Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Из истории межэтнических конфликтов в России (1905-1916 гг.)
 
Часть 3
 
Предметом межэтнических конфликтов в сельской местности были не только пользование и владение угодьями, но очень часто скот, личное имущество и т.п. Например, в Черноярском уезде Астраханской губернии в январе 1906 г. вооруженные крестьяне угнали скот калмыков Аксайской волости. По требованию представителей местной администрации он был возвращен. Вице-губернатор Отрешков направил в уезд советника для специального расследования. Он связывал происшествие с политическими событиями в губернии и объяснял его влиянием состоявшихся 20-22 декабря 1905 г. митингов железнодорожников Тихорецка, "коими предлагалось крестьянам прекратить с января плату аренды за земли; земли же захватывать силой" (38). Безусловно, революционные выступления рабочих и политическая деятельность радикальных политических партий и организаций оказывали воздействие на ситуацию в аграрной сфере, однако определяющее значение имели реальные противоречия экономического, социального, национального и психологического свойства, своеобразные в каждом регионе. Они то прежде всего и составляли предмет конфликта.
 
Острота аграрных проблем, как известно, сохранялась на протяжении всего изучаемого периода, и это отражалось на межнациональных отношениях сельского населения, которое практически повсеместно стремилось отстоять традиционные правила и нормы землепользования, изменявшиеся властью в связи с переселенческой кампанией, перекройкой административно-территориальных границ и т.д. В данной ситуации в конфликт вступали не только представители разных народов - он становился следствием навязанного самой властью противостояния ей того или иного этноса.
 
Обострение межнациональных отношений в сельских регионах империи в связи с интенсивной переселенческой кампанией, проводимой правительством П.А. Столыпина, неоднократно констатировалось общественностью, оппозиционными политическими партиями, в том числе в Думе. Так, при обсуждении в 3 Думе законопроекта о кредите на 1910 год на содержание Кавказского отряда для образования переселенческих участков, внесенного Главным управлением землеустройства и земледелия, против выступил Н.С.Чхеидзе. Он критиковал бюджетную комиссию за поддержку проекта, тем более, что срок действия отряда, созданного в 1901 г., окончился 1 января 1909 г. Чхеидзе указывал, что переселенческая кампания на практике не укрепляет благосостояние переселенцев и к тому же натравливает их на коренное население. Такая окраинная политика "разъединяет окраины с вашим центром" и "к добру не приведет" (39). В целом подобные протесты были мало результативны, если учитывать партийный состав Думы. В данном случае, очевидно, предметом конфликта можно считать саму земельную политику правительства.
 
Сложная этнополитическая ситуация на Кавказе, проявлением которой были всевозможные межэтнические конфликты по поводу собственности, кадровой политики, духовных и культурных запросов народов, полномочий местных органов самоуправления и пр., вызывала серьезную обеспокоенность властей. Выразителем их отношения к этим проблемам были монархические партии и организации. По инициативе консервативной части III Думы, в частности, были проведены слушания, показавшие, что для власти и ее сторонников в обществе предметом конфликта был антигосударственный сепаратизм национальных масс региона и их организаций.
 
Обсуждение запроса, получившего название Кавказского, проходило в Думе 3 и 10 декабря 1908 г., 21 и 28 января, 4 и 5 февраля 1909 г. В нем приняли самое активное участие как сторонники инициаторов запроса, так и представители демократической части Думы (40). Н.Е.Марков-2-й считал вполне реальной опасность образования "соединенных закавказских Армяно-Грузино-Дагестано-Азербайджано-Тавризо-Курдских Штатов" и всерьез предупреждал, что русская государственность не должна быть захвачена врасплох. Наличие мусульманской фракции в Думе он расценивал как подмену народности религией именно с сепаратистской целью. "Русскому государству надлежит опираться единственно на великий, мощный, богатый русский народ". Обращаясь к депутатам-инородцам, он заявил в своем выступлении:"... все время считал... долгом русского депутата высоко держать знамя русской государственности, перед которой туземцы должны постоянно склоняться, или они должны быть стерты с лица земли. ...Тем более не надейтесь на автономные республики, их не будет, ибо русский великий...народ живет, и жизнь его так могуча, что перед нею ваши, хотя и почтенные, но мелкие жизни должны стушеваться (рукоплескания справа)"(41). В данном случае уже в самой Думе был спровоцирован конфликт, предметом которого был правовой статус народов империи.
 
Гр. Бобринский видел причины "смуты" на Кавказе в объективных условиях (географическое положение края, многонациональный состав населения, сложность вероисповедного вопроса, традиции кровной мести) и субъективных. Они заключались в том, что "у нас не было систематической, последовательной, честной и закономерной политики на Кавказе", а также в подрыве принципа собственности ("на Кавказе почти никто не знает, чем он владеет"), в неустроенности кочевников, бедственном положении русско-туземных школ и т.д. (42).
 
В политобзоре начальника Эриванской губернской жандармерии директору Департамента полиции содержится анализ причин армяно-азербайджанских столкновений 1906 года. По мнению властей, таковыми являлись: "1) вековая вражда наций, 2) невежество, 3) борьба на экономической почве; татары в прежнее время хозяева края, вследствие инертности, отсутствия стремления к образованию и предприимчивости в последние времена быстро утратили свою гегемонию - почти вся торговля и большинство ремесел перешли в руки армян, с чем татары помириться никак не могут; 4) провокация со стороны подонков той и другой нации, главным образом со стороны армян"(имелись в виду т.н. ""джанфидаи", привыкшие жить на чужой счет" и оказавшиеся вне партии "Дашнакцутюн" после возвращения в 1905 г. конфискованного государством имущества армянской церкви) (43).
 
Иную точку зрения на предмет и причины конфликта между народами региона и государством отстаивала демократическая часть Думы и депутаты от Кавказа. П.Н. Милюков при этом отмечал огромную важность в целом вопроса об "окраинной политике". Он считал, что власть своими действиями провоцирует конфликт с народами страны, не знает и игнорирует их историю, языки, традиции, быт и нравы. "Кавказское население нельзя ни смести с лица земли, как советует нам депутат Марков, ни управлять им по старой системе", - подчеркнул он. Путь к германскому и английскому единству лежит только через такую систему управления, которая считается с интересами населяющих Кавказ и другие регионы народов (44).
 
Хас-Мамедов видел причины межнациональной напряженности в последствиях миграционных процессов, необеспеченных соответствующими социально-политическими мероприятиями властей на местах. Он указывал, что за последние три года русское население Закавказья выросло на 10 тыс. чел., т.е. на 36% переселенцев, прибывших сюда с 1898 г., когда была официально разрешена колонизация. В результате разделения населения края на христиан и нехристиан возросла неприязнь местного населения к русскому, особенно ухудшилось положение мусульман в сфере образования, участия в местном управлении, частной практике, адвокатуре, духовной сфере. Так, мусульмане Дагестанской области, Кубанской и Терской областей не имели своего духовного управления и вплоть до 1917 г. не смогли добиться его учреждения. Власти никак не реагировали на участившиеся с 1905 года межнациональные конфликты, и они переросли в армяно-азербайджанскую резню. Гайдаров затем привел пример провокации русско-чеченского столкновения местными чиновниками - добиваясь увольнения начальника Грозненского округа полковника Яковлева и занятия его должности, подполковник Чернов в январе 1908 г. инициировал распространение слухов о восстании чеченцев. Это привело к усилению межнациональной напряженности и смещению Яковлева как не справившегося с ситуацией. Только узаконенное равноправие народов может решить проблему, считал он (45).
 
Чхеидзе в своих выступлениях показал, что обвинения кавказских народов в сепаратизме - злостная выдумка. С середины Х1Х в. в мусульманских провинциях восточного Закавказья была совершена колоссальная экспроприация земель, сохраняется крепостное право в виде временно-обязанных отношений. Переселение немцев, армян, греков, молокан из Оренбургской губернии, русских крестьян-сектантов усилило не только аграрную, но и межнациональную напряженность в регионе. Именно поэтому происходят постоянные столкновения между кавказскими народами и казаками, представляющими не только власть, но и являющимися землевладельцами. Земельная политика правительства в крае ухудшает положение крестьян, школа стала местом инквизиции, а не просвещения, суд - органом черносотенной политики, администрация переполнена взяточниками и провокаторами. Чхеидзе подчеркнул, что в таких условиях революционность национальных масс, их выступления против власти и межнациональные конфликты - лишь следствие антинародной политики государства: вы "объясняете, что дождь пошел потому, что открыли зонтики" (46).
 
Его поддерживал Гегечкори: межнациональые конфликты, прежде всего армяно-азербайджанский, убеждал он думцев, инспирированы правительством. К тому же власти поощряют насильственные действия карательных отрядов, преследуют культурно-просветительные и экономические национальные организации (47).
 
Одним из предметов межэтнических конфликтов было представительство в органах местного самоуправления. Подчас действия самих властей актуализировали эту сферу межнациональных отношений. Так, в 1908 г. в Думе обсуждался проект закона о введении в г. Карс городового положения 1892 года, внесенный Наместником на Кавказе в 1907 г. Проект по инициативе правых предусматривал деление избирателей города на русскую и туземную курии с пропорциональным числом гласных.
 
Выступая по поводу этого предложения, Чхеидзе заметил, что не следует из центра "указывать местному населению, что среди вас есть разница, что среди вас есть русские, грузины, армяне и т.д. ...Эта давнишняя политика на Кавказе, - разжигания племенных страстей, - ...никакой пользы не принесла... в особенности Государственной Думе не следовало бы становиться на этот путь". По его мнению, интересы всех национальностей в равной мере обеспечивает столь необходимое России всеобщее избирательное право.
 
Однако формула октябристов была поддержана большинством Думы, и проект был передан на доработку в комиссию. При повторном обсуждении вновь возникла дискуссия: о национальном неравноправии, заложенном в проекте, говорил кн. П.Л. Шервашидзе (прогрессист). Правый Ф.Ф. Тимошкин доказывал, что русское население в закавказских городах притесняется туземцами, а потому ему надо обеспечить не менее трети мест в городских думах.
 
Свою позицию отстаивал Наместник граф И.И. Воронцов-Дашков. В ответе думской комиссии он писал, что в Карсе насчитывается 1846 русских (8%) и 24594 туземных жителей. В Тифлисе, Баку и других городах русское население не устраняется от самоуправления, а введение квоты для русских в думе Карса может лишь неблагоприятно сказаться на национальных взаимоотношениях, без всякой пользы для дела. Тем не менее, комиссия сочла опасения Наместника преувеличенными.
 
С критикой предложений комиссии выступили депутаты от Кавказа. Уже упоминавшийся Чхеидзе, в частности, считал, что закон проводится во имя принципов национальной травли. Он опроверг утверждения комиссии о систематическом изгнании русских из наместничества в последние 3 года и реализации там идеи инородческого сепаратизма. Чхеидзе предложил передать проект в комиссию по городскому самоуправлению. Его поддержал Хас-Мамедов. Он к тому же указал на внешнеполитический аспект проблемы для пограничного с Турцией Карса, в котором проживало немало турок и греков. Проект лишь стимулирует национальный сепаратизм, - говорил он.
 
Компромиссное предложение внес Сагателян: проект может быть принят с оговоркой, что пропорциональное представительство и защита национальных прав в крае будут положены в основу всей будущей реформы. В конечном счете законопроект был принят. Но Государственный совет отклонил его как слишком либеральный. Карс так и не получил самоуправления, и возможности правового регулирования межнациональных отношений в этой сфере были упущены (48).
 
Аналогичная ситуация возникла в 1911 году, когда Дума обсуждала выдвинутый П.А. Столыпиным законопроект о введении земства в губерниях Минской, Витебской, Могилевской, Киевской, Волынской и Подольской. Крестьянство в этих губерниях было белорусским и украинским, а среди помещиков преобладали поляки. Столыпин, отдавая дань националистическим идеям и после существенного ущемления автономии Финляндии в 1910 году, утверждал, что земство должно быть "истинно русским" (украинцы и белорусы официально причислялись к русским). С этой целью избиратели делились на национальные курии таким образом, чтобы поляки имели меньшее число гласных, чем все неполяки. В новом земстве не только проводилось меньшинство крупных помещиков, но и обеспечивался его бессословный характер и низкий (уже по инициативе Думы) имущественный ценз. Все это вызвало негативную реакцию в Государственном совете, отклонившем статью о национальных куриях 4 марта 1911 г. Угрозой отставки премьер добился своего: Дума и Госсовет были распущены с 12 по 15 марта, а законопроект был проведен по 87-й статье в думской редакции. Этот эпизод явился не только показателем печального состояния законности в империи, но и подтверждением того, что национальный вопрос становился предметом торга в борьбе за властные полномочия государственной элиты и в сочетании с приверженностью последней идеям национализма порождал новые конфликты в этой и без того сложной сфере общественной жизни.
 
Национальное представительство в органах местного самоуправления составляло и один из предметов затяжного армяно-грузинского конфликта. В его основе лежали также проблемы землепользования и последствия миграционных процессов на Кавказе. Восприятие и оценка уровня доходов, возможностей социально-профессионального продвижения, условий труда и других социально-экономических показателей, а также различия в социальном статусе, оценках и самооценках степени престижности, общественной значимости того или иного вида деятельности, реального материального, культурного, социального положения разных национальных групп оказывали существенное давление на межнациональные отношения. В частности, экономическое влияние армянской части жителей Тифлиса позволяло им на основе избирательного ценза получать большинство в муниципальных органах и тем самым обеспечивать активную роль в основных сферах городской жизни. В свою очередь это становилось предметом межнациональных конфликтов.
 
Растущая миграция турецких армян в Грузию и Закавказье в целом, а также переселенцев из центральной России, скупка земельных участков имущей частью армян вызывали "чувство негодования, недовольства, злобы, ненависти", страх за экономическую самостоятельность, превращая часть грузинского населения в потенциальное "слепое орудие определенного политического течения" (49).
 
Представители революционных партий объясняли и армяно-азербайджанский, и армяно-грузинский конфликты правительственной провокацией, имея в виду "грубую политику механического обрусения", экспроприацию земель у местного крестьянства, отсталую бюрократическую систему управления, исключавшую национальное самоуправление, использование карательных отрядов и казачества для подавления аграрных волнений, жесткие ограничения в духовно-религиозной сфере и в области образования (50).
 
"Армяно-грузинский конфликт в конечном счете порожден теми же причинами, которые питают антисемитизм в Польше", - писал К. Горин (51), имея в виду преобладание армянского торгово-ростовщического и промышленного капитала в Грузии. В Тифлисе, Ахалкалакском, Ахалцихском, Борчалинском уездах и других южных частях Тифлисской губернии бывшие турецкие армяне составляли 46,9% населения (52). Национальное представительство в органах власти на местах, землевладение продолжали оставаться основным предметом конфликта. При этом демократическое решение вопроса о земле могло быстро снять проблему, считал автор статьи, при условии наделения землей основной массы крестьянства, разумеется, грузинского.
 
Горин подчеркивал необходимость корректной, гибкой и осторожной линии со стороны всех общественных сил в условиях многонациональной Грузии. Только депутатам Думы Чхенкели и Чхеидзе удалось, по его мнению, "избежать шовинистического угара" и последовательно отстаивать мирное сожительство наций. Они, в частности, непосредственно включились в работу по оказанию помощи голодающему и разоренному войной населению (53).
 
Война вообще оказала самое негативное воздействие на межнациональные отношения в стране. "Там, где царит сейчас разрушение и смерть, там угнездилась и национальная вражда, обостренная, вдобавок, социальным антагонизмом", - констатировал ситуацию в западных и юго-восточных регионах России в связи с войной один из современников (54). Значительную отягощающую роль в конфликтах украинцев, поляков и евреев, армян и курдов, армян и азербайджанцев, армян и грузин по-прежнему играли социально-экономические проблемы развития как этих регионов в целом, так и зон компактного совместного проживания отдельных народов.
 
Национальные предпочтения в кадровой политике в 1905-1917 гг. в конфликтной форме проявлялись, по нашим сведениям, довольно редко. Пожалуй, наиболее показательны следующие. В октябре 1912 г. в Департамент полиции было переправлено анонимное письмо на имя начальника Закавказской железной дороги барона Роппа, в котором говорилось о "польском засилье" в руководстве дороги: "Русским ...движения по службе нет".
 

Сам факт внимания особого отдела Департамента полиции к сигналам о притеснении представителей державной нации показателен. Но при непосредственном обращении к работникам дороги жалоб по этому поводу не прозвучало. Возможно, именно из-за действительного риска ухудшить служебное положение. По результатам расследования, о котором докладывалось в марте 1913 г., выяснилось, что почти все ответственные службы и отделы дороги возглавляли поляки. При их поддержке "поляки выдвигаются скорее русских". В целом же поляки составляли 0,9 % служащих дороги, в том числе в главных службах трудились 5 человек, в личном составе управления - 143 и на линии - 32 (55). О действиях властей по разрешению конфликта данных не имеется.

Значительное место в межнациональных отношениях и национальной политике государства занимали вопросы образования и статус национальных языков. Они часто становились предметом конфликта представителей народов империи и властей и нашли отражение в думской деятельности, служа показателем не только состояния самой проблемы, но и форм взаимоотношений народов и власти в этой сфере, в том числе конфликтных. В частности, I Дума приняла запрос польских депутатов об увольнении и преследовании учителей начальных школ за преподавание на польском языке. Выступавший от комиссии докладчик Н.Н. Львов отметил характерный факт игнорирования местной властью законов страны и защиту их самим населением. Понимание государственных интересов у руководителей просвещения несовместимо с местными потребностями, - подчеркнул в ходе обсуждения депутат А.М. Ржонд. "У нас есть принцип покровительства слабым национальностям, и - посмотрите - щепки летят от евреев, кавказцев, литовцев, латышей и армян. У нас есть великая славянская идея - и все тюрьмы заполняются польскими и украинскими учителями!"(56)
 
Проблемы, связанные с языком обучения и служившие предметом конфликта между этносом и властью, постоянно поднимались в Думе. 4 мая 1907 г., в частности, обсуждался вопрос об избрании комиссии для рассмотрения правительственного законопроекта о всеобщем обучении, с которым выступил министр Кауфман. Свое отношение к проекту пожелали выразить 70 депутатов. Особенно много ораторов было от польского коло и мусульманской фракции, говоривших об ограничениях в использовании родного языка в школах со стороны органов власти. Выступление депутата от Уфимской губернии Хасанова привело к скандалу. Его заявление о том, что обрусительные порядки теперь, когда самодержавный строй не так крепок, недопустимы, вызвало "крик и шум" со стороны "истинно русских" депутатов Келеповского, Сазонова и Пуришкевича. Решение большинства Думы об их удалении из зала они отказались выполнить, и после голосования за отстранение от участия в работе Думы на 15 заседаний покинули собрание лишь двое. Пуришкевич не подчинился постановлению, вынудив председателя приостановить работу, "чтобы не производить насилие над членом Думы" (57).
 
В то же время депутаты от Западного края и Польши выступили за отмену правил о взысканиях за домашнее обучение детей на родном языке. Эти взыскания противоречили и правительственным решениям в области образования, и указу 1905 года о веротерпимости. В мае 1907 г. соответствующий законопроект был Думой одобрен (58), что в определенной мере служило разрешению конфликта на местах.
 
Межэтнические конфликты, а также конфликты с властью в языковой сфере, по поводу статуса национальных языков и позднее оставались актуальными. Так, многие инициативы польского коло в Думе были по существу направлены на снижение противостояния народа и власти в этой области, погашение или предотвращение конфликтов между ними. Сама фракция при этом выступала как представитель одной из сторон таких конфликтов. 15 февраля 1913 г. польское коло совместно с кадетами подали заявление о запросе министру внутренних дел по поводу распоряжений минского губернатора, ограничивающих права поляков в свободном использовании родного языка.
 
Суть конфликта в изложении депутатов состояла в следующем. По требованию полиции в Минске (под угрозой штрафа в 300 рублей) были сняты все вывески на польском языке, имевшиеся параллельно с русскими, изъяты польские надписи на всех предметах продажи в магазинах, на афишах польских представлений. Инициатором этой акции назывался новый губернатор Гирс. Такие действия, по мнению депутатов, противоречили закону от 27 марта 1906 г., который допускал ограничение для польского языка только в публичных собраниях обществ и учреждений (59).
 
Заявление было передано в комиссию по запросам 15 марта, а 30 марта 1913 г. П.А. Сафонов подготовил от ее имени доклад. В нем фиксировалась незаконность распоряжений губернатора и предлагалось предъявить думский запрос МВД о принятии мер для восстановления законного порядка (60). 26 марта вопрос обсуждался на заседании Думы. Депутат от Ковенской губернии Ф. Рачковский обвинил правительство в проведении "насильственного обрусения края" и подавлении местной культуры, нарушении закона. Его речь была встречена рукоплесканиями слева (61).
 
Депутат от Минской губернии священник Околович тут же заявил о ничтожности и несоответствии фактам запроса, вызванного стремлением "полонизировать" край (в Минске поляки составляли, по его данным, 1/5 населения, а в губернии - 1/10, тогда как христиан было 38178 и евреев - 47300 чел.). Вместе с тем он признал, что у белорусов как этноса отобрали в свое время все - государственность и политическую независимость, но сохранился язык и православие. Он доказывал, что "мысль о Польше умерла", а поляки в России имеют все условия для удовлетворения экономических, культурных, религиозных, национальных в целом запросов. Эта речь с восторгом была встречена уже правыми, тогда как слева прозвучало: "Постыдитесь!" Обсуждение завершилось принятием предложения комиссии по запросам (62).

Примечания

38. Там же. Ч.38. Л.3-4.
39. Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 3. Сессия 3. Ч.2. С.927-933, 3067-3069.
40. Кавказский запрос в Государственной думе. С.78.
41. Там же. Зас. 4 февраля 1909 г. С.196-197, 211, 230.
42. Там же. Зас. 5 февраля 1909 г. С.13-16.
43. ГА РФ. Ф.102. ОО. 1907. Д.100. Т.2. Л.65 об-66.
44. Там же. С.72-72, 79-80.
45. Там же. Зас. 28 января 1909 г. С.146-147, 153-159, 167-168.
46. Там же. Зас. 10 декабря 1908, 21 января 1909 гг. С.42-46, 61-70.
47. См.: Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 3. Сессия 2. Ч.1. С.2207-2228; 2461-2470; Ч.2. С.71-1170.
48. См.: Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 3. Сессия 1. Ч.3. С.3747-3787; Сессия 2. Ч.4. С.1634-1652.
49. Гвелесиани Гр. К армянским общественным деятелям // Национальные проблемы. 1915. N 3. С.9-11.
50. См.: Кавказский запрос в Государственной думе. С.45, 61-100.
51. Горин К. Об армяно-грузинских отношениях. Где причины (Голос грузина) // Национальные проблемы. 1915. N 4. С.11.
52. Там же. С.12.
53. Там же. С.14-15.
54. Огановский Н. Две проблемы освобожденной Армении. Армяно-курдские отношения // Национальные проблемы. 1915. N 4. С.7.
55. ГА РФ. Ф.102. ОО. Д.75 прод. Л.268.
56. Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 1. Сессия 1. Т.2. Спб., 1906. С.1028.
57. Государственная дума. Периодические обзоры ее работы. Спб., 1907. С.8-9.
58. Там же. Зас.15-26 мая. С.4.
59. РГИА. Ф.1278. Оп.5. Д.891. Л.3.
60. Там же. Л.4,6.
61. Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 4. Сессия 2. С.230-234.
62. Там же. С.234-241.
 
д.и.н.  Аманжолова Дина Ахметжановна
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com