Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 52 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Право знать как возможность жить

Юрий Вобликов - эколог и правозащитник, пропагандист и просветитель. Химический следопыт. В 1994 году в Нижнем Новгороде, на Днях Волги, услышал от Льва Федорова, президента Союза «За химическую безопасность», где в родной Пензенской области можно найти места уничтожения или захоронения химического оружия. Понял - надо искать. С момента решения прошло меньше недели - нашел, и ветеранов, и места. Дальше надо было объяснять населению и властям, что химическая опасность такого рода не имеет срока давности. Оказалось, например, что земля под химической базой Леонидовкой после 60 лет со времени применения и уничтожения химоружия содержит мышьяк в количествах до 88 000 выше предельно допустимых концентраций. Вобликов организует ежегодные эколого-правозащитные марафоны по местам применения химического оружия и зонам радиоактивного заражения от чернобыльских выбросов.

Автовелопробег лета 2002 года под названием «Правосудие» прошел через Тамбов, Пензу, Кузнецк. Почему Тамбов? Раньше в центре этого города хранилось на складах химическое оружие - снаряды, баллоны. В Тамбовскую область привезли только около 2 000 химических снарядов для подавления Тамбовского крестьянского восстания, точнее Тамбовской демократической республики партизанского края.

24 августа, в день провозглашения этой республики, расстрелянной и удушенной отравляющими веществами, общественность Пензы собирается в центре города, недалеко от драмтеатра, на месте храма Петра и Павла, который в свое время превратили сначала в тюрьму, потом в зернохранилище, а потом взорвали. Теперь здесь только скульптура сидящего человека, обхватившего голову руками так, что пространство между головой, треугольником рук и коленями по форме напоминает церковь, и в нем горит свеча. Память. Пензенская область возникла в 1939 году. До того эти земли были частью огромной Тамбовской губернии, куда входила еще полностью Липецкая губерния, треть Воронежской, один район Саратовской, четыре района Пензенской, 4-я часть Мордовии и часть Нижегородской губернии, половина Рязанской и один район Орловской. Рассказывает Юрий ВОБЛИКОВ:

РАСПУТЫВАЯ НИТИ СУДЕБ

- ...Наш земляк Тухачевский применял химическое оружие массово. Одна газовая атака - до 20 тысяч жертв, по черепам если посчитать.

Руководитель тамбовского зеленого движения и отделения Союза «За химическую безопасность» Любовь Михайловна Спиридонова первая выступила с инициативой присвоения Тамбовской губернии статуса «территории репрессий». Основание - то, что в России все участники восстаний с 1918 по 1921 год считаются жертвами репрессий, реабилитированы.

Химическое оружие применялось очень часто. Кроме того, ходили газогенераторные душегубки ГУБЧК, заходили и на пензенские земли. Приписывается их авторство Тухачевскому. Тогда же возник известный сейчас термин «зачистка». Душегубка - это фургон, обычно «рено», человек на 30, закрытый корпус. После подавления восстания таких машин ходило несколько штук, с 1921 по 1923 год, по местам восстания. Как считает Борис Васильевич Сенников, историк Тамбовской народной республики, для того, чтобы, не привлекая внимания, уничтожить квалифицированных свидетелей (грамотных людей, священников, учителей, врачей, фельдшеров, агрономов).

Был лучший друг Александра Степановича Антонова, начальника оперативного штаба 2-й повстанческой армии, - Фирсов. У него захватили в заложники жену и новорожденного. И сказали, что если он не сделает знак платком, когда приедет Антонов, - там была в засаде небольшая группа ВЧК, - то семью Фирсова расстреляют. Он выполнил их приказ. Антонов, отстреливаясь, почти ушел от группы захвата, но был ранен. Предпочел застрелиться, но не сдаться живым. Обнаженные тела его и его брата потом лежали в Тамбове для всеобщего обозрения - были выброшены на свалку. Душегубки привозили людей туда еще несколько лет. И, судя по всему, под набережной Тамбова лежит не один десяток тысяч во рвах... Сейчас там, как рассказывает Сенников, 10-метровая насыпь, под ней устроены тротуар и набережная, по которой гуляют отдыхающие тамбовчане.

Я поддерживаю тамбовских правозащитников. Две трети мужского населения, по данным Б. В. Сенникова («Холокост, или Правда о Тамбовской народной крестьянской войне» - о войне 1918-1921 гг.), было уничтожено. По его изысканиям я составил, наверное, первую в мире карту применения химоружия на территории Тамбовской губернии.

Племянник одного из руководителей восстания Александра Степановича Антонова священник Николай Мищенко рассказал, что он в 30-х годах залезал в сегодняшнее помещение центрального универмага в центре Тамбова и видел химические снаряды с черно-желтой маркировкой на латинском языке. Они лежали в центре Тамбова на складе до 1949 года. Свидетели подтверждают, что это были поставки из Германии.

Экологические права - это наша жизнь. Казалось бы, какое отношение имеет к сегодняшнему 2002 году крестьянское восстание на тамбовщине. Массовое применение химического оружия позволило подавить это восстание. Страшные экологические последствия артхимобстрелов сказываются до сих пор. Все мы знаем город Ипр по применению в его окрестностях отравляющего боевого вещества иприт.

Так вот, иприт был и у нас, как и снаряды с фосгеном и другими веществами. Артиллерийские химические обстрелы по приказу Тухачевского широко применялись, так же как и газобаллонные пуски. Достаточно сказать, что после одной газовой атаки под селом Пахотный Угол нынешней Тамбовской области, которая есть небольшой остаток крупнейшей когда-то губернии с населением 3,5 млн человек из 100 млн населения России в 1917 году, занимавшей 5 место по социально-экономическому развитию, нашли около 20 000 погибших. Это определили очень просто: найдя захоронение повстанцев, просто пересчитали количество черепов на квадратный метр - до 30 приходилось. Жертвы одной из таких атак. ...В селе Карай-Салтыки был ночной артхимобстрел, и повстанцев более ста километров гнали вверх по реке Вороне. Под селом Чернышево (сейчас это город Белинский) более 2 тысяч оставшихся в живых было уничтожено - остатки 2-й повстанческой армии.

Теперь мы изучаем историю, чтобы потом провести анализ на безопасность проживания на данной территории, отсутствие мышьяка и других отравляющих здоровье человека веществ. Массы химических снарядов складировались под селом Леонидовка Пензенской области, впоследствии широко и печально известным как место уничтожения химоружия первых поколений.

Мы изучаем экологические последствия применения химического оружия в местах заповедных и начала рек, таких, например, как Ворона, которая течет через несколько регионов. Очевидно, что склады химического оружия, накопленного для борьбы с Тамбовской демократической республикой партизанского края, были началом той базы химического оружия в Леонидовке, которая сейчас третья по величине в России и 80 тыс. штук химических боеприпасов которой отравляют нам жизнь. Как и в других местах, тяжкое наследство сейчас уничтожается незаконно, тайно, с непредсказуемыми экологическими последствиями - в Кировской области это уже доказано. Предлагаемая технология на комплексах аварийного уничтожения обеспечивает 98 процентов выбросов в виде аэрозоля, а фильтры задерживают только газовую составляющую. Эти установки стационарные, в закрытых ангарах, находящихся всего лишь в нескольких сотнях метров от населенного пункта и железной дороги, по которой мы в Нижний на конференцию приехали.

Мы, основываясь на материалах Льва Федорова, нашли как бы старшую сестру Леонидовки. Известно, что с 1933 года по приказу Тухачевского для обучения войск в местах летних сборов делалась специальная площадка не далее полутора километров от жилья площадью около 2 кв. км. На этой химплощадке заражалась боевыми отравляющими веществами территория, чтобы войска, утром идя на полигон, например, стрелять из артиллерийских орудий или пулеметов, или на простое стрельбище, в противогазах обучались правильному ношению защиты. И они шли через зараженный участок. А потом, отстреляв и проведя день, они так же через него возвращались. Карты полигонов не сохранились. Места эти не были даже тогда огорожены. Лев Александрович написал, что вот в 1939 году в середине августа полк 526-й покинул свое расположение под селом Селикса Пензенской области, бросив 399 ядовито-дымных шашек и ипритную бочку...

Я приехал, и первый же пожилой человек, к которому я обратился - просто спросил, кто здесь старожил, - показал на соседний дом. Пришел, спрашиваю. Да, говорит хозяин, я таскал эти химические банки. Мы нашли их в брошенных блиндажах у полигона. Порошок вроде там был - заставил нас чихать, нас чуть не рвало, чесотка была страшная.

Скорее всего это адамсит был. И потом ребята день отмокали в воде, так было сильно раздражение. Задумали, дело молодое, чтоб не одним им было приятно, в ближайшие выходные на танцах, где военные с полигонов, между танцующими парами прошмыгнули - кто обращает внимание на мальчишек - ну и сыпанули горстку-пятую. Естественно, порошок стал подниматься. Через пару минут танцующие высаживали не только двери, но и окна. Поскольку следы поражения четко свидетельствовали о применении химического оружия, соответствующие службы стали расследовать, почему, я думаю, появилось это донесение ОГПУ... Действительно были найдены 399 брошенных коробок с ядовито-дымными шашками. Этот шалун рассказал потом, что так же широко с этого полигона народ растаскивал для быта, для дома бомбы - пустые корпуса. Поступали очень просто - использовали их как ступы для толчения пшена, зерна, картошки для свиней. Я это нашел в 2001 году, 28 апреля, в День химической безопасности.

Так вот, пошел я тогда дальше. Пришел в школу, рассказываю об экологических последствиях химического загрязнения, а мне говорят: «Вы знаете, у нас такая штука сразу при входе в музей стоит». Открываю - она. Местные жители говорят: «Да у нас через двор такое валяется, все с него пробовали». Вот, наверное, оттого-то у нас в области первое место по смертности среди окружающих областей.

Эти оболочки из-под бомб никто не проверял, а народ растаскивал. Например, в Леонидовке - что вы хотите - у одной бабули для стока вод используется, к крыше она подставила. А рядом у нас городок Заречный, сородич Арзамасу-16, «большой специалист по разборке ядреных боеголовок», как их в шутку называют. Ну так вот там контейнеры из-под ядерных боеголовок служат для сбора дождевой воды.

Из расстрелянных при уничтожении советских химических бомб тех поколений, которые выпускал Дзержинск (подарочек из Нижегородской губернии нам на долгую память, но не на здоровье), у нас народ делал печи, поилки, титаны.

Рассказывали, что были у нас печи по сжиганию старых ипритных снарядов - готовились к приему нового вооружения - как раз на берегу Суры, в лесу. Охотники еще вспоминают, что в Козье болото побросали кучу снарядов. Сейчас это затоплено. Под зеркалом водохранилища находится. А ребята местные, когда началось затопление и печки эти для сжигания ипритных и других снарядов были разрушены, растаскали оттуда огнеупорный кирпич. Таскали, обменивались, играли ими, строили детские городки, как обычно. Ну а самые ушлые вообще применили в качестве орнамента у себя в баньках и парились с удовольствием. Химия! Жизнь!

"СКАЖИ, КУКУШКА!"

Пензенская обыкновенная экологическая частушка от Вобликова: «У родителей с химбазы наконец родился сын. И по химсоставу крови он был назван Диоксин». А еще есть характерный анекдот, для поднятия боевого духа: «Собрался народ на площади у часов с кукушкой. В Пензе есть такое шестиметровое сооружение, с домиком кукушки метр на метр. Кукует каждые полчаса. «Кукушка - кукушка, сколько нам, пензякам, жить?» Окрывается окошко, вместо кукушки Вобликов в противогазе, и молчит...».

Наша жизнь - это и продукты уничтожения химического оружия в виде мышьяка, с превышением в 100 тысяч раз допустимых концентраций на так называемых «Полянах смерти» - месте уничтожения, и Мертвое озеро... Есть у нас такое Мертвое озеро на горе у села Леонидовка, химической базы, чуть ниже села. В нем несколько сот вагонов с химическими боеприпасами было затоплено. Сейчас, по некоторым данным, на дне озера находится киселеобразная линза из остатков химического оружия, которая поставляет нам мышьяк и другие отравляющие вещества. И они, проникая через почву, через водоносные горизонты, текут во всех ручьях с этой горы, которая на 150 метров возвышается над нашей Пензой, по местам, где 4 пионерлагеря, лет 50... Внизу с 1978 года находится водохранилище, из которого воду забирают и подают через водопровод в наши дома. То есть нам, чтобы встретиться с последствиями уничтожения химоружия, достаточно открыть водопроводный кран. Я привез с собой на конференцию бутылочку... В ней и мышьяк, и диоксины. Сколько?

Официальные лица сообщали, что диоксины в 1,15 выше ПДК находятся в нашей воде. После хлорирования это уже 1,8 ПДК. После заполнения водохранилища в 1978 году пошел резкий всплеск онкологических заболеваний, числа врожденных уродств. Если раньше врожденных уродств было около 1,5 процента, то теперь в некоторых местах и случаях - 8,9 процента. Где два процента от числа рождений - считается, это место экологической катастрофы. У нас один из крупнейших в Поволжье онкологических диспансеров. У нас вообще веселое соседство. От химической базы до разборки этих ядреных боеголовок около 3 км. А еще где-то в паре-троечке км у нас завод по производству медпрепаратов, который в американских журналах «Ньюсуик» за 1991 год указан как место для производства биологического оружия. И если взять все это, что «ядреный городок» находится всего лишь в полукилометре от границы Пензы, а еще что мы являемся единственным областным центром, полностью накрытым чернобыльским облаком, со средней загрязненность 0,98 Ки на квадратный километр (у нас до сих пор несколько точек свыше 1 Ки находится в городской черте)... Когда вывозили загрязненную землю из-под детских садиков Пензы, то люди в некоторых селах выходили с вилами и обещали простреливать шины. Вот к ним эту землю не завозили. А грамотность людей разная. Дачники останавливали эти машины: а, везите чернозем ко мне на дачу!

Если б у кого-то нашлось 300 долларов, мы могли бы сделать простой анализ. Загрязнение, например, диоксинами определяется по их содержанию в грудном женском молоке. Если самую загаженную диоксинами европейскую столицу взять за единицу, то у москвичек содержание диоксинов в два раза больше, а у пензячек больше, чем у москвичек, в 21 раз!

И все это от истока Суры течет дальше, до вашей Волги. Привет вам от нашей Суры! А вот теперь докажите, что права экологические не являются нашим правом на жизнь.

ПРАВО НА ОБОРОНУ

Какие меры по защите прав граждан можно применить? Естественно, работать с общественным мнением. Пикеты. У нас в городе для того, чтобы провести пикет, надо написать бумагу ровно за сутки до момента его проведения! У нас дума такая - с экологической фракцией «Родная земля», в которую записалось 8 человек, это крупнейшая фракция, 34 процента депутатов. Хотя нашу область считают красной, у нас коммунистов только 6 человек из 21.

Кроме того, мы в своей правозащитной деятельности стараемся использовать законодательные возможности в виде самоорганизации граждан на прямые формы народовластия. У нас нельзя ничего построить, если на данной территории граждане решением схода отказали в отведении земли и водопользовании.

Пример? В селе Степановка Бессоновского района километрах в 20 от Пензы сход единогласно отобрал у администрации право разрешить строить объект по уничтожению химоружия в 1998 году. Итак, там хотели построить объект. Я приехал и нескольким человекам популярно объяснил, что вот есть требования комитета по экологии Госдумы - девятнадцать пунктов, все по экологической безопасности уничтожения химоружия, что должно быть и чего до сих пор не сделано. И когда на следующий день администрация собрала сход, чтобы он освятил своим согласием, дал право на строительство, граждане задали вопросы. И узнали, что из 19 пунктов госдумовских требований ни один не выполнен. ... Очень один бывший полковник гарантировал безопасность: как специалист и как знающий оружие человек, окончил химическую академию... Ему задали вопрос: а у вас пистолет есть? Зачем, поразился он. Застрелиться, чтобы в случае аварии вы первый шлепнулись. Бери бумагу и подписывайся! У того рука не поднялась. Ну народ и говорит: че мы их слушаем, а они нас дурят, они в Москвах и дальше будут жить, проектировщики из Тольятти, а нам все это нюхать и подыхать. Мужики, езжайте отсюда, пока штакетник цел!

И тут же граждане приняли единогласно - лишить администрацию Степановки права всяческого решения по вопросам химического уничтожения и передать это право от имени схода тут же сформированному комитету граждан «Экологическая безопасность». Данный КГЭБ постановил: никого (и все проголосовали, сход!) на территорию сельской администрации с вопросами уничтожения ХО не пущать. Вопросов не решать. Когда это стало известно, то вице-губернатор попытался встретиться с гражданами, дабы объяснить свою позицию. Народ не был настроен на встречу, и только через две недели такое разрешение дал.

Сразу задали вопрос: вы уничтожали химоружие под Леонидовкой, дзержинское наследие, скажите: что там было, сколько, и какая это опасность. Вы можете рассказать? Нет, говорит он, не знаю. Вот сейчас вы планируете у нас объект по уничтожению: какая у него будет безопасная зона? Не знаю. У вас проект есть? Нет еще. Что же вы хотите - чтоб мы подписались? Езжай, говорят, милый человек! Не надь нам этого.

Ну а местные ребятишки организовали Степановскую экологическую республику. Надевали противогазы. Ходили на трассу Москва-Самара-Челябинск. Показывали фиги, держа плакатики: «Здесь не нужен химзавод! Отворот всем-поворот». «Зарин, зоман, V-газ увози от нас!». А на заборах написали: «Химсмерть, вон из Пензенской области!». Не успело это просохнуть, местные старики к слову «вон» добавили мягкий знак. Это все писалось ко дню защиты прав человека от химического оружия, к 28 апреля, был 1998 год. На следующий день мы приезжаем с телевидением, чтобы все заснять, показать, и вдруг видим радость - из-за одной этой надписи весь километровый забор вдоль трассы был внезапно побелен. Народ понял - от экологов сплошная польза. Поступили предложения - а не напишете ли вы еще и на крышах? Ребята ставили полосатые столбы - «Степановская экологическая республика», естественно, друг друга называли сокращенно «сэр». Обсуждается вопрос экологической конституции.

Когда избирались чуть позже депутаты Государственной думы, степановцы потребовали: кто выставился кандидатами по данному округу, чтобы явились в Степановку и взяли на себя исполнение решения схода: «Нет строительству под Степановкой объекта по уничтожению химического оружия!», обещая тем, кто не явится или не возьмет, что будут голосовать против них. Они известили письменно всех и предложили написать договор. Тот, который отказался (он, кстати, был действующим депутатом), пролетел. А тот, который первый подписал и поставил печать, сейчас депутат Государственной думы.

Представитель альтернативного пензенского профсоюза обещал организовать перекрытие трассы «Москва - Челябинск». Наш губернатор ввиду всего этого выступил с инициативой, а госдумцы пензенские добились поправки к закону федеральному, разрешающей вывоз химоружия за пределы Пензенской области. А что делать! Мы считаем, что такое загрязнение позволяет нам требовать присвоения статуса зоны экологического поражения, экологической катастрофы, от химического оружия.

МЕТОДИКИ

Просвещение граждан, создание общественных организаций из инициативных граждан - это самое трудное, но и самое нужное.

Валерий Александрович Бычков, председатель комиссии по местному самоуправлению и контролю за действиями должностных лиц и органов местного самоуправления Пензенской городской думы, здесь, на конференции, присутствующий, может рассказать, как впервые при подготовке закона об уполномоченном по правам человека был внесен разработанный общественностью проект.

Движение за права человека представило этот проект в День защиты прав человека в 2001 году. Этот проект был аттестован на международных рабочих семинарах Совета Европы с участием Фонда «Стратегия», прошел аттестацию уполномоченного по правам человека РФ: Закон «Об уполномоченном по правам человека в Пензенской области».

Хорошо показала себя практика, когда депутат является законным представителем населения. Например, порубили у нас деревья. Мы доказали, что это незаконное выделение земли, отменили городское постановление. На нас подали якобы за административное нарушение в суд, мы доказали мировому судье, что его не было. Пытались обжаловать - мы все равно доказали, что это правильное решение. Подали в районный суд - мы доказали, что все равно у нас правильное решение. День защиты прав человека 2002 года прошел в арбитражном суде, это у нас уже третий уровень суда. То, что постановление главы администрации города о выделении земли под строительство магазина отменено, строители обжалуют. Мы выставили от граждан - кооперативный дом - в этот арбитражный суд своего представителя, председателя ревизионной комиссии, третьим лицом, ну и депутата. Депутат и его помощник - это их святое дело, слуги народа. Они должны служить, поэтому они присутствуют в суде.

Или - мы организовали лагерь протеста и за месяц отстояли сквер на ул. Карпинского, 33. Всего наши протесты против строительства АЗС, домов, гаражей и т.д. за прошлый год, по мнению наших оппонентов из городской администрации, потянули на 260 млн рублей.

В результате утверждению, что мнение граждан должно учитываться, уже внимают депутаты. Без согласования с населением стараются не делать больших гадостей. Кто это делает, уже рискует нарваться на отзыв. В 2000 году один подмахнувший снос скверика депутат поплатился мандатом. Хотя в нашей области это был непререкаемый авторитет партийного происхождения, никто не верил, что могут его уйти. Но теперь он не депутат. Это мнение граждан. Интересно, что из 10 избирательных участков, где были выборы, он практически побеждал во всех, кроме одного, вокруг этого скверика. Но 3 дома вокруг этого скверика, граждане, 95 процентов с правом голоса, проголосовали, и этого хватило: он теперь не депутат.

В других населенных пунктах так же активистов сейчас просвещаем, создаем свои небольшие отделения. Наша специфика в том, что мы студенты, это у нас уже не первое образование, и мы внедряем его иной раз даже раньше, чем получаем. Мы - Студенческий правозащитный союз. Мы учимся и учим других. Членами нашей организации являются, например, юристы-консультанты, ведущие колонки в газетах. Существует и Пензенская областная студенческая юридическая клиника.

Когда проводим экологические правозащитные пробеги, посещаем территории, например, где чернобыльский след, заходим в суд, знакомимся с ситуацией, а потом - с местным населением, с представителями прессы, с местными депутатами. Так постепенно расходится информация. И плюс практически еженедельно идет целая колонка нашей правовой информации в «Любимой газете», которая распространяется на территориях, затронутых Чернобылем: 150 тысяч из 1,5 млн пензяков у нас «чернобыльцы». Не ликвидаторы, а жители «зоны». Люди у нас в этих медвежьих углах не знают своих прав.

Село Засечное Пензенского района, километра 3 от Пензы. Жители получили документы, что несмотря на то, что как и в других десятках мест, в Пензенской области отменили так называемую чернобыльскую зону, тем не менее у них осталось не меньше единицы (когда эта зона сохраняется): 1,11 Ки на квадратный километр. На этом основании я предлагал гражданам обращаться в суд, тем, кому надо уходить на пенсию. Наконец люди поднялись. Первой Гуляева Александра Павловна подала в суд. И получила решением районного суда Пензенского района, судья Татьяна Николаевна Сивуха, свое право на досрочную пенсию, на три года раньше, несмотря на то, что официально у них сняли чернобыльскую зону. Далее пошла ее соседка, потом вторая. Чиновники, ответственные за назначение пенсий, стали обжаловать это в областном суде. Люди прошли и это. И победили, и получили пенсию. Чиновников заставили выплачивать даже то, что почти год не выдавали. Поднялись еще несколько десятков граждан. Решение районного судьи дальше уже не обжаловалось в областном. И человек тратил на получение по решению суда пенсии две минуты. Заходила судья, спрашивала: вы поддерживаете свои требования по получению досрочной пенсии? Да, говорил человек. И судья зачитывала определение - решение суда. Почти за полгода такие пенсии уже получило 215 человек из 4 тысяч проживающих в Засечном. Кроме того, оказалось, что это право получения пенсий нарушалось, ибо чиновники должны были спросить человека, поскольку пенсионер сам имеет право выбора пенсии... он может получить ее по выслуге лет, льготную за предыдущие какие-то горячие сетки и т.д., трудовую пенсию, 75 %, как обычно, или же пенсию так называемую социальную. У нас это выглядело так - с 2002 года 958 рублей. Так вот, чиновники не спрашивали. И вот за то, что они не спрашивали, Бибаев Владимир Петрович из того же Засечного подал в суд. Так чиновники даже не стали с ним судиться. Они прибежали, тут же заключили мировое соглашение, что полностью удовлетворят его требования. И пенсия у него не 958 оказалась, а 1536 рублей. Но Бибаев и Гаврилина, видя, что чиновники и здесь хотят обмануть, потребовали выплаты незаконно заниженной им пенсии в полном размере с января. И они получили от 3 400 до 3 000 рублей.

А зам. главы администрации села Чемодановка Уренева Антонина Васильевна стала помогать гражданам защищать свои права. И создали «Движение женщин чернобыльских зон». В Степановке это отделение возглавила Любовь Георгиевна Филина. Она собрала по примеру Засечного, Чемодановки 80 подписей. Их послали к Президенту Путину в минувшем августе с требованием, чтобы им без суда давали пенсии. Через несколько дней они получили ответ, и им стали выплачивать большие пенсии. Так что пишите - и обрящете!

Студенты из правозащитного союза просвещают граждан чернобыльских зон, тех, у кого были родственники жертвами раскулачивания в 30-х годах, после подавления восстания.

Так что вот - деньги, льготы, право, память о своих родных, невинно репрессированных. Когда мы приходим к человеку, мы начинаем с экологии, а кончаем правами.

Экологическая же грамотность наших людей оставляет желать лучшего, как и правовая. Пример. Когда в 1995 году на химическом комбинате в Тамбове пошла утечка фосгена, только через несколько часов приехавшие на происшествие пожарные сообщили об этом городским властям. А службу оповещения на предприятии сократили. Когда решили через городское радио предупредить население, не смогли отключить общероссийскую программу. Инцидент случился около 17 часов. Только около 22-х это пошло в эфир: граждане, будьте осторожны и т.п. Знаете, какова была реакция людей? Они сели в троллейбусы и поехали смотреть на фосген.

Вот, и чтобы народ не дремал, я каждый год раскрываю все новые и новые места уничтожения химоружия. Думаю, каждый, если поищет вокруг себя или полистает архивы или книжки Льва Федорова, легко станет химическим следопытом.
 
Записала Наталья ПЧЕЛИНА.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com