отчасти, на прозвучавшие вопросы о. Александра даёт ответ автобиографическая статья «Около св. Серафима» писателя Бориса Зайцева, написанная им к 100-летию кончины старца Серафима и читаная в церкви парижского рабочего пригорода Булонь-Бийанкура, в котором он жил с 1932г. По свидетельству его жены, писавшей В.Н. Буниной (жене писателя) 2 марта 1933г. «Церковь была набита битком, и чтение Зайцева прошло с успехом». Но как сам рассказывает  писатель до этого предстоял долгий путь ученика реального училища в Калуге, приезжавшего на каникулы в село Балыково рядом с Саровом, где его отец служил управляющим на металлургическом заводе. Предоставим слово самому писателю: «В юности пришлось мне некоторое время жить близь Сарова – всего в четырёх верстах. Знаю Тёмниковские и Ардатовские леса, знаменитый бор обители Преподобного: сорок тысяч десятин мачтовой, удивительной сосны и ели. Лес этот заповедный: монахи не позволяли охотиться в нём – был он полон всякого зверья – и медведи, и лоси водились в нём. (Мы с отцом стреляли иногда тетеревов на пограничных с саровской дачей вырубках.)
    
Всё это было так дивно! – в конце прошлого века. Мы жили рядом, можно сказать, под боком с Саровом, и что знали о нём! Ездили в музей или на пикник. Линейка тройкой выезжала с Балыковского завода, ехали деревушкой Балыково, потом темниковским большаком, по песчаной дороге с колеями, со старыми деревьями. Начинался, наконец, лес. Тут  сразу становилось сумрачно, сыро, духовито… Да тут может выскочит с ягодника какой-нибудь увалень- мишка, - вовсе не страшный  и людей бегущий, то есть таких людей, как мы, в ком чувствует недругов. От Серафима не бежал бы.
    
Самый монастырь – при слиянии речки Саровки с Сатисом. Саровки не помню, но Сатис -  река красивая, многоводная, вьётся средь лесов и лугов. В воспоминаниях вижу лёгкий туман над гладью её, рыбу плещуюся, осоку, чудные луга…
    
А в монастыре белые соборы, колокольни, корпуса для монахов на крутом берегу реки, колокольный звон, золотые купола. В двух верстах (туда тоже ездили) – источник Святого: очень холодная вода, в ней иногда купают больных. Помню ещё крохотную избушку Преподобного: действительно, повернуться негде. Сохранились священные его реликвии: лапти, порты – всё такое простое, крестьянское, что видели мы ежедневно в быту. Всё-таки пустынька и черты аскетического обихода вызывали некоторое удивление, сочувствие, быть может, тайное почтение. Но явно это не выражалось. Явное наше тогдашнее, интеллигентское мирочувствование можно бы так определить: это всё для полуграмотных, полных суеверия, воспитанных на лубочных картинках. Не для нас.
    
А около самой пустыньки святой тысячу дней и ночей стоял на камне, молился! Всё добивался – подвигом и упорством, взойти на ещё высшую ступень, стяжать Дар Святого – Любовь: и стяжал! Шли мимо – и не видели. Ехали на рессорных линейках своих – и ничего не слышали.
    
У прислуги нашей, в кухне Балыковского завода, висели на стенке засиженная мухами литография: «св. Серафим кормит медведя». Согбенный старичок даёт зверю сухую коку – тот мирно ест её. Для нас всё это тоже «лубок» и «легенда». Но читали ли мы Дивеевскую летопись? Нет, в Дивеево ездили за постой, да иногда к монахиням, мать заказывала, кажется, какие-то рукоделия. Вот и всё. (Правда, надо сказать, в то время и книг о преп. Серафиме не видно было. Откуда их и достать.)» Хотя их не было в домашней библиотеке Зайцевых и того круга общества, которое он описывает, но в период 1840-1903 гг. было выпущено тридцать с лишним жизнеописаний.
    
«В Дивеевской же летописи существует ясная запись старицы Матрёны Плещеевой, навестившей Преподобного в пустыньке, где он именно и занимался в тот час…кормлением медведя.
     - Особенно чудным показалось мне тогда лицо великого старца: оно было радостно и светло, как у ангела.
    
Без медведя не обходится русский северный святой – мы с медведем знакомы со времён св. Сергия Радонежского. Но скептику легче сказать: «Легенда!». Серафим жил почти на наших глазах, во всяком случаи на глазах наших дедов (а то и отцов. Мне самому рассказывал покойный писатель В Ладожский, что его мать бывала у преп. Серафима.) и медведь Серафима, ешё, кажется, народнее Сергиева: сколь ни помню я степенных наших кухарок, в Тульской губернии, в Москве – скромный, сутулый Серафим с палочкой, как светлый Рождественский дед, всюду за нами следовал. Только «мы»-то его не видели. Нами владели Беклины, Боттичелли… В некоем отношении были много нас выше».
 
Далее Зайцев приводит отрывки из жития преподобного и беседу о Святом Духе, после чего продолжает свой рассказ. «Мне пришлось покинуть окрестности Сарова до начала этого века. В июле 1903 года «убогого «Серафима причислили к лику святых и прославили его мощи, в Сарове же, при безмерном стечении народа. Приезжал Государь с семьёй. Очевидцы передают, что торжество было необычайное, подъём духа удивительный. Как бы некоторая «Пасха». Об этом, впрочем, святой говорил в своё время.
    
Тем же летом 1903 года появились в «Московских ведомостях» записи Мотовилова (пролежавшие в Дивеевском монастыре 60 лет). Разумеется, никто из нас, их тогда не читал. Мы проглядели  самую  канонизацию святого. Прекрасно помню лето 1903 года. В газетах конечно(«по приказу начальства»), писали о Саровских торжествах, а в обществе посмеивались.
     - Не ко времени святого открывают!
    
Мы считали, что открывают его архиереи и урядники. Ни малейшеё роли не сыграл преп. Серафим тогда в моей жизни, ни в жизни окружающих. Говорю о себе потому, что был как все. Юноша из интеллигенции.
    
Преподобный ушёл к простому народу, в лубочные картинки с трогательным своим медведем.
    
Слово «Серафим» значит «пламенеющий», «сжигающий». Святой, носивший имя это в Сарове, был глубоко русский, корневой человек из купеческой семьи. Во всех рассказах и записях о нём чувствуешь тёплый и житейский народный тон, очаровательный в стихийности своей русский  язык, доброту, улыбку, даже будто простоватость. Это некогда статный, а потом «согбенный» старичок мог охать, говорить «во, матушки мои», «радости мои», «Ваше Боголюбие» - был как будто бытовым и простонародным явлением Александро-Николаевских времён. Как фон за лесами саровскими – крепостническая Россия, Пушкин, Гоголь, помещики в  бричках, архиереи в каретах…
    
Оболочка несла в себе духовное существо – раскалённый, белый свет Любви, Им-то вот он и сжигал! Как вокруг солнца, была вокруг него сияющая газовая атмосфера с протуберанцами. Этот свет – дар Духа Святого, стяжание которого почитал Преподобный целью христианской жизни.
    
Если бы люди, большинство или частично их, действительно стремились к стяжанию Святого Духа, жизнь была бы иной и не требовала бы грозного суда. Может быть, это был бы и рай?
    
Преподобный Серафим чувствовал, трагедию бытия и о будущем, наряду с «Пасхой», прозвучали у него горькие слова.
     
«..Радость будет на самое короткое время. Что дальше матушки, будет… Такая скорбь, чего от начала мира не было?» И ещё: «Время придёт такое, что Ангелы не будут поспевать принимать души».
    
Всё это мы уже видели, отчасти и на себе пережили. Многое изменилось и в нас. Тяжкий путь прошла русская интеллигенция – на родине почти погубленная, в изгнании тяжело дышащая, но живая! Изгнание отдалило её физически от Сарова. Но прежнего Сарова ведь и  нет. Саров уничтожен, разгромлен… лишь Преподобный вознесён ещё выше. Ослепительный его, серафимовский белый свет ещё ослепительней. Издали, с чужой бездомной земли не ближе ли он русским людям – некогда его не прославившим?
     
…Может быть, и скорей почувствуешь, душою встретишь св. Серафима на грязных улицах Бианкура, чем некогда в комфортабельном и богатом доме Балыковского завода».
    
Воссоздать, сохранить, а кому-то и вновь обрести, чтоб затем  передать пространство Святой Руси на просторах русского зарубежья, которое раскинулось по всем континентам, было не просто основополагающей целью русской жизни, этим мироощущением пронизана вся жизнь русского зарубежья. И первыми заступниками и помощниками в этом деле было покровительство Пресвятой Богородицы, и того, кому была открыта судьба России преподобному Серафиму. В Харбине при Иверском храме в 30-е годы был организован Серафимовский приют  для мальчиков сирот, дававший им не только хлеб насущный, но и образование. Впоследствии члены Серафимовского кружка организовали благотворительную столовую, приют для престарелых и ясли. Многие выходцы приюта получили среднее и высшее образование, что помогло им устроиться в жизни. Разъехавшись по разным странам мира, они с благодарностью вспоминали приют преподобного Серафима.
    
В его честь освятили храм в Калифорнии в Монтерей.  В канадских прериях провинции Альберта появился в 1930-е годы на озере Белая Рыба скит «Град Китеж». Его основал монах Иосаф родом из Тихвина, со временем став епископом Эдмоским, он основал скит в честь преподобного Серафима. Он издал первую в Канаде книгу «О цели христианской жизни». В этих трудах ему помогал иеромонах Илия. Он был строителем Серафимовского храма в Ново-Дивеево, где окончился его земной путь.
    
К образу Серафима Саровского, его духовному опыту обращались духовные писатели русского зарубежья. Это говорит о значимости духовного образа, духовного пути преподобного Серафима. Это духовное наследие, бережно  хранимое ими, вернулось сейчас к нам, и в этом то же видится закономерный итог, как знать может, и молитвами преподобного вновь воссоединилась наша Церковь. 
 
Историк церкви и духовный писатель Тальберг в своём месяцеслове православных святых поместил статью, составленную по книге, Бог весть какими путями, но явно не без промысла Божьего,  попавшая и найденной им в главной городской библиотеке Нью-Йорка. Статья «Раннее свидетельство о чертах жизни и подвигах преподобного Серафима» составлена по книге «Сказания о подвигах и событиях жизни старца Серафима иеромонаха, пустынника и затворника саровской пустыни с присовокуплением жизни первоночальницы Дивеевской женской обители Агафьи Семёновны Мельгуновой», составлено иеромонахом Нижегородского Печёрского монастыря, прежде монаха Саровского монастыря Иоанном Быхановым. Издана иждивением С.-Петербургского I гильдии купца и потомственного гражданина Павла Ивановича Кудряшова, благотворителя Дивеевского монастыря. 1849 года 16 лет после представления преподобного. СПб типографии морского кадетского корпуса.
 
Книгу «Преподобный Серафим Саровский Чудотворец» написала в Америке духовная писательница Елена Юрьевна Концевич, которая являлась хранительницей архива, другого духовного писателя Сергея Нилуса, нашедшего и опубликовавшего «Беседу  преподобного Серафима с Мотовиловым о стяжании Духа Святого». Её перу, принадлежат книги о русском старчестве: «Оптина пустынь и её время», «Стяжание Духа Святого в путях Древней Руси». В этой книге она время, когда подвизался преподобный, относит к периоду гонения на монашество и его духовное возрождение, которое связано с Паисием Величковским и  старцами Оптиной пустыни. А связующей нитью между ними стал Серафим Саровский. Концевич была духовно связана с Серафимом Роузом  и святителем Иоанном(Максимовичем), первый помогал ей в её трудах, второй духовно окормлял.
    
С благословения Архиепископа Шанхайского и Сан-Францициского Иоанна (Максимовича) началось миссионерское движение, в городе стали открываться книжные магазины с кофейнями, где велись беседы и лекции, звучала церковная музыка, и проходили выставки. В одном из таких магазинов за прилавком стоял молодой американец, будущий монах Серафим (Роуз).  Владыка Иоанн отошёл ко Господу во время архипастырского визита, когда посещал г. Сеаттл с чудотворной иконой Божьей Матери Курской-Кореной. Перед Одигитрией Русского Зарубежья закончился земной путь этого праведника. В сборник проповедей, посланий и поучений, вышедший к его прославлению, вошла проповедь, посвященная преподобному Серафиму, сказанная им в Сербии в 1928г. Но прежде приведу отрывок из «Похвального слова» к прославлению самого о. Иоанна, в котором есть пример, где его сравнивают с преподобным Серафимом: «И так сей святой муж, достигнув превысокой степени духовного совершенства, украсил мир наш прелюбодейный и грешный, не принявший его. Ему за добро платили чёрной неблагодарностью, но, тем не менее, Святитель, ожидая мзду на небеси, был твёрд, покоен, добр и прост сердцем, прислушиваясь к изречению Священного Писания: «не побежден, бывай от зла, но побеждай благим злое» (1 Рим.12.21). «Если бы ты знал, - говорил преподобный Серафим Саровский, - какая радость, какая сладость ожидает душу праведника на небе, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением. Если бы эта келия полна была червей, и если бы эти черви ели плоть нашу во всю временную жизнь, то со всяким желанием надобно было бы на это согласиться, чтобы только не лишиться небесной радости». И ныне сияя неизреченную славою небесною, наш приснопамятный Архипастырь торжествует над видимым и невидимыми врагами своими!»
 
«Среди лета запоют Пасху» - сказано было некогда в Сарове. Прошло 70 лет  после смерти, и 19 июля 1903 года вся Русь огласилась хвалебными песнями, прославляющими Бога и Его угодника. Действительно, вся Русь ликовала тогда, как в день Святой Пасхи, даже больше.
    
Наступили потом страшные дни для России, но не умерла и не ослабла память о преподобном Серафиме. Так же притекают к нему русские люди, прославляют его на терзаемой Родине, и во всех концах мира, где они рассеяны. С жизнью преподобного Серафима начинают знакомится и другие народы; его жизнеописание переводится на разные языки, вызывая не только восхищение, но и стремление многих применить в своей жизни уроки, даваемые нам жизнью преподобного Серафима. Так, несмотря на все перемены, происходящие в мире, память преподобного Серафима не только не меркнет, но и остаётся светильником, всё ярче светящим человечеству.
    
Подобное было и в дни его земной жизни. Рушились города, восстанавливались царства, с 12 народами шёл в Россию, а потом с позором её покинул Наполеон, горела и опять восставала из пепла Москва, устраивались восстания и были судимы декабристы, а преподобного Серафима как бы и не касались эти события. Он весь был занят достижением «единого на потребу» работал над «своим духовным возрастанием». «Эгоист, замкнутый в себе», «невежда, не интересующийся ничем, кроме того, что лично его касается» - так сказали бы про него многие мыслители, не желающие видеть и малейшей пользы в подвигах самоусовершенствования. Но вот умирает инок Серафим. Казалось бы совсем теперь должен, изгладится из людской памяти облик этого старца, так упорно убегавшего от мира. Но начинается целое паломничество к его гробу со  всех концов России, прибегающие к нему получают помощь, утешение и назидание, а почитание его начинает, распространятся и среди других народов. В чём же сила преподобного Серафима? В чём его подвиг? Он стремился к осуществлению заповеди Христовой: «Будьте совершены, яко же Отец ваш небесный совершен есть»; он трудился над тем, чтобы восстановить в себе первозданный образ человека, испорченный впоследствии грехом. Преподобный Серафим достиг своей цели: он победил грех и стал преподобным, сделался во истину подобием Божьим. Мы не можем видеть невидимого Бога. Но Господь нам даёт видеть Себя в Своих подобиях, в Своих угодниках. И вот одним из таких подобий стал преподобный Серафим. В нём мы видим восстановленную человеческую природу, освобождённую от рабства греха. Он есть воплощённое олицетворение победы вечного над преходящим, святости над грехом, добра над злом. Преподобный Серафим всех призывает своим примером следовать по пути, указанном Христом. Он зовёт бороться с грехом и своими недостатками, являясь маяком  для всех, ищущих спасения. Преподобный Серафим призывает искать высшего блага, плода духовного, о котором апостол Павел сказал: «Плод же духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание». Но для сего нужно «плоть распять со страстями и похотями».
    
Тяжёл путь к небесному царству, ибо грех овладел человеческой природой и испортил её. Имеет каждый из нас грехи личные. Есть и грехи общественные, в которых грешен весь народ. Так весь русский народ грешен в том, что оставил благочестивую жизнь и обычаи своих предков, начал принимать  и искать чуждое ему, неправославное, что верил клеветам, распотраняемым про Памазаника Божия, и позволил сперва сорвать  венец, а потом погубить со всей семьёй, его благочестивого Царя, первого припавшего к мощам преподобного Серафима.  Преподобный Серафим зовёт всех к покаянию и к исправлению жизни, и личной, и общественной. Хоть и тяжёл этот путь, но угодник Божий поможет идти им. Преподобный Серафим – маяк и светильник на этом пути; он же и помощник.
    
Молитвами преподобного Твоего, отца нашего Серафима, Господи, даруй покаяние и победу над грехом нам, грешным, и введи нас в Твоё небесное царство. Аминь».
    
В своей книге «Время веры» беседы с русским народом, вышедшей в 1954г. архиепископ Сан-Франциский Иоанн (Шаховской) обращается к образу Серафима Серовского в беседе под названием «Преподобный Серафим»:
     
«19 июля 1903 года в России, в Тамбовской губернии, в обители Саровской, совершилось прославление преподобного Серафима Саровского Чудотворца. Рядом с именем Сергия Радонежского это имя засияло над русской землёй.
    
Родился преподобный в Курске 19 июля 1759 года; скончался он в 1833 году. Звали его Прохор Мошин. Уже с детства в нём была заметна особенная религиозная одарённость, и к 18 годам сложилось у него твёрдое решение посвятить всю свою жизнь Богу в иночестве. Прохор стал послушником, вошёл в монастырскую семью Саровскую.
    
Истинное монашество есть совершеннейшее явление общинности, общности, основанной на вере, любви и свободе человека. Вводить общность жизни насильственно, государственно, -  это значит строить на песке, идти на сообман или обман других. Чтобы начать жить полной общей жизнью с другими, надо, прежде всего, побороть в себе эгоизм, стать истинным братом, или сестрой, для других, и чтобы другие стали для тебя братьями и сестрами. Но братское отношение к людям возможно лишь при отречении от своей эгоистичности и при живой вере в Бога, Отца всех людей.
    
Единства и общности душ человеческих на почве материальных ценностей, конечно, не может быть. Материализм разделяет и обособляет. Материализм есть начало эгоистическое, разделяющее. Если материалисты бывают жертвенными, то вопреки своему материализму, в силу своей духовной  человеческой природы. История нам показывает, что даже монастыри, когда они делались слишком хозяйственными (в ущерб духовной жизни), разрушались. Без духа всяк тело есть труп. В силу этого объединение людей в материализме – не может сблизить их, не может дать счастья человечеству. В человечестве, обладающем нравственной свободой и бессмертной личностью, единство жизни осуществляется лишь в духе высокой веры и истины. Таков закон жизни в человеке. Лишь по мере преодоления своих эгоистических склонностей, материалистических идей и звериных инстинктов, человек способен войти в настоящее единство с другим человеком. Смысл христианского монашества  и жизни Церкви есть соединение людей в истинно общую жизнь, во Имя Христово.
    
Много было преподобных, нашедших в себе Божие подобие, в мире и в истории России. И одним из самых ярких выразителей этого духа,  Христова духа, на Руси явился преподобный Серафим.
    
Жизнь Его показывает, какое спасительное значение  для многих людей имеет очистившейся, к Богу пришедший человек. Он является посланником Божьим в мире. Есть люди, сами себя творящими вождями. Есть люди, избираемые своими единомышленниками. А есть посылаемые на служение человечеству Самим Богом.  Только такие приносят  истинный и для всех сладкий плод.
    
После долгого пребывания в монастыре, в труде, богомыслии, послушании, покаянии, отшельничестве  и молитве преп. Серафим вышел к людям – исцелять их. Множество душ получило от него укрепление, обновление и исцеление!
    
«Стяжи в себе мир и вокруг тебя спасутся тысячи», - говорил он; поручал: «С ближним нужно обходится ласково, не делая даже и видом оскорбления…Дух смущённого или унывающего человека надобно стараться ободрить словом любви. Все мы требуем милости Божьей…Осуждай дурное дело, а самого делающего не осуждай… Тело есть раб души, а душа царица; а потому часто, милосердием Божьим, бывает и то, что, когда тело изнуряется болезнями, человек приходит в себя… Кто переносит болезнь с терпением и благодарением, тому она бывает как подвиг и даже более подвига…
    
Смерть старца не прервал светлого потока его добра и молитвенной помощи людям. Ещё более расширился этот поток. И до наших дней он несёт благодать по русской земле и оживляет человеческие сердца».
 
На пути к воссоединению

По-разному на протяжении десятилетий шла жизнь разделённой церкви, это обусловлено разными условиями существования. Разделение оказалось не только в пространстве, в начале - политическими событиями, которые стали затем и непримиримым препятствием в духовном единении. Но все разделения и разногласия позади, потому что, и здесь, и там, по обе стороны во главе угла стояла основополагающая задача - сохранение церкви и её духовных основ. И этому предшествовало одно событие.

В воскресенье, 12 ноября 2006 года, по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Лавра, Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, и во исполнение желания митрополита Филарета (Вознесенского) и завещания его келейника протодиакона Никиты Чакирова, митрофорный протоиерей Роман Лукьянов, настоятель Богоявленской церкви в г. Бостоне, в торжественной обстановке передал в дар Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II посох и облачение третьего Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. Согласно письменному завещанию протодиакона Никиты, дубликаты архиерейских облачений покойного владыки первоиерарха, которые он изготовлял за свой счет были переданы о. Роману для хранения. «А в своё время, когда Господь освободит Родину Россию, когда наступят благословенные дни, предсказанные преподобным Серафимом, Саровским чудотворцем, - тогда отвези их на нашу Родину. Передай Святейшему Всероссийскому Патриарху, а одно облачение обязательно в Дивеевскую лавру». Это пророческое письмо написано в 1987г. Но сами слова завещания принадлежат митрополиту Филарету, переданные ему тайно владыкой перед смертью. Когда ещё ничто не предвещало, тех перемен ни в России, ни в отношениях между разделённой церковью. Но само это событие стало преддверием воссоединения РПЦ и РПЦЗ. Это примечательное событие промыслительно связано с жизнью, как митрополита Филарета, так и его келейника продьякона Никиты. И в этих событиях мы можем увидеть связь, с  батюшкой Серафимом и пресвятой Богородицей,  их незримого покровительства. Так что можно сказать через неё, а мы хорошо знаем об особом Почитании Божьей Матери преподобным Серафимом, зарубежная церковь находилась под их молитвенным покровом.
    
Будущий первоиерарх родился в год прославления преподобного Серафима на его родине в Курске 22 марта 1903г. Потом был переезд в Благовещенск, а после революции скитания на чужбине, сначала русский Китай, Харбин, где он принял монашество и священный сан. Не принимая советской власти, он до 1962г. не мог выехать теперь уже из коммунистического Китая. Затем была далёкая Австралия. 31 мая 1964 года в соборном храме Знамения Божией Матери, состоялось торжество настолования нового Первоиерарха, в котором хранилась главная  святыня всего русского зарубежья. Он нес предстоятельство Зарубежной Церкви в течение 21 года. Митрополит любил бывать в Ново-коренной пустыни. При митрополите Филарете в Зарубежной Церкви начались общецерковные прославления святых, предвосхитившие их прославление на Родине: святого праведного Иоанна Кронштадтского (13 ноября 1964 года), преподобного Германа Аляскинского (25/26 июля 1970 года), святой блаженной Ксении (24 сентября 1978 года), и, важнейшее из них, святых Новомучеников и Исповедников Российских (1 ноября 1981 года). Владыко Филарет отошёл ко Господу 21 ноября 1985г.
    
О. Никита родился 21 марта 1933г. в столице русского Китая г. Харбине. В Харбине жил до 1957г. Переселился в Австралию, но значительную часть времени проводил в США. В Нью-Йорке основал издательство при Комитете русской православной молодежи и Синоде Русской Православной Церкви Заграницей. Издательство выпускало красочные церковные календари, духовные книги и брошюры. Организовывал паломничества православной молодежи в Святую Землю. Скончался 21 августа 1987г. Главным делом его жизни был Комитет Русской Православной Молодежи был основан протодиаконом Никитой Чакировым в 1968 году. Отец Никита был преданный келейник третьего первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей, Митрополита Филарета Вознесенского, благословившего это миссионерское дело. В своей деятельности комитет руководствовался высказыванием религиозного философа Ивана Ильина.  «Быть русским значит не только говорить по-русски. Быть русским значит верить в Россию так, как верили в нее все русские великие люди, все ее гении и строители. Мы, русские люди, призваны не только знать историю своего отечества, но и видеть в ней борьбу нашего народа за самобытный духовный лик. Мы должны по-новому – духовно и религиозно осмыслить всю историю русской культуры. Верить в Россию значит видеть и признавать, что душа ее укоренена в Боге и что ее история есть возрастание ее от этих корней»…
 
Комитет Русской Православной Молодёжи

При создании Комитет преследовал несколько целей: доставление духовного материала Православным в России, угнетенной советским атеистическим режимом; финансовую поддержку монастырям зарубежья; просвещение русских, живущих зарубежом в свободном, но не православном мире; и воспитание молодежи в русской Православной традиции. Чтобы достичь эти цели, Комитет Русской Православной Молодежи издавал духовные и исторические книги, печатал православные календари, устраивал паломничества и молодежные собрания. Всего этого добивался своими необыкновенными организаторскими способностями протодиакон Никита Чакиров вплоть до своей смерти в 1987 году.
    
При создании, календарь Комитета Русской Православной Молодежи, проектированный и изданный протодиаконом Н.Чакировым, был единственный иллюстрированный календарь в русском зарубежьи, посвященный Православным святыням и русской истории. Чтобы быть более полезным в нашем обществе, с 1996 года Комитетский календарь стал двуязычным.

Подчас  скупы бывают биографические строчки, тем ценнее бывают свидетельства людей, близко знавших. Обратимся к воспоминаниям прот. Константина Федорова «С Владыкой митрополитом было хорошо и просто». Из воспоминаний о святителе Филарете (Вознесенском) «Владыка митрополит, бывало, соберет молодежь, то в столовой у кого-нибудь, то в Новой Коренной пустыни. Он очень любил эту пустыньку, в которой я потом служил до моего нового назначения лет двенадцать. Протодиакон Никита Чакиров, который был келейником Владыки митрополита и всегда горел большой любовью к России. Он сам не дождался того момента, когда стало возможным приехать сюда. Я помогал ему, помню, еще много лет назад делать нательные крестики для передачи их в Россию. Протодиакон Никита по благословению Владыки митрополита собрал кружок молодежи. Молодежь была от совсем маленького возраста до более зрелого. Все были в Комитете молодежи, все горели любовью к России и занимались главным образом издательством, причем большая часть изданных тиражей уходила в Россию. Подпольно, конечно».
    
Много трудов издал этот Комитет молодежи. Среди изданий комитета под редакцией о. Никиты книги о истории Отечества и о последнем Российском императоре, её святынях и святых, особо почитаемых о. Иоанне Кронштадском и преподобном Серафиме.
 
Приведу лишь небольшую часть изданных книг: Святая Земля – Иерусалим. Св. Гора Афон. – к 50-летнему юбилею Русской Зарубежной Церкви.(1970), Монастыри и храмы Святой Руси (1973), Царские коронации на Руси (1971), Чудотворные иконы Божией Матери в Русской Истории (1976), Паломничество Царя Мученика по древним Российским городам….(1985), В Мире Молитвы. св. о. Иоанн Кронштадтский (1987), «Дивеевская тайна и предсказания о Воскресении России. Преподобный Серафим Саровский чудотворец». В эту книгу, подготовленную в 1981 году «Комитетом Русской Православной Молодежи Заграницей», вошло жизнеописание Преподобного, составленное замечательным церковным публицистом Евгением Поселяниным, переиздана она в России, 2009 г. издательством Вече.  


    
Плоды деятельности созданного о. Никитой комитета не канули в лета, он продолжает свою деятельность. Попавшее ко мне в руки одно из изданий, видимо, и есть дошедшее в те годы до адресата духовное послание из русского зарубежья. Называлось оно "сказания о Русской земле. Предпразднование в США 1000-летнего юбилея Крещения Руси".  Оно-то и подвигло меня  на сбор материала для этой статьи.
 
Юбилейные торжества к 1000--летию первых русских мучеников
    
В воскресение 5 июня 1983 г. в большом зале отеля «Волдорф-Астория»» Комитет Русской Православной Молодёжи устроил небывалое в истории Зарубежья торжество, на котором присутствовало 600 человек молодёжи во главе с иерархом зарубежной церкви Митрополитом Филаретом, архиереями, духовенством и монашествующими.
 
 
 
В преддверии 1000-летия крещения Руси было решено отметить 1000-летие первых русских мучеников св. Фёдора и его сына Иоанна. Также отмечалось 80-летие первоиерарха и 20-летие его архиерейского служения.
 
 
 
Сначала был отслужен молебен.
 
Была устроена праздничная трапеза, стол и икона Покрова были украшены живыми  цветами тонов русского национального флага.
 
 
 
 
 
Состоялся  концерт Русского Хорового Общества (хормейстер Качанов) и симфонического оркестра под управлением дирижера Букетова. В первой части были исполнены духовные песнопения на музыку Бортнянского, Чесснокова, Гречанинова и несколько русских песен, во втором отделении Пасхалия на музыку Римского-Корсакова, Отрывок из оперы Глинки «Жизнь за царя». Увертюра Чайковского «1812 год», и в заключение национальный гимн «Боже царя храни» исполнялся  всеми присутствующими.
 
Во время трапезы в перерыве концерта присутствующие поздравляли Владыку Филарета были поднесены поздравительные адреса и подарки. Игуменья Ариадна настоятельница Владимирской Богородицкой обители в Сан-Франциско, зачитав письменное приветствие, подарила список с мироточивой иконы Божьей Матери Владимирской, которое произошло в скиту в честь  преподобного Серафима.
 
 
 
Были прочитаны доклады архиепископа Иоанна Шанхайского «Значение Святого Православия в истории государства Российского» и «Покров Божьей Матери над русской землёй».
 
 
 
Было произнесено краткое слово о преподобном Серафиме Саровском и Дивеевской обители о. протодиаконом Никитой Чакировым.

Краткое слово о преподобном Серафиме Саровском и о дивеевской обители

1983 год является годом воспоминаний важных исторических событий.
    
12-го июля по старому стилю исполняется 1000 лет со дня мученической кончины первых мучеников русских – бояр-варягов Фёдора и сына его Иоанна. Эта мученическая кончина исповедников христианства до глубины души потрясла Князя Владимира и заставила его задуматься над вопросом вероисповедования, что в конечном итоге привело его к совершению исторического события принятия Веры Православной и Крещения всего русского народа.
    
В 1983 году также исполняется 150 лет со дня блаженной кончины дивного старца Саровской обители – отца Серафима. А через восемь недель, даст Бог, исполнится 80 лет со дня открытия и прославления его честных мощей. То были незабываемые дни, когда вся Россия, во главе со своим венценосным Божиим Помазанником – своим Царём – молилась у раки преподобного и много Божьей милости и чудес было ниспослано всем с верою к новоявленному Божьему угоднику прибегающим.
    
Говоря о преподобном Серафиме Саровском, невозможно не упомянуть о дивном заступничестве Пребогословенной Царице Неба и Земли – Пресвятыя Девы Богородицы над нашей Родиной. На заре принятия Россией св. Православной Веры Пресвятая Богородица заботится об устройстве первой русской обители – будущей Киево-Печёрской Лавры, и посылает 12 зодчих для построения святого храма в ней.
   
Преп. Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на Куликовскую битву, и Россия освобождается от татарского ига.
    
Преп. был Игуменом всея Руси и основоположником северного монашества – крёстным отцом Московского государства.
   
Преп. Серафим также тесно связан с историей Русского государства, но его деятельность в России будет впереди.
    
Он от юности Христа возлюбил и  Ему единому работати  пламенно возжелал. Он непрестанной молитвою и трудом в пустыни подвизался и умиленным сердцем любовь Христову стяжал.
    
Слышал ли кто из истории других христианских народов о той высоте, которую достиг русский старец Серафим?
    
Сама Пребогославенная Царица Неба и Земли 12 раз посетила преподобного в день воспоминания преславном Ей Благовещении Архангела Гавриила, что Она будет Матерью Божьей – Она посетила дивного преподобного старца Серафима и изволила ему сказать: «Не оставь дев моих Дивеевских». Старец отвечал: «О Владычице, я собираю их, но сам собой не могу их управить». На это Царица Небесная сказала: «Я тебе, любимче мой, во всём помогу». После добавила: «Скоро, любимче мой, будешь с нами».
    
По указанию Пресвятой Богородицы, преп. Серафим устроил Дивеевскую обитель – это четвёртый удел Матери Божьей на нашей грешной земле.
    
Любил чудный старец говорить, что в Дивееве у него будет и Киев, и Афон, и Иерусалим.
   
Сама Пречистая обошла одно место и повелела вырыть канавку – и эту канавку, по обетованию, не сможет преступить Антихрист в последние времена.
   
Много говорил преподобный о великих скорбях, которые должны будут постигнуть Россию. Мы видим, что это уже совершилось, и страна наша и народ находятся в руках богоборцев.
    
Затем говорил преподобный о великой дивеевской тайне. Так пишет об этом Мотовилов: «Неоднократно слышал я из уст угодника Божия, старца о. Серафима, что он плотью своей в Сарове лежать не будет. И, вот, однажды осмелился я спросить его: - Вот вы, Батюшка, всё говорить изволите, плотию вы в Сарове лежать не будете. Так нешто, вас Саровские отдадут?
    
На сие Батюшка, приятно улыбнувшись мне ответил: - Мне, ваше Боголюбие, убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет,… но Господу Богу угодно взять меня, убогого Серафима, до времени от сея временной жизни и по сем воскресить, и воскресение моё будет, аки воскресение седми отроков в пещере Охлонской во дни Феодосия Юнейшаго.
    
«Открыл мне  - пишет далее Мотовилов, - сию великую и страшную тайну, великий старец поведал мне, что по воскресении своём перейдёт в Дивеево и там проповедь всемирного покаяния. На проповедь же ту, паче же на чудо воскресения, соберётся народу великое множество со всех концов земли, Дивеево станет лаврой, Вертемьяново – городом, а Арзамас – губернией. И проповедуя в Дивеево покаяние, батюшка Серафим откроет в нём четверо мощей, и, по открытию их, сам между ними ляжет. И тогда вскоре настанет конец всему».
    
Пути Господни неисповедимы и нам не дано знать, когда  это будет.

Однако можно с уверенностью сказать, что если Сама Царица Неба и Земли – Матерь Божия – обетовала, что Дивеево будет её уделом на земле и что Антихрист не сможет переступить канавку, - значит это будет так. Значит, придёт время, когда власть богоборцев падёт, Россия восстановится в прежнее Православное Царство, а преп. Серафим Саровский, одному Господу Богу ведомыми путями, будет вестником этого исторического события и восстановителем нашей Родины.
    
Дай Бог, чтобы эти дни настали скорей! Молитвенно будем просить Владычицу нашу Пресвятую Богородицу, избранника Ея преподобного Серафима Саровского, Новомучеников Российских и всех Русских Святых молитвенно предстательствовать пред Божьим престолом за Родину нашу и за всех нас, чтобы исправить нам греховное житие наше, исполнять заповеди Господни и правила церковные, быть верными Истине и сподобиться узреть будущую  славу Отечества нашего. Тогда, подобно Женам-Мироносицам, и мы услышим радостную евангельскую песнь о воскресении Христовом и вместе с небесными силами возблагодарим Царя царствующих и Господа господствующих о восстании Родины нашей.



Очень точно сравнил Борис Зайцев образ Преподобного Серафима с Рождественским дедом. На одной из дореволюционных рождественских открыток: «Добрый дедушка мороз, он нам ёлочку принёс», изображённый Рождественский дед действительно напоминает  преподобного.
 
 
 
Рисуют образ батюшки Серафима и на современных рождественских открытках.
 
 
 
Таким он предстаёт в святочном рассказе писателя Василия Акимовича Никифорова-Волгина (расстрелянного НКВД в Вятке 14 декабря 1941 г.), написанного им в Нарве в 1926 г. «Заутреня Святителей» (Под Новый год), давшего название сборнику его рассказов, впервые изданных в России.
    
"Белые от  снежных хлопьев  идут вечерними просторными полями Николай угодник, Сергий Радонежский и Серафим Саровский.
   
Стелется поземка, звенит от мороза сугробное поле. Завывает вьюжина. Мороз леденит одинокую снежную землю.
   
Николай Угодник в старом овчинном тулупчике, в больших дырявых валенках, за плечами котомка, в руках посох.
   
Сергий Радонежский  в монашеской ряске. На голове скуфейка белая от снега, на ногах лапти.
   
Серафим Саровский в белой ватной свитке идет, сгорбившись, в русских сапогах, опираясь на палочку…    развеваются от ветра седые бороды. Снег глаза слепит. Холодно святым старцам в одинокой морозной тьме.
   
- Ай да мороз, греховодник, ай да шутник старый! – весело приговаривает Николай угодник и, чтобы согреться бьёт мужицкими рукавицами по  захолодевшему от мороза полушубку, а сам поспешает резвой стариковской походкой, только  знай шуршат валенки.
    
- Угодил нам, старикам. Морозец, нечего сказать… такой неугомонный, утиши его, Господи, такой неугомонный! – смеётся Серафим и то же бежит вприпрыжку, не отставая от резвого Николы, гулко только стучат его сапоги по звонкой морозной дорожке.
     
- Это что ещё! – тихо улыбается Сергий. – А вот в  лето 1347-е, вот морозно было. Ужасти…
    
- Вьюжит. Не заблудится  бы в поле, - говорит Серафим.
    
- Не заблудимся, отцы! – добро отвечает Никола. – Я все дороги русские  знаю. Скоро дойдём до леса Китижского, а там, в церковке Господь сподобит и заутреню отслужить. Подбавьте шагу отцы!..
      
- Резвый Угодник! – тихо улыбаясь, говорит Сергий, придерживая его за рукав. – Старательный! Сам из чужих краёв, а возлюбил землю русскую превыше всех. За что, Никола полюбил народ наш, грехами затемнённый, ходишь по дорогам его скорбным и молишься за него неустанно?
     
- За что полюбил? – Отвечает Никола, глядя в очи Сергия. – Дитя она – Русь!.. Цвет тихий, благоуханный…Кроткая дума.  Господня…дитя Его любимое… неразумное, но любимое. А кто не любит дитя, кто не умилится цветикам? Русь – это кроткая дума Господня.
    
- Хорошо сказал, Никола,  про Русь. – тихо прошептал Серафим. – На колени. Радости мои, стать хочется перед нею и молится, как честному образу!
     
- А как же, отцы святые, - робко спросил Сергий, - годы крови 1917-й, 1918-й и 1919-й? Почто русский народ кровью себя обагрил?
    
- Покается! – убеждённо ответил Никола угодник.
    
- Спасётся! – твёрдо сказал Серафим.
    
- Будем, молится! – прошептал Сергий.
   
Дошли до маленькой, покрытой снегом  лесной церковки.
   
Затеплили перед чёрными образами свечи и стали слушать заутреню.
   
За стенами церкви гудел снежный Китежский лес. Пела вьюга.
  
Молились святители земли русской в заброшенной  лесной церковке о руси – любови Спасовой, кроткой думе Господней.
   
А после заутрени вышли из церковки три  заступника на паперть и благословили на все четыре конца снежную  землю, вьюгу и ночь".
   
 
Заключительным аккордом гимна русского зарубежья преподобному Серафиму пусть станут стихи Сергея Бехтеева, написанные им в Ницце в 1933 году.

Угодник

Памяти преподобного
Серафима Саровского

Старец Божий, старец кроткий,
В лаптях, с палкою простой,
На руке иссохшей чётки,
Взор, горящий добротой.
Сколько дивного смиренья
В страстотерпческих чертах,
Дивный дар богомоленья
Лёг улыбкой на устах.
Тяжким подвигом согбенный
Он идёт, гонец небес,
Прозорливый, вдохновенный,
Полный благостных чудес.
Благодатной силой веет
На молящих от него,
Гордый разум цепенеет
Перед святостью его.

Вадим Кустов, июль 2011 г.
Прислано автором 16 марта 2012 г.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com