Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / История РОА / Русская Православная Церковь и власовское движение. М. В. Шкаровский / Русская Православная Церковь и власовское движение. М.В. Шкаровский (окончание)

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Русская Православная Церковь и власовское движение
(окончание)
 
 
При всем положительном отношении к Русской Православной Церкви генерал А. А. Власов проявлял определенную осторожность в вопросе степени её участия в возглавляемом им движении. По свидетельству К. Г. Кромиади, генерал говорил: «Верить или не верить — это дело совести каждого человека, и никто никого в этом отношении не должен неволить. Тем более что насилие над человеческой волей в корне противоречит христианскому учению. Я вполне понимаю и отдаю должное той большой и благотворной роли, которую сыграли религия и Церковь в истории русского народа, но полагаю, что занимаясь обслуживанием религиозных потребностей народа, его воспитанием в культурно-религиозном отношении и вопросами благотворительного характера, Церковь не должна снисходить до вмешательства в политические и государственные дела, дабы тем самым сохранить свой высокий авторитет в глазах нашего народа, который, переживая большевистские гонения, остается глубоко религиозным» [1].

В соответствии со своими представлениями Власов 20—21 января 1945 г. учредил при Комитете освобождения народов России (КОНР) светский орган — Совет по делам вероисповеданий (своеобразный аналог Министерства церковных дел). Из 6 членов Совета ни один не был священнослужителем. Возглавил совет профессор Н. Н. Будзилович, а его заместителем стал бывший председатель Комиссии по церковным делам при «Русском комитете» в Польском генерал-губернаторстве магистр богословия А. К. Свитич [2].

В специально изданной прокламации Совет своими основными задачами провозгласил «оказание максимального содействия всем вероисповеданиям освобожденных народов России как в целях осуществления действительной свободы совести, свободы религий и вероисповеданий, так равно и в целях религиозно-нравственного воспитания и образования освобожденных народов России в соответствии с духом исторических традиций России и чаяниями ее народов... устранению тех вредных течений и влияний, которые могли бы иметь место в деле религиозно-нравственного воспитания освобожденных народов России... оказание, по соглашению с подлежащими духовными властями, содействия в деле духовного окормления как воинских частей Российской освободительной армии, так и лагерей военнопленных и рабочих». В этих целях Совет начал регистрацию священно- и церковнослужителей различных вероисповеданий на территории Германии, «готовых внести свой личный труд в великое дело освобождения России и ея народов от большевицкого ига» [3].

21 января Свитич написал митрополиту Анастасию [4] о создании Совета, заверив владыку в согласовании дальнейшей деятельности: «Само собой разумеется, что работа наша будет проходить в тесном сотрудничестве и под руководством наших святителей». Свитич также сообщил, что он планирует на днях познакомиться с архимандритом Нафанаилом (Львовым) [5], а с настоятелем монастыря прп. Иова [6] архимандритом Серафимом (Ивановым) [7] знаком с 1937 г. По мнению заместителя председателя Совета, на очереди стоял вопрос о передаче РОА румынского храма в Берлине, который будет обслуживать архимандрит Серафим с братией (из этого, однако, ничего не вышло) [8].

28 января генерал Власов был официально объявлен главнокомандующим русскими вооруженными силами, которые получили статус армии союзного с Германией государства, лишь в оперативном отношении подчиненной немецкому командованию. Узнав об этом, 2 февраля митрополит Анастасий написал генералу обширное поздравление. О. Александр Киселев [9] отправился в Мюнзинген служить в 1-й дивизии благодарственный молебен по случаю назначения Власова главнокомандующим. После молебна священник прочитал солдатам и офицерам дивизии проповедь, рассказав о подвиге защитника родной земли святого князя Александра Невского и подчеркнув, что святость — удел не только подвижников, но и князей-военачальников и рядовых воинов. Когда о. Александр вернулся в Берлин, там уже активно шла эвакуация, так как советские части подошли на расстояние 50-60 км от города [10].

В начале февраля руководство КОНР приняло решение о постепенной эвакуации его структур, некоторых гражданских лиц и духовенства из Берлина. Основные подразделения комитета переехали в Карлсбад (Судеты), Власов со своим штабом и ближайшими сотрудниками отдельным поездом отправился в Мюнзинген на смотр частей (в дальнейшем штаб переехал в Хойберг, а затем в Карлсбад). Вместе с генералом выезжал и причт походного храма св. апостола Андрея из Дабендорфа, при этом митрополит Серафим (Ляде) [11] поручил о. Д. Константинову организацию богослужений в 1-й и начавшей формироваться 17 января на полигоне Хойберг (земля Вюртемберг) 2-й дивизиях Вооруженных сил КОНР с правом назначения и перемещения священников.

На вокзал проводить Власова пришли также возглавляемые архимандритом Серафимом монахи братства прп. Иова (кроме оставшихся в Берлине архимандрита Нафанаила и иеромонаха Виталия [12]), члены причта кафедрального собора Воскресения Христова (священники А. Рымаренко, Г. Бенигсен, Л. Киселев) с семьями и другие духовные лица. Существовала предварительная договоренность об их эвакуации с Советом по делам вероисповеданий и штабом Власова, но в суматохе об этой группе забыли, и лишь благодаря вмешательству о. Д. Константинова к поезду был прицеплен еще один вагон для священнослужителей.

В ближайшее после прибытия воскресенье в отведенном командованием дивизии огромном зале была соборно совершена Божественная литургия, которую возглавил архимандрит Серафим в сослужении 8 священников. Было много исповедников и причастников из числа военнослужащих дивизии, на запричастпом проповедовал о. Серафим, а в конце литургии краткую проповедь о чуде, его сущности и снисхождении произнес о. Д. Константинов.

Вскоре о. Димитрий, исходя из предоставленных ему полномочий, утвердил о. Серафима и нескольких иеромонахов братства прп. Иова военными священниками 1-й дивизии и уже собрался выехать в район расположения 2-й дивизии, как неожиданно узнал от о. Серафима о назначении этого архимандрита протопресвитером Вооруженных сил КОНР. Поскольку Власов мог только рекомендовать назначение духовного лица церковным властям, о. Д. Константинов посоветовал о. Серафиму поскорее получить назначение от имени Архиерейского Синода и через несколько дней, завершив устройство в предоставленном здании бывшей почты походного храма 1-й дивизии, выехал в Хойберг. Следует упомянуть, что на протопресвитерство помимо архимандрита Серафима претендовал и протоиерей А. Рымаренко, между ними произошел конфликт, и после проигрыша Рымаренко с семьей и духовными чадами переехал в г. Вестерхайм (земля Вюртемберг), где его застал приход американских войск [13].

26 февраля Архиерейский Синод заслушал телеграмму архимандрита Серафима «о принятии им на себя по предложению генерала Власова, как старшим из наличного духовенства, обязанностей протопресвитера военного духовенства и с просьбой о преподании ему на сие благословения», а также доклад митрополита Анастасия о беседе по этому вопросу с Власовым. Генерал заявил, «что, будучи сам на месте формирования воинских частей, он оценил по достоинству пастырско-миссионерскую работу среди воинских чинов архимандрита Серафима и его сотрудников и, считая его деятельность очень полезной для религиозного воспитания воинских чинов, просит о назначении архимандрита Серафима протопресвитером военного духовенства, с тем, чтобы под его руководством развивалось дело дальнейшей организации духовного окормления Освободительной армии». В тот же день Синод постановил назначить о. Серафима «протопресвитером духовенства Вооруженных сил народов России» с сохранением за ним обязанностей настоятеля братства прп. Иова Почаевского [14].

За неделю до этого заседания - 19 февраля - митрополит Анастасий отправил генералу Власову письмо с просьбой помочь в переезде Синода в Мюнзинген, указав, что «общее военное положение заставляет... задумываться над вопросом о перемене местопребывания Архиерейского Синода, переселив его в такой город, расположение коего обеспечивало бы продолжение работы Синода и при возможных осложнениях военного характера, позволяя нам при всех условиях осуществлять свою миссию в русском освободительном движении, которое в ближайшее время может перейти в совершенно новую стадию». Митрополит отметил и прибытие в Мюнзинген Первоиерарха автономной Украинской Церкви архиепископа Пантелеймона [15], «что делает этот пункт очень удобным и для ведения нашей работы по церковному объединению, тем более что и иерархи из Белоруссии тоже постараются прибыть в этот район». Владыка также высказал пожелание, чтобы в Мюнзинген переехал Совет по делам вероисповеданий, «что очень облегчило бы... совместную работу».

В свою очередь руководство Совета 17 февраля обратилось к Власову с просьбой о перенесении центра своей деятельности в район формирования частей РОА, Однако решение вопроса с переездом затянулось. Интересно отметить, что, по свидетельству начальника отдела внешних сношений Ю. С. Жеребкова, в конце войны с помощью митрополита Анастасия и известного философа Б. П. Вышеславцева предпринимались попытки установить контакты КОНР с американцами и англичанами через Швейцарию, но они не увенчались успехом [16]. В период пребывания штаба Власова в Карлсбаде митрополит Анастасий познакомился с некоторыми его руководителями, в частности с начальником военно-воздушных сил КОНР генерал-майором В. И. Мальцевым. Позднее епископ Григорий (Граббе) [17] вспоминал: «На этих генералов митрополит произвел сильное впечатление. При всей разнице культур и чуждости для них встреч с духовенством митрополит умел найти с ними общий язык. Его чистота и убежденность им импонировали в высшей степени, и ген[ерал] Мальцев сказал однажды, что митрополиту Анастасию он ни в чем не мог бы отказать» [18].

В начале марта Мюнзинген в качестве одного из руководителей Совета и «эмиссара Синода» посетил Свитич, который сообщил об официальном назначении архимандрита Серафима протопресвитером. Часть членов братства прп. Иова осталась с о. Серафимом окормлять 1-ю дивизию, другая же группа во главе с игуменом Иовом (Леонтьевым) [19] была направлена архимандритом во 2-ю дивизию в Хойберг. Для окормления 2-й дивизии по просьбе А. А. Власова митрополит Анастасий назначил также служившего ранее в Русском корпусе иеромонаха Антония (Медведева) [20] с послушником П. М. Чернобылем в качестве псаломщика. Позднее архимандрит Нектарий (Чернобыль) вспоминал: «Следует сказать, что большую часть армии Власова составляли люди, получившие воспитание в советских условиях. Лишь малая часть их верила в Бога. Однако, когда мы служили Божественную литургию, на службы приходили все солдаты и офицеры» [21]. Характеристику о. Нектария дополняют записи в дневнике одного из солдат 2-й дивизии: «Вчера днем в нашей церкви отчаянно служили. Один майор пел какой-то акафист. Небольшой бас его звучал с дрожью, почти трагически, призывая к молитве. Но приход небольшой. Люди больше вертятся у ворот. Там вечно толпа... Когда-то в детстве... остался без веры и Бога. А чувствую, что она нужна. Нужна, чтобы будить в людях совесть» [22].

С «контрольными функциями» в Хойберг приехал и о. Д. Константинов. Вместе с монашествующими он несколько недель совершал богослужения в формировавшихся подразделениях 2-й дивизии, затем в конце марта выехал к месту постоянного служения – в школу пропагандистов Освободительного движения народов России, находившуюся в то время в замке Гисхюбель в 12 км от Карлсбада. Перед отъездом о. Димитрия иеромонах Антоний (Медведев) «трогательно отслужил... напутственный молебен и сказал несколько прощальных слов!» [23]. Позднее о. Д. Константинов так писал о деятельности священников Вооруженных сил КОНР: «Их роль была огромна, особенно потому, что в основу Освободительного движения народов России, по словам генерала А. А. Власова, должно было быть положено духовное начало — слово, а не оружие. Последнее могло и должно было применяться только в крайнем случае. И священники, духовно окормлявшие сотни тысяч добровольцев, могли понять эту идею и довести до сознания будущих воинов РОА лучше, чем кто-либо другой» [24].

С целью упорядочить сложившуюся ситуацию с духовным окормлением частей игумен Никон (Рклицкий) [25] по указанию Синода в марте составил «Проект временного положения о военном духовенстве РОА». Согласно этому проекту, возглавляет военное духовенство протопресвитер, назначаемый высшей российской церковной властью, пока армия находится вне границ России,- Архиерейским Синодом РПЦЗ, которому непосредственно подчиняется глава военного духовенства. Протопресвитер (его ранг соответствует рангу полковника) вступает в должность по представлению верховного главнокомандующего и по получении от него разрешения приступить к исполнению своих обязанностей. Число священников на дивизию предусматривалось в соответствии с потребностями и желанием верующих — от 1 до 4 человек. В проекте положения были детально изложены права и обязанности протопресвитера, дивизионных, полковых священников, низшего военного клира и церковных старост.

Проект принят не был. 27 марта президиум КОНР на своем последнем заседании (в Карлсбаде) утвердил совсем другой документ — «Положение о военном духовенстве Вооруженных сил КОНР», подготовленное Советом по делам вероисповеданий (вероятно, не без влияния некоторых германских ведомств). Главные пункты «Положения» основывались на принципах добровольности исполнения церковных обрядов, равноправии всех конфессий и осуществлении руководства военным духовенством светским органом — духовным отделом. В целом формирование института военных священников Вооруженных сил КОНР было так же далеко до завершения, как и создание РОА. Функционирование этого института оставалось запутанным и организационно-неопределенным до конца войны, в значительной степени из-за действий враждебно настроенных по отношению к РПЦЗ Восточного министерства, Главного управления имперской безопасности и Партийной канцелярии. Церковно-административное руководство РПЦЗ духовенством вооруженных сил КОНР так и не было признано немецкими властями.

Когда 1-я дивизия по требованию германского командования 8 марта начала перемещение на Одерский фронт, архимандрит Серафим и другие члены братства прп. Иова остались в Мюнзингене. Здесь по-прежнему располагалась офицерская школа во главе с генерал-майором М. А. Меандровым (сыном московского протоиерея), и 1 апреля начала формироваться запасная бригада под командованием полковника С. Т. Койды. В гарнизонной церкви Мюнзингена кроме монашествующих служили о. А. Киселев, протодиакон П. Никольский и псаломщик А. А. Орлов. 7 апреля Архиерейский Синод также направил в одну из местных военных церквей города для службы псаломщиком послушника В. Ковшова.

Не оставив своих планов относительно переезда в Мюнзинген, митрополит Анастасий 3 апреля вновь обратился за помощью к Власову. В следующем письме, от 6 апреля, председатель Синода сообщил Власову, что разрешение германских властей на переезд получено, и вновь просил помочь с получением вагона. На следующий день планы митрополита Анастасия изменились, и 7 апреля он написал генералу, что Синод решил отправиться из Карлсбада в район г. Кемптена (Бавария), где атаман Кубанского казачьего войска В. Г. Науменко обещал оказать содействие в поиске помещения. В заключение владыка подчеркнул: «Время отъезда на будущей неделе зависит только от предоставления Вами автомобиля» [26].

Позднее в одной из своих статей епископ Григорий (Граббе) писал, что ему удалось получить от СД пропуск на переезд в Мюнзинген под предлогом того, что это самое удобное место для сбора русских, украинских и белорусских архиереев. Причину же перемены места эвакуации правитель дел Синода объяснил так: «На другой день иду в штаб [А. А. Власова. — М. Ш.], чтобы сказать, что я пропуск получил, а офицер разведки говорит мне: "Знаете, это не годится". Что такое? Он мнется, мнется и вдруг говорит: "Вам ехать в Мюнцинген нельзя, потому что Мюнцинген будет занят французами, а французы вас выдадут большевикам. Вам надо ехать в такое место, которое будет оккупировано американцами". Тогда мы договорились, чтобы нам двигаться в Кемнтен». С большим трудом Г. Граббе смог вскоре получить новый пропуск на выезд в Кемптен [27].

Митрополиту была нужна машина, так как из-за плохого самочувствия он не мог ехать в поезде. Генерал Власов пообещал выделить один из двух своих автомобилей, однако он пострадал в аварии, и 12 апреля владыка Анастасий был вынужден просить о помощи начальника Военно-воздушных сил КОНР генерал-майора В. И. Мальцева. 15 апреля Власов вывез престарелого митрополита с келейником и чудотворной Курской иконой Божией Матери на штабном автобусе из Карлсбада в Фюссен (юг Баварии), спасая таким образом владыку Анастасия от наступавших советских войск. В Фюссен 15-18 апреля помимо штаба генерала переехало большинство членов КОНР и служащих его учреждений. Митрополит Серафим (Ляде), епископ Василий (Павловский) [28], игумен Аверкий (Таушев) [29], Г. Граббе, а также служащие Архиерейского Синода и члены их семей выехали из Карлсбада поездом, в отдельном вагоне, но из-за бомбардировок смогли добраться только до австрийской станции Кухель в Северном Тироле. Здесь они дождались прихода американских войск, а затем переехали к митрополиту Анастасию в Фюссен [30].

Ко времени отъезда владыки Анастасия и Архиерейского Синода из Карлсбада во власовских частях сложилось критическое положение. 1-я дивизия под командованием генерал-майора С. К. Бунячепко, прибыв к Одеру, 13 апреля вступила в сражение за плацдарм «Эрленгоф» с советскими войсками, но уже 14 апреля начала движение на юг, в Богемию, фактически перестав подчиняться приказам немецкого командования. В конце апреля Вооруженные силы КОНР (без формально включенных в их состав казачьих частей и Русского корпуса) насчитывали около 60 тыс. человек: 1-я дивизия — 19 тыс., 2-я дивизия под командованием генерал-майора Г. А. Зверева (вооруженная лишь частично) — 12 тыс., невооруженные кадры 3-й дивизии под командованием генерал-майора М. М. Шапошникова (дивизия 12 февраля начала формироваться в учебных лагерях в районе Вангена) — 10 тыс., запасная бригада — 7 тыс., Военно-воздушные силы — 5 тыс., офицерская школа — 785 и вспомогательные технические части — 6 тыс. человек. Вместе с формально переданными под командование Власова частями его армия составяла 124 тыс., включая невооруженный резерв из 16 тыс. человек [31].

Единственное вооруженное и боеспособное соединение — 1-я дивизия — в конце войны повернула свое оружие против немцев. 6-8 мая она пришла на помощь восставшим чехам и в боях с эсэсовскими частями на улицах Праги потеряла убитыми свыше 300 и ранеными около 600 человек. 5 мая Власов подписал воззвание, в котором говорилось: «Братья чехи и русские!.. Наступил момент, когда человечество должно избавиться от национал-социалистической Германии. Призываю всех верных сынов чешского и русского народов к совместной борьбе... Национал-социалистическая клика привела к гибели миллионы людей, принесла бесправие и рабство не меньше, чем принес нашей Родине — России — большевизм. Только борьба избавит нас от этих врагов человечества. Да здравствует свобода! Да здравствует единение в борьбе против врагов человечества — национал-социалистической Германии и большевизма» [32].

Первыми — 30 апреля — в районе г. Цвисселя сдались американцам военно-воздушные силы КОНР: 1-й авиаполк, части ПВО и парашютно-десантный батальон. 8 мая Германия капитулировала, и через несколько дней остальные власовские части были взяты в плен, все военные священники избежали ареста. 1-я дивизия была распущена приказом командира от 12 мая 1945 г., большая часть ее состава оказалась захвачена СМЕРШем или выдана американцами советской стороне, но духовенство в дивизии тогда уже отсутствовало. Генерал Власов был арестован в штабной колонне сотрудниками СМЕРШа. Во время своего последнего свидания с капитаном В. Штрик-Штрикфельдтом генерал сказал: «Я знаю свой долг и не спрячусь от ответственности. Прошу у Бога силы выдержать все до конца» [33]. 1 августа 1946 г. Власов и его ближайшие помощники были казнены в московской Бутырской тюрьме.

Начальник школы пропагандистов РОА, подготовившей за 2 года около 5 тыс. курсантов, полковник Пшеничный в начале мая распустил ее и предложил настоятелю походной церкви школы священнику Д. Константинову со всем причтом вывезти церковное имущество и двигаться на запад, навстречу американской армии. Вскоре о. Димитрий вместе с о. Николаем П. и псаломщиком, взяв часть имущества, пешком двинулись из Гисхюбеля в Мариенбад (ныне Марианске-Лазне, Чехия). Там о. Д. Константинов нашел жившую при местном русском храме св. князя Владимира большую группу эвакуированных с территории СССР священнослужителей с двумя архиереями. На Пасху в Мариенбад вошли американские войска. Многие представители духовенства выразили желание репатриироваться в СССР, в том числе о. Николай и псаломщик из Гисхюбеля, а о. Димитрий, чтобы избежать выдачи, перебрался из Чехословакии в западную Германию [34].

Офицерская школа 18 апреля выступила из Мюнзингена на юго-восток. Во время промежуточной остановки в Фюссене начальник школы генерал Меандров приказал причту походной церкви — священнику А. Киселеву, протодиакону П. Никольскому и псаломщику А. Орлову — остаться в этом, баварском городке вместе с группой больных, женщин и детей. В тот же день о. Александр встретился в Фюссене с митрополитом Анастасием. Там священнослужители дождались прихода американских войск. Школа же продолжила свой поход на восток и 9 мая сдалась американцам [35].

Большая часть членов братства прп. Иова также в конце войны оказалась на юге Баварии, а 18 мая 1945 г. в составе 17 человек возглавляемое, архимандритом Серафимом братство прибыло в Швейцарию. Те из монашествующих, кто находился во 2-й дивизии, с большим трудом избежали ареста. Они вместе со своими частями по приказу двинулись из Хойберга в сторону Праги, однако дойти до нее не успели. Дивизия была застигнута врасплох наступавшими советскими войсками, большая часть ее состава попала в плен. Монахи же сумели скрыться и пешком добрались до Мюнхена, где в то время находился митрополит Серафим (Ляде) [36].

В Мюнхен вскоре переселился и о. А. Киселев, создавший в городе «Русский дом». О. Александр также совершал богослужения в лагерях бывших власовцев. Особенной популярностью пользовались его проповеди в лагере Ганакер. Один из слушателей позднее вспоминал: «Отец Александр... всегда умел из прочитанного Евангелия вывести то, что нас касалось в данную минуту, подбадривая и закладывая в нас веру в Бога и надежду на лучшее будущее. Я всегда уходил из церкви с облегченным чувством — на душе становилось тихо, тепло и спокойно, что для состояния пленного необыкновенно важно. Его проповеди внушали надежду... Многие только сейчас впервые приобщались к вере». В Ганакере военнопленные часто выражали желание креститься [37]. В одном из лагерей — в г. Платтлинге вблизи Мюнхена, где содержались остатки 2-й дивизии (около 3300 человек), был даже устроен православный храм.

Летом 1945 г. в соответствии с подписанными 11 февраля того же года в Ялте соглашениями началась массовая выдача власовцев из Американской зоны в СССР, где почти все они были приговорены к различным срокам заключения. Угроза выдачи нависла тогда и над некоторыми бывшими военными священниками. Так, был арестован о. Д. Константинов, но ему удалось избежать выдачи. Группу власовских солдат, в том числе церковный хор из Платтлинга с регентом, смог спасти от депортации перешедший к католикам обновленческий «архиепископ» Николай Автономов [38]. Активно пыталось спасти бывших власовцев и руководство РПЦЗ. В середине августа 1945 г. митрополит Анастасий письменно заявил протест командующему американскими войсками генералу Д. Д. Эйзенхауэру, и это повлияло на решение приостановить выдачу. 8 февраля 1946 г. был отдан приказ передать советской стороне обитателей лагеря в Платтлинге. Накануне выдачи папа Пий XII, откликнувшись на просьбу Зарубежной Русской Церкви о помощи, заявил протест против репатриации людей помимо их воли и отказа в праве убежища. Священник Г. Граббе и полковник Кромиади по поручению Архиерейского Синода посетили штаб-квартиру американских войск во Франкфурте-на-Майне, тщетно пытаясь добиться отмены приказа. Их отослали к правительству в Вашингтоне, а оно ответило на послание Синода лишь 25 мая 1946 г. Между тем 24 февраля из Платтлинга выдали 1575 человек и 13 мая еще 218. Последняя значительная депортация власовцев (633 человека) из Германии в СССР состоялась 21 августа 1946 г. из лагеря Бад-Ай-блинг [39]. Удалось спасти лишь 1/10 часть, в основном служивших в Военно-воздушных силах КОНР.

Память об А. А. Власове и участниках возглавляемого им движения осталась жить после войны. 1 августа 1952 г., в 6-ю годовщину казни генерала, в Нью-Йорке состоялись торжественная панихида и траурное собрание в Клубе российской молодежи. Панихиду совершил митрополит Анастасий, сказавший также слово «о тех, кто положил свою жизнь в борьбе с коммунистической диктатурой, кто, зная свою обреченность, принес свою жизнь на алтарь Родины во имя высоких идей христианства и справедливости» [40]. В дальнейшем в г. Платтлинге под Мюнхеном была установлена и освящена духовенством РПЦЗ символическая мемориальная доска в память содержавшихся здесь в лагере солдат РОА. На кладбище православного женского монастыря Ново-Дивеево в Спринг-Валлей (штат Нью-Йорк) был воздвигнут памятник участникам русского антисталинского движения в годы Второй мировой войны. В Праге на Ольшанском кладбище в 1993 г. установлен православный пятиметровый крест в память о похороненных там воинах 1-й дивизии, внесших значительный вклад в освобождение столицы Чехии от нацистов и спасение города от разрушения.

Епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев), выступая в марте 2004 г. на круглом столе в Издательском отделе Московской Патриархии, говорил: «Судьба России сложилась таким образом, что часть ее сынов сражалась на одной стороне, часть — на другой. Исторически одних можно судить, других оправдывать, но для нас, живущих много десятилетий спустя, эти грани стираются, во всяком случае, стираются они в памяти Церкви. Потому что для Церкви, для церковного человека все — и те, кто сражался на стороне красных, и те, кто сражался на стороне белых, и те, кто воевал за советскую Россию во время Второй мировой войны, и те, кто воевал против нее, потому что надеялся тем самым освободить ее от ига безбожной коммунистической власти,— все эти люди были жертвами одной Великой трагедии. Конечно, Церковь молится обо всех этих людях, потому что в памяти Церкви нет врагов» [41].
 
Шкаровский М.В.
Вестник церковной истории, 1(5)/2007, стр. 219-230
 


ПРИМЕЧАНИЯ:
[1] Шатов М. В. Материалы и документы освободительного движения народов России в годы Второй мировой воины. Т. 2. Нью-Йорк. 1966. С. 155-156.
[2] Свитич Александр Каллиникович (1900-1963), преподавал и Виленской духовной семинарии и Варшавском университете, издавал в Варшаве журнал «В ограде Церкви» (1930-1933), являлся заведующим религиозным отделом газеты «За свободу!». В июле 1944 г. эвакуировался из Варшавы в Германию, и январе—мае 1945 г. был заместителем председателя Совета по делам вероисповеданий КОНР. В конце 1940-х гг. переехал в США. Скончался в г. Денвере (штат Колорадо).
[3] Синодальный архив Русской Православной Церкви за границей в Нью-Йорке (далее — СА), д. 53/44.
[4] Анастасий (Грибановский; 1873-1965), митрополит, глава Русской Православной Церкви за границей. В 1906 г. хиротонисан во епископа Серпуховского, с 1916 г. архиепископ Кишиневский и Хотинский. В 1919 г. эмигрировал из России, в 1936 г. возглавил РПЦЗ, возведен в сан митрополита. До сентября 1944 г. жил в Белграде, затем эвакуировался в Германию. Осенью 1950 г. переселился в США. В 1964 г. отказался от руководства РПЦЗ, до кончины оставался ее почетным главой.
[5] Нафанаил (Львов; 1872-1934), сын В. И. Львова, обер-прокурора Святейшего Синода в 1917 г. В 1939-1944 гг. насельник монастыря прп. Иова Почаевского в Словакии, член редакционного совета газеты «Православная Русь» В феврале—апреле 1945 г. настоятель кафедрального собора Воскресения Христова в Берлине, с мая 1945 г, служил в русской церкви Гамбурга. Хиротонисан во епископа Венского и Австрийского, впоследствии возведен в сан архиепископа.
[6] Братство прп. Иова Почаевского возникло, предположительно, в Словакии. В 1946 г. влилось в состав Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (штат Нью-Йорк, США)
[7] Серафим (Иванов), в 1934-1944 гг. настоятель монастыря прп. Иова Почаевского в Словакии и главный редактор газеты «Православная Русь». В 1940-1944 гг. начальник пастырско-богословских курсов в монастыре прп. Иона. В феврале—апреле 1945 г. протопресвитер военного духовенства вооруженных сил КОНР. В декабре 1946 г. стал насельником Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле. Хиротонисан во епископа, в дальнейшем архиепископ Чикагский и Детройтский.
[8] СА, д. 53/44.
[9] Киселев-Грипп Александр (1910-е — 2001), протопресвитер. Выл членом Русского студенческого христианского движения в Эстонии, служил в храмах Таллина. В 1940 г. уехал в Германию, перешел в РПЦЗ. В 1942 г. служил в церкви святого князя Владимира, в 1943-1944 гг. в кафедральном соборе Берлина, окормлял остарбайтеров и советских военнопленных. С ноября 1944 по апрель 1945 г. военный священник Вооруженных сил КОНР. В конце 1940-х гг. переехал в США, перешел в Американскую Православную Церковь. С 1970-х гг. издавал журнал «Русское возрождение». В начале 1990-х гг. переехал в Россию, перешел в Московский Патриархат. Скончался в Донском монастыре в Москве.
[10] См.: Киселев А., прот. Облик генерала Власова: (Записки военного священника). Нью-Йорк, 1975. С, 132.
[11] Серафим (Ляде; 1893-1950), митрополит РПЦЗ. Родился в Лейпциге в протестантском семье, и 1904 г. перешел в православие. Окончил Петербургскую Духовную семинарию, учился в Московской Духовной академии. В 1923 г. принял монашеский постриг, хиротонисай обновленцами во епископа Ахтырского. В 1930 г. вернулся в Германию, после принесения покаяния принят в РПЦЗ с титулом епископа Тегельского без епископских полномочий. В 1938 г. возглавил Германскую епархию РПЦЗ. В 1939 г. возведен в сан архиепископа, в 1942 г.- в сап митрополита. Скончался в Мюнхене.
[12] Виталий (Максименко; 1873-1960), епископ Детройтский (с 1934 г.), архиепископ Северо-Американский и Канадский. С 1948 г. настоятель Джорданвилльской Свято-Троицкой обители.
[13] См.: Константинов Д., прот. Через туннель ХХ-го столетия // Материалы к истории русской политической эмиграции. Вып. 3. М., 1997. С. 338-347: Корнилов А. А. Преображение России: О православном возрождении на оккупированных территориях СССР (1941-1944). Нижний Новгород, 2000. С. 95-96.
[14] СА, д. 53/44.
[15] Пантелеймон (Рудык), в марте 1941 г. хиротонисай во епископа Львовского в Москве. С декабря 1941 по ноябрь 1943 г. управлял Киевской епархией автономной Украинской Церкви. Весной 1944 г. возведен в сан архиепископа, возглавил автономную Украинскую Церковь. Эвакуирован в Польшу, затем в Словакию и Германию. С 1945 г. принадлежал к РПЦЗ, В марте 1959 г. после покаяния присоединился к Русской Православной Церкви. С августа 1959 г. архиепископ Эдмонтонский и Канадский. Скончался в Эдмонтоне.
[16] См.: Жеребков Ю. Попытки КОНРа установить контакты с западными союзниками // Зарубежье (Мюнхен). 1979. № 1 3. С, 20 21; Назаров М. Миссия русской эмиграции, Т. 1. М.. 1994. С. 334.
[17] Григорий (граф Ю. П. Граббе; 1902-1995). С 1931 г. правитель дел Синодальной канцелярии РПЦЗ в Югославии. 12 июня 1945 г. в Германии рукоположен во священника, с 1950 г. жил а США, в 1960 г. возведен в сан протопресвитера. В 1979 г, хиротонисан во епископа Манхеттенского. С 1986 г. на покое, скончался в США.
[18] Григорий (Граббе), еп. Завет Святого Патриарха. М. 1996. С. 55-56.
[19] Иов (Леонтьев), в 1930-х — 1944 гг. насельник монастыря прп. Иова Почаевского в Словакии, благочинный и эконом обители. 24 октября 1944 г. возведен в сан игумена. 4 марта 1946 г. возведен в сан архимандрита с назначением настоятелем подворья братства прп. Иова Почаевского в Мюнхене, преобразованного в дальнейшем в самостоятельный монастырь. Скончался в Мюнхене.
[20] Антоний (Медведев; 1908-2000), архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский. В годы Второй мировой войны состоял военным священником в Русском корпусе и Освободительном движении, некоторое время находился в обители прп. Иова Почаевского.
[21] Нектарий (Чернобыль), архим. Воспоминания. Джорданвилль, 2002. С. 48,
[22] Александров К. Армия генерала Власова. 1944-1945. М, 2006. С. 217.
[23] См.: Константинов Д., прот. Через туннель ХХ-го столетия. С. 346-348; Нектарий (Чернобыль), архим. Указ. соч. С. 48-49.
[24] Константинов Д., прот. Записки военного священника. С. 18.
[25] Никон (Рклицкий; 1892-1976), епископ (архиепископ) Флоридский (с 1948 г.), архиепископ Вашингтонский (с 1960 г.). В годы Второй мировой войны военный священник в Русском корпусе в составе вермахта.
[26] СА, д. 53/44.
[27] См.: Григорий (Граббе), еп. Указ. соч. С. 335-336.
[28] Василий (Павловский; 1880-1945), епископ Потсдамский и Венский, викарий Берлинский (РПЦЗ).
[29] Аврекий (Таушев; 1906-1976), архиепископ Сиракузский и Троицкий (с 1953 г.). В годы Второй мировой войны приходской священник и Белграде.
[30] См.: Григорийи (Граббе), еп. Указ. соч. С. 336-338; СА, д. 53/44.
[31] См:. Александров К. Указ. соч. С. 474.
[32] Колобов О. А., Корнилов Л. Л.. Шмакин И. В. Проблемы воины и мира в XX веке, Нижний Новгород, 1998. С. 67-68.
[33] Киселев А., прот. Указ. соч. С. 81.
[34] См.: Константинов Д., прот. Через туннель ХХ-го столетия. С. 349-355.
[35] См.: Киселев А., прот. Указ. соч. С. 139.
[36] См.: Нектарий (Чернобыль), архим. Указ. соч. С. 48 -49.
[37] См.: Александров К. Указ. соч. С. 431.
[38] См.: Фрёлих С. Генерал Власов. Тенафли (Нью-Йорк), 1990. С. 297; Константинов Д., прот. Через туннель ХХ-го столетия. С. 356-358.
[39] См.: Хоффман И. История власовской армии. 11ариж, 1990. С. 252-254; Назаров М. Указ. соч. С. 338; Александров К. Указ, соч. С. 467.
[40] Поздняков В. В. Андрей Андреевич Власов. Сиракузы (Нью-Йорк), 1973. С. 182-183
[41] См.: Русский выбор - взгляд из XXI века // Церковный вестник (Москва). 2004, № 6; Гицевич Л. О примирении народов России, Германии и других стран // Там же, 2005. №10.


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com