Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Павел Флоренский: между университетом и лаврой
 
В 2007 году Русская Православная Церковь и российская общественность отмечают две юбилейные даты: 125 лет со дня рождения и 70 лет со дня мученической кончины русского философа, ученого и богослова священника Павла Александровича Флоренского. 18 апреля в Московском университете, а 19-го – в Московской Духовной академии пройдет конференция, посвященная двойному юбилею.
 
Именно с этими двумя старейшими учебными заведениями России были связаны жизнь и творчество отца Павла. В 1904 году он успешно окончил математический факультет Московского университета и тогда же, отказавшись от научной карьеры, поступил в Московскую Духовную академию, что в Троице-Сергиевой лавре. Через десять лет увидела свет его первая книга «Столп и утверждение Истины», важнейшая веха в истории русского богословия конца XIX века. К тому времени позади осталась учеба в академии, магистерская диссертация и, вероятно, самое главное событие в жизни – принятие сана священника. Впереди были лекции в академии, философские труды, священническое служение в Лавре (а после революции – работа по сохранению ее памятников). Потом аресты, ссылки, лагеря и расстрел.
 
Приход в университет стал результатом юношеских увлечений наукой, приход к священству – следствием духовного переворота. Но, обратившись к вере, Флоренский науку не бросил. Особыми были и его научность, и религиозность. Одно из главных положений конкретной метафизики – философского учения Павла Флоренского – состоит в том, что идеальное (ноуменальное, потустороннее, горнее) просвечивает через окружающий нас феноменальный мир. Не только мы, простые смертные, стремимся к Высшему, но и Высшее стремится к нам, заглядывает в наш мир, дабы озарить его чудесным светом (и здесь слышна одна из главных интуиций русской мысли).
 
Как нигде, человек ощущает на себе этот взгляд в церкви, молясь иконе, которую отец Павел называл окном в иной мир. Но не только. Горним светом пронизаны все сферы нашего возможного опыта, нужно только уметь вглядываться. Еще в дипломной работе выпускника математического факультета Флоренский задумал математически доказать наличие мира по ту сторону феноменального бытия. В 1922 году к дипломным «Мнимостям в геометрии» он добавит последний параграф, где, опираясь на геометрию Римана и физику Эйнштейна, скажет о возможности космологического прорыва в горний мир. Там, как оказывается, даже время течет в обратном направлении, потому что движется навстречу нам, нашей земной юдоли.
 
Антиномия университета и Лавры как антиномия науки и религии стала символом жизнетворческого пути Флоренского. По воспоминаниям современников, он являл поразительное зрелище, когда, вынужденный заниматься диэлектриками в 20-е годы, приходил в лабораторию в рясе священника. Полутора веками ранее под знаком той же антиномии – академии и университета – прошла жизнь другого великого русского человека, Михаила Васильевича Ломоносова.
 
В этом сопоставлении тоже свой символизм, раскрывать который следует уже не в рамках жизни отдельного человека, но в контексте истории русской культуры. Ломоносов, учившийся в Славяно-греко-латинской академии (ныне Московской духовной), мечтал о создании в России светской науки. Флоренский, вряд ли уступающий Михайле Васильевичу энциклопедизмом мысли, проделал обратный путь: из светской науки в религию, из университета в Лавру. Для Ломоносова академия была началом пути, и основание университета стало логическим его итогом. Для Флоренского именно Лавра была местом, куда он стремился, где преподавал и служил.
 
Как же так вышло, что в эпоху Серебряного века один великий русский мыслитель проделал путь, обратный тому, на который всего полтора века назад положил жизнь другой, не менее великий? Современник Флоренского европейский философ Эдмунд Гуссерль сожалел о том, что наука, созданная европейским человеком, отвечает на какие угодно вопросы, но не на самые жгучие – о смысле и бессмысленности человеческого бытия. В эпоху Серебряного века Флоренский ставил иные задачи, чем Ломоносов во времена Просвещения и рационализма. Не наука как объективное знание, независимое от человека как внешнего наблюдателя, а наука как знание синтетическое, включающее человека как центр мироздания, – средоточие всех его путей. «Человек есть сумма Мира, сокращенный конспект его», – писал Флоренский.
 
Именно такую науку запроектировал он в своих работах, и его неоконченные проекты ждут своего продолжателя. Но такая наука apriori не способна быть в конфликте с религией, ведь человеку издревле было свойственно поднимать глаза «от долу горе» и совершать служение невидимому Богу. Человек, по Флоренскому, – homo liturgus. Вот как высказался об этом Алексей Федорович Лосев, его ученик и последователь: «Оказалось, что человек идет в церковь, крестится и молится не потому, что так папа или мама велели, а потому, что действительно наука этого требует, потому, что без этого ты будешь просто дурак, глупец будешь, если ты не будешь ходить в церковь и не будешь исповедовать последних истин науки».
 
Работы Флоренского о религии, среди которых многими особенно любим «Иконостас», обладают удивительной способностью – приводить людей в Церковь. Среди его читателей немало людей светского образования и культуры, людей думающих и сомневающихся. В этом один из парадоксов отца Павла, считавшего интеллигентское сознание стоящим дальше от подлинной религиозности, чем народное с его непосредственным отношением к жизни и вере. Но ведь и сам он был из интеллигентской среды и писал для тех, кто к вере и Истине шел тесными вратами, и сам проделал тот же путь. Вклад Флоренского в русскую культуру поистине уникален. Своим словом и мыслью он помогает нам постигать и почти научную истинность православной традиции, и ее человеческую теплоту, и многовековую мудрость.
 
По сведениям, недавно открытым биографами и потомками Павла Флоренского, его гибель в 1937 году стала результатом массового расстрела, приуроченного к 20-летию Октябрьской революции. Место захоронения священника – общая могила на Левашевской пустоши в Ленинградской области.
 
Оксана Седых
04.04.2007

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com