Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Русские философы, общественные и государственные деятели / Павел Александрович Флоренский (1882-1937) / Последний счастливый год семьи Флоренских. Павел Флоренский, Т. Шутова

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Последний счастливый год семьи Флоренских
 
Для семьи Александра Ивановича Флоренского 1907 был годом надежд, но, как оказалось, – последним благополучным годом. Он стал последним для главы семьи, Александра Ивановича, который скончался 22 января 1908 года. Вскоре семья распалась.
 
На фоне надвигающейся драмы, которая особенно чувствовалась в Закавказье, наэлектризованном межнациональными распрями, 1907 год был все-таки счастливым. Пока все благополучно. Старший сын Павел заканчивает Московскую духовную академию, средний сын Александр учится в Петербургском университете, в Москве находятся дочери Юлия и Елизавета, с родителями в Тифлисе живут только гимназистки Ольга-Валя и Раиса-Гося да младший Андрей (Андрик, Аля), собирающийся поступать в гимназию. Тем не менее, трагические предвестники драмы уже витали в воздухе. В Тифлисе год начался с убийства террористом 15 января Николая Алексеевича Худадова, друга Александра Ивановича, отца Володи и Мани – друзей детей Флоренских.
 
Зимой, как бы следуя горьким словам Александра Ивановича о том, что надо сворачивать дела и уезжать с Кавказа, сказанным им еще под впечатлением волнений лета 1905 года, из Тифлиса не уехали только младшие дети. Однако старшие часто навещали родителей. На рождественские каникулы домой приехали из Москвы Люся и Лиля, из Петербурга – Шура, а вот Павля, который учился на четвертом, предпоследнем курсе Московской духовной академии в Сергиевом Посаде, отправился в Толпыгино со своим другом С. С. Троицким. По окончании каникул 26 января Люся и Лиля вернулись в Москву, Шура тоже уехал в Санкт-Петербург, но ненадолго. В нездоровом климате Петербурга у него обострился туберкулез, и по настоянию врачей весной он возвращается к родителям в Тифлис.
 
В начале апреля Александр Иванович Флоренский получил пост помощника начальника Кавказского округа путей сообщения, а несколько позже чин действительного статского советника, что давало потомственное дворянство. Несмотря на плохое самочувствие, он увлечен работой, ездит в командировки. Сразу после назначения на новую должность побывал в Александрополе (1840–1924; ранее – Кумайри (Гюмри), позже – Ленинакан), планирует поездку в Карскую область, где по его проекту построен мост. В ноябре он выехал для обозрения строящейся Воронцовско-гюллюбулакской дороги, сильно простудился, по возвращении в Тифлис слег в постель. Встать ему было не суждено... Но вернемся к весне.
 
В середине мая в Тифлис приезжают Люся и Лиля, а в июне – Павля со своим другом Сергеем Троицким. Словно предчувствуя грядущее, в Тифлисе собирается вся семья Флоренских. Здесь они снимаются на фотографии, запечатлевшей семью в ее последнее счастливое лето. А потом, покинув душный и жаркий Тифлис, отправляются в Боржом на казенную дачу А. И. Флоренского. Сюда съехались многие тифлисские друзья Флоренских, а из Сергиева посада приехала семья Каптеревых, друзей Павла и Сергея.
 
Включенные в представленную в этом номере НЖ переписку весточки однокашников Павла А. В. Ельчанинова и В. Ф. Эрна свидетельствуют о бурной общественной жизни Москвы и Петербурга после трагических событий 9 января 1905 г. Уже в феврале Эрн и его друг В. П. Свенцицкий создают Христианское братство борьбы, одной из форм его легальной деятельности становится Московское религиозно-философское общество памяти Вл. Соловьева, в работе которого участвует Павел Флоренский. Во всех начинаниях активно помогает Ельчанинов. Молодое братство проповедует Христа печатным и живым словом: взыскующие града издают «Религиозно-общественную библиотеку», выступают с лекциями, открывают Вольный богословский университет, выпускают журналы «Век», «Живая жизнь», газеты «Народ» (Киев), «Ходите в свете» (Тифлис), «Стойте в свободе!» (Москва). Избрав идеалом Церковь как тело Христово, друзья ратуют за ее освобождение от контроля самодержавной власти, созыв Собора, отмену смертной казни, установление справедливого экономического строя, воцерковление общественной и государственной жизни. И подвергаются гонениям: аресты и обыски не минуют никого, многочисленные судебные преследования тянутся годами (см. работы С. В. Черткова, посвященные этому периоду).
 
В конце 1907 г., после некорректного поведения Ельчанинова на следствии, начался общий разлад в отношениях со Свенцицким, особенно обострившийся после публикации его романа-исповеди «Антихрист. (Записки странного человека)». В 1908 г. Свенцицкий выходит из состава МРФО и надолго покидает российские столицы. Пережив глубокий духовный кризис, укрепляется в вере во Христа под духовным руководством прп. Анатолия (Молчанова) Оптинского. Вся героическая и мученическая жизнь этого удивительного человека подтверждает слова о том, насколько неисповедимы пути Господни и как тернист путь к изножию Его Престола. По-разному, но промыслительно вместе шли туда ставшие священниками отец Павел, отец Валентин, отец Сергий (Булгаков), отец Александр, рядом был скончавшийся в 1917 г. Владимир Эрн... А в сердце у них царил Христос!
 
В то последнее счастливое лето произошло событие, изменившее судьбу Павла. Вернемся на несколько лет назад и напомним обстоятельства становления будущего философа, богослова, священника. По разному шли к Церкви, через «ограду церковную» в храм, а затем нередко и в алтарь, представители русского религиозного возрождения начала ХХ века. Павел Флоренский был одним из немногих, если не единственным из блистательной плеяды, кто еще в детстве получил «поручение Господа», услышав на своей «дамасской» дороге призыв свыше и сумев последовательно и вдохновенно его исполнить.
 
В 1904 году Павел окончил Московский университет, учебу в котором считал ступенью восхождения «по лествице», ведущей его туда, куда призвал голос, услышанный во дворе тифлисского дома юным гимназистом. О планах посвятить себя поиску всеединства, синтеза науки и веры весной 1900 года он рассказывает отцу, на что тот возражает в письме 14 мая 1900 года: «Объединить знание и религию в одно – это задача была непосильна и остается непосильной. Религия есть частное дело каждого отдельного лица. Человек каждый, чтобы быть полезным, непременно должен до известной степени раздвинуться: одно – делать повседневное полезное дело, скажу – быть ремесленником, другое – сохранить уголок своей души, своего ума для высших требований человеческой природы». Несмотря на неодобрение родителей, которых Павел бесконечно уважал, на настойчивые предложения университетских профессоров продолжить научную карьеру, Павел не отступает с выбранного пути и по окончании университета просит благословения своего духовника епископа Антония (Флоренсова) на «практическое богословие», иночество. Но благословения не получает и поступает в Московскую духовную академию, где знакомится с Сергеем Троицким, сыном настоятеля храма Воскресение Словущего в селе Толпыгино Костромской губернии. С «задушевным другом Сережей» они живут в одной келье Свято-Сергиева монастыря, часто и надолго уезжают в Толпыгино, где Павел открывает для себя красоту русской природы и незнакомую жизнь русских крестьян. В своем фундаментальном труде «Столп и утверждение Истины» он с поразительной яркостью и почти физической плотскостью передает ощущения пребывания на лоне русской природы, где некогда жили его предки: «Помнишь ли ты, тихий, наши долгие прогулки пу лесу – по лесу умирающего августа. Как стройные пальмы стояли серебряные стволы берез, и золотисто-зеленые маковки, будто исходя кровью, прижимались к багровым и пурпурным осинам. А над поверхностью земли, как зеленый глаз, ветвился сквозящий орешник. Священной торжественностью веяло под сводами этого храма.
 
Помнишь ли ты, далекий и вечно близкий Друг, наши проникновенные беседы? Дух Святой и религиозные антиномии – вот что, кажется, интересовало нас более всего. А находившись по заповедной роще, мы шли на закате озимями, упивались пылающим западом и радовались, что вопрос выясняется, что мы врозь пришли к одному и тому же. <…> Несказанно ликующая тайна нарастала в душе, но мы безмолвствовали о ней, говоря друг другу молчанием: тогда...»
 
Из последующих событий и атмосферы 12 писем, составляющих «Столп и утверждение Истины», обращенных «к далекому и вечно-близкому другу», можно вывести, что этим «тогда» был сокровенный и лелеемый замысел совершить то, что не удалось сделать в 1904 году, на этот раз в «стоянии двух перед лицом Третьего» – принять иночество, реализовав образ «апостольской двоицы», воспринятой монашеством. Замыслу суждено было рухнуть именно летом 1907 года, когда перед принятием решения «хождения монахов по два» Павел привез в свой дом Сергея Троицкого. Тут, в семье друга, Сергей встретил его сестру Ольгу-Валю, заканчивавшую гимназию. Эта встреча перевернула жизнь Сергея. Когда они с Павлом из Тифлиса едут в Толпыгино, Сергей думает только о возлюбленной, пишет ей письма, а осенью резко меняет планы, переезжает в Тифлис, чтобы быть рядом с Ольгой, работает преподавателем в 1-ой мужской гимназии. Из писем членов семьи Флоренских 1907 года понятно, что вначале Павел относится к переменам в планах друга как ко временному явлению и ждет его возвращения. Однако обстоятельства сложились иначе. В 1909 году Сергей и Ольга обвенчались, а через год грянула драма, которую предчувствовал Павел, писавший в том же «Столпе и утверждении Истины»: «Верность есть и всегда считалась церковным сознанием за вечно необходимое не только ради сохранения дружбы, но и ради самой жизни друзей». Драма свершилась 2 ноября 1910 года, когда Сергей Семенович Троицкий был заколот кинжалом гимназистом Шалвой Тавдгеридзе. Через четыре года в Тифлисе умерла безутешная Ольга (подробнее об этом см. «Наше наследие», 79-80, 2006).
 
Итак, ровно столетие назад, год седьмой ХХ века, самого трагического века в истории России. Перед вами письма, идущие из Тифлиса в Москву и Петербург, и ответы на них, написанные рукой тех, кто созидал великое и прекрасное здание русской культуры, кто сохранил и донес до нас, нынешних, негасимую свечу веры наших пращуров.
 
Павел Флоренский, Т. Шутова
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com