Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Русские философы, общественные и государственные деятели / Научная и общественная деятельность Н. Х. Бунге. В. Л. Степанов

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел летний номер № 51 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
 
Научная и общественная деятельность Н. Х. Бунге


После окончания университета св. Владимира в Киеве Бунге преподавал в Нежинском лицее (1845-1850 гг.), был профессором политической экономии и статистики Киевского университета (1850-1880 гг.), трижды занимал пост ректора, избирался почетным (1881 г.) и действительным членом (1890 г.) Петербургской Академии наук. Как ученый он формировался под влиянием достижений западной науки, эволюционировал от идей экономического либерализма школы А.Смита с ее апологией универсальных законов, частной собственности и системы свободной конкуренции к более умеренным взглядам теоретиков немецкой исторической школы (В.Рошера, Б.Гильдебрандта, К.Книса и др.), которые призывали к изучению хозяйственной специфики каждой конкретной страны и указывали на необходимость государственного вмешательства в экономическую жизнь. Бунге не создал собственного оригинального направления в науке, но многое сделал для пропаганды западных экономических идей и оценки возможностей их практического применения в России. Он стал родоначальником киевской школы экономистов, которую объединяли отрицание трудовой теории стоимости, резкая критика социалистической доктрины (в том числе марксизма) в сочетании с признанием необходимости социальных реформ, преимущественное внимание к практическим вопросам экономической политики. Эта школа оказала определенное влияние на правительственную политику последних десятилетий XIX в.

После окончания Крымской войны (1853-1856 гг.) Бунге принял деятельное участие в либеральном движении. Его политические убеждения сложились в ходе изучения передовых европейских идей и дискуссий о путях развития страны в либеральных кружках Нежина, Киева и Петербурга. Он прочно усвоил западные ценности с их гуманистической направленностью. В воззрениях Бунге отразились особенности российского либерализма 50-60-х годов. Признание приоритета человеческого разума, вера в самоценность свободной личности, преданность идеям гласности и правопорядка сочетались у него, как и у других либералов, с представлением об исключительном значении государства в истории России, приверженностью монархической форме правления, ярко выраженным антирадикализмом, отказом от конституционных лозунгов (но без отрицания конституционализма в принципе). Преимущественное внимание к социальным проблемам отодвигало политические требования на второй план. В программах либеральных бюрократов и близких к ним по взглядам либеральных общественных деятелей социально-экономическая реформа всегда предшествовала политической.

Бунге принял непосредственное участие в Великих реформах Александра II. Он входил в состав Редакционных комиссий, учрежденных для подготовки отмены крепостного права, а также комиссий для преобразования банковской системы и разработки либерального университетского устава. В первые пореформенные десятилетия Бунге возглавлял Киевскую контору Государственного банка, что позволило ему на практике овладеть искусством финансовых операций, избирался в органы городского самоуправления и председательствовал в комиссии, которая занималась составлением городских финансовых смет. К моменту назначения на государственный пост Бунге приобрел высокий авторитет как ученый, педагог, общественный деятель и администратор-финансист. Р.Г.Эймонтова относит его к немногочисленной группе профессоров-просветителей, которые не только занимались образованием учащейся молодежи, но и пытались распространить влияние науки за пределы университетов1.

Крестьянский вопрос

Приоритетное значение Бунге придавал решению крестьянского вопроса. Он принадлежал к приверженцам частной крестьянской собственности на землю. В публицистике 1858-1859 гг. Бунге обосновал основное требование либеральной программы отмены крепостного права - освобождение крестьян с землей за выкуп, предложил свой план проведения выкупной операции, подчеркнул тесную связь реформы с преобразованием системы кредита, налогообложения, паспортного устава. Вместе с тем он высказался за постепенность переворота в деревне с целью избежать кризисных явлений в экономике и социально-политических потрясений. Становлению крестьянского землевладения должны были прадоксальным образом способствовать элементы того самого крепостничества, которое уже уходило в прошлое, община с круговой порукой, временнообязанное состояние крестьян, ограничения на право отчуждения земли и др. Их сохранение носило временный характер, так как, по мнению Бунге и других либералов, новое землеустройство не оставляло им места в будущем аграрном строе России.

В Редакционных комиссиях (1859-1860 гг.) Бунге принадлежал к либеральному большинству и отстаивал ключевые положения либеральной программы и в том числе - установление принципов бессрочного пользования наделами и неизменности повинностей. Это имело решающее значение для освобождения крестьян с землей, так как выкуп не устанавливался законодательно как цель реформы, а подразумевался членами Комиссий как ее логическое завершение. Бунге внес весомый вклад в разработку важнейшего звена реформы - выкупной операции, которая предполагала добровольность выкупа, но при том, что его условия определяются правительством: размеры надела, подлежащего выкупу, сумма крестьянского долга и выкупных платежей, способы выплаты компенсации помещикам и др. Только при соблюдении этих условий выкуп действиетльно становился неизбежным.

Вскоре после провозглашения отмены крепостного права Бунге выступил за корректировку и дополнение "Положений" 19 февраля 1861 г. Особое внимание Бунге обращал на организацию переселений малоземельных крестьян на свободные казенные земли, облегчение перехода из одного "общества" в другое и пересмотр паспортного устава, затруднявшего мобильность сельского населения. Но эти предложения не получили поддержки в "верхах". Правительственные мероприятия первых пореформенных десятилетий имели частный характер и не означали каких-либо изменений в общем направлении аграрной политики. Только к концу 70-х годов в ходе статистических исследований, общественных дискуссий и деятельности министерских комиссий был накоплен достаточный материал, который позволил выявить основные тенденции в развитии сельского хозяйства и определить новые задачи в решении крестьянского вопроса.

Бюджет и налоги

В своих работах Бунге выдвинул конкретные предложения по преодолению начавшегося в годы Крымской кампании катастрофического расстройства российских финансов. Он рекомендовал продолжить начатое в 60-е годы упорядочение бюджетно-сметного дела - установление принципов бюджетного и кассового единства, усиление эффективности Государственного контроля; по образцу европейских кабинетов учредить объединенное правительство, одной из функций которого было бы составление общего для всей империи финансового плана; уменьшить "несоразмерные со средствами народа" государственных расходов и в связи с этим сократить количество бюрократических инстанций и штаты учреждений, изъять часть дел из ведения администрации и передать их земствам, назначить чиновникам строго регламентированные оклады и пенсии; регулярно публиковать отчеты ведомств об исполнении бюджетных предписаний.

Отмена крепостного права повлекла за собой необходимость перехода от подушного к подоходному принципу в налогообложении. Бунге предлагал заменить архаичную подушную подать всесословной поземельной податью, личным промысловым налогом и подоходным разрядным налогом. Но правительство не решилось на коренные изменения в системе окладных сборов. Подоходный налог был признан для России преждевременным. В тяжелой экономической ситуации в "верхах" опасались лишиться традиционных финансовых ресурсов. Кроме того, введение подоходного обложения означало привлечение к платежам дворянства, которое пользовалось правом податной неприкосновенности. Это создавало угрозу вспышки недовольства первого сословия, и без того утратившего после крестьянской реформы вековые привилегии.

Рассматривая косвенные налоги, Бунге рекомендовал упразднить обременительный для крестьянства соляной сбор, предостерегал от взвинчивания акцизов с сахара и спиртных напитков, но вместе с тем видел в постепенном повышении табачного акциза надежный источник доходов казны. В предреформенный период Бунге защищал лозунг свободы торговли и отстаивал учение английской классической школы о международном разделении труда. Либералы-западники видели в понижении таможенных пошлин одно из основных условий экономического прогресса страны. Однако во второй половине 60-х годов Бунге перешел на позиции умеренного протекционизма. Это объяснялось падением популярности фритредерской доктрины на Западе, учетом реалий отсталой России (узости внутреннего рынка, низкого уровня доходов населения, слабости тоговых обортов, плохих путей сообщения и т.п.), пассивным сальдо торгового баланса в результате либерализации таможенной политики в 50-60-е годы. Снижение пошлин было целесообразно лишь на стадии становления российской индустрии, когда она остро нуждалась в притоке сравнительно дешевых иностранных товаров (оборудования, материалов, рельсов и подвижного состава для железных дорог и др.). Но по мере развития в России собственного производства конкуренция западной продукции стала наносить все больший ущерб отечественной промышленности.

Банки, стабилизация рубля и железнодорожное строительство

Бунге был сторонником частного кредита, отдавая безусловное предпочтение акционерным банкам. С середины 50-х годов он призывал к упразднению казенной кредитной системы и возражал против государственной регламентации банковской деятельности. Наряду с другими участниками Комиссии по преобразованию государственных кредитных учреждений (1859-1860 гг.) Бунге предлагал основать акционерный центральный банк по европейскому образцу с целью развития операций коммерческого кредита. Но в "верхах" не пошли на радикальные меры, и в 1860 г. был учрежден казенный Государственный банк. В отличие от центральных банков Запада, он был органом не только денежнокредитной, но и общей экономической политики. Средства Госбанка широко использовались в интересах государственных финансов, что отвлекало его капиталы от кредитования хозяйства. Вместе с тем правительство поощряло создание частных банков в форме акционерных компаний и кредитных обществ с круговым ручательством. Бунге выступал за отказ от устаревшей концессионной (разрешительной) системы учредительства и введение явочной, при которой для образования компании было достаточно зарегистрировать его устав в соответствующих административных органах. Но правительство отказалось от проведения коренной акционерной реформы. В обстановке биржевого ажиотажа и спекуляций акциями, которые процветали в сфере кредита при отсутствии четкого регулирующего законодательства, а также грандиозного биржевого краха в странах Запада в 1873 г., в первой половине 70-х гг. были приняты меры для сдерживания учредительства. Бунге указывал на опасность подобной регламентации, хотя в эти годы и признал невозможность полного отказа от вмешательства государства, так как банки могут превращаться в орудие легкой наживы за счет широких слоев населения. Он подчеркивал необходимость развития и других форм частного кредита (городских общественных банков и обществ взаимного кредита), а также совершенствования сберегательного дела в России.

Много лет Бунге занимался проблемами денежного обращения. Массовая эмиссия в Крымскую войну кредитных билетов привела к галопирующей инфляции и падению курса рубля. Бунге поддерживал стремление Министерства финансов к повышению курса денежной единицы до паритета и восстановлению свободного размена кредитных билетов на золото и серебро. Его проект 1877-1880 гг. предусматривал: приостановление эмиссии и извлечение из обращения неразменных кредитных билетов; преобразование Государственного банка в акционерный с правом выпуска бумажных денег и их размена на монету; разрешение Государственному казначейству принимать звонкую монету в уплату налогов, частным лицам заключать сделки на монету, банкам принимать металлические вклады с условием обязательного возврата их монетой. При этом Бунге подчеркивал, что полное упорядочение денежного обращения может быть достигнуто только в результате общего улучшения экономического положения страны - активизации расчетного баланса, сбалансирования бюджета, преобразования налогов и паспортного устава, укрепления крестьянской собственности на землю и др. Проект не предполагал каких-либо принципиальных изменений, поскольку старая система серебряного монометаллизма с серебряным и золотым обращением должна была сохраняться.

После Крымской войны Бунге писал о необходимости пробуждения "духа предприимчивости" в строительстве железных дорог, которое в экономико-географических условиях России стало ведущим направлением в развитии народного хозяйства. Во второй половине 60-х годов правительство сделало ставку на строительство силами частных компаний, но при содействии государства, установив порядок гарантийного страхования железнодорожных капиталов. Значительной финансовой поддержкой государства пользовались заводы по производству рельсов и подвижного состава. Выгодные дотации казны вызвали грандиозный железнодорожный бум и стремительный рост железнодорожной сети. Однако концессионная лихорадка сопровождалась коррупцией, злоупотреблениями в расходовании казенных субсидий, нередкой сдачей в эксплуатацию недостроенных дорог, произволом в системе тарифов и другими негативными явлениями. С 1876 г. из-за полного опустошения учрежденного в 1867 г. правительством внебюджетного железнодорожного фонда выдача новых концессий была прекращена. К этому времени Бунге изменил свое мнение о роли "хозяйственной свободы" в железнодорожном деле. Он высказался за выкуп нерентабельных частных дорог в казну и указал на преимущества государственного железнодорожного хозяйства: строительство сети дорог по единому плану, унификация тарифов, общая система административного управления, меньшие финансовые затраты и др. Вместе с тем Бунге был против полного огосударствления железных дорог и отказа от частной инициативы.

Рабочий вопрос

Бунге неоднократно писал о путях решения рабочего вопроса в России. Отмена крепостного права, изменившая юридический статус миллионов людей, заставила правительство взяться за урегулирование взаимоотношений рабочих и предпринимателей с целью создания правовой основы для развития промышленности и предотвращения опасных социальных последствий индустриализации. По его мнению, преодоление противоречий между трудом и капиталом было возможно только при соединенных усилиях правительства, общественности и самих рабочих. Он подчеркивал, что роль государства должна заключаться в принятии фабричных законов об учреждении фабричной инспекции, ограничении продолжительности рабочего дня женщин и детей, страховании рабочих от несчастных случаев и др. "Достаточному" сословию надлежит следить за образованием "фабричного люда", обеспечением его дешевыми квартирами, продуктами и предметами потребления, соблюдением правил гигиены. Огромное значение Бунге придавал копартнершипу, т.е. участию рабочих в прибылях предприятий, а также организации рабочих ассоциаций для совместного производства.

При изучении проблем народного хозяйства России Бунге исходил из конкретных обстоятельств, умел своевременно корректировать свои теоретические установки, демонстрировал комплексный и рациональный подход к явлениям экономической жизни. Как ученый он ориентировался на западные рецепты. Но ему было чуждо слепое копирование европейских теорий, институтов и правовых норм. Бунге стремился использовать опыт других стран применительно к российским условиям. По его мнению, цель правительственной политики должна быа заключаться в продолжении реформ 60-х годов, устранении укоренившихся остатков крепостнического общества и переходе к рыночной экономике.

Однако Бунге учел негативные явления, сопровождавшие "экономическое чудо" конца 60-х - второй половины 70-х годов - биржевой ажиотаж, массовые спекуляции и злоупотребления. Он выступал за определенное взаимодействие частной инициативы и государственного участия, и, с его точки зрения, какие-либо перекосы грозили народному хозяйству опасными последствиями. Во второй половине XIX в. государственная поддержка индустриального развития позволяла хотя бы отчасти нейтрализовать отрицательное воздействие на промышленность таких факторов, как отставание сельского хозяйства, сохранение общины и гражданского бесправия крестьянства, правовая необеспеченность частного предпринимательства и др.

На первое место Бунге ставил решение социальных проблем: подъем жизненного уровня и обеспечение правовой защиты крестьян и рабочих. Причины "народолюбия" Бунге объяснялись как его гуманистическим мировоззрением, так и здравым смыслом экономиста-прагматика, понимавшего, что при нищете населения невозможно полноценное развитие производительных сил. По его мнению, последовательная социальная политика, проводимая "верховной властью", является залогом не только экономического прогресса, но и мирной эволюции государства, лишая почвы всевозможные "разрушительные" теории. В этом убеждении заключалось "кредо" Бунге, стержень его реформаторских взглядов.

Вопросы, поднятые Бунге, в те годы широко обсуждались в публицистике, земских собраниях и правительственных комиссиях. Его позиция, отражавшая чаяния либеральных кругов, получила известность и признание в обществе. Это способствовало привлечению авторитетного экономиста к государственной деятельности. Он оказался лицом к лицу с задачами, которые были поставлены на очередь отменой крепостного права, но так и не решены правительством в первые пореформенные десятилетия.

     
  1. Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох. От России крепостной к России капиталистической. М., 1985. С. 94-99.

доктор исторических наук  Степанов В.Л.

 
Отрывок из монографии "Судьба реформатора" 
Монография посвящена жизненному пути Николая Христиановича Бунге (1823-1895) - ученого-экономиста и политика, министра финансов (1881-1886) и председателя Комитета министров (1887-1895), крупнейшего реформатора царствования Александра III. В книге на широком фоне событий истории России второй половины XIX столетия освещаются основные вехи биографии Бунге, исследуется процесс формирования и эволюции его взглядов, оценивается значение его государственной деятельности, оценивается влияние его идей на правительственную политику более позднего периода.
 
 
Источник "Международный исторический журнал"  N4, июль-август 1999  

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com