Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Россия / Культура / СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ / Сторож звезд. О мудром человеке, который радовался тому, что обворован (Алексей Лосев)

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Алексей ЛОСЕВ
(1893 – 1988)

 
Сторож звезд. 
О мудром человеке, который радовался тому, что обворован
 
C чистой верой в Бога, с детской убежденностью в чудесном происхождении мира пришел в русскую философию Алексей Лосев. Первые свои книги он написал в середине двадцатых годов, когда страсть к материальному преображению природы и самого человека захватила миллионы людей. Они уверились в могуществе лампочки и самолета, трактора и насоса. То была эпоха низких истин. Как писал Лосев: “Всем вдруг захотелось происходить от обезьяны”. Обладатели других, высоких, истин были или уничтожены, или высланы из страны. Слово “идеалист” звучало приговором. А Лосев тем временем писал свою “Диалектику мифа”, писал вдохновенно, как пишут стихи.

Эта работа и сейчас кажется необыкновенно взволнованным текстом, вовсе не похожим на сухой философский трактат. Лосев защищает в этой книге не столько свои умственные построения, сколько человека от воцарившегося хаоса и смуты, он напоминает, что человек создан по образу и подобию Божьему, не годится ему жить по-скотски. Лосев защищает чудесную, тайную часть окружающего мира.

“Всякий переживал это странное чувство, когда вдруг вся жизнь предстает... как поразительное чудо, – писал Лосев в 1926 году. – Не нужно ничего специально странного и страшного, ничего особенно необычного, особенно сильного.., специально сказочного, чтобы... была оценена чудесная сторона жизни. Достаточно самого простого, обыденного и слабого.., чтобы сотворилось чудо”.

Лучшим свидетельством правоты Лосева стала сама его жизнь. Можно подвергнуть сомнению философию человека, но нельзя опровергнуть судьбу.

Алексей Лосев родился 23 сентября 1893 года в столице области Войска Донского – Новочеркасске. “Я – казак”, – с гордостью говорил Лосев. Учился в замечательной гимназии, которую вспоминал потом всю жизнь с благодарностью. В четвертом классе увлекся сочинениями Камила Фламмариона, известного французского астронома. (Удивительно, что через много лет его женой станет Валентина Михайловна Соколова, ученый-астроном. Обвенчает их в Сергиевом Посаде сам Павел Флоренский.)

В семнадцать лет Алексей записал в дневнике: “Человек живет радостью”. Источник радости юный Лосев увидел не во внешних поступках, а во “внутреннем духовном подвиге”. К двадцати одному году он составляет так много планов на жизнь, что записывает все в том же дневнике: “Господи, даже голова кружится от такой бездны дела, которая меня ждет...”

Но роковые стечения обстоятельств вмешиваются в его жизнь уже тогда. Первый раз Лосев приезжает за границу, в Берлин, в июле 1914 года, за несколько дней до начала Первой мировой войны. Он успевает взять книжки в библиотеке, прогуляться по городу. Но вот война, и все русские, жившие или гостившие в Берлине, торопятся на вокзал, чтобы уехать на родину. Алексей первым делом торопится отдать книжки обратно в библиотеку. Это трепетное отношение к книге отличало Лосева всю его жизнь. Пока он сдавал книжки, поезд в Россию ушел. Алексей долго маялся на вокзале среди таких же опоздавших. В суматохе у него украли чемодан с рукописями. Он пытается преследовать похитителя, но безуспешно. В этих обстоятельствах, среди охваченных страхом и паникой людей, Лосев проявляет удивительное, истинно философское спокойствие. Он даже успевает написать письмо любимой девушке: “Несчастье – вещь условная. Оно вполне зависит от нас, от нашей индивидуальности... Да что такое пропавшие рукописи. Ведь голова на плечах осталась? Жизнь, которую я отдаю своему делу, осталась? Ну так чего же там разговаривать...”

Еще не один раз судьба будет отнимать у него книги и рукописи. В августе сорок первого фугасная бомба уничтожит в Москве дом, где жил Лосев. В воронке погибнет его архив и десять тысяч томов книг. Вместе с женой он будет откапывать уцелевшие книги, сушить их в сарае на веревке, проглаживать утюгом страницы... Позднее Лосев говорил: “Некоторые из обгоревших, разбитых и покрытых известью книг, которыми трудно пользоваться, я сохраняю до сих пор, так как не в силах с ними расстаться даже в этом ужасном виде...”

Когда узнаешь подробности жизни Лосева, начинает казаться, что вокруг него иногда не оставалось ничего живого, светлого, непогибшего. Один он возвышался над обстоятельствами, хранил упрямое спокойствие и не унывал.

В апреле 1930 года Лосева арестовали. Четыре месяца одиночки и потом семнадцать месяцев заключения во внутренней тюрьме Лубянки. Пока он сидит в тюрьме, его клеймят за “идеализм” в газетах, а с высоких трибун – как врага народа. Особенно усердствуют в этом моральном избиении Лазарь Каганович и Максим Горький. Арестовывают и жену Лосева. Ему дают десять лет лагерей, Валентине Михайловне – пять. Лосева отправляют на Свирьстрой, ее – на Алтай.

В лагере Лосев счел за счастье оказаться на должности сторожа дров лесной биржи. Лагерное начальство понимало, видимо, что на любой другой работе от больного туберкулезом, полуслепого очкарика никакого толку не будет. И вот Лосев сторожит по ночам дрова и, пользуясь уединением, обдумывает свои будущие книги, сочиняет про себя повести и стихи, а для бодрости поет вслух арии и романсы. Он путешествует взглядом по морозному ночному небу и пишет жене, что мечтал бы написать вместе с ней книгу “Звездное небо и его чудеса”. Он благодарит Бога за возможность караулить дрова по восемь часов в сутки и более всего боится, что дрова кончатся и сторожить будет нечего.

И это в конце концов случается, Лосева со Свирьстроя собираются отправить в еще более страшный Сиблаг. Он пишет жене: “Родной, вечный человек, здравствуй!.. Когда думал, что мне надо ехать в Сиблаг, – сразу почувствовал, что такие вещи не делаются случайно и что какая-то сознательная рука ведет меня к великой цели. Благословляю жизнь... Я весь, слава Богу, обворован, и теперь почти нет ничего...”

И тут же он пишет: “Все собираюсь жить...” Пережитое за два арестантских года – “только предисловие”. А ведь Лосеву уже почти сорок лет. Кто из его мучителей мог представить, что у этого доходяги-профессора большая часть жизни еще впереди. Впереди грандиозный труд его жизни – восемь томов “Истории античной эстетики”, долгие годы сосредоточенной работы, любовь учеников, мировая слава... Все впереди! Разве не чудом после этого предстает вся жизнь Алексея Лосева?

В 33-м году Беломорско-Балтийский канал построили, и тех, кто выжил, выпустили на свободу. Так был освобожден и Лосев. Его освободили физически, но труды его оставались под арестом. Только в 95-м году его вдове удалось получить рукописи Лосева из архива ФСБ. Двадцать три года один из самых выдающихся и светлых русских умов не имел возможности публиковать свои труды. После войны он уже почти совсем ослеп и с тех пор все свои работы сначала слагал про себя, а потом диктовал, причем сразу начисто. Лосев должен был бы чувствовать себя заживо замурованным, но дух его не был пленен. Его более удачливые и молодые коллеги иногда иронически недоумевали: “На что надеетесь, Алексей Федорович?” Лосев отвечал с присущим ему юмором: “На археологию”. Мол, сделают когда-нибудь раскопки на месте Арбата, найдут рукописи и вот тогда напечатают.

Первая с двадцатых годов книга Лосева появилась из печати лишь в 1957 году, когда автору было шестьдесят четыре года. Но и после “оттепели” труды Лосева выходили с огромным трудом. В 1983 году, когда Лосеву было уже девяносто лет, вдруг запретили его небольшую книжку о Владимире Соловьеве. Часть тиража успели отпечатать в Калининграде, но эти книги тут же сослали в глухомань (считая, очевидно, что в провинции такие умные книжки никому не нужны и их съедят мыши на складе). Потом один из учеников привез Алексею Федоровичу пачку “Владимира Соловьева” из Нижнего Тагила.

Лосев продолжал работать без скидок на возраст, читал лекции, давал интервью, диктовал. Когда его спрашивали о секретах долголетия и способах закаливания, Лосев говорил, что он не закалил, а запугал свой организм, тот не смеет и пикнуть.

Из лагеря он как-то написал жене слова, в которых, как мне кажется, скрыт секрет и лосевского долголетия, и его несгибаемого духа: “Старайся на злобу отвечать любовью и лаской... Есть на земле и красота, и мир, и светлая глубина любви, и чистая нетронутость дружбы...”

Его трудные книги никогда не станут массовым чтением, но, мне кажется, очень важно просто знать, что почти весь двадцатый век (Алексей Федорович умер в мае 88-го) рядом с нами тихо жил благородный человек, с радостью встречавший каждый Божий день.

Чудесный человек.
 
Данная статья была опубликована в номере 75/1999 газеты "Первое сентября" издательского дома "Первое сентября".

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com