Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / ПОСЛЕВОЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / Репатриация советских граждан: как это было. Нелли Зак

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 48 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Репатриация советских граждан: как это было
 
«Репатриация – возвращение определенной части населения (беженцев, перемещенных лиц, военнопленных), вынужденно оказавшегося на территории другого государства, в страну своего гражданства, постоянного проживания или национальной принадлежности». Энциклопедия юриста
 
Тема Великой Отечественной войны еще не изжита, так как до сих пор открываются новые грани, еще неизвестные или малоосвещенные, о которых нет вполне достоверных сведений, и историки-исследователи по мере открытия архивов как в России, так и за рубежом уточняют и обогащают историю новыми фактами.  
 
Эта статья посвящена теме, которая мало освещалась в печати, более того, до конца 1980-х - начала 90-х годов все архивные материалы были недоступны и даже до сих пор открыта только часть из них. (Иностранные архивы были частично открыты в 1972 году). До сегодняшнего дня остается еще немало белых пятен в этой истории и маловероятно, что правдивая, однозначная информация о них станет известна миру. У каждой страны-участницы тех трагических событий были основания хранить правду о них в тайне. 
 
К сожалению, для миллионов советских граждан окончание самой крупной и самой жестокой войны прошлого века еще не было счастливым ее концом, о чем большинство из нас ничего не знало.
 
22 июня 1941 года. Внезапное нападение немцев на нашу страну. Мощная, неотвратимая немецкая военная машина стремительно надвигалась, сминая советские войска и захватывая с невероятной скоростью огромные пространства. Оказалось, что ни Красная Армия, ни страна в целом не были готовы к войне, несмотря на все бахвальство властей. Массовая эмиграция опытных, профессиональных офицеров Белой армии после гражданской войны, удаление из армии «военспецов» в конце 20-х, сталинские репрессии против высшего и среднего комсостава Красной Армии в 1937-1941 годах привели к тому, что армия лишилась профессиональных, опытных командиров, а заменившие их не имели достаточной подготовки и не могли обеспечить необходимый уровень руководства.  Вопиющая неорганизованность в снабжении оружием, боеприпасами, топливом  в начале войны граничила с изменой. Писатель Виктор Некрасов писал: «Вспомним первые дни «блиц-крига» - несостоявшегося, но в первые дни все же «блиц». Полная неподготовленность, уничтоженный генералитет, авиация наполовину (а, может, и больше!) разбомбленная на аэродромах, неграмотные ворошиловы и буденные, руководящие армиями, фронтами. Виноват ли в этом солдат, народ? Виноват ли он в том, что с винтовкой образца 1891 года, обливаясь или не обливаясь кровью, попадал в руки врага? А там, за колючей проволокой, голодный и избитый, задавал себе вопрос – что я пытался защищать, держа эту самую винтовку в руках?»  (Н.Бетелл,с.260). В результате стремительного отступления наших войск, растерянности, паники, вызванных фактическим превосходством немецких войск в первые месяцы войны; ранений и контузий, часто лишенные поддержки командования, многие солдаты и офицеры и даже крупные группы частей Красной Армии попадали в плен. Были среди них и добровольно сдавшиеся врагу по социально-политическим или личным мотивам. Сталинская политика  раскулачивания с его многочисленными жертвами и принудительная коллективизация, разрушившие сельское хозяйство крестьян, репрессии против собственного народа, голод начала 30-х годов, бесправие – многие столкнулись с этим лично и были не согласны с режимом Сталина. По многим российским неофициальным  публикациям и немецким источникам считается, что к немцам в плен попало около 5,7 миллионов советских воинов. (По данным начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковника Г.Ф.Кривошеева количество пленных и пропавших без вести - около 3,4 миллиона человек). По мере продвижения вглубь нашей страны немцев возрастало количество населения, отправляемого ими на Запад для принудительных, фактически рабских работ. К сожалению, на оккупированных территориях осталось много наших граждан по разным причинам: одни не успели эвакуироваться, другие еще помнили, что во время 1-й Мировой войны немцы показали себя цивилизованными людьми, поэтому бояться их нет необходимости (так думала даже часть евреев – советское правительство тщательно скрывало намерение гитлеровцев уничтожить всех евреев, хотя прекрасно об этом знало), а часть населения даже встречала захватчиков хлебом и солью. В результате, на Запад было насильно угнано около 4,3 млн. советских граждан (по данным Чрезвычайной Государственной комиссии).
 
Гитлеровской Германии казалось, что установленный ею порядок будет вечен. Но военное счастье изменило ей, и уже в 1943 году советские войска перешли в наступление. По мере продвижения их на запад и освобождения оккупированных немцами территорий и лагерей военнопленных  все больше советских граждан оказывались во власти сотрудников НКВД и СМЕРШа. В июне 1944 года союзники открыли второй фронт, высадившись в Нормандии (северная Франция), и начали активное наступление, освобождая  от немцев территории стран Западной Европы. Их с ликованием встретило множество советских граждан: бывших военнослужащих - узников концлагерей и «остарбайтеров» - восточных рабочих. Немецкие войска и с ними вместе бывшие советские военнопленные, служившие в войсках Вермахта, спешили сдаться в плен англичанам  и американцам. Полицейские и другие добровольные пособники немцев на оккупированных территориях также сдавались союзникам, надеясь на их защиту, по крайней мере, рассчитывая не попасть в руки всесильных советских органов Государственной безопасности и не быть отправленными на родину. Но Сталин думал иначе. Он считал, что все советские воины, попавшие в немецкий плен добровольно или в силу независящих от них обстоятельств, и гражданские лица, пробывшие даже короткое время за рубежом и увидевшие другую жизнь, - предатели, изменники и государственные преступники и должны быть возвращены в свою страну, хотят они этого или нет. Он опустил «железный занавес» между Советским Союзом и Западом, чтобы было легче управлять людьми и творить расправу, и он не намерен был менять установленные им порядки.
 
В американских и английских лагерях Европы скопилось очень много советских людей, настолько много, что их стали отсылать в лагеря Америки, Египта, Ирана и других стран. Содержание заключенных в лагерях было большой обузой для союзников: их надо было кормить и как-то решать их дальнейшую судьбу. Западу они были не нужны. В июне 1944 года Черчилль и генерал Дин встретились со Сталиным  в Москве. Решался вопрос о судьбе людей, находившихся в англо-американских лагерях. Сталин ставил вопрос жестко: все советские люди должны быть возвращены на родину. 11 февраля 1945 года на Ялтинской конференции между Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом было заключено секретное соглашение о возврате военнопленных англичан и американцев в их страны и всех советских военнопленных и перемещенных лиц – в Советский Союз независимо от их желания. Согласно этому договору депортации подлежали только советские граждане, проживавшие на территории СССР в границах, действительных на 1 сентября 1939 года (в то время союзники не признавали советскими территории, захваченные СССР после заключения пакта Молотова-Риббентропа: Прибалтийские государства, Западную Украину и Западную Белоруссию, Бессарабию и Северную Буковину).  Черчилль и Рузвельт не придали особого значения требованию «независимо от их желания», потому что с их точки зрения каждый человек стремится вернуться на свою родину, домой, к своим близким. Американцы, попавшие к немцам в плен, испытавшие тяжесть и трагизм нахождения в руках врага, считались героями, пострадавшими за свою Родину. В книге известного телеведущего Тома Брокау «Великое поколение» (Tom Brokaw. «The Greatest Generation». NY,1998) описаны истории героев Второй мировой войны, в числе которых были и те, кто находился в плену у немцев. Они мечтали о возвращении домой и, освобожденные из лагерей, тотчас уехали в Америку, где их ждали свобода, почет и успешное будущее. Совсем другая ситуация была у советских людей. Многие не хотели возвращения на родину из-за страха репрессий или несогласия с режимом. Советские военнопленные настрадались в немецких лагерях значительно больше, чем англичане, американцы или французы. Исходя из постулата Сталина, что все военнопленные, независимо от обстоятельств, при которых они попали в плен, являются предателями и изменниками, Советский Союз в 1929 году не подписал Женевскую конвенцию о их защите, как это сделали другие страны. В результате, советские военнопленные не получали гуманитарной помощи и защиты Красного Креста. Холод, голод, избиения и расстрелы не добавляли доверия к своей стране, не позаботившейся о них. Выжить в условиях немецкого плена было практически невозможно. (В немецких лагерях за время войны умерло от 2,7 до 3,3 миллиона человек). Спасаясь от невыносимых условий жизни и реальной угрозы смерти или по другим мотивам, часть военнопленных добровольно соглашалась служить в Вермахте, но чаще по принуждению или поддавшись лживому обещанию использовать их только в трудовых батальонах. Однако через какое-то время им выдавали оружие и немецкую форму и объявляли, что они солдаты Вермахта.
 
«Проводя репатриацию, советское руководство преследовало две основные цели. Одна из них – политическая: предотвращение формирования за рубежом оппозиции советской власти. Другая – экономическая: вернуть в СССР трудоспособных людей» (Земсков В.Н), особенно необходимых в условиях послевоенной разрухи. Секретное соглашение в Ялте обязывало англичан и американцев отправлять в Советский Союз заключенных в их лагерях и находящихся в их зонах оккупации всех военнопленных и гражданских лиц, которые признавались, что они советские граждане, и в случае необходимости, применять силу. Британские официальные лица тщательно скрывали любую информацию об этих лагерях. Так же поступало и американское руководство. Мы знаем также и по собственному опыту, что демократические законы и общественное мнение на Западе призваны предоставлять политическое убежище тем, кто не может жить или вернуться в свою страну. И англичане, и американцы заверяли сдавшихся им советских военнопленных и гражданских лиц, что насильственной выдачи не будет. Поэтому репатриация антисоветски настроенных  людей была по отношению к ним предательством. Но в той ситуации союзники действовали в своих интересах. Они опасались вызвать гнев Сталина, потому что на захваченной советскими войсками территории, особенно Польши и Восточной Германии, находились лагеря, где содержались английские и американские военнопленные, и союзники боялись, что советская сторона их будет задерживать. (Существуют данные, что в советские лагеря после войны попало 20 тысяч американцев и более 30 тысяч британцев).
 
В 1944 году ушли первые корабли с тысячами советских людей в Мурманск и Одессу. Слишком многие не хотели возвращаться на родину. Американцы и англичане, выполняя приказ своего руководства о депортации, заманивали сопротивлявшихся хитростью и обманом, применяли силу, избивали прикладами и дубинками и заталкивали в вагоны для cкота по 30-40 человек – мужчин, женщин и детей вместе и отправляли в восточную зону. Страшные трагедии разыгрывались в лагерях: люди убивали себя и друг друга, только бы не попасть в руки советских карательных органов, которые иногда расстреливали свои жертвы уже в процессе депортации. Приказ Ставки ВГК Красной Армии №270 от 16 августа 1941 года содержал призыв «железной рукой карать трусов и изменников». Этот приказ обусловливал и оправдывал жестокое обращение с репатриантами. Все происходившее держалось в строгой тайне, и прессе «посоветовали» не касаться этой темы. «Лишь немногие англичане и американцы знали, что репатриация осуществляется насильно, и что многие русские предпочитают покончить с собой, чем вернуться на родину». (Бетелл, с.72). Помимо тех, кто находился в лагерях, было немало и тех, кто успел выйти замуж или жениться на иностранных подданных, были десятки тысяч беженцев с семьями, которые ушли вместе с немцами при их отступлении. Все они не имели намерения возвращаться в Советский Союз, несмотря на то, что офицеры НКВД и СМЕРШа уверяли их, что родина простила их преступление. Они рыскали всюду, выискивая свои жертвы, даже врывались ночью в дома. Как было уже сказано, репатриации подлежали только советские граждане, но союзники вместе с офицерами СМЕРШа и НКВД не стали разбираться «кто есть кто» и всех русскоговорящих, попавших к ним в руки, передавали в руки советской стороны. Другой проблемой было, кого считать солдатом Вермахта, а кого предателем, служившим Вермахту. В американской армии служили люди разных национальностей, включая немцев, австрийцев, русских и многих других. Единственное, что указывало на их принадлежность к американской армии, была военная форма. Кем были русские, одетые в немецкую форму? Для определения их статуса потребовался их опрос. Если они признавались, что они советские граждане, то они однозначно подлежали выдаче Советам, но если называли себя немцами, то они подпадали под защиту Женевской конвенции, которая гласила, что принадлежность к той или иной армии определяется военной формой, в которую они одеты в момент пленения. Но это было вначале. Позднее перестали этим руководствоваться. «Так или иначе, но вскоре выяснилось, что большинство этих военнопленных не были предателями в обычном смысле слова, а скорее политическими беженцами, добивающимися традиционного права убежища», в котором им было отказано. (Бетелл,с.1У). Вся трагедия насильственной репатриации была в том, что она была выгодна всем союзникам.
 
Совершенно беспрецедентная история произошла с казаками. Во время Гражданской войны в России казаки боролись за свою независимость. До революции они были военной опорой царского трона и пользовались некоторыми привилегиями. После революции большевики лишили их привилегий, более того, были упразднены казачьи формирования и казачество как сословие, поэтому казаки приняли сторону белых. В немецкой армии воевало 94 тысячи казаков. Большинство из них имело советское гражданство, но не все. Часть из них покинула Россию в 1920 году после поражения белого движения в Гражданской войне. СССР был провозглашен 30 декабря 1922 года, поэтому эмигрировавшие казаки (как и все белоэмигранты) не были советскими гражданами и не подлежали репатриации.  Они не были «святыми», они приняли активное участие в войне на стороне немцев, целые казачьи эскадроны входили в состав СС, они участвовали в карательных мероприятиях, они убивали евреев, но репатриации они не подлежали. Однако Сталин требовал, чтобы все казаки, не только советские, но и эмигранты вместе с их семьями были депортированы в Советский Союз. Они добровольно сдались англичанам в конце войны. От них потребовали сдачи оружия и заверили, что никто из них не будет выдан Советам насильственно. Многие из них имели право остаться на Западе и получить политическое убежище. То, что произошло с ними, стало позором для англичан. Они со стыдом вспоминали об этой трагедии  и оправдывались тем, что они не могли нарушить приказ. В южноавстрийском городе Лиенце находился английский лагерь для пленных казаков. Английское правительство приказало разработать план выдачи их советской стороне. Чтобы казаки не догадались об этом и не разбежались, их убаюкивали ложью, что это не случится. 28 мая 1945 года  всех генералов и офицеров в полном составе пригласили на «конференцию» якобы для решения дальнейшей судьбы казаков,  для чего их привезли в строго охраняемый лагерь в другой местности. Это была уловка, обман, позволивший предательски лишить казаков руководства и выдать 2146 казачьих офицеров, среди которых было 1430 старых эмигрантов, в том числе генералы Краснов и Шкуро, не являвшиеся советскими гражданами. Многие офицеры предъявляли свои Нансеновские паспорта или другие документы, дававшие право на пребывание на Западе, но их не хотели слушать. Их всех насильно посадили в машины и увезли в советскую зону. Когда это стало известно в лагере, казаки поняли, что их предали. Там разыгрались страшные трагедии. В лагере находились также семьи казаков – женщины, старики и дети. Казаки объявили общую голодовку, многие покончили с собой, кому-то удалось сбежать в горы без надежды выжить. Масса людей бросилась бежать и повалила забор, окружавший лагерь. За ним находились река и мост. Отчаяние, охватившее всех, было так велико, что матери бросали своих детей в реку и прыгали вслед за ними. Выдача пленных происходила с невероятной жестокостью и бесчеловечностью. Не только казаки понимали, что их ждет, но и англичане прекрасно знали, что они выдают людей на мучения и смерть. Министр иностранных дел Великобритании Э.Иден признал: «Если мы сделаем так, как хочет советское правительство, и вернем всех этих военнопленных в Советский Союз, хотят ли они возвращаться туда или нет, мы многих из них пошлем на смерть». (Бетелл, с.15). Н.Толстой пишет: «Предо мной предстала картина тяжелейшего преступления, сравнимого разве что с военными преступлениями самих нацистов... Британское же военное преступление произошло по окончании конфликта, уже в мирное время и со стороны людей, которые, казалось бы, боролись за демократию...
 
В общем, вся речь идет об операции абсолютно секретной и невероятно коварной». Выдано было более 50 тысяч человек, причем около 20 тысяч из них - женщины и дети. На родине часть казаков была расстреляна, часть попала в лагеря. В 1956-57 гг. оставшиеся в живых были освобождены по амнистии и вернулись в Европу.
 
Другой крупной группой репатриантов была Русская Освободительная армия (РОА) под командованием Власова. Генерал-лейтенант А.А.Власов под Киевом и Москвой проявил себя талантливым полководцем. За сражение под Москвой он был награжден орденом Красного Знамени. (Орден Ленина и золотые часы  ему были вручены в 1940 году за боевую переподготовку дивизии, которую маршал Тимошенко назвал «лучшей во всей армии»). В марте 1942 г. он был назначен заместителем командующего Волховским фронтом, а месяц спустя - командующим 2-й Ударной армией. Когда он прибыл туда, армия уже находилась в очень плохом положении и нуждалась в подкреплении. 24 апреля К.А.Мерецков, который был командующим Волховского фронта, заявил в Ставке, что «2-я Ударная армия совершенно выдохлась. В имеющемся составе она не может ни наступать, ни обороняться... Если ничего не предпринять, то катастрофа неминуема». (Е.Андреева, с.44). После тяжелых боев, испытывая недостаток вооружения, боеприпасов и продовольствия, армия попала в окружение. Власов понимал, что спасти ее может только отступление на восток, но Сталин с этим был не согласен и приказал продолжать боевые действия. В мае такой приказ был получен, но было уже поздно: в боях, от голода и в болотах погибло много людей, и армия была уже не в состоянии сопротивляться немцам. «Бойцы и командиры неделями получали 100 и даже 50 граммов сухарей в день. Они опухали от голода, и многие уже не могли двигаться по болотам, куда завело армию непосредственное руководство Главного Командования. Но все продолжали самоотверженно биться». («Власов, А.А. Почему я стал на путь борьбы с большевизмом». Открытое письмо генерал-лейтенанта А.А.Власова. (Е.Андреева, с.333-338). В статье «На Волховских рубежах» (Военно-исторический журнал, Т.1,1965, с.54-70)  Мерецков возлагает всю вину за поражение 2-й Ударной армии на Ставку, которая не сумела оценить реальное положение и помощи армии не оказала. Впоследствии за гибель 2-й Ударной армии Власова обвиняли в трусости и измене. 24 июня 1942 г. Власов дал приказ остаткам армии выходить небольшими группами. Он сам с небольшой группой вышел из окружения и 12 июля пришел в деревню, жители которой выдали его немцам. Во время странствий по лесам и болотам он пытался проанализировать политическую и военную ситуацию, сложившуюся с Красной Армией и страной в целом. Власов пришел к выводу, что виной всему, случившемуся с ним и его страной, был Сталин и большевистский режим. Он обвинял Сталина в уничтожении Красной Армии репрессиями против ее руководства и крестьянской России в результате непродуманной жестокой коллективизации, в терроре против собственного народа, лишении его прав и нищете. Он ошибочно полагал, что в союзе с гитлеровской Германией он сможет освободить советский народ от сталинской диктатуры и дать ему права и свободу. Он призывал всех русских объединиться в целях свержения ненавистного сталинского режима. Об этом он писал в Открытом письме и Манифесте Комитета освобождения народов России, опубликованном в 1944 году. Выступая с лекциями во время поездок по оккупированным территориям, он открыто говорил, что Россия «не потерпит иностранного господства ни в какой форме». Немецкому руководству подобные заявления не понравились, и он был посажен под домашний арест. Не сразу, но Власов понял, что у немцев в отношении завоеванных стран были совсем другие планы: порабощение и использование их в своих интересах. Однако среди немцев у него были союзники, которые поддерживали его. Это были противники нацистской политики Гитлера, которым как-то удавалось проводить свою политическую линию. Это внушало Власову надежду на успех своего дела: использовать немцев для свержения сталинской диктатуры, но только русскими освободительными силами. Гитлер не доверял Власову, решительно возражал против создания Русской Освободительной Армии, и только в сентябре 1944 года, когда положение немцев стало критическим, такое разрешение было получено. Как самостоятельная боевая единица РОА была создана в январе 1945 года, всего две дивизии, причем вторая укомплектована не полностью. В боевых действиях армия участвовала только в мае 1945 года... притом против немцев. В ней были сильные антинемецкие настроения, доходившие до ненависти и неподчинения немецким приказам. По призыву повстанцев Праги вопреки немецкому приказу 1–я дивизия РОА вступила в ожесточенные бои с немцами 7-8 мая 1945 г.и помогла освобождению города. «Первый и последний удар Власовской армии был по немцам». (Солженицын, с.264). С приближением армии Конева РОА оставила Прагу и направилась в американскую зону с намерением сдаться американцам. 
 
Американцы разбрасывали с самолетов миллионы листовок с призывом сдаваться им и обещанием хорошего к пленным отношения согласно Гаагской и Женевской конвенциям. До Ялтинского соглашения не существовало ни закона, ни практики  применения насильственной репатриации, поэтому оно сохранялось в тайне, а обещания американцев были заведомой ложью. Власов возлагал большие надежды на англичан и американцев, полагая, что после поражения Германии неизбежна война против Советского Союза, в результате которой будет свергнута сталинская диктатура. РОА вместе с А.А.Власовым сдалась американцам, а 12 мая была выдана ими советским властям. По другой версии Власов был опознан и захвачен при столкновении с  русской колонной. Спастись удалось лишь немногим власовцам.  Власову предлагали уехать в Испанию, но он предпочел разделить участь своих  подчиненных. Так же поступил и генерал Краснов, хотя они прекрасно знали, что их ждет на родине.
 
1 августа 1946 года вместе с 11 старшими офицерами РОА  А.А.Власов был казнен. Участь остальных власовцев тоже была печальна. 
 
О Власове писать сложно. После смерти Сталина оценка многих исторических событий и деятелей кардинально изменилась. Сейчас никто, кроме заядлых сталинистов, не думает, что Сталин и его диктатура были благом для советского народа. Мы узнали, какой ложью и обманом одурманивали народ, создавая дутые авторитеты никчемных людей и уничтожая талантливых, умных и смелых. В течение десятилетий советская пропаганда твердила о предательстве Власова, не вдаваясь в подробности, кем он был и что он хотел. Во время войны генерал Власов однозначно считался предателем. В советской тюрьме ему и другим офицерам предлагали отказаться от своих позиций ради сохранения жизни, но они отказались. Власов сказал: «Изменником не был и признаваться в измене не буду. Сталина ненавижу. Считаю его тираном и скажу об этом на суде». На угрозу применения пыток ответил: «Я знаю. И мне страшно. Но еще страшнее оклеветать себя. А муки наши даром не пропадут. Придет время, и народ добрым словом нас помянет». (Е.Андреева, с. 114-115). Какой надо было обладать смелостью, силой духа и убежденностью в своей правоте, чтобы, находясь в руках своего злейшего врага, заявлять о своей ненависти к нему. Сейчас у него достаточно много сторонников, которые считают его жертвой сталинского режима. На его родине ему будет создан музей. В 2001 году Православная церковь обратилась в Военную коллегию Верховного суда РСФСР с просьбой о пересмотре дела Власова. Коллегия отменила приговор об антисоветской агитации и пропаганде, но в реабилитации отказала. Следственное дело А.А.Власова и других генералов РОА до сих пор не рассекречено и находится в Центральном архиве ФСБ.
 
5 июля 1945 года Папа Пий ХП выразил протест против насильственной репатриации украинцев. Его поддержало руководство оккупационными силами: фельдмаршал Ф.М.Александер, генералы Эйзенхауэр и Монтгомери. Осенью 1945 года решением правительств Англии и США насильственная репатриация была прекращена. Однако избежать ее и спастись удалось лишь «только около 375.000 из 8 346 000 советских граждан, попавших в плен к немцам или угнанных на принудительные работы в нацистской империи...». (Эллиотт, с.172).  В числе их были ученые из числа военнопленных, которые представляли интерес для Запада. За «мозгами» охотились все союзники, включая Советский Союз.
 
В СССР все это время печатались статьи о добровольной репатриации, о том, как советские люди, оказавшиеся не по своей воле за рубежом, стремятся вернуться домой. Таких, конечно, было большинство, но много было и тех, кто не хотел встретиться с «дорогой» родиной. К 1 марта 1946 года по статистике Управления Совета Министров СССР по реабилитации было репатриировано    5 352 963 человека; из них: 3 527 189 гражданских лиц и 1 825 774  военнопленных. Но репатриация еще продолжалась до 1948 и частично 1952 года. Все репатрианты направлялись в проверочно-фильтрационные лагеря, в которых фактически решалась их судьба: из них можно было выйти на свободу или получить разные по степени суровости наказания. После тщательной проверки в течение нескольких месяцев большинство бывших «остарбайтеров» были отпущены домой. Освобождены были также бывшие военнопленные солдаты и сержанты, не состоявшие на службе у Вермахта и подлежавшие демобилизации; способные служить зачислялись в регулярные части Красной Армии.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 года «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией» военнослужащие, попавшие в плен, объявлялись неподсудными. Репатрианты из руководящего и командного состава Красной Армии, изменившие родине, солдаты и офицеры Русской Освободительной Армии, полицейские, лица, принимавшие участие в карательных операциях, бывшие военнослужащие Красной Армии, добровольно перешедшие на сторону противника, подлежали аресту и суду. Офицеры автоматически приравнивались к полицейским и « власовцам», то есть к предателям, и судьба их сложилась трагически. Остальные направлялись в исправительно-трудовые лагеря, в спецлагеря  НКВД, в штрафные батальоны, рабочие батальоны Наркомата обороны СССР или Наркомата внутренних дел, привлекались к принудительному труду с ограничением свободы, прикреплялись к предприятиям с особо тяжелыми или вредными условиями труда, иногда на срок до 25 лет.  Остальным сроки давали от 10 до 12 лет. А.И.Солженицын, который был узником ГУЛАГа в 1944-1946 гг., писал, что лагеря были переполнены поступлением такого количества репатриантов, которое было «выше всякого воображения».  В 1955-1957 гг. было освобождено много репатриантов-спецпоселенцев и узников ГУЛАГа согласно Указу от 17 сентября 1955 года «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период ВОВ 1941-1945 гг.». Среди них была и часть «власовцев». «Власовцами» называли всех советских военнопленных, служивших в Вермахте и в РОА. Название это появилось в 1942-1943 годах, а РОА под командованием Власова была создана 28 января 1945 года. Среди освобожденных были и те, кто не должен был быть подвергнут репатриации, потому что не были советскими гражданами. Шесть казачьих генералов были казнены, из них только один был репатриирован законно, остальные, в том числе П.Н.Краснов и А.Г.Шкуро,  не были советскими гражданами. Внучатый племянник генерала Краснова Николай Краснов, также попавший под колесо репатриации и отсидевший 10 лет, оставил воспоминания – книгу «Незабываемое». Он написал, что только нескольким десяткам бывших эмигрантов удалось покинуть Советский Союз в 50-е годы. Бывшие солдаты РОА рассказали ему, что большинство офицеров РОА были расстреляны, остальным дали по 25 лет лагерей. В плену оказались 72 советских генерала. 23 из них погибли, 5 бежали из плена, 12 перешли на сторону немцев, 37 вернулись на родину, 26 из них были восстановлены в правах, неизвестно при жизни или после смерти. Жены репрессированных и их родители как члены семей изменников родины были осуждены на разные сроки нахождения в исправительно-трудовых лагерях.
 
Нередко женщины, освобожденные из немецких лагерей, и бывшие «остарбайтеры» подвергались презрению, издевательствам и изнасилованиям со стороны советских солдат и офицеров. Одна из бывших узниц Равенсбрюка, освобожденная 30 апреля 1945 года, вспоминала: на девушек-военнопленных «смотрели как на предателей. Это нас потрясло. Такой встречи мы не ожидали».
 
После окончания войны женщины-военнопленные прошли все муки и унижения во время проверки СМЕРШа в фильтрационных лагерях.
 
Особенно тяжело было евреям и еврейкам. «Cреди миллионов советских красноармейцев, попавших в плен, были и десятки тысяч евреев. Их судьба была еще более жестокой и горькой, чем судьба их товарищей по плену» («Обреченные погибнуть, с.71). «Число советских евреев в немецком плену... составляло около 85 тысяч.  Немцы уничтожили от 55 до 80 тысяч евреев-военнопленных (там же, с.33-34). Какой-то части евреев удалось уцелеть, скрыв свою национальность, если не выдавала внешность, сменив имена и фамилии, выдав себя за кого-то из мусульман, или русских, белорусов, узбеков. Иногда помогали однополчане, знакомые или просто добрые, порядочные люди. Более всего спаслось евреев благодаря побегам и встречам с партизанскими отрядами, в рядах которых они продолжали воевать дальше. «По данным Управления по делам репатриации при Совете Министров СССР среди репатриированных после войны граждан СССР насчитывалось 11428 евреев, из них 6666 гражданских лиц и 4762 военнопленных (в том числе даже среди «власовцев» - более сотни человек». (Там же, с.44). Судьба большинства из них сложилась трагически, потому что самим фактом выживания в немецком плену они вызывали подозрение советских органов безопасности. Их всех обвиняли в измене. Дежурный вопрос, который задавали СМЕРШевцы: «Почему ты выжил?». Один из выживших - И.А.Азаркевич написал: «Могу только сказать, что не все были оправданы. Многие были судимы, многих отправили в принудительные лагеря. Одно, что я могу по этому поводу сказать, что была строгая и издевательская проверка» (там же, с.301). В 50-х – 60-х годах многие были реабилитированы, а может быть все - статистика отсутствует. Бывшие евреи-«власовцы» получили по 25 лет лагерей.
 
Во время войны воевало 20 000 евреек. Если каким-либо образом кому-то удавалось остаться в живых до освобождения, то они подвергались пристрастному допросу: как могли остаться в живых в лагерях уничтожения? После падения Севастополя в июле 1942 года к немцам в плен попала еврейка Евгения Лазаревна Клемм. Это была умная, образованная, смелая женщина, выдававшая себя за сербку, пользовавшаяся большим авторитетом среди женщин. Она не побоялась выступить против намерения немцев послать заключенных на работу на военные заводы и заявила, что они военнопленные и на военных заводах работать не будут. Всех женщин избили и отправили в концлагерь Равенсбрюк. После освобождения она не выдержала бесконечных допросов органами безопасности, которые добивались ее признания в предательстве, и покончила жизнь самоубийством.
 
Речь Черчилля в Фултоне 5 марта 1946 года положила начало холодной войне между СССР и западными странами. Началась кампания шпиономании, что еще более усугубило положение репатриантов так же, как и борьба с космополитизмом.
 
В каждом побывавшем за рубежом видели англо-американского шпиона и путем мучительных пыток добивались в этом признания.
 
Реабилитация 1955-1957 гг. выявила многочисленные факты необоснованности обвинений в измене и предательстве и, следовательно, неправомочности наказаний. Факт насильственной репатриации стал известен лишь спустя десятилетия, когда подавляющего большинства пострадавших уже не было в живых. До сих пор и за рубежом и, особенно, в России не любят об этом вспоминать и тем более не хотят раскрыть правду, которая со всей беспощадностью расскажет об этих преступлениях и преступниках. До сих пор нет сведений или они дискуссионны о количестве советских военнопленных. Советское руководство всячески старалось скрыть от союзников, что их было так много. Оно старалось также скрыть тот позорный факт, что тысячи советских граждан настолько не хотели вернуться в свою страну, что предпочитали убить себя и своих детей. Неизвестно, сколько людей вернулось добровольно, а сколько осталось бы на Западе, если бы имели такую возможность. Предполагается, что их было от половины до 2-х миллионов. До сих пор достоверно неизвестно, какая судьба постигла репатриантов  в Советском Союзе.
 
Миллионы перемещенных лиц и военнопленных из многих стран переполняли  страны Европы после войны. И ни в одну страну не проводилась насильственная репатриация, только в Советский Союз. Что же это за страна, если сотни тысяч, а может быть и миллионы людей боялись и не хотели в ней жить? Почему так много советских граждан встречало врага хлебом и солью? Почему так много солдат и офицеров добровольно сдавались немцам? Сотни тысяч советских людей - противников советской власти - воевали против нее. «Но было ли это предательством Родины... или это было скорее следствием пренебрежения Сталиным своими соотечественниками и совершенных им военных просчетов?» (М.Эллиотт, с.19). «Кажется, столько мерзостей совершалось и видено у нас за тысячу сто лет нашего государственного существования! – но была ли среди них такая многомиллионная подлость: предать своих воинов и объявить их же предателями?! ... И все-таки почему-то не он (Сталин) – изменник, а они». (А.И.Солженицын, с.246). «Сейчас, четверть века спустя, когда большинство их («власовцев») погибло в лагерях (советских), а уцелевшие доживают на крайнем севере, я хотел страницами этими напомнить, что для мировой истории это явление  довольно небывалое: чтобы несколько сот тысяч молодых людей в возрасте от двадцати до тридцати подняли оружие на свое Отечество в союзе со злейшим его врагом. Что, может, задуматься надо: кто ж больше виноват – эта молодежь или седое Отечество?». (Солженицын, с.267).
 
Несогласие народа с существовавшим режимом проявило себя так открыто и в таком масштабе потому, что создались для этого условия, потому, что миллионы людей оказались вне Советского Союза. Внутри страны в условиях тотального сыска и доносительства таких условий не было.
 
Кем же был  генерал Власов и многие другие: изменниками или идеологическими борцами с античеловечным режимом Сталина, но не своей страны и своего народа?  Трудно согласиться с их методами борьбы. Но был ли у них выбор?
 
Книги, использованные для написания этой статьи, основаны на архивных документах и свидетельских показаниях:
 
Н.Бетелл. Последняя тайна. С послесловием В.Некрасова. Лондон,1973. 267 с.;
Б.М.Кузнецов. В угоду Сталину. Канада,1968. 93 с.;
Обреченные погибнуть. Судьба советских военнопленных-евреев во Второй мировой войне. М.,2006. 575 с.;
Е.Андреева. Генерал Власов и Русское освободительное движение. Пер с англ. Лондон,1990. 367 с. В.Земсков. Репатриация советских граждан и их дальнейшая судьба. 1944-1956. (Интернет). А.И.Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ, т.1-2. Париж;1973, с.243-281;
J.Epstein. Operation Keelhaul. (Oперация Килхэул. История насильственной репатриации с 1944 до настоящего времени). 1974. 255 с. N.Tolstoy. The Secret Betrayal. 1944-1947. (Тайное предательство). NY,1978. 503 c.;
M.R.Elliot. Pawns of Yalta. (Жертвы Ялты. Советские беженцы и роль Америки в их репатриации). Чикаго-Лондон,1982. 287 с.
 
Нелли Зак    
 
По материалам сайта "Реклама"
    

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com