Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Русские традиции / ОБЩЕСТВО И СЕМЬЯ / Пилюля-дура. Светлана Кузнецова

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Пилюля-дура
 

Фото: 1 из 7
Каждому русскому генералу производители панацей хотели напомадить усы и вымыть с мылом рот

открыть галерею ...открыть галерею ...открыть галерею ...открыть галерею ...открыть галерею ...открыть галерею ...
135 лет назад, в 1872 году, в России развернулась ожесточенная борьба врачей и фармацевтов с зарубежными производителями патентованных средств, обещавшими красоту, счастье и здоровье в виде капель, порошков и пилюль. Специалисты доказывали легковерным соотечественникам, что если зарубежные снадобья и не причинят вреда их организму, то уж точно ухудшат их финансовое состояние. Ведь большинство патентованных средств обходились покупателям в десятки раз дороже, чем стоили их компоненты, труд по их смешиванию и все немалые затраты на рекламу. Однако чиновники от медицины предпочитали не замечать проблем или ограничиваться необязательными к исполнению рекомендациями, благодаря чему бизнес производителей биологически активных добавок, как и ныне, ширился и процветал.

Положительное невежество
 
Наверное, лучшую историю о чудодейственных средствах на все случаи жизни рассказывали в анекдоте о знаменитом восточном весельчаке Ходже Насреддине. Как-то раз он разбил глиняный горшок и расстроился: очень уж было жалко денег на покупку нового. Тогда Ходжа придумал, как их заработать. Он растолок обломки горшка в ступке и отправился с полученным порошком на базар. Там он принялся кричать, что продает чудесный порошок из дальних стран, избавляющий от крыс. Порошок, убивающий крысу наповал. Собралась толпа желающих немедленно приобрести чудесное средство, и скоро осталась лишь небольшая горстка порошка, которую после раздумий все же купил последний сомневавшийся покупатель. Уже отойдя от Ходжи Насреддина, он вдруг вернулся и спросил:

-- А как применять этот порошок?

-- Нет ничего проще,-- ответил Насреддин,-- ловишь крысу и засыпаешь порошок ей в ноздри.

-- А не лучше просто убить ее палкой? -- спросил удивленный покупатель.

-- Конечно,-- ответил Ходжа Насреддин и бросился бежать без оглядки.

Собственно, именно так со Средних веков, а может быть, еще с древнейших времен действовали абсолютно все продавцы чудодейственных средств: немного попавших случайно под руку компонентов, много громкой рекламы и сравнительно быстрое обогащение. Некоторые отечественные борцы с чудодейственными или тайными лечебными средствами считали проблему вечной, а первоисточником псевдолекарств -- поиски философского камня. В одной из брошюр, изданных в 1870-х годах, говорилось:

"Безобразие, до которого развилось в настоящее время шарлатанство при продаже тайных средств, ведет свое начало с тех пор, когда образовались медицина и фармация, ибо не подлежит сомнению, что древние жрецы не пренебрегали тоже шарлатанством и употребляли так называемые секретные средства для достижения той же цели, как и ныне, хотя требования их века служат им отчасти извинением. Со времени отделения медицины от фармации продажа и употребление лекарств, состав которых был для публики тайной, получили особенное развитие. Никакое время (может быть, за исключением нашего) не могло быть благоприятнее для шарлатанства, как то, в которое все были заняты отыскиванием философского камня, т. е. вещества, посредством которого можно бы было не только превращать в золото и серебро все неблагородные металлы, но которому суеверие приписывало все свойства универсального лекарства.

Не только люди, занимавшиеся исключительно естественными науками, как-то: врачи, аптекари и монахи, но и многие другие с необычайным рвением трудились над разрешением этой проблемы. Ученые, химики, врачи и прочие естествоиспытатели были так убеждены в существовании подобного вещества и с такою любовью занимались отыскиванием философского камня, что своими многочисленными опытами много способствовали развитию химии и медицины. Между тем как, с одной стороны, отыскивание философского камня имело научную цель, с другой стороны, суеверие того времени открывало свободный путь спекулянтам. Странствующие обманщики и шарлатаны предлагали множество лекарств за неслыханные цены. С поразительным бесстыдством рассказывали они покупателям о таких свойствах этих лекарств, которым можно верить только при положительном невежестве.

По их словам, этими веществами можно было не только по желанию продлить жизнь и сохранить здоровье, но из злого человека сделать доброго, щедрого, кроткого, богобоязненного, возвысить его умственные способности и доставить ему исполнение всех его желаний. Так как одна истина неизменна, то и вера в эти чудотворные лекарства мало-помалу исчезла, и с помощью блюстителей общественной безопасности прекратилось поддерживаемое ею повсеместное шарлатанство".

Картина резко изменилась на рубеже XVIII-XIX веков, когда в России вслед за Европой появилась масса отечественных и переводных книг с рецептами по устройству любых домашних дел -- от настаивания в собственной кладовой собственноручно приготовленных из изюма заморских вин до лечения всех болезней подручными средствами. Причем употребление внутрь порошка из поджаренных рыжих тараканов от отека ног было далеко не самым малоприятным из них.

Довольно скоро на отечественном рынке появился практически весь набор биологически активных, а также биологически агрессивных средств, выпускавшихся за границами Российской империи, причем продавались они за огромные деньги, и русские специалисты не одно десятилетие пытались понять, почему соотечественники столь падки на средства, в лучшем случае ничего не меняющие в их состоянии. Главной причиной столь широкого распространения всех этих пилюль и порошков именно в России исследователи справедливо считали давно укоренившуюся в стране святую веру в книжное, печатное слово. А другой причиной -- крайнюю малообразованность, если не сказать дремучесть российских имущих сословий.

"Очевидно,-- говорилось в том же издании,-- что всегда были люди, умевшие пользоваться легковерием других для достижения своих целей, и история говорит нам, что некоторые периоды времени особенно отличались этим мастерством. Кажется, что мы живем именно в одном из таких периодов. Почти в каждом газетном листке ежедневно находятся объявления о чудотворных средствах".

Вера в силу и действенность рекламируемых препаратов подкреплялась патентами на право их изготовления, которые проще всего было получить в Австро-Венгрии, а также тем, что в немалом количестве случаев в качестве изобретателей или производителей в рекламе и на этикетках патентованных средств указывались вполне реальные и даже широко известные доктора медицины, что для покупателей было равнозначно знаку качества.

В России, например, с успехом гастролировал американский доктор, предлагавший страждущим "Бриллиантовые капли". Реклама его услуг гласила:

"Прозрачный человек! Великая тайна открыта! Ее открыл доктор Аллингед, который составил капли из таинственных тропических трав, имеющих неизвестную до сих пор людям силу. Капли делают человека совершенно прозрачным. Стоит только принять пять капель, и немедленно почувствуешь дрожь, а затем крепко заснешь и во время сна слегка вспотеешь. Уже по истечении нескольких минут тело начинает просвечивать, а через 1/4 часа человек становится совершенно прозрачным, так что можно видеть простыми глазами, какие в нем находятся болезни, и подвергнуть больного совершенно правильному терапевтическому и патологическому исследованию; прозрачность тела продолжается весьма недолго, а потому для наблюдения над ним должно пригласить врача, умеющего скоро и верно понимать болезни. Для этого сам г. доктор Аллингед предлагает свои услуги. Всякий может принимать эти капли без вреда для себя, и после сна чувствуется только маленькое утомление; доктор же Аллингед будет знать в совершенстве, как должно вперед жить больному, какому довериться доктору и какие употреблять лекарства. Цена пяти каплям 20 долларов (30 рублей). Эта реклама не нуждается в объяснении".

Тридцать рублей в месяц зарабатывал чиновник средней руки, так что удовольствие выпить снотворное и выслушать какую-нибудь чушь стоило больших денег. Однако отбоя от желающих получить консультацию заокеанского доктора не было.

И все же в России главной причиной широкого распространения бессмысленных средств укрепления здоровья и красоты стала отмена крепостного права, когда изменился весь стиль жизни и потерявшие ориентиры дворяне и купцы хватались, как утопающие за соломинку, за всяческие тайные средства, позволяющие вмиг снять с себя едва ли не весь груз проблем. Ведь практически то же самое происходило на закате социализма, когда потерявшиеся в жизни люди сидели с банками и мазями у телевизоров или покупали за огромные деньги травяные смеси и заговоренную воду, не говоря уже об изготовленных за рубежом псевдолекарствах.

Реставрирующие пилюли
 
Как считали врачи и ученые, развернувшие в 1872 году борьбу с тайными снадобьями, все эти средства разделялись на два основных типа.

"Вообще, секретными медицинскими средствами называются те,-- писал борец с патентованными средствами В. А. Ашик,-- которых состав и приготовление тщательно скрываются от покупателей их фабрикантами и продавцами... Секретные средства можно разделить на два разряда: на лекарства универсальные, т. е. излечивающие всевозможные болезни, и специальные, предназначенные для устранения или облегчения какого-нибудь особенного недуга. Если мы будем говорить об универсальных средствах, то ничего нет легче, как доказать, что они -- сущая небылица. Страдание от так называемой изжоги, т. е. неприятное ощущение в желудке при излишнем образовании кислоты, легко устраняется введением в желудок какого-нибудь вещества, нейтрализующего кислоту. Вещество это есть или щелочь, или соль с легкой кислотой. Для этого обыкновенно употребляется жженая магнезия, двууглекислый натр, мел, углекислая магнезия и проч. Если, наоборот, для облегчения недуга требуется ввести в желудок кислоту, то употребляют фосфорную, серную кислоты и т. п. Положим, что в обоих случаях рекомендуется одно и то же лекарство: следовательно, оно должно действовать как щелочь и как кислота, значит, должно быть в одно время и щелочью, и кислотою. Кто имеет хотя малейшее понятие о химии, тот поймет всю бессмысленность подобных требований. Это совершенно все равно что требовать от человека, чтобы он одновременно стоял на ногах и плясал на голове".

Во второй половине XIX века особой популярностью пользовалось выпускаемое французом Дю Барри средство, именовавшееся Revalenta Arabica, реклама которого обещала исцеление едва ли не от всех известных болезней. Упаковка порошка в Европе стоила огромных денег -- больше талера, а в России и того дороже -- по полтора рубля. Противники подобных средств довольно быстро выяснили состав патентованной Revalenta. Это была всего лишь смесь гороховой и чечевичной муки, и в действительности эти компоненты обходились производителю в несколько десятков раз дешевле. Но все публикации об этом тонули в потоке объявлений и хвалебных статей в газетах и брошюрах. Мало того, ничего не изменилось даже после того, как были опубликованы данные об эффективности Revalenta, собранные апологетами применения этого средства.

"Удалось собрать 302 мнения,-- писал Ашик,-- из них в 210 случаях, следовательно, около 70%, она не оказала никакого действия, т. е. не причинила ни пользы, ни вреда; в 29 случаях, т. е. около 10%, оказалась польза, а в 63 случаях, следовательно, около 20%, употребление "Реваленты" оказалось положительно вредным и привело в расстройство пищеварение. Если уже такое совершенно невинное средство приносит вдвое больше вреда, чем пользы, то что же сказать о других лекарствах, менее безвредных?"

Однако на публику подобные доводы не действовали, поскольку в ответ на одну критическую статью появлялись десятки хвалебных. Мало того, русские агенты многочисленных парижских псевдофармацевтических производств заключали с газетами сделки и платили дополнительные суммы за то, чтобы они отказывались от публикации критических статей против продвигаемого ими снадобья. Правда, обходилось это отнюдь не дешево. Один из немногих производителей патентованных средств, публиковавших отчеты о финансовой деятельности, англичанин Холловей указывал, что на контракты с прессой по всему цивилизованному миру он тратит ежегодно {pound}30 тыс., что в сотни раз превышало рекламный бюджет любой существовавшей в те же годы химической или фармацевтической фирмы.

История Revalenta не завершилась и после того, как несколько известных европейских химиков один за другим подтвердили, что это снадобье -- простая смесь чечевичной и гороховой муки, а обманутые потребители стали обращаться к властям с требованиями наказать мошенника, после чего Дю Барри сдался и перестал продавать свое снадобье в Европе. Однако в Российской империи он нашел ключик к сердцам, а скорее к карманам чиновников Министерства финансов и, несмотря на запрет Медицинского совета, получил особое дозволение продавать свою продукцию.

Та же картина наблюдалась и с другими патентованными лекарствами. Наиболее популярными в России и мире в 1870-х годах были "Реставрирующие пилюли", производители которых обещали покупателям скорое восстановление здоровья и красоты до состояния "как в молодости". Исследования показали, что ядовитых веществ в них не содержится, но и ничего полезного в них тоже не было.

"Довольно небрежно приготовленные пилюли,-- говорилось в отчете,-- покрыты белым слоем сахара с мятным маслом. Пилюли имеют вкус смолистый, и, кроме того, ясно можно отличить укроп, анис и лакрицу. Иногда встречаются в пилюлях довольно крупные смолистые частички. Без сомнения, это венецианский терпентин (смола хвойных деревьев.-- "Деньги"), плохо размешанный... Пилюли посыпаны порошком из сандального дерева, в котором изредка попадаются горчичные семена; имеют ли эти последние тоже реставрирующую силу -- остается неразрешенным".

Еще хуже обстояло дело с другим остромодным якобы оздоровительным средством -- подкрепительной тинктурой, оказавшейся спиртовой настойкой нескольких смол. Предназначенная для внутреннего употребления жидкость во время экспериментов вызывала жжение и покраснение кожи руки. Но, как и во всех других случаях, исследование этих биологически активных добавок никоим образом не влияло на их массовые продажи в России.

Ко всему прочему далеко не все тайные снадобья были вредны. К примеру, немалое число фирм называли замысловатыми именами обычный рыбий (или тресковый, как он тогда именовался) жир. Правда, продавали они его за не совсем обычную цену. Поэтому борцы с патентованными средствами в ходе своей кампании применили еще один прием -- подсчитали, сколько в реальности стоят компоненты, из которых делаются секретные средства, и во сколько они обходятся потребителям.

"Huile de foie de Morrue de Jogh. Hogg и пр.-- тресковый жир (облеченный лишь в особые пышные описания и этикеты), продается по 1 р. 75 к. и 1 р. 25 к.; то же самое масло фунтами и у тех же дрогистов можно купить по 30-35 коп. за фунт; Injection vegetale de Matico продается no 1 p. 40 коп. за 4-унцовую склянку и состоит, как гласит описание, лишь из перегонной воды листьев растения Матико, такую же склянку такой же воды Aqua Matico можно получать из аптек за 15-20 коп. серебром. Сарсапарильная эссенция, состоящая из раствора экстракта сарсапарильного корня в вине, продается по 1 р. 50 к.--1 р. 75 коп., а здешняя -- по 1 руб. за склянку".

Список можно было продолжать бесконечно. Но сколько бы позиций в нем ни приводилось, русский покупатель твердо стоял на своем. Зарубежный товар он неизменно предпочитал отечественному, даже если за него приходилось платить в десятки раз дороже. И благодаря этому множество парижских и лондонских фабрик патентованных средств не знали проблем со сбытом. Как правило, такие лаборатории выпускали всего четыре-пять наименований, а когда огонь критиков становился чересчур чувствительным, получали в Вене новый императорско-королевский патент на средство со слегка измененным названием или составом. И вновь вкладывали деньги -- главным образом в рекламу.

Природа сама исцеляет

По существу, люди, боровшиеся в России с патентованными псевдолекарствами, были энтузиастами-общественниками, не пользовавшимися никакой поддержкой государства. В России были одни из самых строгих в мире правила работы аптечных магазинов и ввоза лекарств из-за рубежа. Однако на деле, как только начиналась правоприменительная практика, возникала масса проблем. Пример с Revalenta Дю Барри, получившей особое разрешение на продажу через Министерство финансов, был далеко не единственным и даже не самым характерным. Медицинский совет, который решал, какому из импортных средств можно продаваться в России, чаще всего предпочитал не принимать резких решений. Даже если энтузиасты приводили весомые доводы о вредности предлагаемого средства, Медицинский совет принимал решение не рекомендовать его к ввозу и продаже, что было всего лишь рекомендацией, необязательной к исполнению. Точно так же обстояло дело и с рекламой. Высший медицинский орган своими постановлениями запрещал газетам печатать рекламу не разрешенных к ввозу патентованных средств. Однако эти постановления также не исполнялись, поскольку никаких серьезных взысканий за их нарушения не следовало.

Правда, борцы с импортными тайными средствами тоже иногда ошибались. Так, они выступали резко против использования глицерина, который производителями патентованных средств представлялся как средство смягчения не только кожи, но и всего организма человека, бесценного для восстановления молодости и красоты тела. Само смягчение организма было абсурдом, но это отнюдь не умаляло полезных свойств глицерина. Так же непримиримо велась борьба с ланолином -- животным воском, получавшимся при промывке шерсти овец. Его, как водится, рекламировали в качестве панацеи от всех бед, а борцы с тайными средствами стояли стеной против его применения. И лишь много позже, когда на ланолиновой основе стали готовить подавляющее большинство мазей, признали свою ошибку.

Но вот с чем они не хотели смиряться, так это с неудачами в борьбе с патентованными средствами и их производителями, хотя такое поражение терпели ученые и медики по всей Европе, по всему цивилизованному миру. В Баварии, например, был принят закон, запрещавший продавать лекарственные средства где-либо, кроме аптек. Так один из производителей тайных пилюль немедленно добавил в рекламу фразу, что в Баварии по королевскому указу его товар продается только в аптеках.

Борцы с бессмысленным лечением пытались взывать к совести и нравственным чувствам издателей и требовали от них прекратить публикацию сбивающей с толку рекламы. Но, как признавали сами энтузиасты, их призыв был гласом вопиющего в пустыне.

В конце концов им пришлось констатировать, что основа успеха производителей патентованных средств -- в природе покупателей. Господин Ашик, к примеру, писал:

"Врач редко может сделать что-нибудь больше, как советовать гигиенический образ жизни или даже прописывать лекарства, которые могут помогать только весьма медленно; этим он теряет часть доверия большинства публики, у которой не хватает терпения для подобного благоразумного лечения.

Указывая этой боязливой и нетерпеливой публике на верное, действительное средство, можно безошибочно рассчитывать на успех, тем более что ей обещают не только быстрое и верное исцеление, но и отсутствие всяких неудобств. Шарлатан знает, что больной, объявленный врачом неисцелимым, может получать от него только облегчение или, предчувствуя свой близкий конец, схватится, как утопающий, за каждую соломинку, чтобы удержаться на воде, и будет принимать все, что ему посоветуют.

Фабрикант секретных средств хорошо знает, что ему помогают трусливость, воображение и легковерие людей. Как часто болезнь существует только в воображении больного. Сколько здоровых людей воображают себе, что они страдают чахоткой, раком в желудке, неизлечимым ревматизмом, между тем как они только от случайной простуды получили кашель, который вследствие дурного или неверного ухода продолжается дольше, чем следовало бы; нарушением диетических правил испортили себе желудок или от быстрого охлаждения испарины чувствуют боль в одном из членов тела; если благоразумный врач скажет им, что страдания их не опасны, то они из боязливости и без его ведома хватаются за первое предлагаемое им лекарство и, конечно, часто, даже почти всегда, получают исцеление, потому что при сколько-нибудь благоразумном образе жизни природа сама исцеляет эти недуги.

Шарлатан знает очень хорошо, что при так называемых секретных болезнях часто стыдливость мешает больному довериться врачу и он предпочитает какое-нибудь заграничное секретное средство для лечения, потому что ему не нужно называть себя и проч. и проч. Этим эксплуататорам также хорошо известно, что в массе так еще сильно развита вера в сверхъестественное и чудотворное, что при малейшем нездоровье уже прибегают к секретным средствам, и они этим пользуются с большою ловкостью. Если можно допустить употребление безвредных секретных лекарств для безнадежно больных, то тем более следует запретить их в тех случаях, когда врач знает болезнь и может вылечить ее".

Весь дальнейший ход истории отечественной медицины показал справедливость этих суждений. Патентованные и непатентованные чудодейственные средства продавались в стране вплоть до Октябрьской революции. Чего только среди них не было! Средства для восстановления былого цвета седых волос без окраски, помады для ращения усов, бород и бакенбардов. Или, например, патентованное мыло для рта "Пуритас", сохраняющее зубы от любых проблем.

""Пуритас",-- объявляла реклама,-- есть наилучшее средство для сохранения зубов, так как оно составлено на основании новейших научных изысканий о причинах порчи зубов и, кроме того, испытано в течение многих лет. Почти все продающиеся порошки и пасты для зубов действуют на зубы или механически, так как они содержат твердые вещества, которые при чистке зубов царапают их поверхность, или разрушают их химически. "Пуритас" же разлагает только нечистоты, остатки пищи и т. п., остающиеся на поверхности зубов, между ними и в пустоте их, и тем самым ограничивает порчу зубов. Кроме того, "Пуритас" посредством нейтрализации устраняет дурной запах изо рта и действует приятно на органы вкуса. Употребление "Пуритаса" делает излишним всякое полоскание".

Однако на деле "Пуритас" был самым обыкновенным мылом и если и мог какому-то помочь, то только малолетним сквернословам, которым за употребление крепких выражений издавна мыли рот мылом.

И все же самое любопытное заключалось в том, что на тягу к тайным средствам мало повлиял даже тотальный запрет на их ввоз. После революции импорт подобных средств в РСФСР был категорически запрещен. Но на протяжении всех лет существования советской власти народ искал и находил тайные средства, помогающие без усилий вернуть здоровье, молодость и красоту. В 1970-х годах, к примеру, страна пережила массовое увлечение снадобьями из оленьих рогов -- пантов. Их везли из-за Урала в центр страны все, кто мог их достать и, понятное дело, не мог использовать в качестве лекарства. В следующем десятилетии наступила эра мумие -- экскрементов горных грызунов. Причем лучшее мумие собирали в горах Афганистана советские солдаты, а их командиры тайком ввозили в СССР. Ну а уж мед и другие продукты пчеловодства в качестве панацеи от всех хворей не переставали официально и неофициально рекламировать никогда. Учесть же локальные увлечения чудодейственными родниковыми водами или особыми отварами трав не сумеет, наверное, никто.

Свою лепту в поддержание памяти о тайных средствах вносили и советские врачи. Экспериментам и экспериментаторам не было числа. В ход шло все -- от измельченных червяков и вытяжки из печени акул до мочи беременных женщин. Так что когда в стране в очередной раз начались разброд и шатания, маги и колдуны быстро нашли своих почитателей, а вслед за ними появились и патентованные средства, как бы они теперь ни назывались и какими бы солидными корпорациями ни производились. Признаки остались прежними -- безудержная реклама и баснословные цены, никоим образом не соответствующие стоимости исходных компонентов. И их все равно будут покупать. Ведь человеческая природа не изменяется веками, и те, в ком легковерие, трусость и чрезмерное воображение преобладают над всеми остальными чертами характера, всегда будут надежной финансовой опорой производителей биологически активных, но в лучшем случае бесполезных средств.

СВЕТЛАНА КУЗНЕЦОВА

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com