Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Журнал / Весна 2007 года. № 10 / ИСТОРИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ / Редкие документы, открывающие ВОВ с неожиданной стороны. Элла Максимова

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
РЕДКИЕ ДОКУМЕНТЫ, ОТКРЫВАЮЩИЕ ВОВ С НЕОЖИДАННОЙ СТОРОНЫ
 
Неисчерпаема документальная история Великой Отечественной войны, ставшей эпохой в жизни каждого, кого она застигла живущим на земле. Редакция журнала "Родина", которая всегда щедро оснащает свои публикации письменными и фото-свидетельствами, получила, готовясь к 60-летию Победы, из архива Президента РФ и Российского государственного архива социально-политической истории редкие документы, открывающие войну с неожиданной для читателя-неисторика стороны. Они подкупают своей бескомпромиссно честной правдой о том, что происходило в воюющей армии. В цену подвига, в цену Победы входит и то, что пришлось за эти четыре года народу пережить, осмыслить, преодолеть.
 
Накануне 61-й годовщины Победы мы публикуем выдержки из нескольких документов, в том числе немецких, трофейных, приведенных на страницах журнала.
 
"Считаю своим долгом сообщить"
 
Записка Сталину от Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко - первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии, после ее оккупации члена Военного совета Западного, Центрального, позже Брянского фронтов - "О некоторых важных вопросах войны" с анализом боевых действий в июле-августе 1941 года.
 
I Политическая работа в армии
 
Большая слабость политической работы в армии заключается в том, что она не отвечает на главные вопросы. Отходы волнуют бойцов, младший и средний нач. состав... Это большой вопрос не только в армии, это вопрос в стране...
 
Политработники и комиссары подчиняются тяжести обстановки, она давит на них, поэтому они мало бывают с бойцами, не работают с прибывающим пополнением.
 
II Недостатки в боевых действиях
 
Слабая маневренность. Немцы перевозят солдат на автомашинах. За неделю успевают перебросить дивизию в 2-3 места, солдаты не устают. У нас - огромное количество автотранспорта, загруженного чем нужно и чем не нужно, переброска дивизии - целая проблема, большей частью идут походным порядком. Красноармейцы сильно устают, спят прямо под артиллерийским огнем. В бой вводятся сразу после маршей. Несменяемость частей и соединений: как вошли в бой, так и дерутся до полного истощения.
 
Всюду линия фронта одинаково толстая или одинаково тонкая, без усиления там, где наиболее вероятно появление противника... Использование авиации: во многих случаях ей даже не ставят задач. Их составляют командующие, очень часто со слабым учетом оперативной установки. Указания слабые и нередко провокационно-паникерские.
 
III Борьба с танками
 
Мы производим огромные оборонительные работы. На Днепровском рубеже копали рвы более 500 тысяч человек, а всего на всех рубежах в Белоруссии было занято 2 миллиона. Возведены огромные сооружения. Все города и весь путь на восток опоясаны огромными противотанковыми рвами, волчьими ямами, надолбами, завалами, но части противника действовали по дорогам. А дороги не перекапывались, при отходе наших войск не минировались, не взрывались, и противник проходил беспрепятственно.
 
IV Слабость разведывательных органов
 
Почти нет радиоперехвата, а немцы в большинстве работают открытым текстом, очевидно, зная слабость нашей радиотехники.
 
V О тылах
 
Тылы надо немедленно пересмотреть и сократить. Масса категорий, лишних для боевых действий и обеспечения войск.
 
VI Штабы
 
Штабы фронтов хотят руководить операциями, как шахматными фигурами, только на бумаге. Отсутствует работа по их организации. Составление и отдача приказа считается главным элементом дела. Дальше уже ждут результатов. Нет проверки обеспечения войск, контроля продвижения грузов. На бумаге интендантства у дивизии значатся 5 суточных выдач, а дивизия голодает. Никто не предусматривает путь продовольствия до нее от склада. То же с боеприпасами.
 
"Сегодня приеду и расстреляю вас всех"
 
Записка от от 10.07.42 секретарю ЦК ВКП(б) Маленкову от командира 141-й стрелковой дивизии полковника Тетушкина - об отсутствии дисциплины, преступной безалаберщине и бестолковщине, взаимоотношениях высшего командования и прочих причинах успешного наступления немцев.
 
Прибыл я с дивизией в район южнее Воронежа 3 июля с задачей приступить к подготовке оборонительного рубежа по восточному берегу Дона с 7 июля. А оказалось, что 3 июля прямо из вагонов пришлось занять оборону по Дону и противодействовать противнику, который уже вышел на западный берег и делает переправы через реку. Я спрашиваю: что мешало направить нас сюда месяц тому назад? Зачем привезли нас 1 июня в район Поворино, где дивизия пробыла ровно месяц? За это время мы построили бы здесь прекрасную оборону, помогли бы переправиться отходящим войскам (и тем сохранили бы тысячи орудий и боевых машин, оставленных противнику), да и сама дивизия при той переброске из Москвы месяц назад не потеряла бы от бомбежек ни одного человека...
 
Пехоте не хватает стойкости. Она плохо обучена, беспрекословного повиновения младшего старшему нет, особенно это отражается на звене младший командир — боец, то есть там, где начальник голосом воздействует на подчиненного — в бою. Не хватает жесткой дисциплины, чтобы обеспечить успех, чтобы никто не смел бросить свое место в окопе в любой обстановке. Умри, а держись! Противник в этом отношении много сильнее нас... Я наблюдал немецких пленных, которых гнали десятки километров до штабов, и у них все было цело, до личного номерка, у всех вычищены сапоги и побриты лица. Дисциплина особенно необходима в бою, где она решает дело.
 
Возьмем вопрос об отношениях высшего комсостава. Командарм или его начальник штаба, или даже начальник оперативного отдела вызывает к телефону командира дивизии, его начальника штаба и кричит: "Сволочь, оболтус... твою мать... почему ваш полк не может взять деревню, сегодня приеду и расстреляю вас всех". Конечно, никто из них за полгода к нам не приезжал, а по телефону расстреливали до пяти раз в день. В какой армии были или есть такие отношения?! Эта закваска спускается вниз, кругом стоит сплошной мат. Командарм 33-й армии даже бил по лицу командиров, причем ни за что... Почти везде не считаются с мнением командиров дивизий (которые лучше, чем кто-либо другой, знают обстановку в своей полосе)...
 
Какая часть войск из находящихся на фронте людей фактически участвует в бою? Не больше 1/5 воюют, а 4/5 находятся в тылу дивизий, армий, фронтов... Я воевал в войну 1914-1917 гг. В штабе полка были двое: командир полка и адъютант, в штабе дивизии трое-четверо - и все. Теперь у нас на КП командира полка - десятки людей, на КП командира дивизии - сотни, а в армии или на фронте я даже не могу сказать, там - тучи. Причем все они ездят на машинах, приезжает, привезет какую-нибудь писульку и завалится спать при этом штабе на неделю. А у противника все до последнего музыканта и повозочного дерутся в передней линии. А штат тылов и штабов минимум раз в десять меньше нашего.

Будет ли советская власть после войны?
 
Сведения из отчетов, присланных для изучения в отдел пропаганды ЦК ВКП(б), - о типичных вопросах, задаваемых партийным лекторам на встречах с населением в различных регионах Советского Союза.
 
  1. Почему не сообщается в сводках Совинформбюро о потерях Красной Армии?
  2. Как понимать положение товарища Сталина о том, что Советский Союз выйдет из войны еще более сильным?
  3. Не потеряем ли мы Западную Украину, Белоруссию, Прибалтику?
  4. Почему роют окопы на правом берегу Днепра, если Красная Армия уже наступает на Запад?
  5. Правда ли, что для московских дам введены вечерние бальные платья?
  6. Будут ли обеспечивать солью?
  7. Будет ли после войны чистка партии и останутся ли в ней коммунисты, находившиеся на оккупированной территории?
  8. Правда ли, что будет свободная торговля, а если правда, то когда?
  9. Почему ответственным работникам дают спецпайки, а рядовым служащим нет?
  10. Является ли сейчас обязательным восстановление колхозов?
  11. Верно ли, что тех, кто работал на немцев, будут выселять в Сибирь?
  12. Зачем дают промтоварные карточки, если их не отоваривают?
  13. Будут ли отпускать госсредства на строительство новых церквей? Как будут готовить кадры священников?
  14. Почему нам не дают хлеба, а немецким военнопленным дают?
  15. Правда ли, что мы сдали англичанам в аренду на 99 лет Баку и Грозный?
  16. Правда ли, что после войны мы будем пять лет работать на Англию и США?
  17. Что сделают с мужчинами, остававшимися в оккупации?
  18. Что делать с детьми бывших полицейских, которые теперь стали сиротами?
  19. Как относиться к женщинам, мужья которых в Красной Армии, а они вышли замуж за немцев?
  20. Считаются ли бездетными женщины, имеющие детей от немцев, будут ли с них брать налог?
  21. Можно ли восстановить наши праздники, такие, как масленица и др.?
  22. Будет ли существовать советская власть после войны или же будет такая же, как в Америке и Англии?
  23. Будут ли после войны английские лавки?
  24. Можно ли считать зверями всех солдат гитлеровской армии?
  25. Будет ли предъявлен счет Германии при таком же правительстве, как у нас?
  26. Какая судьба ждет Германию после ее поражения?
  27. Может ли случиться, что союзники не откроют второго фронта и в 44-м г.?
  28. Не будут ли решены вопросы мира без нашего равноправного участия?
 
Что же они такое, эти русские?
 
Выдержки из секретных докладов 1942-1943 гг. имперской службе безопасности для высшего руководства Германии - сравнение данных предвоенной пропаганды с информацией, поступающей от солдат вермахта и мирных граждан, сталкивающихся с русскими военнопленными и восточными рабочими.
 
Прежние представления населения о России в ходе войны во многом изменились, и возникает ряд противоречий, которым трудно дать объяснение. Важно и с точки зрения будущих задач, которые придется решать на Востоке, создать четкую реальную картину этого пространства и этих людей.
 
...Солдаты сообщают, что, наряду с примитивностью и нищетой масс, они видели огромные сооружения, гигантские промышленные предприятия, электростанции и т.д. Они задают себе вопрос: как все это осуществил большевизм?.. Уже сегодня для многих немцев встает вопрос о духовном отношении к тысячам остарбайтеров. Именно наши рабочие отмечают, что эти русские часто проявляют смышленость, ловкость, быстроту в понимании даже сложных процессов в работе машин...
 
В германской пропаганде советский человек представал как тупое эксплуатируемое существо, "рабочий робот". Сейчас немцы часто убеждаются в прямо противоположном. В многочисленных докладах сообщается, что остарбайтеры своей технической осведомленностью озадачивают наших рабочих. В докладе, поступившем из Франкфурта-на-Одере: "В одном имении советский военнопленный разобрался в двигателе, с которым наши специалисты не знали что делать". Доклад из г. Глагау: "Они сразу демонстрируют техническую осведомленность и не нуждаются в более длительном обучении, чем немцы... машины, давно нуждающиеся в ремонте, с помощью примитивных средств приведены снова в действие..." Уровень образования в Советском Союзе не такой уж низкий, как это у нас изображалось... Немцы находят определенное объяснение тому неслыханному количеству вооружения у противника, которое свидетельствует о наличии квалифицированных инженеров и специалистов... Использование остарбайтеров часто приводит немцев в замешательство. Сравнение мастерства русских и немецких сельхозрабочих оказывается в пользу первых.
 
Большевизм, неважно какими средствами, вселил в большую часть русского населения непреклонное упорство, которое никогда не встречалось в Первую мировую войну... За боевой мощью врага стоит своеобразная любовь к отечеству, своего рода мужество и товарищество, безразличие к жизни, которые надо признать...
 
"Если я не вернусь"
 
Последнее письмо сержанта Матвея Чикова сыновьям в тульское село Дедилово:
 
"Дорогие мои сыночки Валера и Вова! Когда вы вырастете большими, то прочитайте это письмо. Я пишу его на передовой в тот момент, когда чувствую, что это, возможно, в последний раз. Если я не вернусь домой, то вам, мои любимые сыночки, не придется краснеть за своего папоньку, вы можете смело и гордо говорить своим друзьям: "Отец погиб на войне, верный присяге и Родине". Помните, что в смертельной схватке с ворогом я своей кровью завоевал вам право на жизнь. А поскольку войне рано или поздно придет конец, то уверен, что мир будет для вас долгим. Хочу, чтобы вы любили и всегда слушали Мать. Я это слово написал с большой буквы и хочу, чтобы и вы писали его только так. Мать научит вас любить землю, труд, людей. Любить так, как любил все это я... Будьте чистыми в душе своей, смелыми и сильными. И пусть будет у вас более счастливая судьба... Не плачь, Маруся, обо мне. Значит, так Богу угодно, чтобы отдал я жизнь за землю нашу русскую, за освобождение ее от фашистской сволочи, чтобы вы, мои родные, остались живы и свободны... Жаль вот только, что повоевал я мало - всего 220 дней. Прощайте, мои любимые сыночки, моя милая женушка и мои родные сестрички. Целую вас крепко. Ваш отец, муж и брат Чиков М.М. 14 мая 1942 года". (В этом бою сержант Чиков и погиб).

Элла МАКСИМОВА
 
Выжить и дожить
 
История появления этих снимков в нашей газете такова. В "Известия" обратился сам их автор, 43-летний фотограф из Нидерландов Мартин Ремерс. Он рассказал, что в 2004 году начал работу над серией портретов ветеранов Второй мировой войны. Причем эти люди, по замыслу Мартина, представляли все страны, участвовавшие в войне. В результате получился 51 портрет, подкрепленный краткими историями персонажей (беседовал с ветеранами сам Ремерс). Серия из девяти таких снимков завоевала второй приз в категории "Портреты" на международной выставке World Press Photo-2006. "Тема войны, роли и места в ней человека меня особенно волнует", - говорит Ремерс. Его работы публиковались в International Herald Tribune, The New York Times, The Independent, The Times, Die Zeitung, Der Spiegel, Focus, Die Zeit. Теперь - в "Известиях".
 
Константин Шаров, 1923 г.р. (Россия)
 
"Впервые я встретил немцев в Сталинграде. После войны несколько раз ездил в Германию. Мы с немцами пили водку. Но я до сих пор не доверяю этой нации. Они в прошлом хотели завоевать Европу. Они хотят этого и сейчас.
 
В ходе Второй мировой немцы пытались захватить власть оружием, а сейчас они используют экономические рычаги. Польша и прибалтийские государства совершили большую ошибку, когда стали членами Евросоюза. Теперь немцы скупят их землю. Со временем они станут угрозой и для российской экономики".
 
Иосиф Коетсвальский, 1913 г.р. (Россия)
 
"Я из знатной семьи. Мой дед был полковником царской армии. После того, как коммунисты пришли к власти, нашу семью выслали в исправительно-трудовой лагерь в Архангельске. Матери удалось бежать к своему брату в Москву. В 37-м году ее нашли и убили. Нам с отцом удалось сбежать из лагеря с третьей попытки.
 
Когда началась война, я подавил всю свою ненависть к коммунизму. Я решил сражаться за родину. Не за Сталина. Это он виноват в гибели миллионов русских солдат. Сталин всех талантливых офицеров казнил. Не Сталин выиграл войну, а народ".
 
Полина Святогорская, 1925 г.р. (Россия)
 
"Я училась на медсестру. Когда началась война, пошла на фронт. Но ни одна воинская часть не хотела меня брать, потому что мне было всего 16 лет. Я пришла в штаб железнодорожных войск, который находился в Казани, и стала их упрашивать: "Возьмите меня. Я вам нужна, ведь я медсестра". И меня все-таки приняли.
 
Я была помощницей хирурга. На первой моей операции пациенту ампутировали ногу. Врач протянул ее мне. Я не хотела брать и умоляла: "Пожалуйста, пришейте ногу обратно". Но хирург приказал закопать ее. Я вышла вся в слезах. Меня увидели солдаты - они взяли ногу и сами похоронили ее. До того момента я не имела представления, что такое война".
 
Фредерик Леннарт Бентли, 1924 г.р. (Великобритания)
 
"Меня ослепила вспышка от взрыва немецкой гранаты, когда ночью я стоял в карауле недалеко от города Кан в Нормандии. К счастью, я смог самостоятельно добраться до наших позиций. Если бы немцы меня нашли, они бы точно меня застрелили. Таковы уж законы войны: раненым не предлагают ночлег. Нужно в первую очередь заботиться о себе. Люди, никогда не видевшие войны, этого понять не могут. Война - это когда 24 часа в сутки находишься на волоске от смерти.
 
Когда я потерял зрение, война для меня закончилась. Я проработал 33 года на лейландском заводе инженером-механиком: проверял исправность оборудования на ощупь. Женился, стал отцом четырех детей. У меня была хорошая жизнь после войны".
 
Джек Шлегель, 1923 г.р. (США)
 
"Я родился в Германии, потом переехал с родителями в США. Когда началась война, на меня все вокруг стали показывать пальцем - из-за немецкого происхождения. Я так хотел самоутвердиться, что пошел волонтером на военную службу.
 
В ходе освобождения Бельгии в 1944 году мы как-то взяли в плен 500 немцев. Один из охранников подошел ко мне и сказал: "Тебя зовут Шлегель, не так ли? У меня тут немец, и он тоже Шлегель". Оказалось, это был мой двоюродный брат! Мы немного поговорили о семье. Я попросил охранников обращаться с моим родственником получше. Теперь он живет в США. И до сих пор верит: если бы немцы победили, мир стал бы лучше".
 
Эдмунд Вагнер, 1926 г.р. (Польша)
 
"Я не умел плавать и однажды чуть не утонул. Ушел под воду, но потом набрался сил и вынырнул. После этого чьи-то руки схватили меня и вытащили на берег. Вот так я оказался в Нормандии.
 
Потом мы загорали и курили с канадцами в яблочном саду недалеко от Кана. Над нами кружили самолеты. "Они летят в Германию", - говорили мы друг другу. Потом на нас стали сбрасывать бомбы. Мы прыгнули в какую-то канаву, заполненную водой. Восьмерых из нас ранили. Нескольких канадцев убили. Мы были в ярости. А в Лондоне заявили, что в произошедшем виноваты мы сами: продвигались слишком быстро, и потому нас приняли за немцев. Дело постарались замять.
 
После войны я не смог вернуться на родину. Ублюдок Черчилль продал Польшу России. А коммунисты не хотели с нами связываться - мы ведь воевали вместе с британцами. Я влюбился в девушку из Голландии и написал об этом матери. "Живите на ее родине", - ответила она. Так мы и сделали. В 1959 году я наконец собрался приехать в Польшу и повидать мать. Однако возникла проблема: я был человеком без гражданства. Я подал прошение на имя королевы Нидерландов и вскоре получил положительный ответ. Мне даже не пришлось платить взнос, потому что я сражался в армии освободителей. В дверь родного дома я постучал в рождественскую ночь".
 
Бак Доусон, 1920 г.р. (США)
 
"Мы встретили русских у Эльбы. Они напились водки еще до нашего прихода. Это была очень сплоченная команда - как, впрочем, и мы. И нам тоже хотелось показать, какими мы были крутыми парнями. Один из нас решил научить русских прыгать с парашютом. Он спрыгнул с третьего этажа нашего штаба и сломал лодыжку.
 
Когда мы праздновали победу, русские палили из настоящего оружия. Прямо как на "диком Западе". Они проехали на грузовике вниз по склону, и он перевернулся. Кого-то придавило насмерть, но русские не унывали. Они не очень-то ценили жизнь. Может быть, потому, что все тогда сильно напились".
 
Барон Филипп фон Безелагер, 1917 г.р. (Германия)
 
"Я командовал кавалерийской ротой и был ранен под Москвой. После контузии стал ординарцем фельдмаршала фон Клюге в Смоленске. Выполняя его поручения, виделся с Гитлером четыре или пять раз. Когда я к нему приближался, всегда чувствовал, как что-то внутри сжимается. Я никогда с ним не разговаривал, просто жал ему руку и сухо здоровался.
 
В июне 42-го я впервые узнал о том, что евреев и цыган целенаправленно уничтожали - их объявили врагами рейха. Для меня это был поворотный момент. Я, как офицер, не хотел быть соучастником военных преступлений.
 
Я стал членом подпольной группы фон Трескова. Его целью было убить Гитлера. Среди заговорщиков я был самым молодым. Группа Трескова планировала покушение на фюрера. Я и еще семь офицеров должны были застрелить его на заседании, посвященном разработке наступления на Курск. Мой брат Георг был профессиональным стрелком - он должен был руководить операцией. К несчастью, от плана отказались, так как глава СС Генрих Гиммлер отменил заседание по Курску. Гиммлера мы тоже собирались убить.
 
Позднее наша группа готовила взрыв в ставке Гитлера "Вольфшанц". Я сам собрал бомбы и перевез их в Берлин. Затем бомбы попали в руки графа фон Штауфенберга, который и привел их в действие 20 июля 1944 года. К сожалению, фюрер остался жив. Некоторые из заговорщиков были арестованы, другие покончили с собой. До самого конца войны я боялся: вдруг меня тоже раскроют. В тот день, когда Германия капитулировала, я выбросил в реку капсулу с цианидом, которую всегда носил с собой".

  10.05.06
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com