Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Культура и искусство: русские имена / МУЗЕИ, МЕЦЕНАТЫ И КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ / Люди и судьбы. Мамонтовы в российской культуре. Век XIX –начало XХ. (Анатолий Мамонтов и его издательство). Григорий Бокман

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 48 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Люди и судьбы
Мамонтовы в российской культуре. Век XIX –начало XХ
(Анатолий Мамонтов и его издательство)
 
Среди многочисленных купеческих династий, появившихся в первопрестольном граде Москве в XIX  веке  и оставивших свой след в становлении русской культуры конца XIX – начала XX веков, многочисленная купеческая династия Мамонтовых занимает особое место. И это обусловлено отнюдь не только её предпринимательскими достижениями, а и их особым вкладом в становлении, этой культуры, получившей названия «Серебряного века».
        
С самым видным представителем этой династии - Саввой Ивановичем Мамонтовым, московская общественность связывает традиционно участие Мамонтовых в модернизации русской культуры и стимулировании  новых эстетических ее выражений, характерных для «культуры Серебряного века». Явление это для Москвы тех времен не случайное, можно, например, вспомнить многочисленную династию Морозовых, над которыми, в этом смысле, как бы возвышается один из младших отпрысков династии – Савва Тимофеевич Морозов. И тот и другой Саввы – оба являются символом московского купеческого меценатства. 
       
О жизни и деятельности Саввы Мамонтова (1841–1918) – железнодорожного магната, мецената и театрала – написано и опубликовано очень много, есть даже посвященные ему книги. Савва Иванович был действительно самым выдающимся деятелем в многочисленной династии Мамонтовых. Но в истории русской культуры этого времени остались четкие следы и ряда других выходцев из этой династии.  Можно, например, вспомнить Виктора Николаевича Мамонтова (1839–1903), видного московского музыканта, хормейстера Большого театра, проработавшего в этом театре свыше 20 лет. Надо назвать и внучатого племянника Саввы Ивановича – Сергея Ивановича Мамонтова, (1877– 1938),  известного российского музыканта, композитора и  педагога,  дирижёра в Частной русской опере Саввы Мамонтова. Он много сделал и для развития музыкальной культуры Эстонии, в которую  эмигрировал после революции, будучи режиссером Таллиннского театра оперы. Его имя связано еще и с драматической историей последних лет Российской империи, с  домом Романовых – Сергей Иванович был первым мужем Натальи Шереметьевской, дочери Санкт-Петербургского присяжного поверенного, которая в третьем браке стала морганатической супругой великого князя Михаила Александровича Романова, родного брата Николая II, в пользу которого тот отрекся от престола. 
       
Но было и еще одно направление деятельности Мамонтовых, интегрально отражающее состояние многих видов культуры,  которое также оставило свой след. К сожалению, оно известно ныне, в основном, искателям книжных раритетов уже упомянутого «Серебряного века».
       
Имя старшего брата Саввы Ивановича – Анатолия Ивановича Мамонтова (18391905) издателя, типографа, не так уж часто можно встретить в литературных источниках, хотя сделал он много для совершенствования культуры российского художественно-издательского дела второй половины ХIХ – начала ХХ века. Ему и его издательской деятельности  мы и хотим посветить эти заметки. Предварив их кратким очерком о династии Мамонтовых, учитывающим  некоторые последние публикации о ее происхождении.     
       
Мамонтовы были не коренными московскими жителями. В Москве они появились в 40-х  годах XIX века, появились  с разницей в несколько лет двумя кланами братьев Ивана и Николая Федоровичей Мамонтовых.  П.А. Бурышкин (1887, Москва – 1955, Париж), знаток московского купечества, сам потомственный купец, финансист и политик полагает, что их отцом был  купец 3 - гильдии Федор Иванович Мамонтов, винный откупщик *1,  сколотивший хорошее состояние, так что его сыновья были уже богатыми людьми. У него было три сына: Иван, Николай и Михаил. Последний, как полагает Бурышкин, не был женат, во всяком случае, потомства  не оставил.       
 
Существовало, и  поныне существуют несколько версий, о происхождении этой купеческой династии, о корнях ее фамилии. Но проведенные сравнительно недавно Российским генеалогическим обществом исследования документов Российского Государственного архива древних актов (РГАДА), однозначно и бесспорно определили не только историю зарождения рода,   но и происхождение его фамилии.
 
Не вдаваясь в историю города Мосальска, когда-то центра самостоятельного удельного Мосальского княжества,  присоединенного к  Москве в 1500 году,  а с XVII века уездного центра Калужской губернии, можно на основании указанного исследования сказать, что род этот  под фамилией  Мамонтов появился и закрепился в г. Мосальске – уездном центре Калужской губернии.  
 
Первое упоминание  Мамонтовых исследователи относят к 1716 году. В этом году в переписной книге Мосальского уезда, в селе Берне, при дворе местного помещика С.Е. Шиловского значилась семья приказчика Кондратия Мамонтова. Упомянутый Кондратий, не имея фамилии, во всех документах был записан по отчеству - Мамонтов. Новое для семьи имя, полученное при крещении её родоначальника в честь святого Маманта *2.
 
Сын Кондратия Мамонтова – Никита – служил в армии в одном полку с хозяином,  С.Е. Шиловским, а внуки были служителями в имении помещика. В середине XVIII века они, по воле их владельца, были освобождены от крепостной зависимости, поселились в Мосальском посаде и занялись торговой деятельностью. Тогда-то за ними и закрепилась фамилия Мамонтовы.
 
Из архивных источников известно и то, что в 1767 году Иван и Анисим Никитовичи Мамонтовы вместе с другими мосальскими купцами подписали депутатский наказ в комиссию, созданную Екатериной II для выработки нового «Уложения» (свода законов).
 
Во 2-й половине XVIII-го века Мамонтовы были мещанами и купцами 3-й гильдии города Мосальска. Среди них был и Федор Иванович Мамонтов (1760–1811), купец 3 – гильдии, винный откупщик, сыновья которого и стали основателями московской династии Мамонтовых *3
 
С начала 1830‑х годов братья занимались винным откупным промыслом уже самостоятельно и числились масальскими купцами 3 – гильдии.
 
Первым в Москву в 1840 году перебрался Николай Федорович Мамонтов (1807–1860), купец – 3 гильдии, винный откупщик, в семье которого к этому времени было уже четверо сыновей. Жена Вера Степановна (1810–1864, в девичестве Вагина). О происхождении его жены источники ничего не говорят.
  
Местом жительства семьи в Москве стала приобретенная Николаем Федоровичем городская усадьба на Елоховской улице, 9 (в советское время Спартаковская улица). Известно, что эта бывшая дворянская усадьба после событий 1812 года перешла в руки купца М.А. Крашенинникова  и в 1816 году была  им перестроена.
 
В этой усадьбе у Николая Федоровича и его жены Веры Степановны родилось еще семь человек детей, в числе которых было три девочки: Вера, Зинаида и Евдокия, имена, которых еще будут встречаться в  наших заметках.
 
Вскоре после переселения в Москву Николай Федорович открыл на Сыромятнической улице фабрику сургуча, лаков и красок, а в придачу к ней еще и пивной завод на Пресне. С 1853 года он уже купец первой гильдии, Потомственный почетный гражданин Москвы.
 
Открытую им фабрику, а, к ней в придачу еще и пивной завод, он в 1854 году передал двум своим сыновьям Александру и Николаю. В 1858 году братья организовали на этой базе  «Товарищество «Братья Н. и А. Мамонтовы» и перевели предприятие в собственное помещение за Пресненской заставой, где находится и по настоящее время.
 
А в 1856–57 годы неудовлетворенный своим жильем, Николай Федорович,  существенно  перестраивает приобретенную  им ранее усадьбу. Сооружаются западный и восточный корпуса, ограничивающие парадный двор. Тогда же появился изящный колонный портик, примечательные, украшенные чугунной вязью балконы, фонари и прекрасная чугунная трехмаршевая лестница, ведущая от вестибюля на второй этаж.  Меняется декоративное оформление интерьеров. До сего времени сохранились многие элементы этого декора; искусственный мрамор стен, фигурные филенки, лепнина, мраморные камины.
         
В этой  усадьбе выросла, а потом и разбежалась мамонтовская молодежь, воспитанию и образованию которой родители уделяли особое внимание. Несмотря на то, что семья была многодетной (одиннадцать детей), в семье  еще  воспитывалась крестная П.И. Чайковского, дочь его друга Г.А. Лароша – Зинаида Ларош.*4. Можно предположить, что этот дом посещался не только Ларошем, но и  самим Петром Ильичом и другими музыкантами.
         
Вспоминая о жизни мамонтовской семьи в этой усадьбе, внучка Н.Ф. Мамонтова, Вера Павловна Зилоти: писала: "Во дворе по ограде росли большие деревья, в них, в тенистом саду пели весной птицы, а из окон неслись с ранних пор звуки Баха, Бетховена, Шопена и Листа". 
        
Старший брат Николая Федоровича - Иван Федорович, (1796/1802?-1869) после города Мосальска торговал спиртным сначала в провинциальным городе Щадринске (Зауралье), а затем перебрался еще дальше на  восток в Ялуторовск. Ялуторовск стал и местом рождения его шестерых детей. Женой Ивана Федоровича была дочь мосальского купца Лахтина - Мария Тихоновна (1810–1852).
         
Ялуторовск того времени был небольшим городком на сибирском тракте, через который шли когда-то на каторгу декабристы. В этом городке, после завершения срока каторги, многие из них оставались жить - ибо он был в числе нескольких других западносибирских городков, где им разрешалось селиться. К 1839 году все осужденные на каторгу декабристы уже отбыли свой каторжный срок, но, не имея права жить в столицах,  селились в сибирских городках.
       
После каторжных лет в Ялуторовске жили Евгений Оболенский, Иван Пущин, Иван Якушкин, скончался в этом городке Андрей Ентальцев. Все они, очевидно, не раз бывали в доме Ивана Мамонтова, упоминания о котором можно встретить среди имен других сибирских купцов, помогавших «политическим преступникам» наладить бесцензурную переписку с родными и друзьями в России. Вполне вероятно, что при встречах с декабристами  неоднократно  присутствовали и дети Ивана Федоровича.
 
Неудовлетворенный масштабами своей деятельностью в крохотном Ялуторовске, Иван Мамонтов стал откупщиком  в небольшом городке Чистополь (ныне Татарстан), а затем, в губернских городах Орле и Пскове. Получив в свое распоряжение откупное хозяйство Московской губернии, он чистопольский купец 1–ой гильдии в 1849-м  перебрался в Москву. 
 
Иван Федорович Мамонтов. Фото, 1860-е гг.
 
Старшему сыну Федору, примерно 14, младшему Николаю – лет 5. Старшая дочь Александра - девушка лет 16, младшая Ольга – малышка лет трех.
 
Литературные источники утверждают, что первоначально семья в Москве обосновалась на Большой Мещанской улице (в советское время проспект Мира), купив здесь престижный графский особняк. Однако эти литературные данные не подтверждаются другими авторитетными источниками.. Более правдоподобными представляются данные, приведенные видным современным историком Москвы С.К. Романюком, из которых следует, что после переезда в Москву Иван Федорович купил усадьбу на Хомутовской ул. (ныне Хомутовский тупик). Усадьба эта издавна дворянская, в 40-х годах XIX века принадлежала графине Е.М. Толстой, вдове известного дуэлянта графа Федора Толстого. Еще, один пример тому, что и в дореформенный период дворянское землевладение в Москве уже уступало место - купеческому.
 
Сыновья И.Ф. Мамонтова. Федор, Анатолий, Савва. Фото, 1850-е гг.
 
Открытка с илл. Б. Зворыкина к «Сказке о царе Салтане» 1903 г.
 
Усадьбу эту он в 1853 году, вскоре после смерти жены, продал А.И. Хлудову, крупному егорьевскому текстильному фабриканту. Семьи Морозовых и Хлудовых не только познакомились, но еще и породнились - дочь А.И. Хлудова – Татьяна, стала женой Александра Николаевича Мамонтова - племянника Ивана Федоровича.
 
Местопребываниями семьи Ивана Федоровича после первого его дома называют еще улицы Новую Басманную и Воронцово Поле. Однако точные адреса или хотя бы описания этих домов в доступных литературных источниках пока что не фигурируют.
 
С 1853 года,  а по другим данным с 1855 года, Иван Федорович был также уже владельцем и загородной усадьбы в селе Кирееве, ныне микрорайон города Химки, на левом берегу канала Москва-Волга. Когда-то село принадлежало некоему Кирею Горину, имя которого и закрепилось в его названии. Достопримечательностью села была каменная церковь Сергия Чудотворца в стиле барокко 1715 года. Село это известно было еще и тем, что вначале 50-х годов его владельцем был управляющий Московской театральной конторой, композитор, автор знаменитой оперы «Аскольдова могила» А.Н. Верстовский (1799-1862), восстановивший богослужение в Сергиевском храме, разгромленном французами в 1812 году.
 
Обустраивает усадьбу Мамонтовых в Кирееве известный московский архитектор, много лет выполнявший их заказы, Виктор Александрович Гартман (1834-1873), один из родоначальников национального стиля в русской архитектуре второй половины XIX столетия.  Он и похоронен был в Кирееве на сельском кладбище, рядом с  Мамонтовыми.  В усадьбе был разбит английский парк, устроены красивые пруды, возведена каменная колокольня, обновлены иконы, улучшен интерьер храма. Для всей большой семьи Мамонтовых это место становится родовым гнездом, в котором Иван Федорович для  каждого своего  сына возводит отдельный дом.
 
Для братьев Мамонтовых, для их детей Киреево было не только местом семейных, дружеских, или деловых встреч, но местом матримониальных свершений. Здесь многократно у И.Ф. Мамонтова бывал Павел Михайлович Третьяков, представлять которого излишне. Невестой его, а потом и его женой была племянница Ивана Федоровича - Вера Николаевна Мамонтова (1845-1899). Свадьба была сыграна в августе 1863 года, венчание происходило  в  Сергиевской церкви.
 
В этой же церкви в апреле 1865 году венчался сын Ивана Федоровича – Савва. Невеста, близкая родственница влиятельных московских предпринимателей Алексеевых - Елизавета Григорьевна Сапожникова (1847-1908).
 
Братья Мамонтовы  были  в Москве  пришельцами. Источник их первоначального обогащения - винный откуп, не очень-то приветствовался виднейшими московскими предпринимательскими династиями. Но успехи братьев в коммерции, в предпринимательстве, высокий  уровень воспитания и образования их детей (иностранные языки, музыка), привлекали к себе внимания многих потенциальных женихов из преуспевающих купеческих домов.
        
Старшая дочь Николая Федоровича – Зинаида (1843-1919) вышла в 1861 году замуж за Василия Ивановича Якунчикова (1827-1907), купца 1-й гильдии, владельца бумагопрядильной мануфактурой на реке Нара, кирпичных заводов в Подмосковье. Коммерц-советник, он был еще и председателем совета Московского торгового банка, чем заслужил право на потомственное дворянство. Известный благотворитель и меценат, скрипач-любитель он в своем роскошном доме в Средней Кисловке, что вблизи консерватории, устраивал знаменитые в Москве фортепьянные концерты, участие в которых принимали и братья Рубинштейны. Участвовал и сам хозяин, и Зинаида Николаевна, прекрасно игравшая на фортепьяно. Уже в зрелом возрасте, она вместе детьми брала уроки у самого А.Н. Скрябина. Можно еще добавить, что вместе с тремя своими детьми, она воспитывала еще троих   детей от первого брака Василия Ивановича с Екатериной Владимировной Алексеевой (1833-1858).
         
Младшая дочь Николая Федорович Евдокия (1849-1921), была замужем за сыном богатого золотопромышленника В.Н. Рукавишникова. Её муж, Константин Васильевич Рукавишников (1848-1915), выпускник естественного факультета Московского университета был видным общественным деятелем конца ХIX века: член совета двух разных московских банков, многолетний гласный Московской городской думы и даже в 1893-1897 годах московский городской глава. Он один из создателей первого детского исправительно-воспитательного приюта. Крупный благотворитель Константин Васильевич за деятельность в Елисаветинском благотворительном обществе получил чин тайного советника, а, следовательно, и потомственное дворянство.
      
Родственные связи Мамонтовых с влиятельнейшими московскими предпринимательскими фамилиями, - одна из форм  общественного признания, стали залогом многих успехов в разносторонней деятельности  младших поколений Мамонтовых. К началу ХХ века династия Мамонтов насчитывала более 40 человек. Многие из них, если не большинство, после большевистского  переворота Россию покинули.
  
Успехам братьев Мамонтовых, особенно Ивана Федоровича в коммерции способствовала еще их дружба с «королем откупа» В.А. Кокоревым (1817–1889), возглавлявшим откупное дело в Петербургской губернии,  близким человеком которого был профессор-историк М.П. Погодин (1800-1875). 
 
В.А. Кокорев – старообрядец-беспоповец, публицист, крупный финансист, коммерц-советник, почетный член Академии художеств – был и крупнейшим меценатом своего времени. Собрав весьма значительную для своего времени коллекцию картин (около 500 произведений русских и западноевропейских мастеров; наиболее полно было представлено творчество К.П. Брюллова), он в 1862 г. открыл ее для посещения. Это был один из первых общедоступных художественных музеев в Москве (Петроверигский пер., 10).
 
Дружба В.А. Кокорева с М. П. Погодиным дала возможность братьям Мамонтовым приобщиться к литературному и ученому миру Москвы того времени. Встречи были и в городском доме Ивана Федоровича и в Кирееве. Да и амнистированные декабристы, вернувшиеся в 1856 году в Москву, бывали у Ивана Федоровича. Встречи, зачастую проходившие в присутствии детей, несомненно, были важным моментом формирования их личностей, в переломный для истории России момент.
 
Пользуясь покровительством своего близкого друга Кокорева, Иван Федорович вплоть до ликвидации откупной системы, держал в своих руках всю винную торговлю Московской губернии. Жил красиво и богато и накопил достаточно средств,  для перехода к другим видам коммерческой деятельности. В 1857 году он вместе с Кокоревым основал в Москве Закаспийское торговое товарищество, построил несколько гостиниц, а затем – в 1860 – 62 годах – проложил одну из первых российских железных дорог: из Москвы в Сергиев посад, к Троице-Сергиевской лавре. Вошел в состав Правления этой дороги.
  
Купец 1–ой гильдии, Потомственный московский гражданин Иван Федорович Мамонтов скончался в 1869 году. Продолжателя семейного дела он видел в третьем по возрасту своем сыне - Савве, которому, незадолго до смерти и передал контрольный пакет акций построенной им железной дороги. Киреево он завещал старшему сыну Федору (1839-1874), не способному, по его мнению, к коммерции. Федор, действительно не был сильной личностью, слабый здоровьем он скончался в 37 лет и был похоронен на родовом кладбище в Кирееве, где уже лежал его отец. В Кирееве оставались его жена Ольга Ивановна (1847-1932, в девичестве Кузнецова) и  четверо детей.
         
Можно еще к этому добавить, что память о Федоре Мамонтове, не свершившему в своей жизни что-либо впечатляющее современников, жива и жива она в двух лицах. Это его дочь Мария Федоровна (1864-1952, Франция), в замужестве Якунчикова. Её мужем был  Владимир Якунчиков – сын В.И. Якунчикова от первого брака.
 
Художница, специализировавшаяся на  художественных народных промыслах, автор ряда рисунков для керамической артели «Абрамцево», организатор нескольких вышивальных мастерских, она, после смерти жены Саввы, Елизаветы Григорьевны, руководила художественной мастерской в Абрамцеве.
       
В её усадьбе на реке Наре, летом 1903 года  А.П. Чехов отдыхал вместе с женой. Он работал здесь над своей пьесой «Вишневый сад». Обстановка окружающая его в усадьбе нашла отражение в одном из актов пьесы. Можно еще добавить, что портрет Марии Федоровны,  очень известной благотворительницы, работы В. Серова (1888 г.) в Третьяковской галерее.
         
Другим таким человеком стал его внук Сергей Иванович Мамонтов (1898-1957, Париж), в 1917—1920 гг. участник гражданской войны на стороне Добровольческой армии, конный артиллерист, закончивший войну поручиком в  Галлиполийском лагере (Дарданеллы). Его дневниковые записи легли в основу написанной им книги «Походы и кони (Записки поручика)», удостоившейся в 1979 г. литературной премии имени В. Даля в Париже. Книга многократно переиздавалась,  и не потеряла историческую ценность и в наше время, сравнительно недавно  (2007) её выпустило изд. «Вече», Москва.
  
Мамонтовы расстались с Киреевым в начале ХХ столетия, продав усадьбу сыну богатого купца и благотворителя В.М. Грачева – процветание Киреева закончилось. В советское время деревянные строения усадьбы были уничтожены деятелями сельскохозяйственной коммуны, разграбленный храм в начале 1930-х был разобран на кирпичи, кладбище  разорено, а могильные памятники исчезли. От усадьбы сохранился лишь частично парк, да от кладбища безымянный надгробный камень, увенчанный крестом. Но вероятнее всего, при сооружении новой скоростной трассы Москва – Санкт-Петербург, проходящей впритык к усадьбе, все, включая могилы его бывших обитателей, окажутся под асфальтом – охранного статуса  бывший ансамбль не имеет.
 
О третьем по возрасту сыне Ивана Федорович - Савве написано и опубликовано очень много, главным образом все же о его деятельности мецената и реформатора искусства. Как основателю одной из важнейшей стратегической для России Северной  железной дороги ему поставлены памятники в Ярославле и в Сергиевом Посаде. Но, представляется, что именно эта его деятельность выдающегося  предпринимателя, понимавший необходимость не только прокладки железных дорог, но и обеспечения их всем необходимым, включая подвижной состав,  в полной мере до сих пор еще не оценена. И он,  организатор тяжелой российской индустрии еще в полной мере не реабилитирован. Кто знает, что было бы с Россией  в двух мировых войнах ХХ века не будь этой  железной дороги. 
 
Второй по старшинству сын Ивана Федоровича – Анатолий (1839-1905) родился также в Алуторовске. К семейным делам  отец его не привлекал. После  женитьбы Анатолия на певице Марии Александровне Лялиной (1847-1908), с которой он познакомился в Милане,  без благословения  на то отца, он «выпал из гнезда».
 
После переезда семьи в Москву Анатолий учился вместе с братом Саввой в престижной тогда 2-й московской гимназии – еще сравнительно новой, открытой в 1836 году. Она находилась на Елоховской улице, в бывшей усадьбе графа А.И. Мусина-Пушкина, известного собирателя книжных раритетов и рукописей, среди которых была и рукопись «Слова о полку Игореве», сгоревшая во время московского пожара 1812 года. Среди преподавателей братьев Мамонтовых были выдающиеся педагоги XIX в., в том числе Ф.И. Буслаев, В.П. Шереметьевский, поэт Л.А. Мей.
 
Окончив гимназию, Анатолий поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета и в 1860 году закончил его со званием действительного студента (без защиты дипломного проекта).
 
Почти с 20-ти лет Анатолий живет уже самостоятельно, вне семьи. Его местом жительства  на десять лет 1860-1870 годы стал дом в Камергерском переулке (в советское время Художественный проезд), современный номер 5/7, строение 4. Когда-то это главный дом усадьбы бояр Стрешневых. Его издательская деятельность началась в декабре 1862 году, когда он арендовал типографию Лазаревского института восточных языков в Москве. В то время типография слыла одной из лучших в Москве. Располагалась она в старинном особняке, примыкающем к правому крылу основного здания института – Армянский переулок, 2. (Ныне этот особняк входит в комплекс зданий Армянского посольства в России).
 
Год спустя Анатолий основал  издательскую фирму, в 1864 создал первую женскую типографию, функционирующую на артельных началах, а в 1866 году открыл в арендованном им доме собственную типографию – дважды перемещая ее по Москве. Отец, узнав о его желании открыть свое дело – типографию,  примирился с ним.
 
Анатолий Иванович Мамонтов. Фото. 1860-е годы
 
Очевидно, обладая уже некоторыми средствами, Анатолий в 1871 году приобрел участок земли в Леонтьевском переулке, что в пределах Белого города у Никитских ворот, со стоявшими там двумя каменными барскими палатами (дома № 5 и 7), принадлежавшими когда-то сподвижнику Петра I стольнику Автоному Головину.
 
Уже упомянутый выше архитектор А.В. Гартман перестроил  фасады этих зданий, придав им псевдорусский стиль, насытив их исполненной в кирпиче орнаментальной пластикой, мотивы которой почерпнуты в рисунках народных вышивок. Дома эти – ныне один из редких сохранившихся памятников архитектуры 70-х годов XIX века, отмеченные поисками национального стиля. В одном здании Анатолий поместил типографию, оснастив ее типографскими станками, скоропечатными машинами и прочей типографской техникой, а в другом - двумя годами позже, открыл книжный магазин «Детское воспитание». 
 
Здание бывшей типографии А.И. Мамонтова в Леонтьевском пер. Фото. Современный вид
 
В продолжение ряда лет Анатолий расширял свою коммерческую базу, создавая еще книжные  магазины и склады. В этом плане нельзя не отметить его сотрудничество с А.Ф. Черениным, с которым он в 1881 г. открыл совместный склад и книжный магазин в здании на Рождественской ул., 8. (в советское время ул. А.А. Жданова).
 
Анатолий Федорович Черенин (1826 – ок. 1892) – книгопродавец, теоретик книжного дела, издатель библиографического журнала «Книжник», происходил из саратовской купеческой семьи. Был комиссионером издателей А.А. Смирдина и В.Е. Генкеля. В 1860 г. он купил у них книжный магазин и библиотеку в Москве, куда перевел свое дело. Библиотека Черенина в 60-х гг. XIX была одним из центров культурной жизни Москвы – Софийская ул., 9.
 
В советское время это здание Центрального дома работников искусств (ЦДРИ) на Пушечной улице. Здание, когда-то возведенное по чертежам архитектора К. Тона для А.Л. Терлецкого, одного из первых разбогатевших железнодорожных подрядчиков. Дом этот памятен еще и тем, что в нем в феврале 1891 года состоялся первый спектакль, зарождавшегося Московского художественного театра.
 
Среди читателей библиотеки А. Черенина были два двоюродных брата Н.А. Ишутин и Д.В. Каракозов, первый из которых, вольнослушатель Московского университета, был организатором студенческих радикальных кружков, под общим названием «Ад». Под этим же названием ими была организована артель, переплетавшая книги Черенина, и коммуна наборщиц, набиравших его издания, в том числе и его журнал «Книжник».
 
После выстрела Каракозова эта организация была разгромлена. Каракозов повешен, а остальные члены кружка пошли на каторгу и в ссылку. Ишутину эшафот был заменен пожизненной каторгой, но он вскоре скончался в тюрьме. Черенин был арестован и сослан в Пензенскую губернию, где пробыл больше года.
 
Анатолий Мамонтов после дознания Московской следственной комиссией попал под негласное наблюдение за сношение с государственными преступниками. Можно предположить, что диссидентство, присущее ему в продолжение всей жизни, – результат его общения и в Ялуторовске, и в Москве, в доме отца, с декабристами.
  
В 1875 году А. Черенин поступил приказчиком в свою бывшую библиотеку, которую ему удалось до ссылки передать своим родственникам, к этому времени в ее фонде было уже около 20 тыс. томов. В 1876 году бывший черенинский книжный магазин, библиотека и кабинет для чтения переехали на ул. Рождественка, дом 8.  В этом же доме он в 1881 году открыл совместно с Анатолием Мамонтовым еще и книжный склад, просуществовавший до середины 90-х годов.
 
В этом же доме на Рождественке находился и книжный магазин младшего сына И.Ф. Мамонтова Николая, приобретенный им в 1878 году у известного книготорговца А.И. Глазунова. Один из образованнейших книгопродавцев Москвы, А. И. Глазунов был еще и издателем и переводчиком.
 
Николай Иванович Мамонтов (1845-1918/20?) был не только издателем (кстати, об этой его деятельности мало что известно). Потомственный почетный гражданин, купец 1 – ой гильдии, гласный московской городской думы, он был еще и одним из директоров Общества Московско-Ярославской-Архангельской железной дороги, фактическим владельцем которой был его старший брат Савва. Вместе с Саввой и его сыновьями Всеволодом и Сергеем, Николай был судим за якобы имевшие место финансовые нарушения. 
 
В 1892 году, расширяя дело, Анатолий Мамонтов преобразовал свою фирму в акционерное общество «Товарищество типографии А.И. Мамонтова». Известно, что в 90-х годах у Анатолия был также книжный магазин на Неглинке 19, в здании, фасад которого выходил в соседний переулок – Петровские линии - центр московский книжной торговли того времени.
 
Но, расширяя свою коммерческую базу, Анатолий не забывал совершенствовать и технологию печати, особенно в части воспроизведения иллюстраций. Он одним из первых внедрил цинкографию взамен литографии, стал применять цветную хромолитографию, гелиогравюру, фототипию и т.д.
 
Издательство в Леонтьевском переулке – время наивысшего творческого взлета и деловой активности Анатолия Мамонтова, как издателя и типографа. Это период тесного взаимодействия его издательства с художниками, входившими в кружок его брата Саввы: с  В. Серовым, бр. А. и В. Васнецовыми, Н. Ге, М. Врубелем, К. Коровиным, В. Поленовым и другими. Они были не только исполнителями его заказов, но и личными друзьями, друзьями его дома – завсегдатаями еще одного мамонтовского центра в Москве  – дома  Анатолия Мамонтова в  Леонтьевском переулке. Благодаря этой дружбе  дочери Анатолия: Татьяна, Прасковья, Людмила и Наталья нередко становились «натурами» В. Васнецова, И. Репина, В. Серова. Многие из  этих работ украшают ныне собрания Третьяковки и Русского музея. Особенно в этом плане можно отметить В.Серова, дружившего с дочерьми Анатолия Ивановича. В портретной галерее художника их портреты занимают особое место. Так, серовский "Портрет Л.А. Мамонтовой" (1884) И.Э. Грабарь считал "первым серьезным портретом Серова".
 
 
Васнецов В.М. Портрет Татьяны Анатольевны Мамонтовой (1864-1920). 1884 г.
 
Звучала часто в доме и музыка, но это уже заслуга жены Анатолия - Марии Александровны, профессиональной в молодые годы певицы.
 
Маргарита Кирилловна Морозова (1873-1958), дочь племянника Ивана Федоровича - Кирилла Николаевича (1848-1879),  писала в своих мемуарах: «Дом... был действительно открытым домом. Когда, бывало, входили в переднюю, то видели горы шуб и пальто, хотя часто хозяев еще дома не было, но гостей был полон дом. Удивительно, что в доме еще оставалось место для жизни семьи Анатолия…
 
Помимо издательских дел у Анатолия Мамонтова и его семьи было и другое направление творческих контактов с абрамцевской художественной группой: магазин «Детское воспитание» с одной стороны, и художественные мастерские в Абрамцеве – с другой.
 
Владелицей магазина была Мария Александровна, сменившая карьеру певицы на профессию детской писательницы, журналистки и предпринимательницы. Именно она организовала при магазине художественную столярную мастерскую детской игрушки, и там же продавала их.
 
Наряду со своим ассортиментом, в магазине реализовывались и изделия Абрамцевской столярной мастерской. А созданный Марией Александровной ежемесячный журнал «Детский отдых», в котором сотрудничали многие из упомянутых художников, был заметным вкладом в пропаганду детской литературы в России того времени.
 
В свою очередь, рождение столярной мастерской в Абрамцеве - это тоже результат деятельности двух замечательных женщин: жены Саввы, Е.Г. Мамонтовой, организовавшую мастерскую, и Елены Дмитриевны Поленовой сестры художника В.Д. Поленова – ее  художественного руководителя (1885–1892 гг.), талантливого художника и педагога. 
 
Тесное взаимодействие этих двух мастерских стало стимулом того, что в магазине «Детское воспитание» появились, так называемые этнографические куклы, одетые в народные праздничные костюмы жителей различных губерний и уездов России. Кроме того, стали появляться художественные игрушки, в которых, наряду с национальными чертами, стал все отчетливее проявляться характер модного в то время стиля модерн.
 
В то же время, в русле этих же исканий, в мастерской магазина «Детское воспитание» в 1898 году токарем Василием Звездочкиным (есть письменные тому доказательства) была выточена первая русская полая разъемная многофигурная кукла. Расписанная московским художником Сергеем Малютиным (1859-1937), кукла получила имя Матрены (Матрешки). Прототипом куклы, будто бы, послужило многофигурное полое изображение японского бога учености и мудрости Фукурумы, случайно оказавшееся в Абрамцеве.
 
После международного признания в 1900 году на Всемирной выставке в Париже, кукла стала выпускаться многочисленными артелями в промысловых игрушечных центрах России. Расписанная в самых разных видах кукла стала редким примером детской игрушки, созданной профессиональными мастерами. До наших дней матрешка не только потребная детская игрушка, но и наиболее распространенный российский сувенир.
 
Детская тематика, как одно из направлений издательской деятельности Анатолия Мамонтова, наиболее ярко проявилось в его издания иллюстрированной сказки. Еще в 1879 году из его типографии вышла сказка «Соня в царстве дива» – первое издание в России сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес», с иллюстрациями Дж. Тенниэла. В книге не указан автор перевода, но есть предположение, что им был сам издатель - Анатолий Мамонтов. (Один из редких экземпляров этой книги сохранился в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге). Как переводчик Анатолий известен еще  переводом драмы И.В. Гёте «Фауст».
 
К столетнему юбилею А.С. Пушкина, Анатолий Мамонтов выпустил ряд масштабных изданий его произведений, среди которых была и «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре Гвидоне и о прекрасной царевне Лебеди» с иллюстрациями уже упомянутого С.В. Малютина. 
 
Роскошное издание поэмы «Руслан и Людмила» – с цветными иллюстрациями того же С.И. Малютина – было самым большим по формату (51,2×40,1 см!) юбилейным изданием к 100-летию поэта.
 
Сергей Малютин был поклонником и продолжателем новаторских традиций Елены Поленовой, он одним из первых начал поиски интимного графического языка, на котором можно было бы говорить с ребенком. Данью памяти  творческому наследию Елены стала изданная Анатолием Мамонтовым в 1902 году книга: «Елена Дмитриевна Поленова 1850–1898» с портретом художницы на фронтисписе.
 
Некоторые идеи Елены Поленовой оформления книги впоследствии были развиты художниками объединения «Мир искусства», среди них такие мастера как И. Билибин, Г. Нарбут, Д. Митрохин,  С. Малитин * 6.
 
Все же представляется, что одним из лучших подарочных юбилейных изданий А.С. Пушкина стал трехтомник его сочинений с портретом автора работы В.А. Серова и 66-ю рисунками других художников: А.С. Архипова, А.Н. Бенуа, А.М. Васнецова, М.А. Врубеля, К.А. Коровина, Е.Е. Лансере, И.И. Левитана. С приложением биографии А.С. Пушкина, написанной И.И. Ивановым. Издание было заключено в кожаный переплет и в футляр.  
 
А.С. Пушкин. Сочинения в 3-х томах. 1899 г.
 
О дизайне изданий Анатолия Мамонтова, о его переплетах разговор особый. Представляется, что традиции установившиеся в «Товариществе», его подход к внешнему облику книги, к материалам и технике изготовления твердых переплетов может быть и даже должно быть предметом отдельного исследования. В рамках же данных заметок, мы только акцентируем внимание читателя на отдельных, наиболее ярких изданиях.
 
Издательская деятельность Анатолия Мамонтова охватывала многие аспекты взаимоотношений общества того времени, как-то: юриспруденцию, психологию, медицину, экономику – в общем, все социально-общеобразовательные аспекты. Мы остановимся, в основном, на литературоведческих и искусствоведческих изданиях, а также на книгах по истории и детской литературе.
 
В то же время, мы понимаем, что необходимо составление полного перечня изданий «Товарищества типографии А.И. Мамонтова», как и монографическое исследование его разносторонней деятельности и выражаем надежду, что со временем это будет выполнено. Это было бы справедливо по отношению к этому незаурядному издательству, действовавшему на российском книжном рынке свыше 55-ти лет!
 
Помимо уже упомянутых в статье Л.Д. Полиновской мамонтовских изданий, можно назвать  дополнительно еще целый ряд изданий, на которые мы обратили внимание. Источник информации это рекламные сайты букинистических магазинов – Интернет.
 
Среди них: Н.В. Гоголь. Полное собрание сочинений в 4-х томах» (1874) – третье издание его наследников, дополненное по рукописям автора.
 
Это и сборник А. Фета «Вечерние огни»  (1891), составленный из его неизданных стихотворений. Вот как  редкое подарочное издание этой книги описано на одном из книготорговых сайтов в Интернете: «В красном марокеновом «великокняжеском» составном цельнокожаном переплете эпохи с тиснением золотом на крышках и корешке в стиле А. Шнеля (тонкие глубокие шнуры на корешке и ярко-выраженное тиснение названия особыми шрифтами). Тройной золотой обрез. Форзацы – белая муаровая бумага. На верхней крышке в левом углу большая царская корона. На переднем форзаце, в левом верхнем углу, наклеен экслибрис Великого Князя Павла Александровича.
 
К поэтическому наследию поэта можно присоединить и выпущенную А. Мамонтовым его мемуарную прозу – «Ранние годы моей жизни» (1893).
 
К числу редких изданий можно отнести книгу Публия Овидия Назона «Метаморфозы. XV книг превращений/Publi Ovidii Nasonis. Metamorphoseon. Libri XV» (1887). Книга вышла на языке оригинала, с параллельным русским текстом – перевод и комментарии А. Фета.  
 
Стоит упомянуть еще одно, выпущенное А. Мамонтовым издание – драму английского поэта-романтика Перси Биши Шелли «Ченчи» (М., 1899), в переводе Константина Бальмонта. Оно также было сделано на высоком полиграфическом уровне и, скорее, адресовано библиофилам, а не простым любителям чтения, о чем свидетельствуют золототисненный переплет, золотые форзацы, тройной узорный обрез…
 
Из литературоведческих изданий упомянем трехтомный «Сборник материалов к биографии Н.В. Гоголя»/Сост. В.И. Шенрок и «Пособие при изучении образцов русской литературы» / Сост. Андрей Попов (1867). 
 
А вот два характерных примера, достаточно полно характеризующих подход издательства к выпуску исторической литературы: Архив князя Воронцова. В 40 тт. (1870–1895), а также Роспись сорока книгам архива князя Воронцова с азбучным указателем личных имен (1897). Издание документов семейного архива было осуществлено по  заказу С.М. Воронцова – сына знаменитого фельдмаршала и кавказского наместника М.С. Воронцова (пушкинского «полумилорда…»). Следует заметить, что знатный род Воронцовых в течение XVIII–XIX веков дал России плеяду выдающихся государственных деятелей.  
 
Особое внимание заслуживает фундаментальный двухтомный труд выдающегося русского историка И.Е. Забелина (1820–1908) «Домашний быт русского народа в XVI и XVII столетиях». Основу монографии составили очерки Забелина, опубликованные в «Отечественных записках» и «Московских ведомостях». Первый том – «Домашний быт русских царей» – увидел свет в 1862 г., а второй – «Домашний быт русских цариц» – в 1869 г. Это историческое исследование московского историка было удостоено нескольких престижных наград и за последующие полвека было трижды переиздано. 
 
Титульный разворот 1- го тома И. Забелена «Домашний быт русских царей» 1862 г.
 
Исторической можно назвать и книгу Евгения Львова «По студеному морю. Поездка на Север» (1895). В книге тридцать рисунков с натуры, выполненных художниками К.А. Коровиным и В.А. Серовым. Книга действительно исторична – Савва Мамонтов, строитель дороги в Архангельск – привлек этих двух уже известных художников к участию в организованной графом С.Ю. Витте экспедиции «Север». В 1894 году в Москве, на XIV выставке картин Московского общества любителей художеств, демонстрировались их картины и эскизы, созданные во время поездки на Север, вдоль берегов Северной Двины и Белого моря. В дополнение Анатолий Иванович в 1897 году издал еще и «Путеводитель по Московско-Ярославско-Архангельской железной дороге». 
 
И еще одно важное направление в издательской деятельности Анатолия Мамонтова – каталоги произведений изобразительного искусства, доступных обозрению: частные собрания, галереи. Таковы, например: «Обзор первой выставки картин художников исторической живописи в Императорском Российском Историческом музее в Москве (1896) и «Каталог художественных произведений Городской галереи Павла и Сергея Третьяковых» – ежегодное информационное издание, которое с 1887 года печаталось в типографии Мамонтова в течение более 20-ти лет.
 
Издательство А. Мамонтова одним из первых в России стало выпускать художественные открытки.  В частности, в 1903 году, по заказу московских кондитеров  были изданы две серии художественных открыток (12+6), посвященных русским сказкам – автор эскизов забытый в России художник-иммигрант  Б.В. Зворыкин (1872 – 1942, Париж).
 
К сказанному об открытках можно добавить, что еще в 1895 году Анатолий заказал В. Серову серию открыток на темы басен И. А. Крылова. Издание не состоялось, но до конца жизни Серов работал над этой темой, создав свыше 98 рисунков, иллюстрирующих басни И.А. Крылова. Полный комплект этих рисунков в оригинальной папке был издан издательством «Искусство» в 1951 году, но некоторые из этих рисунков В. Серов использовал и в качестве иллюстраций в журнале «Детский отдых».
 
Стоит отметить, что с самого начала ХХ века бразды правления Товариществом типографии А.И. Мамонтова постепенно переходили в руки его сына – Михаила (1865 – 1920), а после инсульта, поразившего Анатолия Ивановича в начале 1905 года он целиком погрузился в дела Товарищества.
 
А.И. Мамонтов умер в конце того же 1905 года на год пережив свою жену, Марию Александровну. Основанный ею в 1881 году ежемесячный иллюстрированный журнал «Детский отдых», издателем, редактором, а зачастую и автором которого она была, выходил еще несколько лет после ее смерти. А их сын Михаил Мамонтов возглавлял работу издательства и типографии вплоть до их экспроприации новыми властями в 1918 году.
 
Надо отметить, что Михаил Мамонтов был талантливым художником-пейзажистом рубежа XIX–XX веков, ряд работ которого хранится в ГТГ и в ряде других музеев России Он, окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), где его наставником был В.Д. Поленов. Михаил был в числе учредителей одного из самых крупных объединений художников России первой четверти ХХ века – «Союза русских художников», в который вошли многие живописцы и графики Москвы и Санкт-Петербурга. Его близкими друзьями, как и друзьями его брата Юрия (1871-1907), то же художника, с юных лет были В. Серов и И. Остроухов. Они и путешествовали совместно в 1887 году по Австрии и Италии и даже на всех снимали в Москве одну мастерскую  на всех.
 
 
Групповой портрет –художники в в Абрамцеве. Сидят: В. А. Серов и С.И. Остроухов; стоят: С.С. Мамонтов, М.А. Мамонтов, Ю.А. Мамонтов. 1888 г.
 
В конце 1900 года Михаил забросил живопись, посвятив себя полностью делам издательства и типографии своего отца. Попытки друзей Михаила вернуть его к занятиям живописью успехом не увенчались. Но в выставках он продолжал участвовать и всегда с готовностью издавал их каталоги. Вот один из них: Каталог VII выставки картин Союза русских художников. Москва, 1909–1910 годы. В ней приняли участие: Л. Бакст, А. Бенуа, И. Билибин, А. Васнецов, М. Врубель, М. Добужинский, А. Клодт, С. Коненков, К. Коровин, Б. Кустодиев, Е. Лансере, М. Мамонтов, Н. Рерих, В. Серов, К. Сомов, В. Суриков, К. Юон и др.
 
Издательское кредо Михаила Анатольевича принципиально не отличалось от позиций его отца, и было столь же многогранным. Он тоже был политическим противником существующего режима, что отразилось и на его изданиях: от умеренно правых до политически злободневных статей наиболее леворадикальных деятелей, например, Карла Радека. В 1905 году в типографии Мамонтова печаталась газета “Борьба”, орган лекторской группы МК РСДРП, издавалась по инициативе В. И. Ленина и А. М. Горького, тогда же тут вышел второй номер “Известий Московского Совета рабочих депутатов”. В декабрьские дни работники этой типографии вошли в объединенную боевую дружину печатников. 
 
Но наряду с выпуском этой литературы Товарищество типографии А.И. Мамонтова выполняло и работы, требующие высочайшего уровня полиграфии. Одним из свидетельств этому может служить журнал «Золотое руно». Самый знаменитый журнал русского символизма, издававшийся меценатом Н. Рябушинским в 1906–1909 годах,  выделялся среди других современных периодических изданий необычайной роскошью, обеспеченной, прежде всего, высоким уровнем полиграфии. Вышедший в свет в январе 1906 года первый номер «Золотого Руна» был большого формата с золотым шрифтом в две колонки на русском и французском языках – красивый сияющий золотом, наполненный репродукциями, исполненными в дорогостоящих техниках автотипии и гелиогравюры. Подписчикам он доставлялся в футляре с золоченым шнуром.  
 
Надо сказать, что деятельность Михаила Мамонтова на поприще издателя и типографа была с точки зрения экономики, вполне успешной. И, пожалуй, одним из главных его достижений было возведение в 1913 году новой типографии "Товарищества А.И. Мамонтова". Построена она была близ Арбатских ворот, на земле Иерусалимского подворья (т.е. представительства Иерусалимского патриарха) - Филипповский пер., дом 13. Это здание работы архитектора И.А. Германа – одно из значительных сооружений в стиле модерн начала XX века. Все в этом здании было подчинено рациональной организации производства: высокие потолки, большие пролеты, огромные на весь этаж окна. Его фасад был даже выдвинут на конкурс лучших московских построек.
 
Из искусствоведческих изданий, выпущенных уже в новом здании типографии, следует отметить справочные издания, подготовленные  Н.А. Обольяниновым – выдающимся русским библиографом, собравшим самую большую информацию о русских иллюстрированных изданиях. Первым из них вышел справочник «Русские граверы и литографы. Добавление к "Словарю русских граверов" Ровинского и к "Описанию нескольких гравюр и литографий" Тевяшова» (1913).  Помимо станковой графики в него включены книжные иллюстрации; приведены сведения более чем о 300 графиках до 1860 г. с указанием изданий, где помещены их работы. Также указаны авторы оригиналов и даются отсылки к словарям Д.А. Ровинского и Е.Н. Тевяшова. К изданию приложены 43 репродукции.  
 
Вслед за этим, в 1914 году выходит первый, а в 1915 г. – второй том "Каталога русских иллюстрированных изданий. 1725–1860 годы», составленный Н.А. Обольяниновым. В нем описаны около 3700 книг и альбомов, некоторые из которых существуют всего в нескольких экземплярах. Кроме того, отмечены переиздания и их отличия от описываемых книг и альбомов. В каждом издании перечислены иллюстрации, даны сведения об их авторах – художниках, граверах и литографах, а также указаны рыночные цены книг того времени.
 
По прошествии почти 100 лет эти книги не потеряли своей искусствоведческой и исторической ценности и, априори, пользуются спросом, иначе не стало бы издательство «Центрполиграф» – одно из крупнейших современных издательств России – выпускать их репринты, да еще по 1000 экземпляров.
 
Обложка «Каталога русских иллюстрированных изданий» Репринт. 2004.
 
Нельзя не упомянуть еще один масштабный искусствоведческий проект А.И. Мамонтова – четырехтомный «Словарь русских литографированных портретов», составителями которого выступили В.Я. Адарюков и Н.А. Обольянинов (при участии и под ред. С.П. Виноградова). К сожалению, до революции, в 1916 г., успел выйти только первый том этого издания ("A"–"Д"). В нем приведены краткие биографические сведения о портретируемых: даты жизни, отличия, заслуги. Даны названия собраний, в которых хранятся портреты. Черновые рукописи неизданных томов хранятся в РГАЛИ.
 
Видимо, последним изданием Михаила Мамонтова стал Каталог XV выставки картин "Союза русских художников". Москва, 1917-1918 г. (1917) - очередной выставки этого объединения, которому до распада оставалось еще 6 лет.
 
И еще несколько слов об одном позднем, но масштабном издании, детище военного времени, неподлежащего рекламе в советское время: «Великая война в образах и картинах» / Издание Д.Я. Маковского. В 14 вып. (1915 -1917), вып. 1-9  под редакцией Ив. Лазоревского/ вып. 10 -14 под ред. Л.М Савелова. Летопись Первой мировой войне от её возникновения до февральских событий 1917 г. Статьи, фотографии, красочные рисунки, гравюры, эскизы. И, хотя, издание во многом носило официозный характер, это документы огромного исторического значения. Среди участников эпопеи художники: Кравченко Н.И., Мазуровский В.В., Маковский К.Е., Рерих Н.К., Добужинский М.В., Лансере Е.Е.и другие. Среди её авторов проф. Е.В.Тарле, граф А.Н.Толстой, проф. князь Е.Н.Трубецкой и многие другие видные общественные и военные деятели, в том числе и представители генерального штаба. Издательством Мамонтова были выполнены не только все типографские работы (формат издания 33х32 см.), но и сложный составной переплет был  изготовлен его мастерской.
 
Обложка IX выпуска книги-альбома "Великая война в образах и картинках"
 
В 1918 году издательство Товарищества типографии А.И. Мамонтова было закрыто, а обе его типографии  национализированы. Типография в Филипповском переулке, одна из крупнейших московских типографий в советское время, долгое время носила название "Искра революции" (позже замененное на «Типография № 16»), выпускала она пропагандистские издания на десятках разных языков. В последние годы здание типографии подверглось частичной перестройке, при этом в 2003 году снесены некоторые надворные строения типографского комплекса.
 
Ныне в отремонтированном ее здании предполагается разместить элитные офисы. Мамонтовская типография в Леонтьевском пер. в советское время числилась под № 55. (По некоторым данным, сейчас в этом помещении механическая прачечная…) 
 
На этом можно было бы, и закончить наши заметки об Анатолии Ивановиче Мамонтове и его сыне Михаиле, но хочется добавить еще несколько слов о том, что из принадлежавшей им когда-то типографии в Леонтьевском пер. в 1910 г. вышел первый сборник стихов Марины Цветаевой «Вечерний альбом». На собственные средства восемнадцатилетняя Марина издала 500 экземпляров сборника, посвятив его памяти замечательной художницы Марии Башкирцевой (1860–1884).
 
Появление этой книги не прошло незамеченным: на него откликнулись в своих рецензиях В. Брюсов, Н. Гумилев, М. Шагинян. А в своей статье «Женская поэзия» М. Волошин написал: «Вечерний альбом» – это прекрасная и непосредственная книга, исполненная истинно женским обаянием». И в другом, уже стихотворном отзыве, добавил:
 
Ваша книга – это весть «оттуда»,
Утренняя благостная весть.
Я давно уж не приемлю чуда,
 
Иерусалим
 
Материал прислан автором  порталу "Россия в красках" 24 сентября 2011 года
 
Примечания
 
       *1. Мамант Кесарейский (Каппадокийский), общехристианский мученик (ск. 275 г. н.э.)   В русской традиции св. Мамант назывался Мамантием Овачарником, покровитель коз и овец. Память отмечается 2/15 сентября.
 
       *2. Винный откуп – система взимания косвенного налога на продажу вин, принятая в России еще с XVI в. Особое распространение получила после её реформы при Николае I, в том числе в Сибири, где не существовало дворянское винокурение. Среди откупщиков были представители разных конфессий и сословий: купцы: православные и старообрядцы, например, В. Кокорев, дворяне, в том числе и титулованные: князья Долгоруков, Гагарин, Куракин,  Голицын, граф П. Шувалов, или даже выходец из небогатой еврейской семьи витебский еврей Евзель Гинсбург.   *П В 1863 г. откуп был заменен государственным акцизом – косвенным налогом, включаемым в цену товара, взимаемого в бюджет.
 
       *3.  Усадьба Николая Федоровича в основном сохранилась до наших дней. В 1911 г. её  за 180 тыс. рублей приобрела  Московская городская дума и перевела в нее библиотеку им. А.С. Пушкина – третью общедоступную библиотеку Москвы, основанную в честь столетия со дня рождения поэта в 1899 г. (Ранее библиотека располагалась в менее пригодном для этого здании на соседней Немецкой улице). Библиотека и сейчас находится в  этой бывшей усадьбе, почти соприкасаясь через узкий проезд с величественным Богоявленским  кафедральным собором, где когда-то в трапезной старого храма, сохранившейся до наших дней при перестройке Собора, крестили   Александра Сергеевича Пушкина.  Более 200 тыс. томов книг и 20 тыс. читателей этой библиотеки на конец ХХ в. – цифры более чем впечатляющие!
 
       *4. Ларош Герман Августович (1845-1904) – родился и умер в С. Петербурге. Русский музыкальный критик. Окончил Петербургскую консерваторию (1866), где учился у А. Г. Рубинштейна и сблизился с П. И. Чайковским. В 1867-70 и 1883-86 профессор Московской, в 1872-75 и 1879 Петербургской консерваторий (вёл курсы истории и теории музыки). 
 
*5.  Об этой усадьбе хочется сказать еще несколько слов. Дважды перестроенная после покупки Хлудовыми эта усадьба почти до начала  Первой Мировой войны была одним из интеллектуальных центров Москвы. По словам современников, в этом доме часто звучала музыка – в парадном зале второго этажа стояли два рояля, орган.  Здесь бывали - основатель консерватории Николай Григорьевич Рубинштейн, композитор Сергей Иванович Танеев, критик Ларош, музыкант А. В. Соловцов, проф. Николай Егорович Жуковский, С. А. Муромцев,  писатели - супруги Мережковские и Андрей Белый, врачи - профессора Шервинский, Бехтерев, Остроумов, Филатов.
 
*6.   В. Блинов в своей книге «Русская детская книжка-картинка 1900-1941». М., 2005. С. 26. отмечает  «Это не формально-описательный язык взрослого мастера-художника и не слащавая подделка “под детство” книгодела-ремесленника, это язык общения ребенка-зрителя и “взрослого ребенка” – художника, разговаривающего на равных».Процесс или итог выражени внутреннего мира в (художественном) образе, творческое сочетание элементов таким способом, который отражает чувства или эмоции.
 
Источники
 
В.А. Могильников. Происхождение Мамонтовых // Генеалогический вестник № 1. СПб., 2001.
П.А. Бурышкин. Москва купеческая. М.: «Столица», 1990.
Русский Родословный Фонд. Интернет: www.rgfond.ru   служба: кассир у
М.И. Копшицер. Савва Мамонтов. М., «Искусство», 1971. С. 6. (Серия «Жизнь в искусстве»)
А.Н. Боханов. Савва Мамонтов. «Вопросы истории. № 11. 1990, с. 48-67.
С.К. Романюк. По землям московских сел и свобод. Часть I. М.: ЗАО «Сварог и К», 1998.; Часть II. М., 1999. С. 507
С.К. Романюк. Из истории московских переулков. М.: Сварог и К, 1998.
Л.Е. Колодный. Москва в улицах и лицах. Центр. – М.: Голос-Пресс, 2006.
Г. Бокман. Анатолий и Михаил Мамонтовы как типографы и издатели // Иерусалимский библиофил. Альманах №  4. Иерусалим: «Филобиблон», 2011.
Л.Д. Полиновская. «Московский типограф А.И. Мамонтов и его связи с общественно-политическим движением в России» // Книга: исследования и материалы. М.,1960. Сб. № 60.
Реестр русских художников XVIII-XXI веков. Иллюстраторы, мастера книжной графики.
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com