Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Журнал / Зима 2017-2018. № 53 / ИСТОРИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ / Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель. Владимир Кружков

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 54 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель

 
 
Князь Дмитрий Михайлович Голицын (1721–1793 гг.) был назначен представлять интересы Российской Империи в Вене с мая 1761 года – еще при императоре Петре III. Занимал он пост посла в Австрии 32 года. В то время мощная держава Австрия, наряду с Россией, Англией, Францией, Пруссией, Речью Посполитой и Османской империей, играла важную роль в концерте держав.
 
 
 
Поэтому от состояния отношений тех или иных стран со двором Габсбургов зависело многое. Возраставшая мощь России многим колола глаза в Европе. Зачастую ненавидя друг друга, европейские монархи сходились на почве ненависти к России.

Д.М. Голицын успешно справлялся с задачами по поддержанию прагматичных отношений с Веной. У него сложились хорошие личные отношения с императрицей Марией Терезией и прежде всего с ее старшим сыном-соправителем императором Иосифом II. Благосклонности к Д.М. Голицыну во многом способствовали его обширные добрые связи с австрийскими любителями искусства, музыкантами, художниками, антикварами, учеными.
 
Дипломат-коллекционер
 
Русскому послу в Вене удалось собрать очень достойную коллекцию картин известнейших мастеров голландской школы (более 60) и почти столько же итальянской. Значительную часть экспозиции составляли работы художников фламандской, немецкой, австрийской и французской школ. Вкус у князя Голицына был изысканным. В его коллекцию попали произведения Тициана, Рембрандта, Рубенса, Рафаэля, Ван Дейка, Йорданса, Пуссена, Брейгеля, Босха, Караваджо и многих других именитых мастеров (Л.Ю. Савинская «Каталог князя Голицына», «Наше Наследие» № 71, 2004). Он приобретал также ценные скульптуры, вазы и прочие произведения искусства. Активная культурная и благотворительная деятельность Дмитрия Михайловича была отмечена его избранием почетным членом Академий рисунка и художеств Вены, а также Венеции. О судьбе коллекции русского посла речь пойдет чуть позднее.

Как отмечал известный историк М.С. Гастев, «князь Дмитрий Михайлович в продолжение 30 лет стяжал себе в Вене любовь всеобщую. Милостивый ко всем бедным вообще, он особенно покровительствовал ученым и художникам и, содействуя их занятиям вниманием, словом, делом, доставлял обществу полезные плоды трудов их, а себе – высокое нравственное наслаждение, к которому доступны одни люди доброжелательные. Задавая художникам работу, покупая их изделия по склонности к художествам, а больше, может быть, для пособия трудившимся, он составил у себя обширную картинную галерею всех школ» («Материалы для полной и сравнительной статистики Москвы». Москва, 1841. Часть 1. С. 283-284).
 
Моцарт в гостях у посла России
 
Русский князь имел обширные владения в Вене и окрестностях, что позволяло принимать многочисленных гостей на достойном уровне. Его резиденция находилась в центре австрийской столицы на Кругерштрассе, 10 (Krugerstrasse 10). Позднее он приобрел земли в районе Пратера, обустроил там собственный парк с шикарным павильоном. С 1780 г. Голицын стал собственником больших участков земли с солидными строениями в живописном холмистом районе Оттакринг, где в то время начинался Венский лес. Эта недвижимость позволяла ему с еще большей помпой устраивать приемы и музыкальные вечера для местной знати.

Дмитрий Михайлович симпатизировал молодым музыкантам из Зальцбурга: Вольфгангу Амадею Моцарту и его старшей сестре Марии Анне (по прозвищу Наннерль). Только в феврале–марте 1784 г. Моцарт шесть раз выступал у русского посла (The Life of Mozart, Edward Holmes, New York, 1854. P. 246). Великодушный русский князь, а также венгерский князь-меценат Миклош Эстерхази, попеременно организовывая концерты, давали возможность музыкальному гению подзаработать на жизнь и повысить его популярность. Со временем творчество Вольфганга пришлось по вкусу и австрийскому императору Иосифу II. Он также стал покровительствовать композитору.
 
Доверительные отношения с Хофбургом
 
По воспоминаниям видного представителя княжеского рода Голицыных – Федора Николаевича (он был куратором Московского университета), Дмитрий Михайлович был «человек почтенный, добрый, всеми любим (...) Жил почти открытым домом и великолепнее своих сотоварищей. В нем было, между прочим, то достоинство, что он мог приобресть доверенность не токмо тамошних министров, но и самого государя. Император Иосиф, когда надобно было о чем-либо важном переговорить, давал ему знать, куда и в какое время приехать; по большей части сии свидания бывали в загородном доме у князя. Таким поведением в посланнике собственный двор должен быть доволен, а князь мог называться со всех сторон счастливым».

На фоне постоянных французских и польских интриг против России, пытавшихся спровоцировать военный конфликт между Россией и Османской империей, русская дипломатия при императрице Екатерине II (вступила на престол в 1762 г.) добилась серьезных успехов по нейтрализации опасных польских и турецких амбиций, в том числе в Вене. В 1772 г. Австрия вместе с Россией и Пруссией решила принять участие в первом разделе Польши, получив, в частности, Галицию.

Благодаря тонкой дипломатической игре опасения многих австрийцев относительно нежелательности усиления России были развеяны, турки по итогам ряда военных кампаний были вынуждены пойти на уступки русским. В состав Российской Империи по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору вошли первые земли в Крыму – крепости Керчь и Еникале (остальной Крым был присоединен к России чуть позднее – в 1783 г.). Россия получила право вести торговлю и обладать военным флотом на Черном море. Императрица Екатерина II наградила русского посла в Вене за заслуги в решении этих внешнеполитических задач дважды (за Польшу – орденом Св. Андрея Первозванного, а за Крым – орденом Св. Владимира I степени).

Император Иосиф II сразу после смерти матери Марии Терезии в 1780 г. категорично указывал своему послу в Петербурге Кобенцлю: «Остается в силе правило, что Россия с нами, и мы с Россией можем достигнуть всего; врозь же никто из нас не сделает ничего существенного и полезного» (А.С. Трачевский. Союз князей и немецкая политика Екатерины II, Фридриха II, Иосифа II: 1780-1790 гг. Санкт-Петербург: тип. М.М. Стасюлевича, 1877. С. 76).

Благодаря кропотливой работе Голицына, весной 1780 г. император Иосиф II первым из Габсбургов нанес визит в Россию, проведя доверительные и продуктивные переговоры с Екатериной II. Чтобы не поднимать шума и в целях безопасности, ездил он тайно, под вымышленным именем «граф Фалькенштейн». Все остались очень довольны поездкой императора в Россию.

Забота о русско-австрийском союзе не мешала Голицыну докладывать в Петербург об ущемлении прав православных в Австрии. Екатерина II в своих посланиях Иосифу II в связи с этим требовала решить проблему «утеснения грекороссийской церкви». Австрийский император был вынужден оправдываться, присылать ценные подарки и льстиво писать о своей готовности служить «своему другу, своей союзнице, своей героине».

В 1783 г. в депеше Голицына российской императрице констатировалось: в Вене исходят из того, что «союз России и Австрии может усмирить всех – и Францию, и Пруссию вместе». В 1787 г. Иосиф II снова инкогнито посетил Россию и сопровождал Екатерину II во время ее знаменитого путешествия по Малороссии и Крыму (Н.Н. Бантыш-Каменский. Обзор внешних сношений России (по 1800 г.), Москва: Комиссия печатания государственных грамот и договоров при Московском главном архиве Министерства иностранных дел, 1894–1902. Том 1, C. 88).

Во время второй Русско-турецкой войны (1787–1791 гг.) Австрия поначалу воевала на стороне России. В 1790 г. Иосиф II внезапно заболел и умер. Его преемник, младший брат Леопольд II, отказался от участия в войне с турками и сблизился с Пруссией. Он всю жизнь страшно боялся усиления России. Кстати, Леопольд II музыкой не интересовался, и «культурное обаяние» Голицына на него не действовало. Впрочем, вскоре он также умер (в 1792 г.), а новый император Франц II взял курс на восстановление добрых отношений с Россией. Происходило это, однако, уже при новом после России в Австрии.
 
В конце жизни
 
Еще в 1790 г. Екатерина II в помощь пожилому 70-летнему Голицыну решила направить в Вену энергичного дипломата графа А.К. Разумовского. Своему фавориту Г.А. Потемкину императрица писала: «Ловчее всего Андрея Разумовского туда послать: жена его – венка и там связи имеет, не глуп, молодость уже улеглась, обжегся много, даже до того, что облысел». Голицын сильно переживал недоверие Петербурга к себе, пригляд со стороны высокомерного графа был неприятен, и спустя два года в апреле 1792 г. «по состоянию здоровья» он ушел в отставку. Место посла в Вене занял Разумовский.

После этого князь прожил в своем венском имении совсем недолго. В результате непродолжительной болезни в сентябре 1793 г. он скончался в городской резиденции на Кругерштрассе, 10 и был похоронен рядом с собственным дворцом на горе Gallitzinberg, которую жители Вены так называют и по сей день. Ранее этот 450-метровый холм имел название «Кафедра проповедника» (Predigtstuhl). В память о великом российском дипломате и меценате Дмитрии Михайловиче названа и одна из улиц в Вене – Gallitzinstraße (Albert Elmar: Demetrius Michailowitsch Fürst Galitzin, in: Wiener Geschichtsblätter. Band 33. Wien, Verein für Geschichte der Stadt Wien, 1978. S. 77).
 
Голицынская больница
 
В завещании князь отписал свое состояние двоюродному брату Александру Михайловичу Голицыну на учреждение в Москве больницы: 850 тысяч рублей, доходы с двух вотчин, в которых числились две тысячи душ крестьян, и свою картинную галерею «со многими домашними вещами».

Строительство началось в 1796 г. под руководством А.М. Голицына (он же стал ее первым директором). Архитектором был Матвей Казаков. Голицынская больница (ныне – 1-я Градская больница им. Пирогова на Ленинском проспекте) открылась в 1802 году. В клинику принимались все: «бедные, русские, иностранцы, всякого пола, звания, вероисповедания». Причем бедняки лечились бесплатно, а богатые за услуги врачей платили. При больнице была организована богадельня для неизлечимо больных, родильный приют, создана фельдшерская школа для детей крепостных, а также аптека, услугами которой пользовались все москвичи. Там появились первые в России костоправное и глазное отделения.

В центре больницы устроена церковь Св. Благоверного царевича Дмитрия – по именинам основателя учреждения. В 1802 г. в ее подвальном склепе были погребены останки Дмитрия Михайловича, перевезенные из Австрии по желанию родных и с разрешения императора Александра I. Кроме того, в больничном ведении по воле Голицына находились оранжерея, парк (сейчас это большая часть Парка культуры и отдыха, доходящая до Москвы-реки), пруды и богатая картинная галерея, состоявшая из коллекций русского посла в Вене и его брата.

Галерею могли бесплатно посещать не только пациенты, но и простые горожане. Она функционировала несколько лет, но в 1817 г. закрылась: 323 картины были проданы, а вырученные средства пошли на расширение и содержание больницы. Произведения галереи попали в руки 55 новых владельцев и разошлись по всему миру. Но часть из них со временем оказалась в таких известных российских музеях, как петербургский Эрмитаж и ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве.

Над могилой двоюродного брата А.М. Голицын соорудил композицию с аллегорическими фигурами «Щедрости и Веры» и бюстом самого князя Д.М. Голицына. В 1814 г. при посещении больницы поэт Г.Р. Державин, поклонившись мраморному бюсту Дмитрия Михайловича, сказал: «Таких благодетелей и в мраморе надо почитать, и им поклоняться». Император Александр I назвал больницу Голицыных «наилучшим памятником такого полезного употребления капитала».
 
О супруге Голицына
 
Стоит упомянуть, что данное «больничное» благотворительное дело Д.М. Голицына связано с историей его супружеской жизни. Он женился довольно поздно, на княжне Екатерине (Смарагде) Дмитриевне Кантемир – дочери правителя Молдавии князя Д.К. Кантемира. По тем временам ей было уже «много» лет (30). По заключению врачей, красавица не могла стать матерью, поэтому и отказывала женихам. Голицыну же отказать не смогла, поскольку он был невероятно настойчив.

Желая родить ребенка, Голицыны по совету докторов уехали за границу в расчете на то, что медицина там лучше. Длительное время жили в Париже, где Екатерина очаровала местную публику своими прелестными внешностью, манерами и незаурядным умом. Блестяще играя на клавесине и обладая красивым голосом, по словам современников, княгиня могла соперничать в пении с лучшими итальянскими виртуозами.

Она стала настоящей «звездой» Версаля и Парижа, когда ее мужа в 1760 г. назначили послом России во Франции. Но жизнь приняла трагический оборот. Екатерина умерла в Париже в ноябре 1761 г. (по имеющимся слухам, при попытке родить). Произошло это уже после назначения Голицына послом в Вену. Понятно, что по состоянию здоровья к новому месту службы супруга ей не суждено было добраться. Больше Дмитрий Михайлович не женился, детей у него не было.

Часть имущества княжны завещано на поддержку «повивального дела» в России. Согласно воле покойной, Дмитрий Михайлович начал жертвовать деньги на научные исследования в области медицины, поддерживать талантливых врачей. Отечественные историки медицины добрым словом отзываются о Смарагде-Екатерине Голицыной, на средства которой получили образование основоположники акушерства в России.
 
По голицынским местам в Вене
 
Кардинально перестроенный и переименованный новыми владельцами дворец русского князя на венской горе Gallitzinberg в настоящее время является 4-звездочным отелем – Austria Trend Hotel Schloss Wilhelminenberg Wien (адрес: Savoyenstraße 2). С его террасы по-прежнему открывается великолепный вид на окрестные виноградники, парк и городские кварталы Вены. Во время Первой мировой войны в этом впечатляющем здании размещался госпиталь, потом – детский дом. С 1934 по 1938 гг. во дворце обосновался всемирно известный «Венский хор мальчиков». После аншлюса Австрии в 1938 г. – австрийский легион СС. Во время Второй мировой войны дворец снова превратился в госпиталь. Затем там временно проживали бывшие узники концлагерей и сиротские дети. Здание служило также как биологическая станция и, наконец, приют для детей с девиантным поведением (в 1961–1977 гг.). Со временем огромный дворец постепенно пришел в упадок. Лишь в 1986–1988 гг. его полностью отреставрировали и открыли отель. Он слывет одним из самых престижных гостиничных комплексов Вены с большими конференц-залами.

В нескольких сотнях метров от дворца расположено старинное здание желтого цвета, построенное в 1785 г. Как следует из мемориальной таблички, это также бывшая собственность русского посла Голицына. Сейчас там располагается ресторан венской и средиземноморской кухни Villa Aurora, с просторным и уютным внутренним двором (адрес: Wilhelminenstrasse 237). На нижней территории находится старинный настоящий 20-метровый деревянный баркас ARCHE AURORA. Местные жители поговаривают, что устроитель этого ресторана решил разместить списанный 20-тонный корабль на территории виллы из любви к истории, особенно к тому периоду Австро-Венгерской империи, когда она имела выход к морю.
От венской городской резиденции Голицына на Кругерштрассе, 10 (рядом со зданием Венской оперы) остался лишь один адрес. В 1956 г. на этом месте построили новое здание, которое теперь носит название «Рудольф-Дайбль-Хоф». Сейчас в нем располагаются частные квартиры и пара магазинов (Krugerstrasse 10/Walfischgasse 9).

Интересный факт: после трагической смерти В.А. Моцарта в декабре 1791 г. по этому адресу в одной из квартир сразу же поселилась его вдова – Констанция Моцарт вместе с двумя сыновьями. Она прожила там несколько лет, пока не вышла замуж за датского дипломата (Paul Harrer-Lucienfeld: Wien, seine Häuser, Menschen und Kultur. Band 5, 2. Teil. Wien, 1956 (Manuskript im WStLA), S. 371-376, 392).

Осиротевшая семья Моцарта бедствовала так, что не было денег даже на организацию приличных похорон композитора. Кроме того, за Констанцией числились и невыплаченные долги мужа. На основании имеющихся австрийских источников неясно, при каких обстоятельствах произошел этот переезд в дом Голицына. Но очевидно, что добросердечность Дмитрия Михайловича дала о себе знать на склоне его лет и в этом загадочном случае.
 
 
@ Владимир Кружков
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 17 января 2018
Фото автора
   

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com