Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Монархия и монархи / ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II (1894-1917) / Гражданин Романов и "монархическая религия". Павел Умнов

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Гражданин Романов и "монархическая религия"
 
 
Фигура императора Николая II – одна из самых противоречивых в российской истории. Одни считают его величайшим святым, другие – крайне неудачным политиком. РПЦ в 2000 году канонизировала его вместе с семьей, чем вызвала недовольство как противников его святости, так и слишком рьяных почитателей, которые считали его почти что Христом.
 
О жизни и смерти Николая Александровича Романова, с одной стороны, известно довольно много, с другой – практически невозможно из воспоминаний современников и работ историков понять, что же это был за человек.
 
Чехов называл его "полковником", некоторые представители Церкви отзывались о нем весьма сдержанно, а пламенные воспоминания о том, какой это был замечательный человек, люди написали после его смерти, находясь в эмиграции. Но даже в этих воспоминаниях, а также в следственном деле об убийстве царской семьи следователя Соколова стойко присутствует ощущение некой двойственности фигуры последнего царя.
 
Вот следователь приводит описание предметов, бывших с царем в Тобольске и Екатеринбурге. Среди прочего упоминаются брюки императора, на которых было написано: "Начаты в 1900 году, возобновлены в 1916-м". Можно, конечно, долго умиляться личной скромностью "хозяина земли русской", но что-то удерживает от желания подбросить чепчик в воздух. И дело не в брюках, а в том, что эти штаны положили начало мифу об аскетизме Николая II, в то время как сознательно выстраиваемый недостоверный образ исторической личности всегда плох. Не важно при этом, насколько он положительный или отрицательный. Он затрудняет процесс более или менее объективной оценки политика в истории. К тому же сам этот факт можно истолковать двояко: император был бережлив или... чрезмерно скуп. В любом случае царя нельзя оценивать с точки зрения его гардероба.
 
Точно такое же странное впечатление производит и Александра Федоровна. По описаниям современников, это властная, нервная и не слишком умная (в государственном смысле) женщина, поступки которой подтолкнули страну к катастрофе. Простейший пример: императрица упорно верила в то, что народ ее любит, а окружение царя пытается помещать ее обожаемому Ники править. Причем внутренняя и внешняя политика не слишком интересовала императрицу, но она тем не менее давала советы мужу и вмешивалась в его дела, либо поддаваясь влиянию сторонних лиц, либо следуя своим идеальным представлениям о стране и народе.
 
Соколов описывает библиотеку жены Николая II в Екатеринбурге и Тобольске. В ней всего два светских автора – Чехов и Аверченко, все остальное – это сборники молитв, тексты святых отцов и благочестивая литература. Кроме того, тот же Соколов приводит многочисленные воспоминания о религиозности царицы, иногда переходящей в экзальтацию. При этом Александра Федоровна отнюдь не была строгим воцерковленным христианином – возле царской семьи всегда обретались разные мистики сомнительного пошиба (типа Распутина), отношения с церковными иерархами тоже были весьма своеобразными (когда представители Синода выступили против Распутина, царица в письме к мужу потребовала "разогнать этих животных"). Ее религиозность, вера были лишь средством, с помощью которого она хотела добиться исцеления или облегчения страданий сына. Она настойчиво требовала чуда, не задумываясь о том, из какого источника оно проистекает и соответствует ли то, что она видит, реальному положению вещей. (Врач из окружения императрицы рассказывал, что Распутин не обладал никакими способностями облегчать страдания царевича, он просто узнавал, когда у ребенка наступал кризис, и появлялся незадолго до него. В результате царица полагала, что именно благодаря молитвам "старца" наследнику становилось легче.) Чувства матери можно понять, но совсем не нужно создавать миф о том, что императрица была образцом христианки в семейной жизни, а ее опыт делать обязательным для всех.
 
Между тем в магазинах православной литературы сейчас можно найти довольно много брошюрок с заглавием типа "Мысли Александры Федоровны о семейной жизни". При этом многие издатели и читатели забывают, что эти тексты совсем не святоотеческая литература в строгом терминологическом смысле, поскольку царскую семью канонизировали не за их жизнь, а за обстоятельства их кончины (об этом говорится в официальном докладе Комиссии по канонизации святых). В итоге православный миф о царской семье выглядит следующим образом. В июле 1918 года была убита идеальная христианская семья, которая к тому же сама по себе сакрализовала монархию как единственно желаемую для православных форму правления.
 
Наиболее неумеренные почитатели добавляют туда историю о ритуальном убийстве, лицах определенной национальности, о предательстве русским народом "царя-батюшки", в котором необходимо каяться до сих пор. Совсем неумеренные царепоклонники договорились до того, что Николай II своей кончиной ("умучен от жидов", как было написано в одном неофициальном акафисте) искупил грехи русского народа. Эта элегантная, но совершенно нехристианская теория приравнивает последнего царя ко Христу, фактически превращая его в антихриста – человека, занявшего место Христа. Для всех христиан очевидно, что искупительная жертва было только одна – распятие и воскресение Христа, а любые дополнительные "искупители" лишь нивелируют евангельскую историю, делая земную жизнь, страдания, смерть и воскресение Спасителя как бы ненужными.
 
Очевидно, что Церковь не могла принять такое "учение о спасении", а потому царская семья была прославлена в чине страстотерпцев, то есть лиц, убитых по политическим мотивам и не противящихся, принимающих свою кончину. Естественно, что такое осторожное и взвешенное решение возмутило царебожников и РПЦ оказалась критикуемой с их стороны.
 
От православной мифологии царя перейдем к мифологии светской. Если оставить за скобками традиционное советское определение Николая II как "кровавого", то светский миф о последнем русском царе выглядит следующим образом. Считается, что при царском режиме жизнь была не в пример лучше, чем сейчас. Лучше всего прекраснодушный образ жизни до 1917 года описала Татьяна Толстая:
 
"...Крестьяне купались в зерне. Пролетарии завтракали икрой. Жандармы были вежливы, торговцы честны, священники набожны, а все почему? Потому что у нас был царь. Сливки, изумруды, колокольный звон, яйца Фаберже, честные и просвещенные купцы, порядочные женщины, прозрачные реки, полные севрюги – туманные образы русского рая, золотого века мучают мечтателей, вызывая острые приступы ностальгии по тому, что вряд ли когда-либо существовало: в раю не бывает революций".
 
Однако русский человек почти никогда не выбирал реальность, если она противоречила сказке. Современным монархистам (как православным, так и не очень) неплохо бы было посмотреть воспоминания дореволюционных епископов: митрополита Евлогия (Георгиевского) или митрополита Вениамина (Федченкова). Их картины дореволюционной и революционной жизни совсем не укладывается в мифы о прекрасном режиме. Напротив, к 1917 году семья Романовых потеряла поддержку даже большинства церковных иерархов, что уж говорить об интеллигенции, дворянстве и чиновничестве. Да и простой народ вел себя весьма своеобразно: в 1914 году люди, стоя на коленях, приветствовали начало войны "в поддержку братской Сербии", а в 1916 году те же люди устраивали на фронте братания с врагом, а простые солдаты и офицеры часто не хотели даже отдавать честь "гражданину Романову". И в этой ситуации не в последнюю очередь виноват и сам царь с царицей: живя мифами и творя вокруг себя сказку, окружая себя советчиками, которые говорили только то, что им хотелось слышать, правители фактически предопределили ту катастрофу, что разразилась в феврале 1917 года. Из маленькой искры бунта в Петербурге разгорелось огромное пламя одного из самых кровавых политических режимов в истории человечества.
 
Однако даже ХХ век не избавил россиян от желания верить в собственные сказки о царях. Самая фантастическая история была связана с останками царской семьи. Якобы сразу после расстрела головы были отделены от тел, заспиртованы и в таком виде перевезены в Москву. Потом кто-то видел голову Николая II в банке, стоящей в сейфе то ли у Свердлова, то ли у Ленина. В этой истории сконцентрировались все мифологические представления о царях, как добрые, так и злые. С одной стороны, казнь, убийство, но, с другой стороны, большевики хранят головы как некий талисман, жуткий символ преемственности власти или, наоборот, нарочитого презрения к прошлому. В результате "настоящая" история последнего царя и его семьи оказалась не нужна как восторженным почитателям, так и оголтелым противникам. В этом, наверное, и состоит главная трагедия последнего царя: его охотнее считают святым или злодеем, чем обычным человеком. А ведь именно этого права он и добивался всю свою жизнь. "Хозяин земли русской" был лишен простого человеческого счастья, а после смерти не досталось ему и типичной человеческой биографии.
 
Павел Умнов
18.07.2007
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com