Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

ПРОТОИЕРЕЙ ГЕОРГИЙ МИТРОФАНОВ.

 ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

(1900-1927)

Предсоборный Совет

     Мысль о Соборе церковные круги не покинула. Они по-прежнему настаивали на том, чтобы Собор состоялся. 29 апреля 1917 года Синод принял обращение к Церкви, в котором, в частности, говорилось, что с 11 июня 1917 года должен начать свою работу Предсоборный Совет, состоящий из десяти отделов, который должен был спешно подготовить созыв Поместного Собора. Хотя для некоторых членов Временного правительства созыв Поместного Собора представлялся неприемлемым, они не решились этому открыто воспрепятствовать. К тому же в церковной сфере, как и во многих других, Временное правительство было практически безвластно. И началась подготовка Предсоборного Совета, который начал свою работу 11 июня 1917 года. Работа его во многом была облегчена тем, что он опирался на материалы Предсоборного Присутствия, поэтому Совет в случае, если бы Временное правительство не стало чинить ему препятствия, мог бы очень быстро подготовить созыв Поместного Собора.
     А временное правительство продолжало свою прежнюю политику в религиозной сфере. 15-20 июня 1917 года было принято постановление Временного правительства об объединении церковно-приходских школ (их было около 40 тысяч тогда в России) с другими учебными заведениями в ведомстве Министерства народного просвещения. Все имущество церковно-приходских школ переводилось на смету этого министерства. Вопрос этот, конечно, был непростой. Объективно говоря, в прежнее время государство очень основательно дотировало ЦПШ в момент, когда они образовывались. Правда, в последующие годы эти школы содержались за счет Церкви. Так что в плане имущественном тут можно было спорить. Но всем было ясно, что перевод ЦПШ в ведомство Министерства просвещения может привести к тому, что характер образования в этих школах будет меняться, и религиозное воспитание будет уступать место воспитанию секулярному, поэтому в церковных кругах стали раздаваться протесты против этой меры. И Поместный Собор будет протестовать против этого.
     14 июля 1917 года был принят закон о свободе совести. Отныне предусматривались не только свобода и равенство всех вероисповеданий, но и вневероисповедное состояние. Что это означает? Если в дореволюционных паспортах у каждого указана была его вера (православный, мусульманин, иудей, буддист), то сейчас вводилась графа о вневероисповедном состоянии, то есть человек мог написать, что он не принадлежит ни к какому вероисповеданию. Это была нормальная мера, хотя она свидетельствовала о секуляризации в обществе.
     Этот закон предусматривал гражданский брак. До революции у нас ни один человек не мог вступить в брак иначе, кроме как освятив его в том или ином религиозном сообществе. Если человек хотел вступить в брак, законно признанный государством, если он хотел, чтобы его дети считались законными наследниками, он должен был регистрировать свой брак в каком-то религиозном сообществе: православной церкви, католическом костеле, протестантской кирхе, мечети или синагоге. Религиозные сообщества давали документы о рождении, о браке, о смерти. Новый закон предлагал для тех, кто не принадлежит ни к какому религиозному сообществу, не принадлежит ни к какому вероисповеданию, регистрировать свой брак только в государственных органах. Вопрос о том, будет ли автоматически церковный брак получать права гражданского брака или же нужно совмещать венчание с регистрацией гражданской, оставался пока открытым.
     Наконец, еще один важный аспект этого закона: преподавание Закона Божия в школе делалось необязательным, по выбору родителей. Об этом, может быть, следовало поспорить в тех условиях.
     При всем том, что в основном этот закон был адекватной реакцией на сложившуюся в обществе ситуацию, он вызвал в церковных кругах преимущественно критическое к себе отношение, потому что тяжело было отказываться от вековых традиций. А ситуация была тяжелой. Военнослужащие, государственные чиновники, учащиеся должны были раз в год исповедываться и причащаться, и представлять об этом справку. В 1916 году практически 100% военнослужащих православного вероисповедания (Великим постом это обычно в армии делалось) причастились и исповедались. Временное правительство в это время, как раз в Великий пост, делает необязательным причащение в армии военнослужащих православного вероисповедания; оно дает возможность людям самим решить этот вопрос для себя. И что же мы встречаем в 1917 году в конце Великого поста? Только 10% военнослужащих Православного вероисповедания причастились. Люди воевавшие, ходившие «под смертью», так относились к своему религиозному долгу.
     Отсюда понятно, почему Русская армия, с помощью большевицкой агитации и немецких денег, превратилась за несколько месяцев в банду дезертиров, которая все сметала на своем пути, которую можно было остановить на линии фронта только пулеметами. Временное правительство отменило к этому времени смертную казнь и в тылу, и на фронте, поэтому население прифронтовой полосы было беззащитно перед этим скопищем мародеров и бандитов. Такова была ситуация реальная, поэтому закон, конечно, соответствовал тому, что происходило в обществе.
     Была отменена 90-я статья Уголовного уложения, которая налагала уголовное преследование на лиц, совращающих православных в другую веру, то есть инославным миссионерам была дана полная защита от преследований. Курс Временного правительства очевиден в вопросах религии, были там свои «плюсы» и «минусы», и все это шло в параллель тому, что Церковь на Предсоборном Совете готовила созыв Поместного Собора.
     21 июля 1917 года кардинально изменился состав Временного правительства, изменился его статус. В стране настолько была хаотичная ситуация, что этого никто не заметил. Глава Временного правительства, князь Львов, был назначен последним Государем, ему и было поручено сформировать правительство. И до того момента, пока князь Львов возглавлял правительство, правительство имело легитимность. С 21 июля 1917 года правительство возглавил Керенский, который сформировал новое правительство. Можно сказать совершенно определенно, что легитимность Временного правительства исчезает с 21 июля 1917 года.
     Состав правительства изменился и качественно, с точки зрения партийной принадлежности его членов. Это было уже преимущественно социалистическое правительство, которое было настроено еще более радикально, в том числе и в отношении церковной политики в целом. Другое дело, что это правительство было безвластно, другое дело, что церковная тема не была в нем определяющей.
     Может быть, благодаря тому, что прошлый обер-прокурор Владимир Львов проявил себя просто как человек безумный, сменили и его, и на его место был назначен Антон Владимирович  Карташев,  человек весьма авторитетный  в церковных кругах в это время, в период подготовки Поместного Собора; человек, который был и крупным церковным историком, и богословом. В правительство он был назначен в связи с тем, что был заместителем у Львова и считался специалистом в церковных вопросах. Одновременно он был членом Конституционно-демократической партии, а кадеты были в этом правительстве еще представлены.
     С самого начала Карташев занял очень четкую позицию, отражавшую интересы Церкви. 25 июля он был назначен, а 5 августа уже была отменена ненавистная нашей церковной иерархии должность обер-прокурора и было организовано Министерство исповеданий (МИ).
     Первым министром исповеданий стал Карташев.
     Это была очень важная перемена в нашей церковной жизни, потому что МИ имело весьма ограниченную сферу действий, оно лишь наблюдало за тем, чтобы Церковь не нарушала государственные законы в своих постановлениях, в своей деятельности. Карташеву удалось добиться во Временном правительстве решения, которое не очень согласовывалось с линией правительства в области церковной политики.
     Министерство исповеданий состояло из двух департаментов: департамента по делам Православной Церкви и департамента по делам инославных и иноверных исповеданий. Карташев добился того, чтобы Временное правительство, издавая свое постановление, признало, что министр исповеданий, два его товарища, возглавляющие эти департаменты, должны быть православного вероисповедания.
     В каком-то смысле, создание подобного министерства находилось в удивительном противоречии с общей политикой Временного правительства, но зато усиливало позиции Русской Православной Церкви в той сфере государственной деятельности, которая касалась непосредственно религиозной жизни.

* * *

     Все лето 1917-го года стало периодом избрания у нас епархиальных архиереев на кафедры. Временное правительство обязало церковную иерархию впредь не назначать иерархов на кафедры, а избирать их в епархиях, и вот по стране прокатилась волна выборов. Нужно сказать, что тогда эта практика себя оправдала, и во многих епархиях были избраны достойные иерархи. На Московскую кафедру был избран архиепископ Тихон (Беллавин), будущий Патриарх. В Петроградской епархии довольно бурно проходили выборы, было три кандидата в епархиальные архиереи, причем вокруг каждого группировались определенные слои церковной общественности. Правые монархические круги группировались вокруг архиепископа Сергия (Страгородского), левые круги, политически активные, выдвинули своим кандидатом князя епископа Андрея (Ухтомского), а вот основная часть паствы, в частности простонародье, ориентировалась на того, кто был ей в наибольшей степени известен — это викарий Петербургской епархии Гдовский архиепископ Вениамин (Казанский), он и был избран на Петроградскую кафедру. Архиепископ Сергий (Страгородский) впоследствии был избран на Владимирскую кафедру.
     Интересные события произошли в Харьковской епархии. С этой кафедры был смещен по политическим мотивам архиепископ Антоний (Храповицкий). Он оказался «не у дел», жил в Валаамском монастыре, и на Поместный Собор был избран как представитель монашества. Прошли в Харьковской епархии выборы, и Антоний (Храповицкий) оказался там избранным архиереем, настолько он был популярен среди духовенства и паствы Харьковской епархии. И Временному правительству ничего не оставалось, как допустить его вновь в его епархию, из которой он был, по инициативе Временного же правительства, удален.
Вот такие события происходили летом. Выборы проводились в различных епархиях примерно с 23 июня по 13 августа 1917 года. В то же время, ситуация в стране ухудшалась, Временное правительство все более и более теряло власть. Армия разваливалась все больше и больше. Леворадикальные экстремисты свои позиции усиливали, и, конечно, перспектива развития событий в стране была неясна, поэтому нужно было активно способствовать скорейшему созыву Собора.

* * *

     5 июля на основе доклада Предсоборного Совета, который разработал процедуру созыва Собора, его работу и проекты многих основных постановлений, Синод принял определение, по которому Поместный Собор должен был открыться 15 августа в Москве. Было принято и положение о созыве Собора, которое очень четко регламентировало процедуру избрания членов Собора.
     Созывая Собор, Русская Православная Церковь стремилась не только восстановить принцип соборного начала нашей церковной жизни; хотелось созвать Собор с учетом многовековой практики созывов Поместных Соборов, используя опыт и Поместных Православных Церквей, где Соборы созывались, и созвать этот Собор, строго соответствуя каноническим традициям. Положение о созыве Собора предполагало следующие его состав и процедуру избрания. На Соборе должны быть представлены как представители церковной иерархии, так и представители мирян: 564 члена. 265 представителей духовенства и 299 мирян. Все члены Собора делились на 3 разряда.
     Первый разряд — члены Собора «по должности». Прежде всего, это члены Синода и все правящие епархиальные архиереи. В это число входили также все 62 члена Предсоборного Совета, которые активно работали над будущими решениями Собора и являли собой цвет нашей богословской церковной общественности. Особое почетное право быть членами Собора по должности получили: настоятель Московского Успенского Собора протопресвитер Любимов и протопресвитер армии и флота Шавельский, четыре наместника Лавр, четыре настоятеля ставропигиальных монастырей, настоятели Саровской и Оптиной пустыней.
     Основной же в количественном отношении группой членов Собора была группа членов Собора «по избранию». Большую часть этой группы составляли представители епархий — 330 человек. В каждой епархии, в каждом приходе происходили выборы представителей на благочиннические избирательные собрания. Затем на благочинническом избирательном собрании выдвигались делегаты на епархиальный съезд. Епархиальные съезды избирали в каждой епархии двух представителей духовенства и трех представителей мирян для участия в Соборе. Кроме того, в эту группу входили 10 представителей монастырского монашества, 15 представителей военного и морского духовенства. В тех условиях вполне понятно, что военное и морское духовенство количественно выросло, шла война, и армия была увеличена. Каждая Духовная Академия направляла на Собор по 3 своих избранных представителя. Кроме того, на Собор избирались представители некоторых больших викариатств, их было 11 человек. Каждый университет и Академия наук должны были также избрать своего представителя, разумеется, православного вероисповедания. На Собор избирались 15 представителей Государственного Совета и Государственной Думы. Реально они уже не функционировали, не имели влияния на развитие событий в стране, но, как законные органы государственной власти, некогда избранные, они могли своих представителей направить на Собор.
     И, наконец, третья группа членов Собора — члены Собора «по приглашению». На Собор могли приглашаться некоторые архиереи, находившиеся на покое, представители Восточных Патриархатов и других автокефальных Православных Церквей, некоторые викарные епископы. Но это была небольшая группа членов Собора.
     Все члены Собора наделялись правом решающего голоса. Эта точка зрения на Предсоборном Совете победила.
     Структура Собора во многом определяла и процедуру принятия решений на Соборе, а это был вопрос далеко не простой. Одним из аргументов противников созыва Поместного Собора по тому принципу, который предлагался на Предсоборном Совете, а именно: Поместный Собор состоит из представителей церковной иерархии и мирян с правом решающего голоса — был аргумент, согласно которому Поместный Собор не должен уподобляться Парламенту светскому, в котором  решение  принимается  автоматически  большинством голосов. А тогда был период в истории нашей страны, когда вот в этой самой процедуре всеобщих выборов и голосования с учетом всех голосов видели, действительно, панацею от всех бед. И, конечно же, коль скоро в Православной Церкви существует иерархия, принцип соборности и принцип иерархизма не должны подавлять один другого. Поэтому для Поместного Собора была выработана такая структура, которая привлекала на Собор представителей всех слоев церковного народа — от епископов до мирян, предоставляла им возможность высказаться о своих чаяниях, давала им возможность влиять на принятие решений. Особые права оставляла эта структура и за епископами, потому что иерархия, установленная Христом, безусловно, в Церкви является началом, которое несет особую ответственность за принятие тех или иных церковных решений. Соборы нередко вообще только из епископов и состояли. Исходя из этого, формировалась структура Собора. Предполагалось, что Собор, его повседневную работу, будут возглавлять два председателя: почетный председатель и просто председатель. Председатель будет руководить деятельностью Соборного Совета, который должен состоять из шести товарищей председателя, секретаря и двух его помощников. В Соборном Совете должны быть представлены и духовенство, и миряне.
     Все решения Собора будут предварительно обсуждаться, разрабатываться в 22-х отделах (и трех совещаниях), каждый из которых будет заниматься определенным кругом вопросов: Уставный отдел, отдел Высшего церковного управления, Епархиального управления, церковного суда, благоустройства прихода, правового положения Церкви в государстве, богослужения, проповедничества и церковного искусства, церковной дисциплины, внешней и внутренней миссии, единоверчества и старообрядчества, монастырей и монашества, Духовных Академий, Духовных учебных заведений, церковно-приходской школы, преподавания Закона Божия, церковного имущества и хозяйства, правового и имущественного положения духовенства, устройства Православной Церкви в Закавказье (в связи с объявленной грузинами авто кефалии), издательского совета, личного состава. И три совещания: по вопросам религиозно-просветительским, хозяйственно-распорядительным и юридическим. Задача этих отделов и совещаний заключалась в том, чтобы на пленарные заседания Совета поступали какие-то обработанные, подготовленные, обоснованные проекты решений, а уже на пленарном заседании должно происходить принятие этих окончательных постановлений по тем или иным проектам решений. После того, как тот или иной проект постановлений, представленный отделом, обсуждается на пленарном заседании, происходит голосование после внесения каких-то поправок, и в случае, если это решение принимается большинством голосов, вопрос снимается с обсуждения его на пленарном заседании, но не считается соборно принятым. Принятое большинством голосов решение пленарного заседания переходит на совещание епископов, которое вновь его обсуждает.

     После того, как голосами всех членов Собора принимается то или иное решение, оно обсуждается отдельно епископами. И только в случае принятия его уже епископами оно приобретает силу соборного постановления. Соборное и иерархическое начало сбалансированы очень хорошо. Сами по себе епископы не могут принимать решение, но и члены Собора тоже. Епископы участвуют, естественно, в пленарных заседаниях, но потом уже отдельно обсуждают это решение сами. И одновременно Собор не мог игнорировать особое мнение епископов. Более того, если после двукратного обсуждения епископским совещанием то или иное соборно принятое на пленарном заседании решение отвергалось тремя четвертями епископов, оно вообще снималось с повестки дня. Следовало дать большую инициативу мирянам и рядовому духовенству и, вместе с тем, не допускать этой инициативе отодвинуть на второй план епископскую иерархию, ее права. Когда Собор начал свою работу, его почетным председателем стал митрополит Киевский Владимир (Богоявленский), а председателем — митрополит Московский Тихон (Беллавин). В Соборный Совет в качестве товарищей председателя вошли два архиерея: архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий), архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий); протопресвитеры Любимов и Шавельский от белого духовенства и миряне: кн. Евгений Николаевич Трубецкой, известный философ и общественный деятель, и председатель Государственной Думы Михаил Владимирович Родзянко. Секретарем Соборного Совета стал Шеин, тогда мирянин, бывший член Государственной Думы, а впоследствии архимандрит Сергий, священномученик, погибший вместе с митрополитом Вениамином.

 

 


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com