Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ / Ленин: известный и неизвестный / Моника Спивак. Владимир Ильич Ленин в Московском Институте Мозга. Н. К. Крупская. Мои ответы на анкету Института Мозга в 1935 г.

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
 
 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел летний номер № 55 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Моника Спивак
ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН В МОСКОВСКОМ ИНСТИТУТЕ МОЗГА
 
 Памяти доктора Н. С. Попова

 1. "Новая встреча с Ильичем волнует…"
 
 Публикуемый текст внешне похож на мемуары, хотя мемуарами в собственном смысле слова и не является. Это ответы Надежды Константиновны Крупской на анкету, проводимую московским Институтом Мозга. Именно туда после смерти поступил на исследование мозг Владимира Ильича Ульянова (Ленина), первого вождя мирового пролетариата и первого лидера первого социалистического государства. Вдову вождя спрашивали сотрудники Института Мозга, естественно, о муже, скончавшемся после тяжелой и продолжительной болезни в январе 1924 года. Ответы на заданные вопросы были записаны и приобрели вид воспоминаний. Текст датирован 1935 годом.

 Первое известное нам упоминание об этом экзотическом документе просочилось в советскую печать на излете хрущевской "оттепели", в 1963 году. В газете "Известия" появилась статья, названная весьма банально - "Смел и отважен..", но имеющая интригующий позаголовок: "Что рассказывала Н. К. Крупская ученым о В. И. Ленине". В статье сообщалось:
 
 "В Институте Марксизма-Ленинизма при ЦК КПСС хранится удивительный, никогда ранее не публиковавшийся документ. <…> Это - восемь страниц машинописного текста. На первой странице вверху рукою Крупской написано:
 
 "Мои ответы на анкету Института Мозга в 1935 г.
 Н. К.".
 
 Самой анкеты не сохранилось. Ответы же представляют собой сплошной машинописный текст с довольно редкими поправками, внесенными Надеждой Константиновной. Воспоминания Крупской должны были помочь ученым уяснить черты гениальной натуры Владимира Ильича и, конечно же, не предназначались для печати. Отсюда их некоторые особенности - частые повторы, обилие мелких штрихов и деталей в поведении и характере Владимира Ильича, иногда очень личный характер воспоминаний, что в общем-то, было несвойственно Надежде Константиновне. Новая встреча с Ильичем волнует" .
 
 В статье отмечалась та огромная историческая роль, которую вообще сыграла Н. К. Крупская в увековечении памяти Ленина:  "Совершенно особое место в Лениниане занимают воспоминания самого близкого вождю человека - Надежды Константиновны Крупской. Убежденная революционерка, простой и обаятельный человек, видный деятель, любящая жена - она была рядом с Лениным более четверти века. <…> После смерти Владимира Ильича Надежда Константиновна начала писать воспоминания о нем. Эту работу она не прекращала до конца своих дней. Многочисленные статьи, речи Крупской воссоздают живой и многогранный облик Ильича, черты его характера. Писатели, художники, артисты и режиссеры, работая над образом Владимира Ильича, часто обращались к Надежде Константиновне за советом. Образ Ленина всегда привлекал внимание ученых".

 Указывалось на особый, слишком личный характер этих, не предназначавшихся для печати воспоминаний:

 "Надежда Константиновна решительно разрушает некоторые неверные, но уже ставшие чуть ли не традиционными представления о Ленине <…> Подробно и обстоятельно рассказывает Надежда Константиновна, как работал Ленин <…> Очень подробно рассказывает Крупская о внешнем облике Ленина, его жестах, привычках, движениях, любимых занятиях <…> Суховато (как-никак анкета!) и потому особенно трогательно рассказывает Крупская об увлечениях, милых привычках Ильича <…> Надежда Константиновна говорит и о том, что Ленин не умел делать, о том, что он не любил. <…> Нельзя без волнения читать о том, как вел себя Ильич в трудные минуты жизни<…>" и т. д.

 И, главное, автор статьи обещал, что удивительный документ вскоре будет опубликован:
 "Впервые он будет частично приведен в подготовляемом Институтом втором издании Биографии В. И. Ленина".

 Здесь имелся в виду, естественно, не Институт Мозга, а Институт Марксизма-Ленинизма. Однако во втором издании "Биографии" В. И. Ленина , так же, как, впрочем, и в последующие годы, ответам Крупской на анкету Института Мозга не суждено было появиться: брежневская эпоха не поддерживала интерес к вождю "с человеческим лицом"… О документе, поспешно проаннонсированном в 1963 году газетой "Известия", опять позабыли на долгие годы.

 Уже при М. С. Горбачеве, в эпоху гласности и перестройки, к документу вернулись вновь. В 1989 году он был опубликован с купюрами в изданном Институтом Марксизма-Ленинизма собрании мемуаров и Ленине - под названием "Из ответов Н. К. Крупской на анкету Института Мозга в 1935 г." . И эта публикация, не сопровожденная пояснениями о природе текста, представляемого на суд читателям, и "известинский" аннонс 1963 года порождали множество вопросов: Почему своими воспоминаниями о покойном муже Н. К. Крупская делилась на этот раз не с пионерами или молодыми коммунистами, и даже не просто с учеными, а со специалистами очень узкой области, с сотрудниками Института Мозга? Какое дело было сотрудникам уважаемого заведения до того, как Ленин выглядел и как работал? Кто решился (или: кому разрешили?) анкетировать вдову вождя? Что это за анкета, на которую Крупская должна была отвечать, и которая, по мнению (добавим, что по ошибочному мнению) автора "известинской" статьи, не сохранилась? Почему, наконец, это странное анкетирование происходило только в 1935 году, спустя более чем десять лет после кончины вождя? И так далее. Вопросы можно было бы множить… Кроме того, естественно, захотелось узнать, какие из ответов Н. К. Крупской на анкету Инстута Мозга не вошли в текст публикации Института Марксизма-Ленинизма…
 
 2. Тело вождя
 
 Все началось, когда Ленин умер. Смерть наступила 21 января 1924 года в 18 часов 50 минут. Ее нельзя было назвать неожиданной. Партия и правительство готовились к ней загодя, но тем не менее всех сложностей и проблем, ею порождаемых, предвидеть было невозможно. Требовались срочные действия и взвешенные решения. Канонизация вождя совершалась постепенно, можно сказать, - по частям. В ночь на 22 января была создана правительственная комиссия по организации похорон и увековечению памяти В. И. Ленина . Эта комиссия работала долго и занималась присвоением имени Ленина городам, предприятиям и учреждениям, контролем за изображением вождя в живописи, литературе и мемуаристике, собиранием его архива, изданием произведений, возведением памятников и многими другими делами. Среди них первостепенным было - определиться с ритуалом погребения и решить судьбу тела вождя после похорон. Перебирались возможные варианты: кремация или, наоброт, креонирование, то есть - глубокая заморозка; заспиртование, которое практиковали на Руси при Петре Первом, или же мумификация на основе опыта Древнего Египта… Некоторые даже не исключали и самого простого, естественного варианта - почетного погребения тела на Красной площади. Одни предлагали предать тело вождя земле из соображений следования традиции, другие просто не верили в возможность длительного сохранения тела . Сначала хотели сберечь труп лишь на некотрое время (с помощью временного бальзамирования и при поддержке зимней стужи) - чтобы народ и трудящиеся могли проститься. Потом от идеи "временного" сохранения перешли к мечтам о сохранении вечном.

 Победил вариант музеефикации и экспонирования тела в мавзолее. Он был подкреплен наиболее весомыми политическими доводами. "Вы видели за эти дни паломничество к гробу Ленина десятков и сотен тысяч трудящихся, - говорил Сталин на II Всесоюзном Съезде Советов 26 января 1924 г. - Через некотрое время вы увидите паломничество миллионов трудящихся к могиле товарища Ленина. Можете не сомневаться в том, что за представителями миллионов потянутся потом представители десятков и сотен миллионов со всех концов света, чтобы засвидетельствовать, что Ленин был вождем не только русского пролетариата, не только европейских рабочих, не только колониального Востока, но и всего трудящегося мира земного шара" .

 Итак, выбран был курс на организацию паломничества. Однако только в начале марта, в преддверии весенних оттепелей, было принято решение "удалить внутренности, лицо покрыть вазелином" и все-таки, наконец, определить наиболее подходящий способ длительного сохранения тела. И лишь в конце месяца победила концепция бальзамирования, предложенная Б. И. Збарским и В. П. Воробьевым . "Мощи" вождя, полученные в результате работы по их методике, действительно стали местом паломничества, они и сегодня лежат в Мавзолее на Красной площади.
 
 3. Мозг вождя
 
 Внимание к мозгу Ленина было приковано ничуть не меньше, чем к его телу. Ведь именно тяжелая, не вполне ясная по происхождению болезнь мозга послужила причиной столь раннего, в 53 года, ухода вождя из жизни. Детальное описание чудовищных поражений тканей и сосудов занимало центральное место в сообщениях о смерти, протоколах вскрытия, отчетах патологоанатомов, мемуарах врачей.

 "Основой болезни Владимира Ильича считали затвердение стенок сосудов (артериосклероз). Вскрытие подтвердило, что это была основная причина болезни и смерти Владимира Ильича. Основная артерия, которая питает примерно ? всего мозга - "внутренняя сонная артерия" <…> при самом входе в череп оказалась настолько затверделой, что стенки ее при поперечном перерезе не спадались, значительно закрывали просвет, а в некоторых местах настолько были пропитаны известью, что пинцетом ударяли по ним, как по кости. <…> отдельные веточки артерий, питающие особенно важные центры движения, речи, в левом полушарии оказались настолько измененными, что представляли собой не трубочки, а шнурки: стенки настолько утолстились, что закрыли совсем просвет. <…> На всем левом полушарии оказались кисты, то есть размягченные участки мозга; закупоренные сосуды не доставляли к этим участкам крови, питание их нарушалось, происходило размягчение и распадение мозговой ткани. Такая же киста констатирована была и в правом полушарии <…> С такими сосудами мозга жить нельзя", - информировал о том, "что дало вскрытие тела Владимира Ильича", нарком здравоохранения Н. А. Семашко.

 Наркому вторили другие: "<…> вот представьте себе, что закупоривается просвет артерии на уровне ее общего ствола, - тогда все, что питается этой артерией, страдает, начинается явление размягчения мозга <…> Общий ствол левой артерии был до того закупорен, что можно было в просвет его пропустить только щетину <…> Артерия основания мозга оказалась тоже закупоренной настолько, что оставался просвет лишь в толщину булавки <…>" ; "<…> в момент вскрытия мозг предстал перед присутствовавшими на нем врачами в обезображенном виде, с рубцами, извратившими очертания наиболее благородных в функциональном отношении извилин его. <…> Краса его - извилины - запали; пострадало серое и белое вещество, окраска изменилась на оранжевую; образовались кисты и очаги размягчения" и т. п.

 В этих и мночисленных им подобных описаниях все было неладно. Во-первых, вес мозга вождя оказался невелик (1340 граммов), не превосходил нормы и даже чуть-чуть до нее не дотягивал. В принципе ученым давно было известно, что вес мозга не влияет на особенности, интенсивность и качество умственной деятельности, но все-таки… Ведь мозг Тургенева весил 2012 г, мозг Байрона - 1800 г. А в случае с Лениным особенно хотелось, чтобы человек такого выдающегося, могучего ума обладал и выдающимся, могучим и во всех смыслах весомым мозгом.

 Во-вторых, неясная болезнь, разрушившая орган мысли вождя мирового пролетариата, требовала именования и объяснения. Последнее было особенно важно, так как активно циркулировали требующие немедленного опровержения слухи о ее "специфическом" люэтическом происхождении.

 В обоих случаях на помощь науке пришла идеология. С весом справились быстро. Если прежде говорили о том, что обычный вес мозга примерно 1395-1400 г, то теперь стали называть нормой мозг и в 1300 г. Кроме того, использовали и фактор болезни, уничтожившей часть мозговых тканей. "Вес мозга оказался 1340 граммов, но это вес не полный, так как часть мозга была уничтожена болезнью; он ниже нормы. Средний вес человеческого мозга 1300 - 1400 граммов. Если себе представить здоровый мозг Владимира Ильича, то, принимая во внимание его сложение, в нем было, вероятно, около 1400 граммов, то есть несколько выше среднего, - сообщал известный психиатр В. П. Осипов, опираясь на "личные впечатления" о "болезни и смерти Владимира Ильича Ульянова-Ленина". Зато, - продолжал он, - "здоровые отделы мозга были развиты очень хорошо, что указывает на мощный мозг. И вообще при той степени поражения, которая была, нужно удивляться, как его мозг работал в этом состоянии, и надо полагать, что другой больной на его месте уже давно был бы не таким, каким был Владимир Ильич во время своей тяжелой болезни" .

 Причину болезни и смерти тоже обнаружили: "Самый характер склероза определен в протоколе вскрытия как <…> склероз изнашивания, отработки, использования сосудов. Этим констатированием протокол кладет конец всем предположениям (да и болтовне), которые делались при жизни Владимира Ильича у нас и за границей относительно характера заболевания" .

 Уникальный недуг оказался прежде всего "результатом перенапряжения в работе, чрезмерной мозговой деятельности, тяжелых условий революционного подполья, тюрьмы, ссылки и эмиграции" . Как пояснял Н. А. Семашко, склероз изнашивания "поразил прежде всего мозг, то есть тот орган, который выполнял самую напряженную работу за всю жизнь Владимира Ильича; болезнь поражает обычно "наиболее уязвимое место" <…> таким "уязвимым" местом у Владимира Ильича был головной мозг: он постоянно был в напряженной работе, он систематически переутомлялся, вся напряженная деятельность и все волнения ударяли прежде всего по мозгу" .

 Попытки медиков производить философские, психологические и даже порой эстетические обобщения на основе визуального наблюдения над извлеченным больным органом начались вскоре после публикации результатов вскрытия. "Дивно художественная картина строения мозга оказалась нарушенной болезненным процессом <…> волевые импульсы (стальная воля) и гениальные мысли зарождались, выковывались в головном мозгу <…> мозг у него был развит чрезвычайно. Колоссальное напряжение ума, его феноменальная производительность сопровождалась чрезмерной выработкой мозговых гормонов, их перепроизводством <…> вся духовная жизнь вождя мирового пролетариата и выдающегося ученого-экономиста сосредоточилась на ограниченной территории головного мозга весом 1340 граммов. В нем умственная жизнь, энергия била могучим фонтаном и клокотала, как в горниле. Мозг Ленина работал иногда бурным порывом <…> Бесмертный дух Ленина воплотился в человеческом теле, правда, на редкость крепком и здоровом, но все же смертном. Между ними оказалось несоответствие: телесная оболочка не выдержала духовного напряжения. Мозг вышел победителем, но служебная, подсобная соединительная ткань в нем оказалась несостоятельной, откуда липоидное перерождение, склероз, обызвествление, ломкость, сужение сосудов, - размягчение и кровоизлияние в мозгу <…>" и т. д., - вдохновенно писал один из крупнейших отечественных патологоанатомов Н. Ф. Мельников-Разведенков.

 К потугам медиков воспеть больной мозг вождя активно подключились политики, обобщившие и переложившие на свой язык диагнозы врачей. В их арсенале было больше пафоса, больше экспрессии, больше образности.

 "Лучшие представители науки <…> лучшие светила науки сказали: этот человек сгорел, он свой мозг, свою кровь отдал рабочему классу без остатка", - говорил на заседании Ленинградского совета рабочих и крестьянских депутатов 7 февраля 1924 г. Г. Е. Зиновьев . Еще раньше (26 января) и еще ярче ту же мысль выразил в речи на траурном заседании II Всесоюзного съезда Советов Л. Б. Каменев: "Ильич связал себя с рабочей массой не только идеей. Нет! <…> Он отдал этой связи свой мозг. Врачи, которые достали из мертвого тела Владимира Ильича пулю <…> эти врачи раскрыли и его мозг, этот удивительный, поразительный мозг, мощность которого не знает себе равного. И они сказали нам сухими словами протокола, что этот мозг слишком много работал, что наш вождь погиб потому, что не только свою кровь отдал по капле, но и мозг свой разбросал с неслыханной щедростью, без всякой экономии, разбросал семена его, как крупицы по всем концам мира, чтобы капли крови и мозга Владимира Ильича взошли потом полками, батальонами, дивизями, армиями…" .

 Естественно, что при таком осмыслении мозговых поражений Ленина его мозг, погибший в результате "изнашивания", то есть беззаветного служения делу коммунизма и пролетарской революции, должен был - подобно забальзамированному телу, подобно пуле Каплан, извлеченной при вскрытии, подобно рукописям и мемориальным вещам - стать объектом культа и предметом музейного экспонирования. Так и случилось. Сохранилась датированная 24 января 1924 г. расписка о том, что "представитель Института В. И. Ленина тов. Аросев" (А. Я. Аросев, крупный партийный и государственный деятель, впоследствии репрессированный, был в 1924 г. ответственным хранителем рукописей Института В. И. Ленина) получил от А. Я. Беленького (члена коллегии ГПУ, осуществлявшего передачу всех материалов о болезни вождя в Институт В. И. Ленина) ценнейший экспонат:

 "Я, нижеподписавшийся Аросев, получил от тов. Беленького 24-го сего января 18 часов 25 минут вечера для Института В. И. Ленина стекляную банку, содержащую мозг, сердце Ильича и пулю, извлеченную из его тела.

 Обязуюсь хранить полученное в Институте В.И.Ленина и лично отвечать за его полную целостность и сохранность" .

 А вскоре о том, что "мозг и сердце Владимира Ильича были переданы в музей имени Ленина на Дмитровке в Москве", собщал В. П. Осипов на лекции, читанной 14 марта 1924 г. в Ленинградском Доме Просвещения им. Г. В. Плеханова. Он настойчиво рекомендовал: "Если будете в Москве, то я советую посетить этот музей. Там собрано все, касающееся Владимира Ильича, начиная с рождения и кончая смертью. Там имеются его детские портреты, палатка, котелок - вещи, которые были в его распоряжении, когда он скрывался от властей в Финляндии, - одним словом, все, что можно было собрать. Туда поступил и его мозг" .

 Однако в музее на Дмитровке этот необычный экспонат пролежал не долго. В отличие от тела и уж тем более от палатки и котелка мозг вождя мог служить не только объектом внешнего почитания, но предметом серьезных научных изысканий. Эту общую для медиков и государства установку в форме своеобразной врачебной клятвы нового времени выразил Н. Ф. Мельников-Разведенков: "Теперь, когда наступила физическая смерть В.И.Ленина, выдающегося ученого и мыслителя, мы, его современники и участники в советском строительстве, считаем долгом почтить память защитника обездоленных изучением найденных при вскрытии его тела изменений в мозге и сделаем это на основании новейших данных науки, которую В.И.Ленин ценил и ставил высоко. <…> Интерес к изучению мозга Ленина нарастает при мысли, что это мозг гениального человека" .
 
 4. Диагноз сверхчеловека
 
 В 1925 году была организована специальная лаборатория по изучению мозга Ленина. Арсенала средств и навыков, находящихся на вооружении отечественных медиков, оказалось недостаточно для выполнения этой грандиозной задачи, и руководить ходом научных работ пригласили известного немецкого невролога Оскара Фогта (Vogt Oskar; 1870-1959).

 С 1919 г. он возглавлял Нейробиологический Институт в Берлине . К началу 1920-х относится установление сотрудничества Советсткой России с О. Фогтом. "С 23 или 24 года в Москву время от времени приезжал Оскар Фогт, знаменитый невропатолог, невролог и мозговик, создавший учение от архитектонике полушарий большого мозга. Он сперва принимал участие в лечении Ленина, на какой-то консилиум приезжал сюда. Потом, после смерти Ленина, возник вопрос об изучении мозга Ленина. И вот после смерти Ленина в 1925 году Фогт для этого снова приехал в Москву, - вспоминал знаменитый русский генетик Н. В. Тимофеев-Ресовский. - Он такой левонастроенный очень был гражданин. Они оба с Лениным в 70 году и, по-моему, в одном и том же месяце родились даже. Интересный был человек. Он и физически был очень похож на Ленина: был столь же лыс, такая же бородка у него козлиная была и взгляд очень схожий. И говорил он, когда доклады делал, говорил тоже очень похоже. Вот бывают на свете, изредка попадаются, так называемые двойники. Вот он вроде двойника был с Лениным" .

 По свидетельству самого О. Фогта, он "в 1925 г. получил от тогдашней коммунистической партии приглашение научно обработать мозг Ленина" . Приглашение было принято. Работа началась. По проекту Фогта в Германии было изготовлено специальное оборудование для исследования: микроскопы, фото-лаборатория и многое другое. Особенно важны были "мозгорезательные" аппараты - макротом, расчленяющий мозг на несколько крупных кусков, и микротом, позволяющий приготовить из куска мозга множество тончайших срезов. Советские ученые отправились в Германию стажироваться и овладевать сложным методом исследования, предложенным Фогтом:

 "Метод этот, так называемый цитоархитектонический, - информировала газета "Известия" массового читателя о новейших достижениях науки, - основан на изучении расположения и строения нервных клеток в головном мозгу. Профессор Фогт поставил себе задачей на основе такого изучения определить материалистические основания для объяснения гениальности Ленина и его психических особенностей <…> В мозгу человека профессор Фогт различает так называемые клетки-зерна и клетки-пирамидальные. Отличие пирамидальных клеток от клеток-зерен состоит в том, что первые гораздо крупнее, разветвляют свои отростки гораздо гуще и посылают эти отростки на очень далекие расстояния (до 1 метра). Таким образом, пирамидальные клетки соединяются отростками (ассоциируются) с другими клетками и служат базой для более высокой психической жизни и деятельности. Профессор Фогт различает ряд слоев (до 7) коры головного мозга, при чем особенное распространение пирамидальные клетки имеют в 3-м слое от поверхности мозга" . Думали, что именно в нем и скрыта "материальная база психической одаренности".

 На метод Фогта возлагались большие надежды:

 "Изучение тонкого гистологического строения нервных клеток и их отростков, как элементов нервной системы - дало возможность установить (исследования проф. Фогта), что цитоархитектоника, то есть строение и расположение нервных клеток и их отростков, представляют сложную градативно усложняющуюся картину - от низших животных к высшим, и от обезъян к обыкновеным и одаренным людям. И это разнообразие цитоархитектонического строения коры головного головного мозга как в пределах различных, так и однородных групп животного царства, включая человека - дает нам возможность материалистического, научного познания механики головного мозга и тем самым проблемы одаренности и гениальности современного человека. <…>

 Трудами крупнейшего немецкого ученого профессора О.Фогта, расчленяющего человеческие мозги при помощи микротома на десятки тысяч токих срезов (свыше 30 000 срезов), положена основа учения о цитоархитектонике головного мозга, являющейся ключом к объяснению гениальности и одаренности человеческой психики" .

 Первые результаты изучения мозга Ленина были получены только через два года. В 1927 году Фогт выступил с отчетным докладом перед ответственными работниками:

 "При сравнении препаратов мозга Ленина (с него сделано 34 тысячи срезов) с препаратами, сделанными из мозга средних людей, что демонстрировал профессор Фогт, была видна резкая разница в структуре мозга Ленина и обычного человека. Пирамидальные клетки у Ленина развиты гораздо сильнее, соединительные (ассоциативные) волокна между ними развиты гораздо больше; клетки-зерна также значительно крупнее и ярче. Этим профессор Фогт объясняет особенности психики Ленина. Умственная жизнь Ленина имела несравненно большую материальную базу - более развитые пирамидальные клетки и клетки-зерна; ассоциативная, комбинаторская способность Ленина была много выше - доказательством этому служат более развитые соединения между пирамидальными клетками; чувство действительности <…> и проверка получаемых впечатлений Ленина были гораздо выше: ощущения и впечатления, получаемые в одном месте, исправлялись и пополнялись целым рядом других пирамидальных клеток с их соединительными отростками. Так профессор Фогт объсняет основные черты психики Ленина, его гениальность, его способность быстро разбираться в сложных положениях и вопросах и его способность к быстрой акции (действию)" .

 Таинственный "третий слой" стал настоящим козырем в руках исследователей ленинского гения: "И вот этот-то третий слой оказался необыкновенно богато построенным и по размерам самого слоя, и по архитектуре строения пышно разветвляющихся и далеко простирающихся отростков нервных клеток". А это находилось в непосредственной связи с "быстрыми и правильными поступками и выводами" вождя.

 Доложенные правительству результаты были признаны впечатляющими, а работа, проводимая советскими специалистами под руководством О. Фогта, - перспективной. Пресса захлебывалась от восторга. Уже виделся "человек будущего", прояснялось его "цитоархитектоническое обличье":

 "Тщательное изучение мозга нашего гениального современника В. И. Ленина и сравнение тонкого архитектурного строения его с мозгами людей среднего психического уровня - выявляет необычайное богатство материального субстрата - архитектуры строения и развития нервных клеток и нервных отростков коры мозга Ленина, который (т. е. мозг) является несомненно прототипом мозга грядущего сверхчеловека <…>

 Таков материальный субстрат мозга и такова богатая психика несомненного гения нашего времени, которые дают нам право говорить о необычайном психическом развитии грядущего сверхчеловека, образ которого воплощается в тех проблесках гениальности, которые от поры до времени озаряют современное человечество".

 Вскоре, в 1928 г., лаборатория по изучению мозга Ленина была преобразована в Институт мозга. Задачи нового научного учреждения стали шире и предполагали сравнение мозга Ленина с мозгами не только средних людей, но и людей выдающихся, пусть не столь великих, как Ленин, но все же…

 "В мае 1936 г. председатель Комитета по заведованию учеными и учебными заведениями докладывал в ЦК ВКП/б/, что за десять лет "закончена основная, величайшей важности задача, для которой и был создан институт - изучение мозга Ленина"". Лично Сталину сообщалось, что об "исключительно высокой организации мозга Ленина" можно говорить по целому ряду признаков (качество борозд и извилин и т.п.)": мозг Ленина "сравнивался с десятью полушариями "средних людей", а также мозгом Скворцова-Степанова, Маяковского, известного философа Богданова". В мозгу Ленина оказался "более высокий процент борозд лобной доли по сравнению с мозгом Куйбышева, Луначарского, Менжинского, Богданова, Мичурина, Маяковского, академика Гулевича, Циолковского…" и т. п.
 
 5. Анкета Института Мозга
 
 Именно в 1930-е годы работа по изучению, собиранию и сравнению гениальных мозгов велась с наибольшей интенсивностью. Росла численность коллекции (ее называли Пантеоном), расширялся штат сотрудников, предлагались новые научные методики. Именно тогда в Институте стали заниматься изучением не только материи мозга, но и особенностями личности его усопшего обладателя. В разработанном в 1933 году проекте Положения о Государственном научно-исследовательском Интституте мозга утверждалось: "Институт имеет при себе Пантеон мозга выдающихся политических деятелей, деятелей науки, литературы, искусства. В задачу Пантеона входит хранение мозга выдающихся людей, собирание всевозможных материалов, характеризующих личность умершего, составление на основании изученных материалов характерологических статей, очерков, монографий и опубликование их, а также создание выставки, в целях широкой популяризации деятельности умерших. Собираемые Пантеоном материалы, характеризующие деятельность умершего, одновременно служат необходимым пособием для архитектонического изучения мозга выдающихся деятелей".

 Чуть позже сбор характерологических данных об экспонатах коллекции стал декларироваться как основной, постоянно практикуемый в Институте принцип подхода к теме. "Располагая уже в настоящее время целым рядом мозгов умерших выдающихся деятелей Союза, а также специально собираемыми Институтом сведениями об особенностях этих деятелей, об их одаренности и т. д. Институт также занимается и накоплением материала для последующего разрешения вопроса о том, какие отношения при современном уровне наших знаний могут быть вскрыты между структурой и функцией коры головного мозга и в этом направлении", - говорилось в предисловии к сборнику научных трудов Института.

 В популярном изложении эта же мысль выглядела понятнее и привлекательнее: "Чрезвычайно бережно и тщательно Институт сравнивает детали и характеры, собирает материал о привычках, об отличительных особенностях каждого".

 Основным источником сведений о характере, привычках и отличительных особенностях умершего гения были его родственники и друзья. Их опрашивали в соответствии со специальной "Схемой исследования", являвшейся подспорьем сотруднику Института в изучении личности одаренного человека. "Схема исследования" представляет собой что-то вроде методического пособия, очерчивающего обширный круг тем и вопросов, на которые должен обратить внимание сотрудник. Составление этой "Схемы исследования" считалось делом важным и ответственным. "К детальной проработке опросника" приступили только в 1932 году и, с помощью "специалистов-консультантов", планировали его закончить не ранее чем через год. В пятилетнем плане Института на 1933-1937 гг. сообщается, что "в 1933 году должна быть разработана путем привлечения специалистов-психологов и психоневрологов форма характерологической анкеты, которая должна лечь в основу собирания и изучения материала с последующим литературным оформлением в форме издания ежегодно характериологических очерков, посвященных жизни и деятельности выдающихся людей" . Возможно, в создании "Схемы…" принимал участие и Л. С. Выготский.

 Первое, что интересовало авторов "Схемы…" - это "история развития данной личности": детство, школьный период, начало самостоятельной деятельности, периоды творчества, вторая половина жизни, последние годы, смерть… То есть составлялась подробная биография.

 Далее выяснялись факторы наследственности: собирались сведения о всех родственниках по восходящей и нисходящей линии; в качестве приложения строилась графическая схема, наподобие генеологического древа; делались выводы.

 Большое внимание уделялось конституциональным особенностям человека: фиксировались рост и вес, цвет глаз и волос, строение тела, состояние организма и т. д. Потом дело доходило до психомоторной и психосенсорной сферы, затем - до эмоционально-аффективной, волевой и интеллектуальной, до особенностей творческого процесса. Таким образом, учитывалось практически все: отношение к природе, людям, книгам, к собственному "я", пристрастия и фобии, повадки и привычки; интересовали работа, быт, половая жизнь, внимание, воображение, память…

 Наконец, составлялось заключение по следующий параметрам: 1) анализ влияния факторов среды на формирование данной личности; 2) наследственность и ее особенности; 3) характеристика конституциональных фактров; 4) особенности сенсомоториума; 5) анализ отдельных сторон личности (эмоционально-афективной, волевой и интеллектуальной сфер) и их взаимодействие; 6) особенности творчества данной личности; 7) выделение основных особенностей характера данной личности, основного ее ядра.

 В итоге возникало всестороннее описание человека, его подробнейший психологический портрет.

 Очевидно, это именно та самая анкета, на вопросы которой отвечала Н. К. Крупская. Тогда становится понятна и несколько странная, на первый взгляд, тематика воспоминаний, и их стилистика, и, наконец, датировка документа - 1935 год. К этому времени "Схема исследования" была, во-первых, придумана и, во-вторых, апробирована на родственниках других выдающихся личностей, мозги которых, как и мозг Ленина, поступили в коллекцию Института.
 
 6. Ответы Н. К. Крупской
 
 Конечно, анкетировать вдову Ленина и составлять характерологический портрет вождя было сложнее и опаснее, чем опрашивать родственников всех литераторов, академиков и партийных деятелей вместе взятых. Впрочем, не известно, составлялся ли вообще развернутый характерологический портрет Ленина, наподобие тех, которые составлялись сотрудниками Института Мозга при изучении других экспонатов коллекции… Не известно, опрашивались ли другие люди из окружения Ленина (родственники, соратники по партии). Наверное, Крупской не задавали вопросы о сексуальных пристрастиях мужа, вредных привычках и т. п. По-видимому, достаточно жестко контролировались задаваемые вопосы и не менее жестко цензурировались ответы. Однако какие-то вопросы ей все-таки задавали и на какие-то вопросы она все-таки отвечала…

 О том, как Институт Мозга вел работу по изучению личности Ленина, можно пока скорее фантазировать, чем судить. Но мы в лучшем положении, чем автор "известинской" статьи 1963 г. Он честно отчитался о том, что "в деле" имеется "восемь страниц машинописного текста <…> с довольно редкими поправками <…>". Следуя его указаниям, мы обратились к тому самому архивному делу. В нем, как и ожидалось, имеются упомянутые восемь страниц машинописи и упомянутая надпись рукой Крупской на первой странице: "Мои ответы на анкету Института Мозга в 1935 году". С гораздо большим удивлением мы обнаружили, что "за время пути собака могла подрасти". "Дело" с 1963 года в результате различных архивных миграций и пертурбаций существенно пополнилось материалами из других фондов. В результате там оказалось уже целых три машинописных экземляра ответов Крупской на анкету (один - переплетенный), ученическая тетрадь, в которой ответы Крупской были записаны от руки, и еще - сама "Схема исследования", считавшаяся автором статьи несохранившейся. Рукопись более пространна, чем машинописи. Все экземпляры ответов Крупской, включая рукописный, содержат правку. Иногда правка носи стилистической характер. Однако в большинстве случаев это - вычеркивания. Думается, что вычеркивала не Крупская и не анкетировавший ее сотрудник Института Мозга.

 Путем сравнения рукописи с машинописями нам удалось разобрать и восстановить большую часть вычеркнутого. Сокращению чаще всего подверглось то, что противоречило идеальному образу вождя, который, в свою очередь, определялся и корректировался партийными имиджмейкерами. Так, были вычеркнуты фразы о том, что Ленин не мучился ни галлюцинациями, ни судорогами, что он не болел морской болезнью… Вероятно, кощунственной казалась сама возможность заподозрить наличие у вождя этих недугов. Вычеркнули сообщение о том, что один глаз Ленина видел хуже, чем другой. Похоже, вообще любые замечания о пороках ленинского зрения принимались настороженно - не по причине ли идеологических штампов о его дальновидности? По крайней мере, была снята мемуарная фраза о теще вождя, которая, оказывается, видела дальше и лучше, чем сам вождь. Зачеркнули сообщение Крупской о том, что ленинский голос - тенор. Вместо несолидного "тенора" вписали более приличествующий вождю "баритон"… Подпали под сокращение фрагменты с указаниями на то, что Ленин любил красоты природы, красиво одетых людей... Видимо, показалось, что вождю пролетариата такая любовь не к лицу… Вероятно, по той же причине убрали и пристрастие Ленина к легкому чтению, беллетристике, оставив при этом указания на интерес к энциклопедическим изданиям… И. т. п.

 Ниже публикуется самый полный вариант ответов Крупской на анкету Института Мозга - по записям из ученической тетради . Все зачеркнутое, что удалось разобрать, восстановлено. Восстановленные фрагменты выделены жирным шрифтом.
 
 7. Доктор Н. С. Попов
 
 На обложке ученической тетради, послужившей основой нашей публикации, - две важные пометы: "Первая беседа - 19/ IV- 1935"; "Вторая беседа - 24/IV-35". Очевидно, что это и есть точные даты ответов Н. К. Крупской на анкету Института Мозга. Ответы записаны характерным, запоминающимся почерком. И это почерк не Крупской, а Николая Семеновича Попова. Того самого сотрудника Института Мозга, который интервьюировал вдову вождя 19 и 24 апреля 1935 года. На протяжении многих лет он был близок к семье Ульяновых, вхож в высокие круги… Этим, безусловно, и следует объяснять то, что именно он удостоился чести интервьюировать Крупскую. Вскоре, по-видимому, за эту же близость и "вхожесть" доктор Попов поплатился собственной жизнью. В мае 1938 года он был приговорен к высшей мере наказания, то есть - расстрелян.

 У Н. С. Попова было две биографии: биография официальная, зафиксированная в служебных анкетах, и биография неофициальная, не особенно афишируемая…

 Начнем с первой: "Попов Николай Семенович. Год рождения 1895. Уроженец бывшей Донской области. Среднее образование получил в Новочеркасской гимназии, в которой учился с 1906 по 1914 г. В 1914 г. поступил на Медицинский факультет Московского университета, который окончил только в 1922 г., т.к. были перерывы. Весной 1919 г. занятия прервались в связи с призывом на военную службу (в июне был освобожден, получив отсрочку). С декабря 1917 г. работал в бывшем Липецком уезде Тамбовской губернии сначала эпидемическим фельдшером, затем заведовал отделом Народного образования сначала волостного, потом уездного Исполкома, а затем, со второй половины 1919 г. - на эпидемии сыпного тифа как студент-медик, в Москве. Весной и летом 1920 г. ездил на Дон и Кубань с агитпоездом ВЦИК № 5 в качестве зав<едующего>. Информ<ационным отделом> отделом и секретаря политотдела поезда. С осени 1920 г. и до конца 1921 г. работал в качестве пом<ощника> военкома медфаков г. Москвы. С начала 1922 г. фактически возобновил занятия на медфаке, который и окончил летом 1923 г.

 С 1923 г. по 1926 г. работал ординатором Клиники нервных болезней 1 Московского Университета. С 1926 г. по окончании ординатуры перешел в Институт Мозга. До 1929 года работал попеременно в Москве и Берлине, куда трижды выезжал в научную командировку. С конца 1929 г. по настощее время работаю в Ин<ститу>те Мозга с двумя перерывами: в 1930 г. полгода работал по линии Наркомздрава в Казахстане и один год (1931/1932) провел на партийной работе на разных заводах московской области".

 Теперь - биография неофициальная, которая в этом "жизнеописании", составленном самим Поповым в 1935 году, не отражена . Не отмечено, что он был сыном священника, что имел родственников за границей, получал многочисленные партийные взыскания и т. п. Но и сказанного достаточно, чтобы понять, что Николай Семенович Попов сочетал занятия медицинской наукой и практикой со специальными партийными заданиями.

 Важнейшее событие в его жизни и карьере произошло в 1923 году. Молодой, вызвающий доверие соответствующих органов коммунист Н. С. Попов "был направлен в Горки для постоянного ухода за больным Владимиром Ильичем Лениным, при котором находился до его смерти". По воспоминаниям близких Попову людей, он не только обслуживал Ленина как санитар, но и, будучи ординатором-невропатологом, проводил с ним занятия по восстановлению речи… Вполне логично, что после смерти вождя Попов стал одним из первых русских стажеров, отправленных в Германию к Оскару Фогту обучаться тому, как исследовать мозг Ленина, овладевать сложной наукой цитоархитектоникой.

 С того самого 1923 года продолжалась и связь Попова с семьей Ульяновых. Судя по всему, он был их домашним врачом. Летом 1934 и 1935 гг. он наблюдал за здоровьем Анны Ильиничны, в 1936 г. сопровождал Дмитрия Ильича в поездке на лечение в Германию… Он бывал дома у Надежды Константиновны и особенно был близок с Марией Ильиничной. В Горках Попов бывал часто; по-видимому, уже не только как врач, но и как друг (в Горках хранились его вещи, впоследствии изъятые: мотоцикл, велосипед…). Символично, что и арестовали доктора Попова сразу после очередного визита в Горки. Там, на лоне природы, он вместе с девятилетним сыном провел 1 марта 1938 года - воскресный день. По возвращении, 2 марта, его забрали…

 Впрочем, не только близость к семье вождя сыграла роковую роль в судьбе Н. С. Попова. Не меньшее, а, может, и большее значение имело то, что его постоянным пациентом являлся "враг народа" Н. И. Бухарин. Не на пользу пошли доктору и многочисленные заграничные командировки. В довершенье ко всему, он был еще и другом генетика Н. В. Тимофеева-Ресовского, превратившегося к тому времени в невозвращенца и немецкого шпиона… В общем, набора провинностей было более чем достаточно для обвинения в работе на немецкую разведку, подготовке покушения на товарища Сталина и, в конце концов, для вынесения смертного приговора.

 В 1956 году Николай Семенович Попов был реабилитирован.
 
 ПРИМЕЧАНИЯ
 
 1 Ермолович Н. "Смел и отважен": Что рассказывала Н. К. Крупская ученым о В. И. Ленине // Известия. 1963. 6 апреля. № 83 (14246). С. 5.
 2 См.: Владимир Ильич Ленин. Биография. Изд-е 2-е. М., "Политиздат", 1964. Первое издание вышло в 1960 г.
 3 См.: Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине: В 10 томах. Т.2. М., 1989. С. 367-372.
 4 О кончине вождя, различных аспектах увековечения его памяти и способах канонизации его облика см.: Петренко Н. (псевдоним Б. Н. Равдина) Ленин в Горках - болезнь и смерть (Источниковедческие записки) // Минувшее. Исторический альманах. Вып.2. М., 1990. С.143-291; Лопухин Ю.М. Болезнь, смерть и бальзамирование В. И. Ленина. М., 1997. Эти интересные и богатые фактами работы помогли нам многое понять в теме и сориентироваться в литературе по этому вопросу.
 5 Подробно о разнообразных проектах сохранения тела вождя для потомства, а также о спорах и интригах, определивших в конце концов судьбу тела, см.: Лопухин Ю. М. Болезнь, смерть и бальзамирование В. И.Ленина. М., 1997; Равдин Б. Н., Ханютин А. У великой могилы // Ракурсы. Вып. 2. М., 1998. С. 78-96.
 6 Сталин И.В. По поводу смерти Ленина // Правда. 1924. 30 января.
 7 См. об этом: Збарский И. Б., Николаев П. Г. Б. И.Збарский. М., 1990.
 8 Семашко Н.А. Что дало вскрытие тела Владимира Ильича? // Известия. 1924. 25 января.
 9 Осипов В. П. Болезнь и смерть Ленина (По личным воспоминаниям) // Наша искра. 1925. №1 (13).
 10 Мельников-Разведенков Н. Ф. О механизме происхождения анатомических изменений мозга В.И.Ленина // Известия. 1924. 2 марта.
 11 То есть сифилитическом. По поводу этого "деликатного" вопроса существуют различные точки зрения. См.: Петренко Н. Ленин в Горках - болезнь и смерть (источниковедческие записки) // Минувшее. Исторический альманах. Вып.2. С.195-204; Лопухин Ю. М. Болезнь, смерть и бальзамирование В. И.Ленина. М., 1997 и др. Однако сам факт, что перед медиками была поставлена задача публично опровергнуть слухи о сифилитическом происхождении болезни вождя, признают оба автора.
 12 Осипов В. П. Болезнь и смерть Владимира Ильича Ульянова-Ленина (По личным воспоминаниям) // Наша искра. 1925. №1(13).
 13 Семашко Н. А. Что дало вскрытие тела Владимира Ильича ? // Известия. 1924. 25 января.
 14 Петренко Н. Ленин в Горках - болезнь и смерть (источниковедческие записки) // Минувшее. Исторический альманах. Вып.2. М., 1990. С. 89 и др.
 15 Семашко Н. А. Что дало вскрытие тела Владимира Ильича? // Известия. 1924. 25 января.
 16 Зиновьев Г. Ленин. Л., 1924. С.176.
 17 Правда. 1924. 27 января.
 18 Должности А. Я. Беленького и А. Я. Аросева указаны в работе Н. Петренко (С. 203, 216).
 19 РЦХИДНИ. Ф. 16. Оп. 2. Ед. 80. Л. 3.
 20 Осипов В.П. Болезнь и смерть Владимира Ильича Ульянова-Ленина (По личным воспоминаниям) // Наша искра. 1925. №1(13). Январь. С. 9-23
 21 Мельников-Разведенков Н. Ф. О механизме происхождения анатомических изменений мозга В. И. Ленина // Известия. 1924. 2 марта.
 22 В 1931 г. Нейробиологический Институт был преобразован в берлинский Институт мозга, и Фогт директорствовал в нем до 1937 г. Потом, видимо, из-за неладов с властями он был вынужден уехать из столицы. В юбилейной статье к столетию ученого об этом писалось так: "<…> в период фашистского режима в Германии О. Фогт за свои прогрессивные идеи и убеждения, а также за дружеское отношение к СССР подвергался преследованиями. В 1937 г., в возрасте 66 лет, О. Фогт был вынужден оставить свой пост и покинуть созданный им институт в Берлин-Бухе. Несмотря на крайне тяжелые условия, О.Фогт не утратил свойственной ему энергии и организовал небольшой институт в Нейштадте (Шварцвальд), где и продолжал работать до последних дней". В 1959 г. имя Оскара Фогта и его супруги и соратницы Цецилии Фогт было присвоено иституту мозга в Нейштадте. См.: Саркисов С. А., Станкевич И. А., Преображенская Н. С., Поляков Г. И. Оскар Фогт (К 100-летию со дня рождения) // Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова. 1970. Т. 70. Вып. 5. С. 764.
 23 Тимофеев-Ресовский Н. Воспоминания / Сост. Н. И. Дубровина. М., 1995. С. 171. Следует отметить, научные связи Фогта с Россией не были ограничены только изучением мозга Ленина. Так, с именем Фогта была теснейшим образом связана судьба и карьера самого Тимофеева-Ресовского: он попал в Берлин по инициативе Фогта и заведовал лабораторией генетики в институте, возглавляемом Фогтом. Также благодаря Фогту в конце 1920-х гг. была создана в Москве и русско-немецкая лаборатория расовой (географической) патологии, деятельность которой представляет немалый идеологический интерес и будет рассмотрена нами в дальнейшем.
 24 ГАРФ. Ф.3316. Оп.25. Д.668. Л.7 (2).
 25 Известия. 1927. 15 ноября. С.4.
 26 Мелик-Пашаев Н.Ш. Человек будущего (В свете современных достижений биологии и медицины) // Жизнь и техника будущего (Социальные и научно-технические утопии). М.-Л. 1928. С. 367.
 27 Мозг В. И. Ленина // Известия. 1927. 15 ноября. С. 4.
 28 Мелик-Пашаев Н. Ш. Человек будущего (В свете современных достижений биологии и медицины). С. 368.
 29 Там же. С. 367-368.
 30 Цит. по: Волкогонов Д. Ленин: Политический портрет. М., 1994. Кн.2. С. 380-381.
 31 ГАРФ. Ф. 7668. Оп. 1. Д. 867. Лл. 1-2.
 32 Саркисов С.А. Введение // Труды Института мозга/Под ред. И. Н. Филимонова и С. А. Саркисова. Вып.1. М.-Л. 1935. С. 8.
 33 Рест П. Московский институт мозга // Правда. 1934. 19 сентября.
 34 ГАРФ. Ф. 7668. Оп. 1. Д. 433. Л. 8.
 35 ГАРФ. Ф. 7668. Оп. 1. Д. 1012. Л. 18.
 36 РЦХИДНИ. Ф. 16. Оп. 3-с. Д. 26.
 37 ГАРФ. Ф. 7668. Оп. 1. Д. 2941. Л. 2. Это так называемое "жизнеописание", поданное Н. С. Поповым на рассмотрение квалификационной комиссии Комитета по заведованию учеными и учебными заведениями летом в 1935 года. На основе этой автобиографии и других документов Попов был допущен "к исполнению обязанностей действительного члена Института Мозга с обязательством представления <…> специальной дисертации на ученую степень доктора" (Там же. Л. 1.).
 38 За предоставление ряда важных сведений о Н. С. Попове благодарим его внука М. Ю. Лежнева.
  
   
Н. К. Крупская
МОИ ОТВЕТЫ НА АНКЕТУ ИНСТИТУТА МОЗГА В 1935 г.
 
 Публикация и комментарий Моники Спивак
 
 Был правша. Слабым не был, но не был и особенно сильным. Физической работой не занимался. Вот разве на субботнике. Еще помню - починил изгородь, когда были в ссылке. На прогулках не очень быстро утомлялся. Был подвижной. Ходить предпочитал. Дома постоянно ходил по комнате, быстро из угла в угол, иногда на цыпочках "из угла в угол". Обдумывал что-нибудь. Почему на цыпочках? Думаю, отчасти, чтобы не беспокоить, в том числе в эмиграции, когда снимали комнату, не беспокоить и хозяев квартиры. Но это только отчасти.

 Кроме того, наверное, еще и потому, что такой быстрой бесшумной ходьбой на цыпочках создавалась еще большая сосредоточенность.

 Лежать определенно не любил.

 Скованности в движениях не было, так же, как и дрожания или судорог. Движения не мягкие, но они не были и резкими, угловатыми.

 Ходил быстро. При ходьбе не покачивался и руками особенно не размахивал.
 Неуклюжим не был, скорее ловкий.
 Беспорядочности и суетливости в движениях не было.
 На ногах был очень тверд.

 Гимнастикой не занимался. Играл в городки. Плавал, хорошо катался на коньках, любил кататься на велосипеде. В ссылке катался на коньках по реке, вдоль берега. На Волге места не грибные, где он жил. Когда я приехала к нему в ссылку, мы часто ходили в лес по грибы. Глаза у него были хорошие, и когда он (быстро) научился искать и находить грибы, то искал с азартом. Был азартный грибник. Любил охоту с ружьем. Страшно любил ходить по лесу вообще.

 Мастерством и ремеслом никаким не занимался, если не считать письма "химией".

 Одевался и раздевался быстро. Во время болезни не помню, но думаю, он старался не отступать от одной и той же процедуры, именно для того, чтобы проделать все быстро.

 Случаев внезапного или систематического забывания обычных или заученных движений не было.

 Излюбленные жесты и привычные движения - движения правой рукой во время речи вперед и вправо. Недавно видела изображение Ильича с правой рукой (во время речи): предплечьем вперед, но плечо прижато к туловищу - это неверно, так он не делал, - рука шла вперед, вытягивалась или закругленным движением и отходила от туловища.

 Таких жестов, как битье кулаком по столу или грожение пальцем, никогда не было.

 Здоровался обыкновенно. Помню, что в Горках поздоровался однажды с маляром на крыше дома - снял кепи и приподнял ее кверху.

 Руку при встрече подавал самым обыкновенным образом.

 Манерности, вычурности, странностей, театральности, рисовки в движениях не было.

 Мимика и жестикуляция всегда были выразительны. Стали определенно живее во время болезни. Улыбался очень часто. Улыбка хорошая, ехидной и "вежливой" она не была.

 Ух, как умел он хохотать. До слез. Отбрасывался назад при хохоте. Помню, например, хохот такой , когда кто-то приехав из Дагестана, привез карту и на вопрос, зачем нужно карта, ответил, что Мих. Ив. (Калинин) путает Дагестан и Туркестан.

 Не было ли склонности к гримасничанью? Нет. Рассказывал Дмитрий Ильич, что в детстве очень старательно и выразительно пел "Жил был у бабушки", "Остались от козлика рожки да ножки". Порывистости или скованности в мимике и жестикуляции не было.

 Ни так называемой "вежливой" улыбки или смеха, натянутости. Они были всегда очень естественны.

 Голос был громкий, но не крикливый, грудной. Тенор . Пел. Репертуар: "Нас венчали не в церкви", "Я вас люблю, люблю безмерно", "Замучен в тяжелой неволе", "Варшавянка", "Вставай, подымайся, рабочий народ", "Смело, товарищи, в ногу", "День настал веселый мая", "Беснуйтесь, тираны", "Vous avez pris Elsass et Lorraine", "Soldats dix-septieme".

 Говорил быстро. Стенографисты плохо записывали. Может быть, впрочем, и не потому, что быстро или не столько потому, а потому, что 1) стенографисты у нас были тогда плохие и 2) конструкция фраз была у него трудная.

 В сборнике "Леф" есть статья, в которой авторы, разбирая структуру речи Ильича, приходят к выводу, что конструкция речи (фраз) латинская.

 Ильич мне как-то говорил, что он в свое время очень увлекался латинским языком.

 Голос выразительный, но не монотонный. Особенно выразительны и в отношении модуляции были его "zwischenrufe" . Я их как сейчас слышу.

 Речь простая была, не вычурная и не театральная, не было ни "естественной искусственности", "певучая" типа французской речи (как у Луначарского, например), не было и сухости, деревянности, монотонности типа английской - русская речь посредине между этими крайностями. И она была у Ильича такая - посредине - типичная русская речь. Она была эмоционально насыщена (Ильич, как все Ильичи вообще очень эмоционален), но не театральна, не надумана; естественно эмоциональна. Модулирования не были штампованно однообразны и стереотипны.

 Плавная и свободная. Слова и фразы подбирал свободно, не испытывая затруднений. Правда, он всегда очень тщательно готовился к выступлениям, но, готовясь, он обдумывал не фразы, а план речи, обдумывал содержание, мысли обдумывал.

 Говорил всегда с увлечением - было ли то выступление или беседа. Бывало часто - он очень эмоционален был, - готовясь к выступлению, ходит по комнате и шепотком говорит - статью, например, которую готовится написать. На прогулке, бывало, идет молча, сосредоточенно. Тогда я тоже не говорю, даю ему уйти в себя. Затем начинал говорить подробно, обстоятельно и очень не любил вставных вопросов. После споров, дискуссий, когда возвращались домой, был часто сумрачен, молчалив, расстроен. Я никогда не расспрашивала - он сам всегда потом рассказывал - без вопросов.

 На прогулках часто бывали случаи, когда какая-нибудь неожиданная реплика показывала, что, гуляя, он сосредоточенно и напряженно думал, обдумывал и т. д.

 "Лезет на живописную гору, а думает совсем не о горе, а о меньшевиках". (см.: "Воспоминания" Эссен-Зверь).

 В этом же и беда была во время начала болезни. Когда врачи запретили чтение и вообще работу. Думаю, что это неправильно было. Ильич часто говорил мне и о своем критическом отношении к этому запрету: "Ведь они же (и я сам) не могут запретить мне думать". Он очень любил читать беллетристику. Чтение отвлекало бы от мыслей и перебивало бы их.

 Потребность высказаться, выяснить у него была всегда очень выражена. Помню случай, давно еще, до ссылки, когда он как-то говорил мне, что нужно было устроить явку каких-то тт. и я предложила свою квартиру, не спросив "кто и что". Вспоминая об этом как-то он сказал: Что меня удивило - это что ты не задала ни одного вопроса.

 Случаев выпадения из памяти слов, фраз и оборотов или непонимания смысла и значения слов собеседника не было. Наоборот, необычайно быстро улавливал смысл и значение. Его записи - часто одним словом, одной фразой. Способности копировать речь и подражать звукам животных не было, насколько знаю. Не делал этого.

 Дома, если какой-либо вопрос его сильно волновал, всегда говорил шепотком. Войну он ненавидел глубоко, например, - беды, которые она несет массам. Вообще он мягкий человек был. Вот эта формула Троцкого - ни мира, не войны. Как он боролся против нее, считая неправильной. А дома [шепотком?] "а вдруг?" - а вдруг все [же?].

 Очень бодрый, настойчивый и выдержанный человек был. Оптимист.

 В тюрьме был - сама выдержка и бодрость. Во время болезни был случай, когда в присутствии Ек<атерины> Ив<ановны> я ему говорила, что вот, мол, речь, знаешь, восстанавливается, только медленно. Смотри на это, как на временное пребывание в тюрьме. Ек. Ив. не поняла - говорит: "Ну, какая же тюрьма, что Вы говорите, Надежда Константиновна?"

 Ильич понял - после этого разговора он стал определенно больше себя держать в руках.

 Любил напевать и насвистывать.

 Писал ужасно быстро, с сокращениями. Читать его трудно. Писал с необыкновенной быстротой, много и охотно. К докладам всегда записывал мысль и план речи. Записывал на докладах мысли и речи докладчика и ораторов. В этих записях всегда все основное было схвачено, никогда не пропущено.

 Почерк становился более четким, когда писал что-либо (в письмах, например), что его особенно интересовало и волновало.

 Письмо было связано и логически последовательно. Пропуск букв (гласных часто) и слогов практиковал очень часто, в целях ускорения письма, так же как и недопись слова. Описки - нет, возможно, и были, но не часто.

 Рукописи писал всегда сразу набело. Помарок очень мало. Копировать чужой почерк никогда не пробовал.

 Преобладания устной или письменной речи не было. По-моему, и та, и другая были развиты гармонично . Легко и свободно и писал, и говорил.

 Статистические таблицы, цифры, выписки писал всегда необычайно четко, с особой старательностью, - это "образцы каллиграфии". Выписывал их охотно, всегда и цифрами, и кривыми, и диаграммами, но никогда не диаграммами изобразительными (в виде рисунков). Так одна статья (1912-1913 г.) в полном собрании сочинений фигурирует как его статья и к ней диаграмма с рисунками. Это не его статья и диаграмма. Это мои. И диаграмма рисунком - одно из доказательств.

 Статистическую графику использовал широко, чертил сам и очень четко.

 Никак и никогда ничего не рисовал.
 
 Читал чрезвычайно быстро. Беллетристику читал всегда медленнее, чем специальную литературу. Читал про себя. Вслух ни я ему, ни он мне никогда ничего не читали, в заводе этого у нас не было: это же сильно замедляет.

 Шепотом при чтении иногда говорил, что думал в связи с чтением.

 Вдаль видел [нрзб.] хорошо. Они с мамой (моей) часто соревновались в этом деле (она дальнозоркая, он нет). Но у него ведь вы знаете, глаза были разные.

 Глазомер у него был хороший - стрелял хорошо и в городки играл недурно.

 Цвета и оттенки различал очень хорошо и правильно. В сумерки? Наверное видел хорошо. Галлюцинаций, иллюзий, неузнаваний и т. д. не было.

 Зрительная память прекрасная. Лица, страницы, строчки запоминал очень хорошо. Хорошо удерживал в памяти и надолго виденное и подробности виденного.

 Яркие или тусклые тона любил? Ужасно любил красоту, красоты природы . Любил горы, лес и закаты солнца. Очень ценил и любил сочетания красок, любил цветы[а?] и оттенки зелени. На свою одежду обращал внимания мало. Думаю, что цвет его галстука был ему безразличен. Да и к галстуку относился как к неудобной необходимости, но красиво одетых любил, когда кто-нибудь красиво одет.

 Хорошо слышал на оба уха. Хорошо слышал шепотную речь. Ориентировался в незнакомой местности хорошо. Расстояния и направления по слуху тоже определял хорошо. (прогулки - мне всегда звуки казались значительно ближе, чем это оказывалось в действительности).

 Высокие или низкие тона лучше? Не знаю, думаю, одинаково хорошо слышал. Непонимания смысла слышанного, иллюзий, галлюцинаций - не было.

 Очень хорошо запоминал и надолго удерживал в памяти слышанное. Передавал всегда точно, уверенно и свободно. Думаю, что зрительная и слуховая память у него были приблизительно равны по степени развития.

 Во время подготовки к выступлениям и вообще занимаясь, любил подчеркивания, пометки, выписки и конспекты и прибегал к ним часто и много. Они часто были коротки и выразительны. Но во время чтения шепотком говорил лишь по поводу читаемого. Шепотком говорил свою статью. Слушать, как другой читает, - этого у нас не было в заводе.

 Никогда ни о каких своих сновидениях не рассказывал.

 Очень любил слушать рассказ. Слушал серьезно, внимательно, охотно. Есть воспоминание группы рабочих, посетивших его после болезни. Они пишут, что Ильич говорил с ними. В действительности он только слушал.

 Очень любил слушать музыку. Но страшно уставал при этом. Слушал серьезно. Очень любил Вагнера. Как правило, уходил после первого действия как больной.

 Шуму вообще не любил (я говорю не о шуме людной улицы, толпы, большого города). Но вот в квартире не любил шуму. Не любил слышать других. Н<адежду> К<онстантиновну> просил, например, изолировать опилками стену, отделяющуюего комнату от комнаты М<арии> И<льиничны>, где стоял рояль и иногда происходило пение и музыка .

 Музыкален. Муз<ыкальная> память хорошая. Запоминал хорошо, но не то чтобы очень быстро. Больше всего любил скрипку. Любил пианино. Абс<олютный> слух? Не знаю. Насчет аккорда тоже не знаю. Ритм? Ноты? Мог ли читать их? Не знаю.

 Оперу любил больше балета.

 Любил сонату "Патетическую" и "Аппассионату".

 Любил песню тореадора. Охотно ходил в Париже в концерты. Но всего этого было мало в нашей жизни. Театр очень любил - всегда это производило на него сильное впечатление.
 В Швейцарии мы ходили с ним на "Живой труп".

 Ориентировка в пространстве хорошая.

 Высоты не боялся - в горах ходил "по самому краю". Быструю езду любил. Морской болезнью не страдал.

 Барометрическое давление, погода? Во время болезни это было очень заметно (влияние погоды). До болезни? Не знаю.

 Под разговор писать не мог (не любил), нужна была тишина абсолютная.

 Довольно покорно ел все, что дадут. Некоторое время ели каждый день конину . Они с Иннокентием находили, что очень вкусно.

 В молодости и в тюрьме страдал катаром желудка и кишок. Часто потом спрашивал, перейдя на домашний стол, исправивший эти катары: "А мне можно это есть?" Перец и горчицу любил. Не мог есть земляники (идиосинкразия). Припухали [нрзб.: зубы? десны?].
 С наслаждением ел простоквашу. Насчет вкуса и запаха вообще было слабо . Запахи он различал, конечно, но никакой склонности и к ним вообще, и к особым не было.

 В комнате не выносил садовых цветов. Но любил в комнате полевые цветы и зелень. Очень любил весенние запахи. Садовых цветов и особенно с сильным запахом избегал.

 Помню, я его заставала за таким занятием - подливал в 1922 г. теплую воду в кувшин, в который мы поставили ветки с набухшими почками (весной дело было).

 Оптимист. В Сибири и во Франции он был вообще гораздо нервнее. Страдал страшными бессонницами. Утра у него всегда были плохие, поздно засыпал и плохо спал. В Швейцарии очень помогла размеренность швейцарской жизни, а во Франции мы жили шиворот-навыворот. Поздние разговоры и споры до ночи (в Сибири и заграницей). В Сибири одно время перед концом ссылки страшно волновался, что могут продлить - был тогда особенно нервный и раздражительный. Даже исхудал.

 В Сибири был вообще очень раздражительный. Меланхолии, апатии не было. Угрюмость и мрачность… смены настроения всегда вообще имели явную причину и были адекватны. Очень нервировала его склока заграничная, ссоры и споры с Плехановым и с впередовцами .

 Вообще очень эмоционален. Все переживания были эмоциональны.

 Обычное, преобладающее настроение - напряженная сосредоточенность.

 Уже будучи больным посмеивался над предписаниями врачей по рабочему режиму: "Ну вот они там придумывают… Они же не могут запретить мне думать".

 Утра вообще были плохие, трудные [нрзб.]. Засыпал плохо - мешало обдумывание. Это не была бесонница в обычном смысле.

 В домашней жизни - ровный. В политической - всегда возбужденной.
 Веселый и шутливый.
 Частой смены настроения не было. Вообще все смены всегда были обоснованны.
 Очень хорошо владел собой.

 В воспоминаниях "Зверь" есть рассказ о том, как Ильич, сидя на горе и любуясь видом, вдруг заявил: "И всегда они везде пакостят, гадят". Кто гадит, где? Оказалось, речь шла о меньшевиках.

 Настроение одно, оно как жирная линия всегда была видна, чувствовалась, а оболочка разная - мог шутить и смеяться с ребятами и в то же время по глазам видно, что [нрзб.].

 Когда говорил, спорил, если по тем или иным причинам не надо было сдерживаться, всегда остро ставил вопросы, заострял их, "не взирая на лица".

 В беседах с людьми, которых растил, был очень тактичен.
 Впечатлителен. Реагировал очень сильно.

 В Брюсселе после столкновения с Плехановым немедленно сел писать ядовитые замечания на ядовитые замечания Плеханова, несмотря на уговоры пойти гулять: "Пойдем собор смотреть".

 Бледнел, когда волновался. В 1906 г. во время выступления в доме Паниной в Л<енинграде> стоял белый, заразил настроением (1000 человек). Порвали красные рубашки на знамена.

 Страстность захватывающая речи - она чувствовалась даже, когда говорил внешне спокойно.

 Перед всяким выступлением очень волновался - сосредоточен, неразговорчив, уклонялся от разговоров на другие темы, по лицу видно, что волнуется, продумывает. Обязательно писал план речи.

 Был у него нервный смешок. Столконовения с близкими людьми переживал сильно. После разрыва с Плехановым - совершенно больной. Когда волновался - очень раздражителен.

 Очень сильно было выражено стремление углубленно, по-исследовательски подходить к вопросам.

 В Шуше, наример, крестьянин 2 часа рассказывал ему, как он поссорился со своими за то, что те не напоили его на свадьбе. Ильич расспрашивал необычайно серьезно , стараясь познакомиться с бытом и жизнью.

 Всегда органическая какая-то связь с жизнью. Активно [нрзб.: создавал/сознавал?] близость к обществу и природе.

 Колоссальная сосредоточенность.

 Самокритичен - очень строго относился к себе. Но копанье и мучительный самоанализ и душе - ненавидел.

 Когда очень волновался, брал словарь (напр<имер>, Макарова) и мог часами его читать. Наше знакомство состоялось в связи с немецким языком. Я подрабатывала переводами. Была у Ильича во время болезни его и [дважды? Даже????] переспросила его по поводу перевода двух мест в тексте.

 В редкие минуты пел [нрзб.] - выучил домработницу [нрзб.].
 Был боевой человек.
 В Женеву приехал - грустил первое время - "как в могилу ложиться приехал" [ нрзб.] разозлился.
 Адоратскому до деталей рассказывал, как будет выглядеть революция .

 Иногда напишешь по его поручению - в Америку, например, а он в тот же день спрашивает: написала ли…, а что они ответили?

 Властный человек и волевой.

 Если слушал музыку, то на следующий день чувствовал себя плохо. Обычно уходил после I действия.

 Видела раз, как они чуть не подрались с Богдановым , схватились за палки и озверело смотрят друг на друга (в особенности Ильич).

 Вообще был горячка.

 Азарт на охоте - ползанье за утками на четвереньках. Зряшнего риска - ради риска - нет. В воду бросался первый. Ни пугливости, ни боязливости.

 Смел и отважен.
 
 ПРИМЕЧАНИЯ
 
 1 Сверху вместо "Тенор" вписано "Баритон".
 2 Имеется в виду специальный номер "Журнала Левого фронта искусств", посвященный языку Ленина. Понравившаяся Н. К. Крупской мысль развивалась в статье Б. Эйхенбаума "Основные стилевые тенденции в речи Ленина". См.: ЛЕФ. 1924. № 1 (5). С. 57-70.
 3 Возгласы с места, реплики (нем.).
 4 Слова "а о меньшевиках" и указания на источник этих воспоминаний добавлены в машинопись от руки. Эссен Мария Моисеевна (1872-1956) - участница социал-демократического движения, в советское время - партийный деятель. В многочисленных мемуарах Н. К. Крупской она фигурирует под "кличками" Зверь, Зверка. В этом эпизоде речь идет о совместном проведении досуга в 1904 году в Швейцарии: "Усаживаемся на самой высокой точке. Ландшафт беспредельный, неописуема красота красок <…> Я настраиваюсь на высокий стиль и уже готова начать декламировать Шекспира, Байрона. Смотрю на Владимира Ильича: он сидит, крепко задумавшись, и вдруг выпаливает: "А здорово гадят меньшевики!"" (Эссен М. М. Встречи с Лениным накануне и в дни первой русской революции // Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 3. М., 1989. С.112-113).
 5 В рукописи вымарано особенно густо.
 6 В рукописи вымарано особенно густо.
 7 В машинопи и публикации 1989 г. слова "в пристутствии Ек <атерины> Ив<ановны>" заменены на - "в присутствии медсестры".
 8 В машинописи и публикации 1989 г. "Медсестра говорит…".
 9 В публикации 1989 г. "Пропуск" заменен на - "Сокращения".
 10 Так в машинописи. В рукописи соответствующий фрагмент настолько густо вымаран, что невозможно раобрать.
 11 В публикации 1989 г.: "сильно развиты".
 12 Имеется в виду статья "Сила рабочих партий в европейских парламентах" (1912), помещенная во второе и третье издание ленинского собрания сочинений (См.: Ленин В. И. Собр. соч.. Т. 15. М., 1930. С. 512-517). Из последующих изданий эта работа исключена.
 13 В машинописи и публикации 1989 г. исправлено на: "Ужасно любил природу".
 14 В машинописи и публикации 1989 г. исправлено на: "очень хорошо".
 15 Подчеркнутое вписано сверху.
 16 Это предложение вписано сверху вместо густь зачернутого: "Получали каждый день [далее - неразборчиво]".
 17 Дубровинский Иосиф Федорович (1877-1913; псевдонимы: Иннокентий, Инок и др.) - один из активистов социал-демократического движения, член ЦК РСДРП, многократно арестовывался, скончался в ссылке.
 18 Вместо этого предложения в машинописи и публикации 1989 г.: "Вкус и обоняние вообще были слабо развиты".
 19 Впередовцы - члены небольшой "партийно-издательской" группы "Вперед", зарегистрированной в январе 1910 г. ЦК РСДРП, но почти сразу же вызвавшей обвинения большевистской фракции в отзовизме, богостроительстве и других грехах. Среди "впередовцев" были М. Горький, А. Луначарский и др.
 20 Панина Софья Владимировна (1871-1957) - графиня, меценатка, один из лидеров партии кадетов. На ее средства в 1903 году в Петербурге был построен так называемый "Народный дом", в котором для рабочих устраивались концерты, спектакли, собрания. В феврале 1906 г. В. И. Ленин выступал на митинге в Народном доме Паниной с критикой Государственной Думы разоблачением политики кадетов.
 21 В публикации 1989 г. "не напоили" заменено на "не угостили".
 22 В публикации 1989 г. заменено на "внимательно".
 23 Адоратский Владимир Викторович (1878-1945) - участник революционного движения, соратник Ленина, историк; возглавлял институт Маркса, Энгельса Ленина, редактировал сочинения Ленина.
 24 В публикации 1989 г. вписано: "социалистическая революция".
 25 Богданов (наст. фамилия Малиновский) Александр Александрович (1873-1928) - философ, писатель, деятель революционного движения; соратник Ленина по работе в большевистской фракции РСДРП, после - объект его ожесточенной критики.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com