Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Евгений Миронов
 
Марионетка на броневике
 
9. 1905-07
 
«Мирное» шествие в «Кровавое воскре­сенье» 09.01.1905 г., организовал бывший священник Гапон, который накануне на митинге заявил: «Если... не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы... и наша возьмет».
 
В городе были построены баррикады, разгромлены магазины, в том числе оружейные, предприняты попытки захватить тюрьму и телеграф, провокаторы стреляли из толпы в полицию, разгромлен полицейский участок. План рухнул из-за того, что войска остались верны присяге. – На дворцовой площади погибло 96 человек и более 300 получили ра­нения. Царь отсутствовал в тот день в столице, но вину за происшедшее либералы пришили ему.
 
В ту же ночь Гапон опубликовал призыв к бунту, который, благодаря пролитой крови и печати, нашел отклик во многих местах. - Волнения длились весь год.
    
12-27.04.1905 г. в Лондоне прошел III съезд РСДРП - первый большевистский. Меньшевики отказались присутствовать, хотя были приглашены. Они провели в Женеве свою конференцию. Владимир был избран председателем съезда и руководил его работой. Съезд изменил первый параграф устава – о членстве в партии в большевистской формулировке. На съезде был избран Центральный Комитет во главе с Владимиром. На первом же пленуме ЦК Владимир был утвержден редактором Центрального Органа партии – газеты «Пролетарий». После съезда он вернулся в Женеву.
    
Весной и летом 1905 г. прошли крупные стачки в промышленных центрах, волнениях среди крестьян. В борьбу включился флот - матросы броненосца «Князь Потемкин Таврический» 14 июня подняли флаг восстания.
    
В сентябре 1905 г. в Риге проходила Конференция социал-демократических организаций России, и Владимир блеснул анти-интернационализмом: «Сугубо предостерегаю насчет «Армянской с.-д. федерации». Если вы согласились на ее участие в конференции, то сделали роковую ошибку, которую надо во что бы то ни стало исправить». - При этом в Конференции участвовали представители Латышской социал-демократии, социал-демократии Польши и Литвы, Революционной украинской партии и евреи Бунда.
    
В октябре 1905 г. А.Парвусвся страна была парализована забастовкой. Стачки проходили под лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует демократическая республика!». По ходу стачек были созданы первые Советы рабочих депутатов. В это время Парвус приехал из Германии к другу и ученику Троцкому в Петербург и договорился о дальнейших действиях. Парвус вошел в Исполком организовавшегося тогда Совета Рабочих, и они купили читаемую рабочими «Русскую газету», и превратили ее в революционную. Оба почти в каждом номере давали статьи. Тираж газеты за 3 недели увеличился с 30 до 100 тысяч.
    
Вскоре полиция арестовала руководство Исполкома Совета во главе с Троцким. Оставшиеся на свободе члены Исполкома Совета основали подпольный Совет с Председателем Парвусом. Под руководством Парвуса новый Совет объявил третью всеобщую забастовку, требуя освобождения арестованных членов Совета. Забастовка провалилась, члены подпольного Совета и Парвус были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость, где он просидел ряд месяцев. Затем он был осужден и приговорен к трехлетней ссылке на поселение в Туруханск, но по дороге, подпоив конвоиров, бежал и возвратился в Санкт-Петербург, а далее — в Германию.
    
Участие в российских революционных событиях подняло его престиж среди немецких социал-демократов. Каутский заказал ему серию статей о России для журнала «Нойе цайт». Владимир с 1898 г. публично многократно лестно отзывался о статьях и книгах Парвуса. В Дрездене вышла книга Парвуса под заглавием «В русской Бастилии во время революции», берлинский «Форвертс», центральный орган германской социал-демократии открыл ему свои страницы. Но Парвус вскоре был вынужден покинуть Германию из-за большевиков, которые привлекли его к немецкому партийному суду. Они обвиняли Парвуса в том, что тот, будучи уполномочен М.Горьким собирать гонорары с иностранных театров и издательств, присвоил больше ста тысяч марок. Большевики озадачились этим, поскольку 60% гонораров должны были получить они. В это время Германия начинает выдавать России сбежавших революционеров, и Парвус переселился в Вену, оттуда в Константинополь, где пробыл 5 лет до начала войны.
    
Завоеватель Византии Магомет II относился к евреям благосклонно, а падение Константинополя в 1453 г. стало освобождением еврейства с получением им свободы и самоуправления. С той поры шло переселение евреев в Турцию, где еврейская община слыла весьма влиятельной. Именно она укрыла и оказала поддержку Парвусу.
 
В ноябре 1905 г. Владимир вернулся нелегально в Петербурге, где выступал на собраниях, агитируя за вооруженное восстание. В декабре 1905 г. в Москве большевики попытались устроить вооруженное восстание, вызвав много жертв. Данное бессмысленное кровопролитие он, находившийся вдали от места событий, назвал «репетицией».
 
Результатом 1905 года стал царский Манифест от 17 октября о Государственной Думе - выборном законодательном органе, имевшем возможность влиять на решения правительства. Переработанные Основные Законы ограничили права Императора: монархия фактически стала конституционной.
 
В конце 1905 г. в Петербурге издавалась ежедневная легальная социал-демократическая газета «Новая жизнь» под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Тираж газеты был 60-80 тысяч экземпляров. Для ее открытия первоначальный капитал - 15 000 рублей внес М.Горький. В редакции газеты с Владимиром познакомился Г.А.Алексинский. Но после выхода ее 28-го номера 3 декабря редакцию «Новой жизни» разгромили, а газету закрыли.
 
26.04-25.05.1906 г. в Петербурге вышло 25 номеров легальной ежедневной газеты большевиков «Волна». Владимир успел напечатать в ней 27 статей. Почти в каждом номере печатались корреспонденции Алексинского под псевдонимами: Петр, Алексеев, Петр Ал., П. Ал., Г. Ал-ский. Владимир и Алексинский были единомышленниками, и одинаково оценивали политическую ситуацию. Григорий Алексеевич набирал вес у большевиков. ЦК направило Алексинского в Екатеринослав, откуда его делегировали на четвертый Объединительский съезд партии. 17.08.1906 г. его арестовали, через месяц освободили по болезни и выслали из Москвы.
 
Переехав в Санкт-Петербург, он работал корректором в типографии. Избран во II Думу депутатом по рабочей курии от Петербурга. В Думе он самый популярный оратор большевиков: успех имели его речи по аграрному вопросу и бюджету. При разгоне Думы Алексинский был за границей и скрылся от ареста вопреки мнению социал-демократической фракции, считавшей политически выгодным не уклоняться от судебного процесса и приговора. Он предпочел активную революционную деятельность. На пятом Лондонском съезде РСДРП в 1907 г. выступал содокладчиком от большевиков по отчету о работе социал-демократической фракции.
 
В Петербурге за месяц - с 25.12.1905 г. по 25.01.1906 г. - арестовали 1716 человек; до 7 тысяч «неблагонадежных» рабочих полиция выслала из столицы в административном порядке. 1905 г. показал отсутствие способности большевистской партии руководить рабочими.
 
Многие деятели большевиков партии перешли на нелегальное положение и поселились в дачных местностях к северо-западу от Петербурга. Курортная местность Терийоки с прилегающими поселками Куоккала и Келломяки стала центром «ближней эмиграции».
    
Боевики большевиков переправляли литературу и оружие из Терийок в Сестрорецк. Регулярно перевозили оружие из Терийок рабочие Обуховского завода, финские социал-демократы и студент Военно-Медицинской академии В.В.Куйбышев. Ездил челноком в Терийоки и К.Е.Ворошилов, получая для луганских боевиков шестьдесят браунингов, двадцать маузеров и довольно много патронов. Базы хранения оружия были созданы в Терийоках и в ближайших окрестностях. Кроме того большевики создали на Карельском перешейке лабораторию для изготовления бомб и школу для обучения террористов. За лето 1906 г. боевики под видом рыбаков доставили из Терийок и Келломяк водным путем около 800 ружей, большое количество патронов и 80 пудов динамита.
 
Были и потери на этом поприще: Бабушкина (ученика Надежды) арестовали с поличным, когда он вез транспорт с оружием. Взявшие его с поличным, учитывая убийства со стороны террористов, расправилась с Бабушкиным без суда. Его расстреляли на месте преступления.
 
В это время образовывались черносотенные организации. В «Руководстве монар­хиста-черносотенца» было написано: «Враги самодержавия называли «черной сотней» простой, черный русский народ, который во время вооруженного бунта 1905 года встал на защиту самодержавного Царя. Почетное ли это название, «черная сотня»? Да, очень почетное. Нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников». В черносотенном движении начала XX века приняли участие миллионы граждан.
 
Международное еврейство требовало равноправия единоверцам в России. Финансировавший еврейские отряды самообороны в России глава еврейского финансового мира в США Я.Шифф, разгневанный антисемитской политикой царского режима в России, с радостью поддержал японские военные усилия, предоставив Японии безграничный кредит в войне против России, за что был награжден японским орденом. Поражение в русско-японской войне подорвало авторитет самодержавия внутри страны и ослабило позиции России и на международной арене.
 
С.Ю.Витте воспоминает: при подписании мирного договора 1905 г. в американском Портсмуте еврейская делегация с участием Шиффа требовала отмены ограничений для евреев, и угрожала революцией. «Погромы» послужили оправданием массированной помощи, в том числе оружием, международного еврейства всем револю­ционным партиям внутри России, которые вместе с «еврейской самообороной» убили в России около 17 000 государственных служащих.
 
Родословная еврейских погромов идет с давних времен, они происходили еще до царствования Екатерины II. Евреи, проживавшие в странах Восточной Европы были расколоты: одна их часть общалась на идише, а другая – на древнееврейском. Внутренние конфликты фанатично настроенные евреи решали с помощью погромов. В ХХ веке эти ортодоксы также организовывали и даже осуществляли погромы, пытаясь свалить свои деяния на самодержавие.
    
В январе 1906 г. была дана команда арестовать автора статьи призывавшего к вооруженному восстанию - Владимира. Благодаря частой смене квартир и тому, что в полиции считали его мелкой сошкой, ему удалось скрыться от правоохранительных органов.
    
В 1905-07 гг. Владимир, по оценкам современников, играл второстепенную роль в революционном движении. В новых условиях он стремился к смягчению фракционной борьбы, к сотрудничеству с меньшевиками. Летом 1906 г. он печатался в легальных газетах большевиков – «Вперед», и «Эхо», а после их закрытия в августе 1906 г. в нелегальной газете «Пролетарий».
     
Т.А.Алексинская, вспоминая год 1906, писала: «Ленин был жестоко упрям во всех случаях жизни, не переносил чужих мнений, по поводу чего бы они ни высказывались, а не в одной политике. Завистливый до исступления, он не мог допустить, чтобы кто-нибудь, кроме него, остался победителем. Жестокое и злое проступало в нем как в любом споре, так и в игре в крокет или в шахматы, когда он проигрывал. Проявить независимость, поспорить с ним о чем угодно или обыграть его в крокет - значило раз и навсегда приобрести себе врага в лице Ленина».
    
Из-за возросшей бдительности полиции в Петербурге в конце лета 1906 г. он поселился на даче «Ваза» в местечке Куоккала, где прожил с перерывами до декабря 1907 г., нелегально выезжая в Петербург. Полтора года собирались общегородские партийные конференции в Терийоках. На собрание приезжали до 80 делегатов без единого массового провала или ареста!
    
В марте 1907 г. ЦК РСДРП привлек Владимира к партийному суду за клевету – в брошюре «Выборы в Петербурге и лицемерие 31 меньшевика», опубликованной в Петербурге, он обвинил меньшевиков, что те «вступили в блок с мелкой буржуазией» ради совместного торга о местечках с кадетами. Письменный договор об этом вступлении отколовшихся с.-д. в мелкобуржуазный блок они скрыли от рабочих и публики. Меньшевики об этом своем «выступлении» для продажи кадетам голосов рабочих не сообщают пока в печати... 31 меньшевик обманывают рабочих и всю читающую публику». Он обвинил меньшевиков в невежестве, лицемерии, измене рабочим. - За эту клевету Владимир был осужден партийным судом. Почему его вообще оставили в партии? – Скорее всего, клеветники нужны были ей изначально.
 
В 1907 г. Владимир выступал безуспешно кандидатом во 2-ю Государственную думу.
 
В июле 1907 г. Гартинг - руководитель зарубежной царской агентуры - сообщил в департамент полиции, что весь состав ЦК РСДРП живет в Терийоках и даже кто на какой даче.
 
Ноябрь 1907 г. Владимир почти постоянно находился в Терийоках. 14 ноября чиновник особых поручений при министерстве внутренних дел в рапорте директору департамента полиции докладывал: за Лениным в Терийоках установлено наблюдение. Обстановка становилась опасной в «ближайшей эмиграции» - в Куоккале и Терийоках. Аресты стали обычным явлением на тихих прежде дачах. Владимир вынужден был в начале декабря скрыться в центральной Финляндии, а потом уехать за пределы Российской Империи, начиная десятилетний период эмиграции.
    
Имеется много способов получения денег, однако, кроме того, что он постоянно доил свою матушку, Владимир, как описывает М.А.Алданов, ограничился тремя:
 
«...Первый способ был старый, классический, освященный традицией, которая через века идет от предприимчивых финикян к князю Виндишгрецу и его соучастникам. Способ этот заключается в подделке денег. Первоначально была сделана попытка организовать печатание фальшивых ассигнаций в Петербурге при содействии служащих Экспедиции Изготовления Государственных Бумаг. Но в последнюю минуту служащие, с которыми велись переговоры, отказались от дела.
 
Тогда Ленин перенес его в Берлин и поручил в величайшем от всех секрете «Никитичу» (Красину). Однако маг и волшебник большевистской партии, так изумительно сочетавший полное доверие Ленина с полным доверием фирмы «Сименс», оказался на этот раз не на высоте своей репутации. Или, вернее, на высоте своей репутации оказалась германская полиция. Раскрытое ею дело вызвало в свое время немало шума. «Спрашивается, как быть с ними в одной партии? Воображаю, как возмущены немцы», - с негодованием писал в частном письме Мартов. Чичерин (в ту пору еще большевик) потребовал назначения партийной следственной комиссии. Ленин охотно согласился на строжайшее расследование дела, организованного по его прямому предписанию. Глава партии имел основание рассчитывать, что концы прекрасно спрятаны в воду. Однако Чичерин неожиданно проявил способности следователя. Заручившись серией фотографий своих товарищей по партии, он представил их тому немцу, которому была заказана бумага с водяными знаками, годная для подделки ассигнаций. При предъявлении фабриканту карточки Л.Б.Красина он признал в нем то лицо, которое заказало ему бумагу с водяными знаками... Когда расследование Чичерина добралось до этих «деталей», Ленин провел в ЦК постановление о передаче расследования заграничному бюро ЦК, в котором добытые Чичериным материалы, разумеется, бесследно погибли» (М. Таинственный незнакомец. - «Социалистический Вестник», № 16 за 1922 год).
 
Насколько известно, заметка эта, подписанная буковкой М., принадлежит Мартову, который хорошо знал закулисные дела большевиков.
 
Второй способ, изобретенный Лениным для пополнения партийной кассы, был гораздо менее банален... Ленин поручил своим товарищам по партии жениться на двух указанных им богатых дамах и передать затем приданое в большевистскую кассу. Дело было сделано артистически: оба большевика благополучно женились, но заминка вышла после свадьбы: один из счастливых мужей счел более удобным деньги оставить за собою. Забавно то, что по делу этому состоялся суд чести, - рассказ о нем я слышал от одного из судей, не большевика, человека весьма известного и безупречного. Впрочем, независимо от суда Ленин довольно недвусмысленно грозил в случае неполучения денег подослать убийц к неоправдавшему его доверие товарищу. Об этом указании (вполне совпадающем со слышанным мною рассказом) есть в изданных не так давно письмах Мартова...
 
Этот Виктор под покровительством Богданова и Ленина шантажом вымогал деньги в пользу большевиков, причем оперировал угрозой выписать «кавказских боевиков» (письмо Аксельроду от 3 сентября 1908 г.).
 
Краткое, зато весьма живописное упоминание обо всей этой истории сохранилось и в рассказе самого Ленина. В.Войтинский в своих воспоминаниях пишет: «Рожков передавал мне, что однажды он обратил внимание Ленина на подвиги одного московского большевика, которого характеризовал как прожженного негодяя. Ленин ответил со смехом: «Тем-то он и хорош, что ни перед чем не остановится. Вот вы, скажите прямо, могли бы за деньги пойти на содержание к богатой купчихе? Нет? И я не пошел бы, не мог бы себя пересилить. А Вик­тор пошел. Это человек незаменимый». (Вл. Войтович. Годы побед и поражений, т. II, с. 103. Это замечание Ленина, конечно, относится именно к указанному мною случаю.)
 
В результате суда Ленин получил немалую сумму денег. Но матримониальный способ пополнения кассы был, разумеется, лишь вспомогательным. Главное... внимание после провала первой революции было устремлено на то, что тогда игриво называлось «эксами» или «эксациями». В этой области ближайшим сотрудником и правой рукой Ленина стал уже в ту пору весьма известный кавказ­ский боевик, по революционной кличке «Коба», он же «Давид», он же «Нижерадзе», он же «Чижиков», он же «Иванович», он же нынешний всемогущий русский диктатор Иосиф Виссарионович Сталин-Джугашвили...
 
С.Медведева-Тер-Петросян в своей брошюре «Герой Революции» («Истпарт», 1925 г.) пишет: «Под видом офицера Камо съездил в Финляндию, был у Ленина и с оружием и взрывчатыми веществами вернулся в Тифлис». О роли Сталина в этом деле писал в свое время «Соц. вестник» - см. об «эксах» также старые брошюры Л.Мартова «Спасители или упразднители» (1911) и Л.Ка­менева «Две партии» (1911). Ленин не раз выступал печатно с принципиальной защитой экспроприаций. Ленину для нужд партии и были позднее отвезены похищенные деньги...
 
Вожди большевиков покинули Кавказ. Камо перебрался в Берлин, где занялся новым полезным делом: он решил явиться к банкиру Мендельсону с тем, чтобы убить его и ограбить (разумеется, в пользу партии); по представлениям Камо, такой богач, как Мендельсон, должен был всегда иметь при себе несколько миллионов. Однако германская тайная полиция заинтересовалась кавказским гостем с его самого приезда в столицу. У него был произведен обыск, при котором нашли чемодан с бомбами. По совету Красина, переславшего ему в тюрьму записку через адвоката, Камо стал симулировать буйное помешательство и притворялся помешанным четыре года! Германские власти под конец сочли полезным выдать этого сумасшедшего русскому правительству. Признанный тифлисскими врачами душевнобольным, Камо был переведен в психиатрическую лечебницу, откуда немедленно бежал - разумеется, в Париж, к Ленину, которого он по-настоящему боготворил. «Через несколько месяцев, - рассказывает большевистский биограф, - с согласия Владимира Ильича Камо уехал обратно в Россию, чтобы добывать денег для партии...».
 
Владимир устранялся от участия в «экспроприациях», которые «боевики» большевиков проводили с его ведома, пересылая ему награбленные деньги. О жизни в Куоккала Надежда воспоминает: «Камо часто ездил из Финляндии в Питер, всегда брал с собой оружие, и мама каждый раз особо заботливо увязывала ему револьверы на спине».
    
Большевистские грабежи из государственных и коммерческих казначейств сопровождались человеческими жертвами - во время ограбления банковского фаэтона, совершенного боевиками во главе с рецидивистом Камо на Эриванской площади Тифлиса в июне 1907 г., жертвами от брошенных восьми бомб стали: кассир, счетчик банка, два конвойных казака и десятки невинных граждан. На Кавказе с декабря 1905 г. по июнь 1907 г. пять раз грабили казначейства на общую сумму 789 тыс. руб. Руководителем этих грабежей под кличкой Коба был Сталин, исполнительным главарем шайки — рецидивист Камо - Семен Тер-Петросян, в банде которого был целый ряд рецидивистов. Разрабатывал бомбы для нападения на казначейства Л.Б.Красин.
    
20.03.1906 г. банда из двадцати человек в Москве ограбила Банк купеческого общества взаимного кредита, похитив 875 тыс. руб. Деньги были в пятисотках, которые требовалось разменять. Российские и европейские банки имели номера похищенных банкнот. Благодаря меченым банкнотам были взяты с поличным большевики: Литвинов, будущий нарком иностранных дел; Семашко, будущий нарком здравоохранения; Карпинский, будущий главный редактор советских газет и другие.
    
Владимир пытался узаконить на четвертом (объединительном) съезде РСДРП грабежи и убийства. В Проекте резолюций - в разделе «Партизанские боевые действия» - 4 пункт - записано: «Допустимы также боевые действия для захвата денежных средств, предназначенных неприятелю, т.е. самодержавному правительству». Проект подвергся критике, а в резолюции, принятой съездом по данному вопросу, было записано: «...Съезд постановляет: а) бороться против выступлений отдельных лиц или групп с целью захвата денег под именем или девизом с.-д. партии; б) избегать нарушений личной безопасности или частной собственности мирных граждан... Съезд отвергает экспроприацию денежных капиталов в частных банках и все формы принудительных взносов для целей революции». На V Лондонском съезде РСДРП, проходившем в апреле-мае 1907 года, большинством голосов делегаты добились полного запрещения грабежей.
    
Владимир, нарушая решения съездов, продолжал поощрять грабежи и разбои, втягивая в них уголовные элементы и вызывая тревогу у европейских социал-демократов. На Штутгартском конгрессе II Интернационала в 1907 году большевистских экстремистов подвергли критике. И хотя они публично отказались от террора и грабежей, на самом деле продолжали экспроприацию.
    
К наиболее эффективным методам борьбы за власть Владимир относил террор, который, по его мнению — «одно из военных действий, которое может быть вполне пригодно и даже необходимо в известный момент сражения, при известном состоянии войска и при известных условиях».
    
По словам В.С.Войтинского: «Революция - дело тяжелое, - говорил Ульянов. - В беленьких перчатках, чистенькими руками не сделаешь... Партия не пансион для благородных девиц... Иной мерзавец может быть для нас именно тем и полезен, что он мерзавец».
    
Касса большевиков пополнялась бандитами, сутенерами, рэкетирами.
 
«Содержание                                                                 Дальше»
 
 
© Евгений Миронов
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com