Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
70 ЛЕТ НАЗАД БЫЛ РАССТРЕЛЯН ПОЭТ НИКОЛАЙ КЛЮЕВ
  
Поэт Николай Клюев (изображение: www.geocities.com)

 
Еще при жизни поэта, а особенно после его ареста и расстрела в официальной советской печати имело хождение ругательство "клюевщина". Сначала этот ярлык прилепили к Сергею Есенину. К нему он более всего и прирос.

Дело в том, что Клюев был влюблен в Есенина. Но попал он даже не в любовный треугольник, а в любовный квадрат. Ему предстояло отбить Есенина сразу у двоих - у Анатолия Мариенгофа и Зинаиды Райх. Серебряный век кокаина и первача в сочетании с голодом и разрухой сместил все параметры. Люди перестали различать, где мужчина, где женщина. Мариенгоф и Есенин согревали друг друга телами в ледяном номере гостиницы, а где-то в одиночестве дрожала от холода Райх...

Клюев согревал Есенина не только телом, но и шустовским коньяком. Клюев обожал коньяк больше, чем кокаин, но не больше, чем Есенина. Он боготворил "Сереженьку". Сделал из него хлыстовского херувимчика. Есенин жаловался, что Клюев ревновал его к женщине: "Как только я за шапку, он - на пол, посреди номера сидит и воет во весь голос по-бабьи: не ходи, не смей к ней ходить!"

Сергей Есенин и Николай Клюев. Петроград, 1916 г.А в результате появилась гениальная статья Есенина "Ключи Марии", своего рода поэтическое евангелие от Клюева. Есенин в полном соответствии с хлыстовским каноном называет душу Марией, а стихи именует "золотыми ключами" к этой душе. Поэтов Есенин переименовал в бахарей - тоже из клюевского, северного фольклора. Но Есенин так и не превратился в бахаря - остался поэтом. А Клюев так и не стал поэтом в общепринятом смысле этого слова. Остался бахарем. "Тьмы серафимов над печью парят / в час, как хозяйка свершает обряд". Речь идет о простой выпечке хлеба, но для крестьянского мистика это литургическое действо.

Но Есенин быстро охладел к своему жрецу-наставнику. Вынес ему поэтический приговор: "И Клюев, ладожский дьячок, / Его стихи как телогрейка, / Но я их вслух вчера прочел - / И в клетке сдохла канарейка". Клюев тяжело переживал не эти стихи, а то, что разлюбил его ненаглядный "Андел" (так он писал слово "ангел"). Сам же Клюев и в стихах, и в жизни остался до последнего вздоха влюбленным в Есенина.

Иногда тексты Клюева превращаются в заговоры и заклинания, иногда вдруг он весьма членораздельно славит Ленина: "Есть в Ленине керженский дух, / Игуменский окрик в декретах, / Как будто истоки разрух / Он ищет в Поморских Ответах". Но Ленин не хотел превращаться в игумена. Крестьянских поэтов, да еще во главе с мистически настроенным хлыстом Клюевым, советская власть сначала недолюбливала, а после усмирения тамбовского мятежа разлюбила вовсе.

Революция освобождалась от самых неистовых своих почитателей и пророков. Повесился или был повешен Есенин. Застрелился или был застрелен Маяковский. Взялись и за второй ряд. Перестали печатать Мариенгофа. Начали теснить и крестьянских поэтов. Клюев по-прежнему был за революцию, но высланный в родную северную деревню начал прозревать, что все они пели осанну дьяволу. Появились стихи о Беломорском канале, вымощенном по берегам человеческими костями: "То Китеж новый и незримый, / То беломорский смерть-канал". По наивности своей Клюев эти стихи не скрывал, а даже, наоборот, всячески пытался воздействовать ими на ход событий. Впрочем, от наивности до героизма и святости - один шаг.

В родной деревне, куда его сослали товарищи по большевистской партии, Клюев напоминал князя Меншикова в Березове. Односельчане посмеивались над "выскочкой". В Петербурге и в Москве Клюев блистал в салонах, был принят при дворе, возлежал на персидском ковре с томиком "Фауста" и утверждал, что Гете он читает только в подлиннике. Рядом с Есениным прогремел на всю Россию. А теперь снова по всем статьям разжалованный мужик, да к тому же хлыст. Подумали мужики, потолковали и по указанию из центра исключили хлыста из партии. Впрочем, это была пустая формальность. Сохранились некоторые протоколы допросов поэта, где Клюев открыто говорит о своем несогласии с новой, сталинской властью. В июне 1937-го его арестовали, 25 октября того же года расстреляли.

Независимо от того, грешник он или страстотерпец по жизни, след этой яркой личности остался навсегда и в творчестве Есенина, и в истории России, и просто в жизни. Кто-то назвал его "Распутиным в поэзии", и это похоже. Тоже из крестьян, тоже хлыст, тоже обласкан императрицей, тоже в конечном счете зверски убит. Поэт Евгений Винокуров сказал мне однажды о Клюеве: "Он прежде всего хлыст в поэзии. А надо быть прежде всего поэтом". С этим трудно не согласиться. Никакие радения не заменят простых строк Есенина: "О всех ушедших грезит конопляник..." Возможно, он сказал все, что хотел сказать Клюев. Остальное дописано кровью - и Клюева, и Есенина. А там, где пролилась кровь поэта, там уже откровение. "Ах, заколот вещий лебедь / на обед вороньей стае...".
 
Константин Кедров
25.10.07

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com