Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
 
 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Опасная индустрия
 
ХИМИЧЕСКИЙ ЧЕРНОБЫЛЬ:
ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ
 
(к нерадостному юбилею катастрофы в Бхопале)
 
 
    БХОПАЛ
    Авария произошла на заводе фирмы Юнион Карбайд в ночь с воскресенья на понедельник, это было уже 3 декабря 1984 г. Место аварии – город Бхопал (Индия). Считается, что это была самая большая авария за всю историю мировой промышленности. До того на заводе фирмы Юнион Карбайд осуществлялось масштабное производство инсектицида севина, применяемого в качестве заменителя ДДТ при борьбе с хлопковой совкой, яблонной плодожоркой и т.д.
    Вырвавшееся посреди ночи из-под контроля ядовитое облако изоцианата (он вдвое тяжелее воздуха) накрыло близлежащие кварталы города. Люди пострадали прямо дома. Считается, что многие умерли не проснувшись. Кто проснулся, защищали органы дыхания от изоцианата мокрыми тряпками. Число погибших - 2000 человек (называли также 3000, 5000 и даже 10000), общее число пострадавших - 200000 человек. Численность населения города составляла 800000 человек при плотности населения 25 тысяч человек на 1 квадратный километр. Клиники, куда попали пострадавшие, не имели представления, от чего их лечить. Единственное, что врачи поняли сами в первые часы после аварии - это наличие цианида в крови больных, что направило их усилия совсем не в ту сторону.
    Между тем данных о влиянии метилизоцианата на человека не так много и в наши дни. Принято считать, что он токсичнее, чем хлор, фосген и синильная кислота. При остром отравлении изоцианат вызывает быстрый отек легких, воздействует на глаза, желудок, печень, кожу. Последствия хронического отравления изоцианатом известны, однако данные об отдаленных последствиях отравления человека до трагедии в Бхопале отсутствовали.
    Работа "компетентных" служб во время аварии была осложнена тем, что они не были компетентны - закона о действиях в чрезвычайных ситуациях в городе Бхопале на момент аварии не было.
    Масштабы аварии определялись масштабами наличности - в резервуаре для хранения изоцианата фирма разрешала себе, согласно проекту, одномоментное хранение до 120 тонн изоцианата. Между тем по нормам стран ЕЭС, сформулированным еще до аварии в Бхопале, эта величина не должна была превышать 1 (одной) тонны.
    На заводе в Бхопале был опасен весь технологический путь к изоцианату: получение окиси углерода, преобразование ее с помощью хлора в фосгена, а затем получение еще более токсичного вещества - изоцианата. Опасность снижалась лишь в конце процесса - на стадии превращения изоцианата в инсектицид севин.
    Авария случилась с самым опасным участником процесса. Причина аварии - одномоментное попадание в резервуар с изоцианатом целой тонны воды. Реакция воды с изоцианатом привела к образованию двух газов, сопровождавшемуся резким повышением давления в резервуаре. После этого сработал предохранительный клапан, через который вырвалась ядовитая струя.
    Авария в Бхопале не должна была произойти. В принципе. Потому что в нем имелось три системы защиты. Реактор от перегрева могла бы защитить, во-первых, система охлаждения. Однако эта система была отключена еще за 6 месяцев до аварии. Поэтому газ изоцианат был подготовлен к аварии - он находился не при температуре ноль градусов Цельсия, как того требовали правила техники безопасности, а при температуре, близкой к атмосферной (в Индии в это время года - 30 градусов по Цельсию). Прибор для регистрации опасного превышения температуры в реакторе был демонтирован в момент отключения системы охлаждения.
    Вторая система защиты - скруббер, где изоцианат можно было уничтожить щелочью. Однако, мощность скруббера - 15 тонн в час, а реально в процессе аварии случился выброс порядка 120 тонн изоцианата за несколько секунд.
    Третья система защиты - факельное устройство. Изоцианат должен был в нем просто сгореть. Если бы эта система на момент аварии была в рабочем состоянии. На самом деле этого не было.
    Среди субъективных моментов важно то, что технологический персонал смен, обслуживавших процесс производства изоцианата, был сокращен наполовину. Завод, где управление процессами производилось вручную, был укомплектован персоналом по нормам полностью автоматизированного завода.
                         *   *   *
    До нашего Чернобыля оставалось полтора года.
                         *   *   *
    ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ
    Специалисты выделяют три основные причины роста числа и масштабов аварий:
1) объективные, связанные с повышением технологических нагрузок и параметров;
2) субъективные, то есть нарушения, ошибки и/или дефекты в процессе проектирования, монтажа, эксплуатации;
3) специфические, то есть изношенность фондов, отсталость технологий, системы защиты, не отвечающие требованиям современных стандартов.
    У химических аварий, в особенности у аварий с химоружием, имеются свои особенности.
    В рамках терминологии официального документа нашей армии, оценка аварийной химической обстановки включает следующий набор действий:
1) анализ масштабов и последствий разрушений (аварий), которые сопровождаются выбросами (выливами) ОВ и оценить уровень их влияния на жизнедеятельность населения и функционирование народнохозяйственных объектов;
2) выбор наиболее целесообразных вариантов обеспечения жизнедеятельности населения и активности функционирования народнохозяйственных объектов;
3) определение мероприятий по ликвидации последствий разрушений (аварий). Предпосылки для возникновения аварийных ситуаций подразделяются авторами той "методики" на природные и антропогенные, зависящие от человека. Природные предпосылки в свою очередь подразделяются на те, что связаны с литосферой, гидросферой, атмосферой и биосферой.
    Предпосылки, ведущие к авариям, связанными с литосферой, - это землетрясения, извержения вулканов, оползни, обвалы, провалы и др. Аварии, вызванные гидросферными явлениями, могут быть связаны с дождевми, весенними паводками на реках, вымыванием слабых оснований грунтовыми водами под местами хранения и уничтожения химоружия, повышенная влажность воздуха и др. Также причиной, следствием которой может быть авария, является действие различных микроорганизмов, например, плесени. Атмосферными явлениями, которые могут вызвать аварии, являются: грозовые разряды, механическое воздействие движущихся масс воздуха, действие различных атмосферных взвесей (пыль, песок, соль и т.д.).
    Антропогенные предпосылки аварий ясны - преднамеренные (диверсии или вредительство) и непреднамеренные. Непреднамеренные аварии в основном связаны с качествами обслуживающего персонала и техническим совершенством химбоеприпасов или технологических линий. В свою очередь технологическое совершенство боеприпасов и технологических линий принято характеризовать таким образом: уровнем основных параметров и функциональных характеристик; рациональностью схемы, конструкции и уровнем прочности; технологичностью (производственной и эксплуатационной); приспособленностью к использованию по предназначению. Приспособленность изделий определяет: необходимое совершенство средств тех.обслуживания; качество инструктивных материалов по эксплуатации (руководства, инструкции, приказы); совершенство средств управления процессом эксплуатации; оснащенность аварийными средствами и средствами спасения. Техническое совершенство включает в себя: уровень
прочности изделий; совершенство средств технического обслуживания.
    Естественно, современные объекты, связанные с производством и хранением вредной химической продукции, включая объекты химоружия, были построены без учета современных требований по технике безопасности.
    При аналие условий, которые могут стать причиной аварий на объектах по хранению и уничтожению ОВ и которые следует учитывать при ликвидации последствий и при прогнозировании их возможных масштабов, выделяют следующие: наличие в местах расположения объектов весенних паводков, а также их масштабов; рельеф местности, способствующий распространению облака зараженного воздуха; наличие и удобство подъездных путей, определяющих трудности по эвакуации изделий и людей с объекта; пожароопасная ситуация (сухость климата, почвы, наличие водоемов, общая география местности, которая способствует быстрому распространению пожара); среднесуточная
температура (статистика дней); среднемесячная температура; среднегодовая амплитуда температуры; амплитуда экстремальных температур воздуха; вид климата; роза ветров; скорость ветра; нахождение населенных пунктов в направлении преобладающих ветров; влажность воздуха; количество осадков.
    Переходя от армейских инструкций и отчетов к конкретике химического разоружения, будем помнить, что авария - это внезапное высвобождение сконцентрированных на объекте факторов опасности (в первую очередь энергии и токсичности) с последующим воздействием всего этого на человека, окружающую среду, а также промышленную инфраструктуру.
    Под химически опасными авариями на разных объектах, оперирующих токсическими веществами, в том числе ОВ, понимаются такие, при которых происходит утечка или выброс ОВ из поврежденной тары и оборудования и иные события, которые могут привести к поражению людей, заражению воздуха, водоисточников, местности. Основными поражающими факторами становятся сочетания ОВ в различных фазовых состояниях (пар, аэрозоль, аэровзвеси) с определенным носителем или средой (воздух, вода, различные поверхности). Площадь, в пределах которой проявляется поражающее действие ОВ, составляет зону химического заражения (то есть сам очаг аварии, район аварии и зона распространения ОВ). Очаг аварии включает место аварии и прилегающую к нему площадь растекания (разбрызгивания) ОВ. Район аварии - это площадь, в пределах которой облако ОВ имеет наибольшие поражающие возможности. Зона распространения представляет собой площадь химического заражения воздуха за пределами района аварии, создаваемая в результате распространения облака ОВ по направлению ветра и ограниченная изолинией средних пороговых значений экспозиционной дозы. Пороговое значение экспозиционной дозы соответствует возможности проявления в 50% случаев начальных симптомов поражения, не приводящих к потере работоспособности людей.
    Наиболее очевидны три источника токсической опасности при аварии - пожар, пролив ОВ, а также на объекте хранения химоружия.
    До начала уничтожения химоружия техногенную опасность создает сам факт хранения химоружия на соответствующих объектах. Потенциал опасности создается массой ОВ, которая хранится на ограниченной территории и заключена в различных емкостях и боеприпасах. После возведения объектов уничтожения химоружия изменяются и структура, и уровень риска вследствие появления ряда новых операций.
    Так, аварии могут возникнуть в связи с транспортировкой боеприпасов с ОВ со складов в промышленную зону объектов по уничтожению химоружия. Оценка, выполненная при анализе возможной работы объекта Марадыковский в пос.Мирный, показывает, что для его непрерывной работы необходима доставка в сутки 10-12 тонн ОВ в авиахимбоеприпасах. Загрузка каждого автомобиля - это 1-1,5 тонны ОВ, причем они перевозятся не  в специальных контейнерах, а в обычной упаковке. Инциденты могут быть и при погрузочно-разгрузочных работах, и при доставке на всех участках от хранилищ до технологических линий.
    Особенно велика вероятность аварий при технологических операциях по переработке больших масс ОВ и химических боеприпасов.
    Документы министерства обороны (приказы МО СССР 00190 от 6 декабря 1977 года, No 100 от 7 июня 1980 года, No 070 от 28 апреля 1983 года, и другие) конкретизируют происшествия с ОВ, приводящие к разгерметизации емкостей и боеприпасов. Это падение емкостей и укупорок с химбоеприпасами друг на друга и на бетонный пол; падение на емкости и укупорки несущих балок и стен хранилищ при их разрушении под воздействием аномальных процессов в литосфере и гидросфере, взрывной ударной волны от находящегося за пределами хранилищ антропогенного источника; воздействие ударной волны на емкости и укупорки с боеприпасами и их возгорание в результате диверсий при обстреле хранилищ, их подрыв; взрыв и возгорание содержащихся в хранилищах емкостей и укупорок с химбоеприпасами при падении на них летательных аппаратов.
    При авариях с неконтролируемым выбросом ОВ, естественно, ожидается частичное или полное разрушение технологического оборудования, систем защиты, оболочек с ОВ. Это может сопровождаться заражением местности, рек и других водоемов. Мощность выброса ОВ зависит от масштаба аварии. В общем случае она определяется количеством вещества, которое поступает в атмосферу (на поверхность земли, в водоисточники) в единицу времени.
    В последние годы, не признавая фактов самих аварий прошлого, военные стали допускать их принципиальную возможность в связи с обсуждением в обществе проблем уничтожения химоружия.
    СЦЕНАРИСТЫ - генералы И.Б.Евстафьев и В.И.Холстов:
    "При возникновении аварии, сопровождающейся розливом значительного количества ОВ, облако зараженного воздуха может распространяться на десятки километров, вызывая поражения проживающего в районе объекта населения. Возможны и еще большие масштабы последствий, а именно регионального уровня, когда тот или иной фактор опасности охватывает значительную территорию".
    Рассмотрим и мы, тем более что материал уже имеется. Особо следует рассмотреть пожары, хотя бы потому, что для России они, похоже, являются и надолго останутся неизбежным злом. Начало пожарам могут положить самые разнообразные события - от загорания хранилища на складе химоружия при действиях злоумышленника, ударе молнии, падении самолета...
    Укажем для примера на два пожара 1996 года, характеризующих ситуацию в целом. Так, от пожара, который произошел 6 мая у поселка Мирный, серьезно пострадал торфобрикетный завод. К счастью он не перекинулся на примыкающий к поселку склад авиахимических боеприпасов Марадыковский. А 30 сентября пожар случился на одном из сооружений склада ОВ в Камбарке. Особенностью того события было то, что власти - и гражданские, и военные – не "беспокоили" население информацией о пожаре в течение недели. Однако тот опыт, похоже, никого ничему не научил.
    И вот в мае 2004 года жители Курганской области изрядно поволновались в связи с многочисленными лесными пожарами, которые охватили значительную часть ее территории. А между 17 и 19 мая все газеты были просто заполнены вестями с полей борьбы с пожарами, а также разнообразными прогнозами. Так, например, важное сообщение поступило 17 мая от Интерфакса: "лесные пожары, вспыхнувшие в Курганской области, пока не представляют непосредственной угрозы для хранилища химического оружия, расположенного... рядом с поселком Щучье, заявил член Госкомиссии по  химическому разоружению, депутат Государственной думы генерал-майор  Николай Безбородов". А сам депутат - избранник жителей области - добавил: "Кромка огня сейчас
находится, как минимум, в 80 километрах от хранилища. Непосредственной угрозы для склада пока нет. Ситуация на подступах к объекту находится под особым контролем". Сообщались и более оптимистичные данные, например, что склад химоружия "находится приблизительно в 100 км от очагов пожаров". А больше всего о покое сограждан озаботился губернатов О.Богомолов: "Ближайший пожар бушует более чем в 150 км от Щучьего. Да и рядом с объектом нет сплошных лесных массивов, и огонь не может по прямой дойти до арсенала". Впрочем, были и менее радужные сообщения. Так, "Уралинформбюро" 17 мая выяснил в управлении по делам ГО и ЧС Щучанского района, что "16 мая 2004 года было зафиксировано 3 пожара", и что "огонь не достиг территории
войсковой части No 92746".
    Как видим, в те дни огонь угрожал и самому складу химоружия, то есть той самой в/ч No 92746. Однако, нельзя не напомнить и о сообщении Щучанской газеты "Звезда", появившемся за 10 дней до всей этой "пожарной" суматохи областного и всероссийского значения.
   
ИЗ ЗАПОЗДАВШЕЙ ГАЗЕТЫ:
    "В течение дня 2 мая 2004 года в местности, прилегающей к территории войсковой части 92746, по причине неосторожного обращения с огнем местного населения возникли многочисленные очаги пожаров. Распространению огня способствовал и сильный ветер, а также теплая погода и сухая трава. Возникла угроза проникновения пламени на техническую и хозяйственную территории объекта. В связи с этим, кроме штатной пожарной команды, для борьбы с огнем был задействован весь личный состав объекта...    Основные усилия при тушении пожара были направлены на предотвращение проникновения огня на техническую территорию и угольный склад... Огонь был остановлен на границе зоны хранения химического оружия. Возгорание хранилищ с химическими боеприпасами, других зданий и сооружений не возникло...
                 Командир войсковой части 92746 полковник Г.Татаринцев".
                                       "Звезда", Щучье, 8 мая 2004 года.
   
Вот так и живем. Пожар был и произошел он прямо на территории склада химоружия в Плановом - на территории, а не вне территории склада!. А вот до жителей Щучанского района снизошли с информацией лишь через неделю.
    Возвращаясь к общим аспектам проблемы, отметим, что пожар, который не был потушен на начальном этапе, может перерасти в много большее бедствие, когда под действием высокой температуры начнется главное – разгерметизация химических боеприпасов и емкостей с ОВ.
    Пожар в хранилищах ОВ может легко развиться по катастрофическому сценарию, в том числе и потому, что и емкости с ОВ, и хранилища находятся не в самом лучшем состоянии. Емкости с ОВ легко могут потерять герметичность, например, при обрушении части кровли.
    Причина разгерметизации химбоеприпаса с ФОВ при пожаре очевидна. При нагревании ФОВ разлагаются с выделением  газообразных продуктов и, как следствие, повышеним давления во внутренней полости химбоеприпаса. При достижении определенного давления возможно разрушение запального стакана, выброс неразложившихся ОВ и продуктов деструкции ОВ в окружающую среду. Если окружающая температура ниже температуры воспламенения газообразных продуктов деструкции, возникает источник токсической опасности.
    При этом ОВ неизбежно будет вынесено потоком горячего воздуха из сферы пожара в верхние слои атмосферы. А дальше смесь паров и аэрозолей ОВ, а также продуктов горения будет разбавляться, приобретать горизонтальную составляющую и перемещаться на очень большие расстояния от места пожара, последовательно размываясь и дробясь. Так может возникнуть приподнятый над землей объемный источник токсической опасности, оценить параметры которого непросто в силу структурной сложности.
    В целом после подъема токсичных потоков в верхние слои атмосферы на высоту в несколько километров и переструктурирования токсичные облака могут потом оказаться вблизи поверхности земли в десятках километров от источника пожара в виде токсичного дождя, тумана, смога.
    Пожары могут реализоваться не только на складах в Камбарке и Горном, где хранятся ОВ кожно-нарывного действия (иприт и люизит) в обычных бочках и больших цистернах.
    Они могут получить развитие и на еще более опасных складах - в Речице (Почепе) и Плановом (Щучьем), Леонидовке и Мирном (Марадыковском). На этих складах хранятся крупные химические боеприпасы (выливные приборы, крупные авиационные бомбы, головные части тактических, оперативно-тактических и крылатых ракет, баки с ОВ для стратегически ракет) в наполнении зоманом и советским V-газом, планировавшиеся когда-то как химоружие против вероятного противника. Фактически в случае пожара все эти боеприпасы могут сыграть роль больших емкостей с ОВ (количество ОВ в указанных боеприпасах – от 177 кг до 1945 кг). Соответственно, после утраты этими боеприпасами в
процессе пожара герметичности высоко токсичные ОВ могут разлетаться из них по всей округе и оказаться эффективным химоружием против жителей окрестных населенных пунктов. Размеры разлета будут очень большими, и это не могли скрыть военно-химические анонимы, готовившие материалы по расчету ЗЗМ для Речицы-Почепа (площадь ЗЗМ - 1048 км2)406 и Планового-Щучьего (заниженная площадь ЗЗМ - 445 км2).
    Несколько иной сценарий применим к пожарам в хранилищах химических боеприпасов с менее крупными предметами - снарядами ствольной и реактивной артиллерии и мелкими авиационными бомбами. Как утверждается, пороховые заряды из этих боеприпасов изъяты и уничтожены. Поэтому при разгерметизации при высокой температуре химические боеприпасы (а это толстостенные стальные емкости с нарушенной в отсутствие пороховых зарядов центровкой) могут под действием парогазовой струи ОВ из поврежденного запального стакана активно разлетаться по сторонам. Строгий расчет их полета чрезвычайно сложен и скорее всего просто не проводился.
    Расчеты движения аварийных химснарядов из очага пожара привели к некоторым важным выводам. Во-первых, параметры их движения по траектории слабо зависят от типа ОВ. Во-вторых, высота и дальность полета в значительной степени зависят от ориентации химбоеприпаса в момент разгерметизации, хотя в целом дальность полета для небольших боеприпасов не превышает 1,5 км. В-третьих, боеприпасы с ориентацией запального стакана при хранении вверх мало способны к движению после термической
разгерметизации, тогда как наиболее "динамичны" боеприпасы, у которых запальный стакан в момент пожара направлен вниз. Конечно, некрупные боеприпасы начнут разлетаться не сразу, а по достижении определенной температуры, однако это обстоятельство привносит дополнительную опасность - в полете такие источники горячего металла могут способствовать серьезному развитию пожара.
    Оценка времени пожара в хранилищах ФОВ для артхимскладов в Кизнере и Плановом (Щучьем) дает величину 2,8 часа для деревянного здания и  2,1 часа для бетонного (кирпичного) здания. С учетом динамики температуры в горящем складе была оценена динамика деструкции ОВ в артснарядах и величина выброса ОВ в окружающую среду. Расчетное время при пожаре до разгерметизации химснаряда, как оказалось, много меньше: для артснарядов с зарином - 21 мин для снарядов калибра 122 мм и 27 минут для снарядов калибра 152 мм; для артснарядов с зоманом - 44 мин для снарядов калибра 122 мм и 27 минут для снарядов калибра 152 мм. При этом общее количество выброса зарина и зомана из химснарядов лишь незначительно зависит от типа хранилища. При пожаре в
хранилищах склада в Плановом особо опасны ракетные боеголовки в снаряжении советским V-газом. Вследствие наличия кожуха и большой массы ОВ в каждой боеголовке скорость разложения ОВ будет  много ниже, чем в артхимснарядах. В то же время эти особенности будут способствовать их разгерметизации.
Оценки показывают, что интервал времени до разгерметизации составляет около одного часа в условиях развитого пожара. Ну а далее можно ожидать пролива V-газа на пол хранилища с последующим возгоранием жидкости и испарением.
    Серьезные последствия могут вызвать и аварии взрывного характера, так как они сопровождаются, помимо обычных неприятностей (выброса токсичной парогазовой струи), также дополнительными источниками опасности - ударно-волновой и ударно-механической. Укажем в связи с этим на аварию, которая произошла в 1993 году на железнодорожном перегоне поселка Кизнер недалеко от того места, где находится склад артиллерийских химических боеприпасов. При расчете последствий взрыва на складе люизита в Камбарке авторы получили впечатляющие результаты. При взрыве с тротиловым эквивалентом всего лишь в 1 кг происходит разрушение одной цистерны с ОВ с площадью пролива 540 м2 и образованием токсичного облака аэрозоля размером
в 9 м. Ну а при тротиловом эквиваленте 10 кг ожидается разрушение уже 11 цистерн с люизитом с общей площадью пролива 2500 м2. Взрыв вблизи контейнера, где хранится боеголовка ракеты, начиненная V-газом приведет к нарушению их герметичности и последующему вытеканию жидкости с первоначальной площадью разлива "130 м2 и образованием соответствующего аэрозольного облака.
    Следует особо подчеркнуть, что рассчитывать на сравнительно небольшую вероятность взрывов на складах химических боеприпасов, на что очень надеются энтузиасты уничтожения пороховых зарядов, не приходится. Сознательно или нет, но при этом не рассматривается наличие на складах химических боеприпасов кассетного типа, например, на складах в Плановом (Щучьем), Леонидовке и Мирном (Марадыковском), в которых взрыватели и разрывные заряды остались на месте.
    Аварийные проливы ОВ, в отличие от пожаров и взрывов, могут поначалу иметь локальный характер, например в случае негерметичных технологических установок. Имеются, однако, примеры крупных утечек.
    В частности, 28 мая 1928 года в Гамбурге (Германия) произошла авария, сопровождавшаяся выбросом более 10 тонн фосгена. Погибло 11 человек, а 171 обратились в больницу, причем они находились в радиусе 11 км от места аварии.
    Проливы ОВ могут возникнуть, например, при стихийных явлениях, когда одномоментно высвобождается много механической энергии - смерчах, ураганах, землетрясениях, - приводя к разгерметизации не одной, а многих емкостей с ОВ, в том числе и крупных. Чтобы это соображение не показалась кому-то слишком умозрительным, отметим, что склад в Мирном (Марадыковском) находится в районе, где периодически наблюдаются землетрясения силой до 7 баллов (последний раз тектонические подвижки наблюдались в 2000 году, когда армию уже отставили от химического разоружения, а Росбоерпипасы еще только брали бразды правления в свои руки). Называют также такие причины проливов ОВ, как неожиданное падение на склад самолета, а также диверсионный подрыв (это особенно лакомая тема). В любом случае при аварийных проливах появляются не только выбросы ОВ в атмосферу, но и их лужи.
    Источник токсической опасности при проливе ОВ характеризуется его площадью и интенсивностью испарения. Результаты численнного моделирования испарения с поверхности разлива ОВ показывают, что средняя интенсивность испарения: а) слабо зависит от размеров поверхности разлива; б) сильно зависит от состояния атмосферы; в) через давление насыщенных паров сильно зависит от температуры (при прочих равных условиях интенсивность испарения фактически пропорциональна давлению насыщенных паров). Оценка средней по поверхности разлива интенсивности испарения различных ОВ при одинаковом состоянии атмосферы (скорость ветра 4 м/c, класс устойчивости атмосферы 4) и температуре 200С составляет: 140 мг/(м2с) - для зарина; 25 мг/(м2с) - для зомана; 0.02 мг/(м2с) - для советского V-газа, 55 мг/(м2с) - для люизита.
    Реально аварии с ОВ и химбоеприпасами могут носить комбинированный характер. Как следствие, оценки их последствий особенно трудны. Столь же серьезным является то, что не всегда очевиден момент конца аварии и начала послеаварийного периода. Кроме того, даже после видимого устранения пожарной или же токсической опасности возможно ее сохранение в скрытой форме. Не говоря уж о том, что устранение опасности на месте взрыва и пожара еще не исключает возможности выпадения токсичного аэрозоля (дождя, тумана, снега) в отдаленный период.
    Следует подчеркнуть, что хотя сценарии различных аварий необходимо просчитывать заранее, вероятность возникновения таких нежелательных событий может быть различной. Дело в том, что пожары, взрывы и т.п. явления случайны по определению и потому их оценки проводятся в рамках метода под названием "оценка риска". При этом риск обычно характеризуют не только вероятностью нежелательного события со стороны фактора повышенной опасности, но также последствиями события и неопределенностью в определении как вероятности, так и последствий. Хотя во всем этом немало субъективного, оценки риска часто оказываются едва ли не единственной методической базой при исследовании проблем безопасности, в том числе безопасности химической. При этом авторы оперируют цифрами вероятностей возникновения различных событий,
хотя и спорят об уровне приемлемости того или иного риска.
    В результате аварий на объектах химоружия возникают риск немедленных последствий для жизни и здоровья людей (острые отравления), а также риск возникновения отдаленных последствий (хронические заболевания). Кроме того, возможно возникновение вторичных источников опасности в случае реализации одного из аварийных сценариев, риск вторичного поражения персонала и населения (загрязнение грунта и т.д.).
    Ну и в заключение как пример того, к каким бедам может привести пресловутый "человеческий фактор", укажаем несообразности, выявившиеся при уничтожении 31 авиахимбомбы с зарином в октябре 2001 года на авиахимскладе в Мирном (Марадыковском). Готовились к операции по ликвидации партии "аварийных" химбоеприпасов загодя и тем не менее кран-балка была смонтирована так, что кабель все время задевал лампы дневного света. В общем, кран-балка вышла из строя в первую же смену работы с зариновыми бомбами и для их доставки пришлось срочно приспособить электропогрузчик. А при пуске установки из-за не ожидавшегося завышенного напряжения в электросети много раз срабатывала тепловая защита с естественными последствиями. Ну а после просверливания отверстия в бомбе возникали совсем уж неприятные события - забивка коммуникаций, негерметичность из-за порезов резины металлической стружкой, плохая работа щетки для сметания стружки...
 
    ТАСС УПОЛНОМОЧЕН ПОЗЛОРАДСТВОВАТЬ:
    "ВАШИНГТОН, 11 мая 2000 г. (Корр.ИТАР-ТАСС Борис Грушин). В связи с обнаружением утечки химических веществ приостановлена работа на объекте по уничтожению химического оружия в Туэле (штат Юта). "Уничтожение химвеществ на предприятии прекращено до установления причины произошедшего и проведения необходимых мероприятий" по ее устранению, заявили представители Армии США, в ведении которых находится этот военно-химический объект. В сообщении не уточняется, утечка какого именно вещества была выявлена 8 мая".
    Продолжать эту тему вряд ли имеет смысл - неожиданных неприятностей будет много больше, чем могут спрогнозировать полчища военных и цивильных футурологов. Остается лишь провести скромное сравнение практики двух стран - обладательниц наибольших запасов химоружия. Как известил в конце 2003 года статс-секретарь Росбоеприпасов В.Кулебякин, в связи с химоружием "в России не было ни одной аварии". Ну а общественность США просто обсуждает свои аварии и инциденты последних лет: 1 января 2000 года (утечка ФОВ в одном из хранилищ на складе Уматилла, штат Орегон), октябрь и декабрь 2000 года (утечки VX), 15 июля 2002 года (утечка зарина), 12 августа 2002 года (утечка VX с превышение норматива в 45 раз на складе в Аннистоне, штат Алабама), 2 декабря 2002 года (разбита склянка с зарином), ну и т.д.
 
ПРОБЛЕМЫ ХИМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ХИМИЯ И ЖИЗНЬ
3 декабря 2004г.
Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"
Земское обозрение
[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com