Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Библиотека / Борис Дмитриевич Никитенко / Борис Никитенко. Хождение шестиклассника Темы Никитина на Святую Землю. Часть вторая: Вечный паломник Тема Никитин и его друзья

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Борис Никитенко
 
Хождение шестиклассника Темы Никитина на Святую Землю
 
Повесть
 
Часть вторая:
 
Вечный паломник Тема Никитин и его друзья
 
Время обратного пути из Иерусалима до Москвы для Темы пролетело незаметно. Он сидел с закрытыми глазами и лишь изредка ощупывал крест-хризму на шее. Убедившись, что тот на месте, Тема облегченно вздыхал и вновь закрывал глаза. Мариша, сидевшая рядом, все с возрастающим беспокойством глядела на него и часто прикладывала руку к его лбу, но повышенной температуры не ощущала.
 
Заметил необычное состояние Темы и папа, который сидел впереди, как всегда, обложившись своими хайтековскими бумагами. Настроение у папы было отличное после встречи с друзьями и успешными переговорами, но удивительно тихое и какое-то даже благостное поведение своего бедового сына внушало ему тревогу. Он часто оборачивался, встревожено смотрел на Тему, потом вопросительно на Маришу, но та лишь неопределенно пожимала плечами.
 
- Тема, ты не хочешь выпить холодной водички? – каждый раз спрашивал папа.
 
- Папа, я в порядке. Дай мне отдохнуть.
 
- Ну-ну, - успокаивался папа на время и вновь возвращался к своим бумагам.
 
«Была бы жива мама», - думал Тема, - «Вот кому можно было все рассказать. Она бы мне поверила». И хотя Тема никогда своей мамы не видел, она умерла сразу же после его рождения, он был твердо в этом уверен. Ну а пока, Тема вновь и вновь вспоминал  иерусалимские приключения и обдумывал свои дальнейшие шаги.
 
- Кому рассказать, ведь не поверят, - непроизвольно вырвалось у него.
 
- Ты что-то сказал? – встрепенулась Мариша.
 
- Это я так. Про себя…
 
Мариша встревожено посмотрела на Тему и, кажется, еще больше уверовала, что братец таки серьезно заболел и в свою очередь начала строить планы, кому его показать по прибытии в Москву, ведь прилетали они в воскресенье, а это нерабочий день. Она до того углубилась в свои думы, что не заметила, как брат внимательно и как-то по-особому начал смотреть на нее.
 
А Тема, глядя на озабоченное лицо сестры, вдруг вспомнил ее недавние слезы во время его поисков на Сергиевском подворье, ее частые переживания из-за его «подвигов» и внезапно пришел к выводу, что сестра, практически, заменяла ему и маму, и вечно занятого отца.
 
Какое-то чувство необъяснимой нежности к Марише наполнило Тему. Он непроизвольно положил свою ладонь на ладонь сестры и легонько погладил ее. Мариша онемела от такой невиданной ласки и, придя в себя, окончательно решила, что Тема заболел и весьма серьезно. И тут Тема решился.
 
- Слушай, Маришка! Давай я что-то тебе скажу, только поклянись, что никому, понимаешь, никому и никогда об этом ни слова, ни полслова. Клянешься?
 
- Ладно, - удивленно ответила Мариша. – Клянусь! Я и без клятвы никогда чужих секретов не выдаю. Ты же это хорошо и сам знаешь.
 
- Знаю, но с клятвой спокойнее. Ты сама сейчас поймешь почему. Это секрет особой важности. Слушай и не перебивай.
 
Тема оглянулся по сторонам, нагнулся к уху Мариши и вполголоса начал рассказывать.
 
- Ты помнишь, как мы уезжали из гостиницы вместе со Шломо? Так вот. Когда мы вышли на улицу, я сразу почувствовал, что за мной следят.
 
- Следят? За тобой? – Мариша с недоверием посмотрела на Тему.
 
- Я тебе сказал, не перебивай! Иначе не буду рассказывать.
 
- Ладно, ладно – молчу.
 
- Так вот. Я заметил на противоположной стороне улицы странного человека. Он был в парусиновом плаще и с башлыком на голове, которой закрывал его лицо. Но взгляд его я почувствовал. Он был какой-то пронзительный. Я закрыл глаза, а когда открыл, то его уже не было. Потом я его увидел, когда прятался от вас из-за пирожных на Сергиевском подворье. Он подсел ко мне в саду на лавочку, и мы познакомились.
 
- Тема! Как можно в чужом городе знакомиться неизвестно с кем. Ведь это может быть и террорист, мало ли таких примеров?
 
- Прощаю тебе, как женщине, твою болтовню. Лучше внимательно слушай.
 
Мариша уже открыла рот, чтобы дать отпор столь неуместному напоминанию о своей причастности к болтливому женскому роду, но Тема предупреждающе поднял руку.
 
- Слушай дальше. Зовут его Андрей Соколов. Он Вечный паломник и знал обо мне все. Кто я и откуда.
 
- Что это за категория такая, Вечный паломник? И откуда он о тебе все знал?
 
- Знал - потому что он Вечный, а Вечные знают все и могут все.
 
- Тема, а твой новый знакомый нормальный человек?
 
- Нормальнее нас с тобой.
 
- Ну, если ты уверен, - с недоверием сказала Мариша. – Так что же было дальше?
 
- Он рассказал, а вернее, показал мне многое из истории русского паломничества на Святую Землю, историю Императорского Православного Палестинского Общества и о его первых создателях и руководителях.
 
- Как это показал? Смотрели альбомы?
 
- В том то и дело, что нет. Мы просто побывали с ним в тех временах и своими глазами видели все это.
 
- Тема объясни подробнее. Как это вы побывали?
 
- Я не знаю, как он это делает, но мы с ним были в русской деревне  XIX-XX века, откуда уходили на Святую землю русские паломники, были на пароходе во время шторма, который захватил русских паломников, и видели, как молитва и Николай Чудотворец спасли их от гибели. Помнишь ту икону в Свято-Троицком храме? Видели, как погибли от рук революционеров первый председатель Императорского общества Великий Князь Сергей Александрович Романов, а потом его жена святая Елизавета Феодорвна Романова. Многое чего мы видели.
 
- Как это видели? - опешив, спросила Мариша.
 
- Просто были там в том месте, где происходили эти события, только вмешаться и помочь, когда было надо, мне так и не удалось. Мы могли все это только наблюдать.
 
- Тема, а ты не был в это время под гипнозом? Может, этот Вечный паломник гипнотизер?
 
- Какой там гипнотизер! Он такой же, как и я, только обладает неведомой силой. На то он и Вечный паломник. Больше того, - Тема понизил голос. – Он посвятил меня в Вечные паломники. Смотри! – Тема снял с шеи крест-хризму. – Это знак Вечного паломника. Теперь я отвечаю за помощь русскому паломничеству и должен помогать Императорскому Обществу во всем. Хочу подключить к этому делу и тебя. К тому же ты историк, может, что и присоветуешь. Как ты на это смотришь?
 
Смотреть в этот момент надо было Маришу, что Тема и сделал и сразу понял все.
 
Она напоминала окаменевшую статую и только широко открытые и полные ужаса глаза, направленные на Тему, давали представление, что это живой человек.
 
- Значит, не веришь, - грустно подытожил Тема.
 
Мариша продолжала молчать, потом, как бы очнувшись, взяла у Темы крест-хризму, достала из барсетки увеличительное стекло и начала внимательно рассматривать его с внешней и тыльной стороны. Видимо, ей надо было время, чтобы окончательно прийти в себя. Наконец, взяв себя в руки, она подняла глаза на Тему.
 
- Верю, Тема, верю. А крест старинной работы. Приедем домой, я определю, какого он века. Головокружения в последнее время у тебя не было? - вдруг без всякого перехода спросила Мариша. – А головой ты ни где не приложился во время своих приключений?
 
Тема забрал крест из рук Мариши, повесил его на шею и посмотрев на нее потемневшими от гнева глазами, сказал:
 
Крест-хризма был распространен в Византии и Древней Руси. Символизирует просвещение мира учением Христа
В центральном круге изображена хризма. Это монограмма составленная из двух греческих букв Х и Р (начальных букв имени Христа) и в начертании образующая крест
В кругах на концах перекладин помещены монограммы четырех Евангелистов, благодаря которым учение Христово стало известным в четырех концах земли
Вверху – символ апостола Матфея, внизу – апостола Марка, слева и справа - апостолов Иоанна Богослова и Луки
 
- Надеюсь, ты не нарушишь клятвы о молчании?
 
- Что ты Темочка, что ты! – голос у Мариши был такой, каким говорят с тяжело больными людьми, а думают в это время совершенно об ином.
 
Так оно и было. Мозг Мариши усиленно заработал только в одном направлении: кому показать брата и немедленно, сразу после прилета.
 
Когда течение его болезни было более или менее определено, надо было найти знакомого специалиста в этой отрасли.
 
Как говорится, кто ищет, тот всегда найдет. И память услужливо подсказала ей кандидатуру соседа, про которого говорили, что он чуть ли не доктор наук в каком-то НИИ психиатрии, хотя на вид ему было не больше 25-30 лет.
 
Он недавно въехал в их дом, и Мариша не была еще с ним знакома, но потому как он столбенел при встрече с ней на лестничной площадке или в подъезде, можно уверенно сказать, что отказа не будет.
 
После этого Мариша чуть успокоилась и решила отцу до встречи с этим ученым психо-доктором пока ничего не говорить. Тема полулежал в кресле, отвернувшись от сестры. Глаза его были закрыты, и весь его вид выражал категорическое нежелание к продолжению общения.
 
Все вышло так, как и планировала Мариша. С доктором они столкнулись еще в подъезде и Мариша, проявив инициативу, попросила его помочь с вещами. Тот ухватился за возможность знакомства с очаровательной соседкой с такой радостью, что отцу пришлось оборонять свой чемодан от излишне старательного соседа. Мариша ограничила его рвение своим чемоданчиком и рюкзачком. Тема пока еще ничего, не подозревая, среагировал на эту услужливость, как на привычное появление нового вздыхателя сестры.
 
Все выяснилось скоро. Вежливого соседа Мариша тут же, около двери пригласила на чай и сразу увлекла его на кухню, пока папа и Тема разбирались, распаковывая свои вещи. Быстро накрыв на стол, Мариша представила нового соседа, назвав его Володей. Пока пили чай, Володя рассказывал уморительные «докторские» анекдоты о больных, а когда папа ушел Володя, незаметно перекинул мостик своих расспросов к Теме.
 
Незаметно для кого угодно, только не для Темы. Володя еще не знал, с кем он имеет дело. Тема раскусил «психа», так он сразу прозвал доктора, немедленно, после первых же анекдотов о галлюцинациях, видениях, призраках и невинных вопросов к Теме: ощущал ли он нечто подобное и были ли у него травмы головы.
 
Реакция Темы была мгновенная. Во время мимолетной отлучки на кухню Мариши и Володи, который помогал ей вынести поднос, Тема щедро насыпал в обе чашки своих врагов соли и перцу, тщательно размешал эту огненную жидкость и стал ждать результата.
 
Володя стоически выпил чашку до дна не поморщившись, и даже не взглянув на Тему. Мариша после первого глотка сначала открыла рот, выдыхая из него пышущий жар, а, потом, не закрывая его, заорала:
 
- Паразит! Симулянт! Уйди с глаз моих, иначе я за себя не ручаюсь!
 
Тема торжественно проследовал в свою комнату, предварительно вежливо раскланявшись с гостем, который сразу же вырос в его глазах, потеряв прозвище «псих», и стал думать. А думать было о чем и, прежде всего, о соратниках. Тема перебрал всех знакомых, но остановился пока на трех своих лучших друзьях: Валерке Евстафьеве по прозвищу «Фома неверующий» или просто «Фома» и Нине Пикиной, по прозвищу «Чемпионка».
 
Это были самые верные его друзья еще с детского сада. Они учились в одном классе и даже жили в одном подъезде дома. Прозвища получили в силу своих качеств и способностей. Валерка – «Фома неверующий», за то, что отрицал все и вся, пока не доходил до всего собственным умом, Нина – и, в правду, была чемпионкой по спортивной гимнастике, правда, в своей спортивной школе. Кроме этого она училась еще и в музыкальной школе, была круглой отличницей, а главное, всегда и во всем верила Теме и была тихой и послушной девочкой. Сам Тема носил простую кличку «Никита» - производную от своей фамилии, как это принято повсеместно в школах, а после демонстрации одноименного сериала, с ударением на последней букве.
 
Так что для первой встречи состав соратников был идеален. Была здоровая конструктивная оппозиция в лице «Фомы неверующего», были и сочувствующие в лице Нины, и был главный генератор идей, то есть сам Тема. Можно было созывать форум, и Тема взялся за телефон.
 
С первого захода попытка не удалась. Мать Валерки сказала, что он недавно вернулся из оздоровительного лагеря, а где его сейчас носит, не знает, но пообещала сообщить сыну о приезде Темы. Телефон Нины вообще не отвечал и Тема понял, что семья ее на даче, куда уехала, когда Тема еще готовился к отъезду в Израиль. Надо было ждать. И Тема уселся за компьютер, выйдя на сайт Императорского Православного Палестинского Общества.
 
Два звонка, почти одновременно, оторвали его от увлекательного чтения. Один звонок был по телефону. Звонила Нина.
 
- Здравствуй, Тема! Мы на даче, а я приехала с папой домой за вещами и увидела на автоответчике твой звонок. Ты уже вернулся?
 
- Нина, привет! Вернулся, и ты мне очень и очень, нужна. Сможешь зайти?
 
- Сейчас?
 
- Если сможешь.
 
- Хорошо, я сейчас приду.
 
Не успел Тема опустить трубку, как раздался звонок в дверь и через минуту Тема и Валерка колотили друг друга по спинам, выражая радость от встречи. Тут же последовал новый звонок, и пришла Нина. Когда смолкли первые приветствия и ничего не значащие вопросы типа: «ну, как ты?», «а ты как?», Тема загадочно помолчал, а потом произнес:
 
- Слушайте меня. То, что вы сейчас услышите, во-первых, большая тайна, а во-вторых, вы не должны на меня смотреть, как на сумасшедшего. Тут уже некоторые пытались сделать из меня придурка, а потому сейчас дышат только ртом и пьют ледяную воду. Понятно?
 
- Ничего непонятно, - сказал Валерка. – Говори яснее, а то и мы начнем смотреть на тебя как придурка.
 
- По поводу тайны, ты можешь быть спокоен Тема. Не проговоримся, - тихо сказала Нина.
 
Тема удовлетворенно кивнул головой и начал свой рассказ. Говорил он долго, с подробностями и мельчайшими деталями, ничего не приукрашивая и не преувеличивая.
 
Когда Тема закончил, долго стояла тишина. Валерка и Нина переваривали услышанное. Наконец Валерка сказал:
 
- Покажи крест.
 
Он долго крутил и рассматривал крест-хризму, потом передал его Нине. Та встала и подошла к окну, чтобы лучше видеть и замерла в благоговейном созерцании тонкой работы старинных мастеров. Потом она отдала его Теме, и тот сразу повесил его себе на шею.
 
- Если принять все это за истину, выходит ты сейчас Вечный паломник и все, что делал твой знакомый ты, можешь повторить? – задал вопрос Валерка.
 
- Не знаю, - честно признался Тема. – Возможно, это зависит от места нахождения, ведь тогда мы были на Сергиевском подворье, но одно знаю точно – надо знать историю того, что ты хочешь показать. Вот я сейчас и вышел на сайт Императорского Православного Палестинского Общества и его отделения в Иерусалиме. Там, кстати, выпускается интернет-журнал «Россия в красках» и материала очень много.
 
- Значит так, - глубокомысленно изрек Валерка. – Ты изучаешь материал, потом напрягаешься, и какая-то сила переносит тебя и тех, кто с тобой в другое время. Так надо понимать?
 
- Не знаю, Валерка, не знаю.
 
- Ты меня знаешь. На слово я никому не верю. Не верю пока и твоей сказке, - упрямо сказал Валерка.
 
- А я верю, - тихонько сказала Нина. – Верю и все. А в тебе Валера опять взыграл «Фома неверующий».
 
- Причем здесь Фома! Практика – критерий истины. Слышала такое выражение? А я вот слышал, правда, не знаю где, но считаю его правильным. Пока не попробуем и не увидим своими глазами – не поверю!
 
- Давайте сделаем так, - решил Тема. –  Пойдем на место убийства Великого Князя Сергея Александровича Романова, и я попробую восстановить эту картину. Можно, даже не на само место, ведь я видел все это в Иерусалиме, но на всякий случай зайдем поближе, в Александровский сад около Кремля.
 
- Вот это другое дело! – закричал Валерка. – Пошли, чего оттягивать!
 
- Я согласно, сказала Нина. – Только надо предупредить папу, нам скоро надо уезжать обратно на дачу.
 
- Давай, Нина! Одна нога здесь, другая там! – пробормотал Тема и сразу же сел к компьютеру, разыскивая материалы убийства Великого Князя.
 
Валерка тут же присоединился к нему, а Нина быстро выбежала из квартиры и ее каблучки зацокали по лестнице.  
 
До Александровского сада добрались быстро. Благо было недалеко. Сели на лавочку недалеко от Грота. Народу в эту пору было не много. Долго молчали. Валерка и Нина не задавали Теме никаких вопросов, давая успокоиться. Тема был в состоянии туго натянутой струны, того и гляди порвется от колоссального напряжения. Наконец он коротко вздохнул, зажал в ладони крест-хризму и твердо сказал, подражая Андрею Соколову:
 
- Сейчас вы увидите, как отблагодарили русские революционеры, первого Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великого Князя Сергея Александровича Романова, за его бескорыстную деятельность во имя Русской Палестины.
 
Смотрите!
 
И вновь повторилась картина убийства Великого Князя. Так же бежал к карете Каляев, держа на отлете руку со свертком динамита, так же как и Тема на Сергиевском подворье, Валерка, очнувшись от потрясения увиденным, закричал: «Держи, гада!» и пытался остановить террориста, поставив ему ножку. Заплакала Нина, увидев, как собирала Великая Княгиня части тела своего мужа, а Тема, так же как и в первый раз, оцепенев, смотрел округлившимися глазами на эту страшную сцену.
 
Все трое долго сидели молча на скамейке. Нина тихонько плакала, а Валерка тупо смотрел в одну, видимую только ему, точку в пространстве. Тема, вторично пережив потрясение, успокоился быстрее друзей и ждал, когда они тоже придут в себя. Наконец Валерка сказал:
 
- Как же я так. Не сумел остановить этого гада!
 
- Ты ничего не смог бы сделать, Валера, ответил Тема. – Историю нельзя повернуть вспять. Ведь мы были в начале ХХ века, а сейчас уже ХХI. Я тоже поначалу пытался что-либо предпринять, но Вечный паломник Андрей мне разъяснил, что исправить то, что прошло уже невозможно.
 
- Жаль. Но остановить этого террориста все-таки было можно, - упрямо возразил крепко сидящий в Валерке Фома-неверующий.
 
Тема спорить с Валеркой не стал, а повернулся к Нине, которая платком вытирала глаза. Почувствовав его взгляд, она виновато улыбнулась и тихонько сказала:
 
- Господи! Как мне жаль Великую Княгиню, и какая она мужественная женщина. Надо о ней узнать больше. Это можно?
 
- Узнаешь Нина, узнаешь. И еще не раз поплачешь от человеческой несправедливости.
 
Тут окончательно пришел в себя Валерка.
 
- Прости Тимка, но я сразу не поверил тебе. Я и представить себе не мог, что такое возможно. Что же делать теперь с твоим даром? Может пойти в какой-нибудь научный институт на обследование?
 
- А зачем? – ответил Тема. – Я вам все рассказал и показал, теперь дело за мной и за вами, чтобы использовать этот дар, как завещал мне Вечный паломник Андрей Соколов.
 
- А что он завещал? – спросила Нина.
 
- Во-первых – оказание помощи нашим православным святыням на Святой Земле. Во-вторых – изучение нашей русской и православной истории, которую мы, к сожалению, поголовно не знаем. В-третьих – рассказывать всем друзьям и знакомым о Русской Палестине и помогать в организации поездок паломников, но, прежде всего, стать активными паломниками самим.
 
- Ну, ты Тема и размахнулся! А деньги на это где возьмешь? – ухмыльнулся Валерка. – Или твой дар перенесет нас запросто в Русскую Палестину?
 
- К сожалению, не перенесет. Он переносит лишь в прошлое. А для начала я советую вам почитать материалы Императорского Православного Палестинского Общества и его отделения в Иерусалиме, а так же журнал «Россия в красках». Набирайте в поисковике компьютера эти названия и читайте. Предлагаю встретиться через неделю и обсудить, что нам делать. Конечно, если захотите сами.
 
- Я захочу, - тут же откликнулась Нина. – И ноутбук у меня есть на даче, а через неделю мы уже вернемся домой.
 
- Я тоже, вероятно, захочу, - отозвался Валерка. – Почитаем, посмотрим, да и ребята подтянутся к началу занятий.
 
- Без ребят нам нельзя. Это нужно всем. – Убежденно сказал Тема. – Да и не дети мы уже. Все-таки перешли в 7-й класс. Значит решено?
 
- По рукам! – хлопнул своей ладонью о ладонь Темы Валерка, а Нина положила сверху свою нежную, но крепкую ладошку гимнастки.
 
Всю неделю Тема не отходил от компьютера. Его толстый дневник заполнялся и заполнялся материалами из самых разных источников, но основу составляли, конечно, сведения из сайтов Императорского Православного Палестинского Общества, а в особенности, из сайта его Иерусалимского отделения.
 
Маришка изредка забредала в его комнату и неслышно, подходя со спины, заглядывала на экран компьютера, потом удивленно фыркала и удалялась. Тема даже не заговаривал с ней, полностью погрузившись в мир, доселе ему неизвестный. Заходил и папа. Тоже удивлялся, но с расспросами не приставал, за что Тема ему был несказанно благодарен.
 
Так пролетела неделя. Собрались в среду. Валерка и Нина пришли с такими же толстенными тетрадями, как и у Темы. Тема обрадовался, но виду не подал. Он с деловым тоном спросил:
 
- Будут предложения?
 
- Будут. – На удивление первой подала голос Нина.
 
- Ну-ну! – Поощрил ее Тема. – Давай, высказывайся.
 
- Я собрала большой материал о Великой Княгине Елизавете Федоровне, или, как тогда произносили ее отчество - Феодоровне. И не только, как о Председателе Императорского Православного Палестинского Общества, а как основательницы Марфо-Мариинской обители, где она совершила, по моему мнению, просто подвиг. Я ничего не знала об этом раньше, а теперь хочу, чтобы о ней узнало как можно больше людей.
 
- Хорошо! – Тема сделал запись в своей тетради. – Что скажешь, Фома?
 
- Темка! Терпеть не могу этой глупой клички. Это, во-первых. А во-вторых, я принял твердое решение подключиться к твоей авантюре. Ладно, ладно! - обратился он к Теме, заметив протестующее движение его рук и обнаружив его кулак у себя под носом. – Извиняюсь, не к авантюре, а к акции. Просто перепутал слова.
 
- То-то же. Учись подбирать слова к месту, - назидательно сказал Тема. – Что дальше?
 
- Дело, конечно, нужное и благородное. Надо сказать, что и интересное. Только все это надо, как бы это сказать, упорядочить, что ли…
 
- Давай, свои предложения, - Тема взял ручку и вновь открыл тетрадь.
 
- Мои предложения такие. Первое и главное: О помощи Русской Палестине. Где взять деньги? Первое это сдача металлолома. И не кастрюль каких-нибудь или ржавого железа, а по-крупному, и я знаю, где это найти.
 
- И где же? – заинтересовался Тема.
 
- Ты бы лучше поинтересовался, что это такое?
 
- Интересуюсь.
 
- Так вот, это огромный якорь, который закопан в земле на берегу Москвы-реки в одном из укромных уголков, где я когда-то был на рыбалке. Торчит из земли одна из лап этого якоря здоровенная такая, а сам он глубоко в земле. И хозяев не предвидится. Там просто никого нет. Бросили когда-то и забыли.
 
- Подожди-ка,- подала голос Нина. – Если он такой огромный, как мы его можем вытащить, да еще и принести на пункт сдачи металлолома?
 
- Для начала, Ниночка, в целости и сохранности у нас якорь никто не примет. Примут только куски металла. Я уже узнавал. Раскопать мы его в состоянии сами, а вот поднять, конечно, нет. Его надо разрезать и уже по частям погрузить на машину, а потом уже доставить на пункт. Понятно?
 
- Разрезать?! – Тема чуть не сверзился со стула. – Ты в своем уме? Где мы найдем того, кто может резать металл, да еще такую махину, как якорь?
 
- Ты слышал когда-нибудь такой лозунг: «Кадры решают все!».
 
- Наверное, ты от своего деда нахватался, он же у тебя заслуженный коммунист.
 
- Читать надо больше, господин Вечный паломник! Конечно, и от деда тоже. Так вот. У Кольки Ерофеева, двоюродный брат газосварщик, работает на спецмашине с краном. Он тебе за бутылку и  кремлевскую царь-пушку на части разрежет и сдаст на приемный пункт.
 
- Да? Не знал. Только вряд ли он ограничится одной бутылкой, да еще и за доставку частей якоря, который, как ты говоришь такой огромный. И где мы возьмем денег, чтобы удовлетворить его аппетиты?
 
- Запросто решим, когда будут люди. Каждый добудет одну бутылку и выйдет ящик, а от такого предложения этот алкаш не сможет отказаться.
 
- А сколько он весит твой здоровый якорь?
 
- Откуда я могу знать. Только предполагать могу по этой лапе, что вылезает из земли. До тонны, думаю, потянет. А за тонну, между прочим, можно получить тысяч шесть. Я узнавал.
 
- Да, это, действительно, по-крупному! Давай, пробуй, если выйдет, будет тебе слава и почет!
 
- Мне славы не нужно, - сказал Валерка. – Нужно серьезное дело и серьезная отдача от него, если мы решили заняться помощью Сергиевскому подворью.
 
- И меня есть предложение, - вновь подала голос Нина.
 
- Слушаем, тебя внимательно. – Тема перевернул страницу в своей тетради и посмотрел на засмущавшуюся Нину. – Давай, не робей, сейчас идеи нужны, как воздух.
 
- Я считаю, что нужно сделать фотостенд о Сергиевском подворье. Фотографий на сайте Императорского Общества и интернет-журнала «Россия в красках» много. Написать краткое описание истории Сергиевского подворья и выйти на улицу.
 
- На улицу?! – ахнул Валерка. – Это что, милостыню собирать?
 
- Почему милостыню? Прочитай, как Руси собирали деньги на строительство храмов и той же Русской Палестины. Почему же не возобновить это благородное дело сейчас?
 
- И кто же этим будет заниматься?
 
- Все мы. Все наше движение. Будем дежурить по очереди. Деньги сдавать в общую кассу, а потом переводить на счет помощи Сергиевскому подворью, который есть у Темы.
 
- Ты сказала – наше движение? – переспросил Тема. – Так это блистательная идея! Назовем его так: «Движение за восстановление Иерусалимского православного Сергиевского подворья». И напишем это на стенде. И все будет всем понятно. Ай, да Нина! Ты просто молодец! А деньги прохожие будут кидать в большую кружку, так, как это делали в старину, когда собирали пожертвования на восстановление храмов.
 
- Нет, я, конечно, не против, - подумав, сказал Валерка. – Только детали надо подработать.
 
Во-первых, надо выбрать казначея, который будет отвечать за деньги и их перевод. Потом установить дежурство у стенда и охрану самих дежурных. Знаете, что в Москве существует мафия нищих, а с ними шутки плохи, у них все доходные места строго распределены и с чужаками разговор короткий.
 
Ну, а в-третьих, надо определить, кто этот фотостенд будет делать.
 
- Ну, что же, ответил Тема. – Твои вопросы правильные. Я предлагаю в казначеи назначить Нину. Ей сам Бог велел. И папа у нее бухгалтер, и сама она аккуратная, а о честности я уже не говорю – всем пример. Как ты смотришь на это, Нина?
 
- Ой, я боюсь, что не справлюсь.
 
- Справишься, да еще как, - поддержал Валерка Тему.
 
- Так. С этим вопросом решено, уверенно сказал Тема. - Второй вопрос об охране дежурных. Это я беру на себя. У нас «9-в», ой, забыл, что сегодня уже «10-й», специализированный спортивный класс, они там все каратисты. У меня есть среди них хорошие знакомые. Попрошу их на первых порах подстраховать наших дежурных, а потом эти нищие и те, кто их крышует, сами будут бояться тронуть ребят. Теперь главное. Кого будем посвящать в наше дело? Я тут набросал список, получается 21 человек. Остальные или шантрапа, типа Володьки Штыря, или тусовщики типа небезызвестного вам Вильяма и его команды. Это будет балласт, да и сами они никуда не пойдут, а разнесут нашу тайну по всей Москве. Вот список, прочтите и выскажите свое мнение.  
 
Тема передал два листа с фамилиями Валерке и Нине.
 
- А, можно, я приглашу нескольких знакомых девочек из музыкальной школы? – спросила Нина, прочитав список.
 
- Если ручаешься за них, можно. – А у тебя Валерка есть предложения?
 
- Есть. Только не по списку. Тут все в порядке. Казначея мы назначили, а руководителя нет. Вот я и предлагаю – Председателем Движения, - как там дальше…
 
- Движение за восстановление Иерусалимского Православного Сергиевского подворья, - повторил Тема.
 
- Во-во! Председателем его назначить тебя. Ты не против?
 
- Не против, - твердо ответил Тема.
 
- Хорошо. А я буду заворгом.
 
- Это что за должность?
 
- Мой дед был заворгом обкома КПСС. А в расшифровке это означало – отдел организационно-партийной работы. То есть решали все организационные и кадровые вопросы. Между прочим, самый главный отдел был в обкоме.
 
- Ну, что же. Я «за», а ты, Нина?
 
- Я тоже. Кстати, я и за тебя тоже «за»!
 
- Вот видишь заворг, какие мы с тобой нахалы. Народ-то, в лице Нины, не спросили, когда меня назначали. Извини, Нина.
 
- Нина нас простит. Она всех прощает. Правда, Нина? – обращаясь к ней, спросил Валерка.
 
- Не всегда, и не всех, - тихо сказала Нина. – Но вас прощаю. - И она звонко рассмеялась.
 
- Все, решили и этот оргвопрос, пойдем дальше, сказал Валерка. – Как оповестим народ и на какое время назначим сбор?
 
- Список из 21 человека. По 7 человек на каждого. Перезвоним или зайдем домой и пригласим. Только пока не распространяться о конечной цели. Люди любят тайну. А словами объяснить трудно. Вспомните самих себя, – напомнил Тема друзьям.
 
- Правильно, - подержал Валерка. А собраться можно и на полянке за школой. Там место глухое, его мало кто знает. Бомжей разогнала милиция, целый месяц зачищали это место из-за жалоб окрестных жильцов. Там и соберемся. Только когда?
 
- А чего тянуть. Давайте через два дня в четыре часа, - предложил Тема.
 
- За два дня справимся, - согласился Валерка. – А как твой дар сработает в этом месте?
 
- Теперь я уверен, что сработает.
 
- И что ты покажешь ребятам? – спросила Нина.
 
- Давайте сделаем так. Я покажу все то, что показывал мне Андрей Соколов. Тогда будет понятно все и не надо никому и ничего объяснять, – ответил Тема.
 
- Я бы очень хотела посмотреть и рассказать из того, что я знаю о Великой Княгине Елизавете Федоровне, – вновь повторила Нина.
 
- А я, между прочим, об октябрьских событиях 1917 года в Москве и что из этого вышло для семейства  Великого Князя и Княгини и Императорского Общества, – продолжил Валерка. – Очень меня это заинтересовало. Заинтересует и других. Это же наша история!
 
- Теперь чувствуете, какая у нас будет работа? – спросил Тема. - Только начали, а вопросов куча.
 
- Решим, правда, Нина? – уверенно сказал Валерка.
 
- Конечно, решим, - улыбнулась она.
 
- Только давайте так, - сказал Тема. – Каждый из вас сначала расскажет мне, что хочет сказать и назовет источники ваших сообщений. Вместе проверим. Думаю, что только тогда я смогу настроиться и дать правдивую картину. Договорились?
 
- Нет вопросов! – Ответил Валерка, а Нина согласно наклонила голову.
 
- Тогда вперед! У нас всего два дня. Все вопросы будем решать в порядке поступлений.
 
Эти два дня были заполнены лихорадочной суетой. Сначала все сидели на телефонах, а многие из соучеников еще не вернулись с мест отдыха в Москву или просто болтались неизвестно где, и приходилось звонить по несколько раз. Наконец, кадровый вопрос, как выражался Валерка, был более или менее решен.
 
Много времени заняло обсуждение с Ниной и Валеркой тем, которые они предлагали для просмотра. Компьютер у Темы раскалился, к тому же добросовестная Нина еще приносила и выписки из редких источников бывшей Ленинской библиотеки о жизни Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Вскоре Тема внутренне почувствовал себя готовым к показу материала предложенного Валеркой и Ниной.
 
Все трое съездили на место, где Валерка обнаружил якорь. Он действительно был огромен, судя по торчавшей из земли лапе. Прикинули, как его выкопать и сколько это займет времени. Выходило немало. Да и народу для земляных работ, чтобы она шла бесперебойно и быстро, требовалось порядочно. Решили сделать это за один день, а с утра следующего дня начать резать якорь на куски. Тут без предварительного разговора с Колькой Ерофеевым было не обойтись, и Валерка взял на себя решение этого вопроса.
 
Наконец, настал день встречи. Внешне Тема был спокоен, но внутри его трясло. Бедная Нина от переживаний напоминала тень. Один Валерка чувствовал себя, как рыба в воде, был деятелен и успевал везде. Он один сумел привести в порядок место сбора, очистил поляну от мусора, и даже посильно отремонтировал полуразрушенные скамейки для девочек. Остальные посидят на траве, решил он. «Чай не баре!» - вслух выразился Валерка, забивая в скамейку последний гвоздь.
 
Собрались ровно в четыре часа. Народу пришло больше, чем планировалось. Нина стояла в окружении девочек из музыкальной и спортивной школы, которых она персонально пригласила. Потом начали рассаживаться: девочки на скамейки, а мальчишки прямо на траву. Судя по обрывкам разговоров и шушуканью, народ ждал раскрытия тайны или, по меньшей мере, чуда.
 
Валерка и Нина отделывались ничего незначащими фразами, чем еще больше разжигали любопытство. К Теме никто не подходил. Он стоял за кустами и, как говорят актеры, входил в роль, настраивался, а потому решил не отвлекаться на бесконечные вопросы.
 
Наконец, сквозь кусты просунулась голова Валерки.
 
- Давай, на выход! Больше никого не будет. Все на местах и ждут.
 
Тема перекрестился, подержал в ладони крест-хризму и шагнул на поляну. При его появлении разговоры на поляне стихли. Тема остановился чуть сбоку от тропинки, которая вела на поляну, где уже стояли Валерка и подошедшая Нина. Десятки глаз знакомых и незнакомых смотрели на него.
 
- Здравствуйте, всем! Знакомым и незнакомым. Для незнакомых представлюсь. Я, Тема Никитин, учусь в этой школе, - Тема показал рукой в сторону школы. - На каникулах с отцом и сестрой был Израиле, в городе Иерусалиме, где со мной случилось НЕЧТО. Оно, это НЕЧТО, касается всех вас сюда приглашенных. Те из вас кто захочет встать в наши ряды, а нас пока трое, - Тема показал рукой на Валерку и Нину, - попрошу остаться после моего рассказа, а те, кто не захочет, может уйти. Просьба к ушедшим не распространяться о том, что они видели и слышали здесь. Могут принять за сумасшедших. Личный опыт имеется. Итак, я начинаю свой рассказ.
 
Во время этого предисловия стояла хрустальная тишина. Никто даже не кашлянул и не чихнул. «Аудитория психологически готова», - пронеслось в мыслях у Темы. – «Замечательно! Вперед!».
 
Дойдя до встречи с Вечным паломником Андреем Соколовым в Сергиевском подворье, Тема перевел дух и обвел глазами аудиторию. Слушали внимательно, но надо было переходить к просмотру.
 
Перемещение ребят в русскую деревню XIX века, которая провожала на Святую Землю паломников, привела большинство в шоковое состояние. Тема спокойно, как и Андрей Соколов, комментировал эту сцену.
 
Потом пришла пора картин погрузки на океанский пароход «Корнилов» в Одесском порту. Чудесного спасения паломников во время морской бури. Ночной бой с разбойниками-бедуинами. Знакомства с архимандритом Антонином (Капустиным). Учреждение Императорского Православного Палестинского Общества в Санкт-Петербурге. Картины жизни и смерти первых Председателей Общества Великого Князя Сергей Александровича и его жены и «Апельсиновая» сделка 1964 года. Показал все, о чем рассказывал ему Вечный паломник Андрей Соколов.
 
Эффект был потрясающий. Никто, кроме Валерки и Нины, не верил своим глазам. Наиболее шустрые пацаны во время показа шарили в кустах в поисках аппаратуры, но ничего не найдя, обескураженные возвращались на место. Да еще Валерка, не смотря ни на что, попытался вновь осуществить свой план и подставить ножку террористу Каляеву, когда тот бежал навстречу карете Великого Князя…
 
Тишина на поляне стояла гробовая. Тема не торопил события. Пусть придут в себя и осмыслят происшедшее. Он только шепнул Валерке и стоящей рядом Нине:
 
- Ваш материал в следующий раз. Силы просто на исходе! - Те с пониманием кивнули.
 
Нарушил молчание Колька Ерофеев.
 
- Тут мне Валерка кое-что рассказывал, но такого я не ожидал. Никита! Как это ты все делаешь?
 
И публика очнулась.
 
- Тема, расскажи! – Не темни – Тема! – Давай, Никита, расскажи, чего там скрывать!
 
Тема поднял руку, и крики смолкли.
 
- Скрывать мне нечего. Вечный паломник Андрей Соколов приметил меня еще на улице, возле отеля, в котором мы жили. Потом он подошел ко мне в Сергиевском подворье, куда мы пришли с сестрой на теоретическую конференцию. Обо мне он знал все.
 
- Откуда? – спросил кто-то из толпы.
 
- Не знаю, говорю честно. Но мое имя, фамилию и то, что я из Москвы знал. Он показал мне все, что вы видели. Сказал, что теперь Вечный паломник я, Тема Никитин, и завещал мне все свои дела.
 
- Какие дела? – вновь раздалось из толпы.
 
- Во-первых, оказывать помощь в сохранении русских православных святынь Русской Палестины. Во-вторых, изучать нашу русскую и православную историю. В-третьих, помогать развитию паломничества на Святую Землю и самим стать активными паломниками. И многое еще иного нужного и важного. Но это вопросы глобальные, а пока мы, инициативная группа, - Тема показал рукой в сторону Валерки и Нины, - учредили «Движение за восстановление Иерусалимского православного Сергиевского подворья».
 
-А деньги, где взять на это? – спросил девичий голос.
 
- Ребята! Поступим так, как я говорил раньше. Все кто заинтересован в дальнейшей работе с нами, сейчас должны подойти к Валерке и Нине. Валерка - регистрирует наш класс, Нина – других ребят. После этого зарегистрированные остаются, а те, кто не хочет, уходят. И помните, о чем я вас предупреждал в самом начале. Лучше помалкивайте, для вас самих будет лучше. Все. Начали регистрацию.
 
Дальнейшее произошло очень быстро. У Валерки отказов не было. У Нины записались четыре девочки. Три музыкантши и одна спортсменка. Все остальные поднялись и ушли, правда, при этом все, даже девочки, пожали Теме руку и сообщили, что было очень и очень интересно, но их интересуют другие дела. На том и расстались.
 
Пока Тема прощался с отказниками, Валерка уже толкал речь перед новоиспеченными «движенцами», так он их назвал. Рассказал, что на заседании инициативной группы Тему избрали Председателем Движения, Нину – казначеем, а его заведующим организационным отделом и автоматически заместителем Председателя.
 
Соблюдая принципы демократии, как он выразился, спросил у «движенцев» будут ли иные мнения, и даже устроил голосование по предложенным кандидатурам. Гены деда бывшего партийного оргработника бушевала в крови Валерки.
 
Так что, когда Тема подошел к народу, его поздравили с утверждением в должности Председателя. Подивившись прыти Валерки, Тема начал с практических дел на ближайшие дни. Идея с якорем вызвала всеобщий восторг. Колька Ерофеев поклялся, что вопрос с братом решит положительно.
 
Но надо его решать в ближайшую пятницу, предупредил он, поскольку получку брат уже давно пропил, а жажда его гложет неимоверно. Решили единогласно, что каждый для общего дела добывает бутылку водки, других напитков брат-газорезчик просто не употребляет.
 
Выкапывать якорь решили в четверг с девяти утра, а в пятницу начать его резку и сдачу на приемный пункт. Валерка объяснил, как добраться до места работ и предупредил, что каждый является со своей лопатой. Девочек от этой работы освободили.  Бутылки приносить в пятницу и сдавать Валерке и ни в коем случае брату-газорезчику, иначе он такого нарежет…
 
Заказ решили оформить на дедушку Олега Прохорова. Он, по заявлению Олега, постоянно занимался сдачей макулатуры и металлолома и был в курсе всех этих дел. Обмануть его было невозможно, кстати, он был верующим и часто сдавал деньги, помогая церкви.
 
Нина рассказала о своей идее, собирать деньги для помощи Сергиевскому подворью, используя старинный опыт сбора пожертвований от народа. Добровольно вызвались сделать стенд Сережа Звягинцев и его друг Игорь Литвин. Оба слыли мастеровыми ребятами и даже серьезно помогали своим отцам-столярам. Фотоиллюстрации обещал сделать Борька Олсуфьев, а лучшая в классе поэтесса Лиля Четвертак обещала написать Обращение на стенд. Сроки установили жесткие, а контроль возложили на Нину.
 
В четверг поутру собрались всей компанией, включая девочек, которые прибыли по своей инициативе, на берегу Москвы-реки около якоря. У многих ребят лопаты были в чехлах или обернуты тряпками, чтобы не погнали из метро или автобуса. Девочки приехали с корзинками и сумками, так что можно было ожидать плавный переход от земляных работ к пикнику на природе.
 
Примерились, определились и начали копать круговую яму, вокруг лапы, выглядывающей из земли. Попотеть пришлось изрядно, но все же якорь откопали. Выглядел он внушительно.
 
- Тип «Адмиралтейский», - изрек Эдик Капустин. Он был непререкаемым авторитетом в классе по морским делам и готовился поступать в Нахимовское училище. Только шток в верхней части кто-то упер. Наверняка, хотели использовать этот якорь для удержания на воде дебаркадер или другое плавающее средство для постоянной стоянки, а потом видать забыли.
 
- Да! Махина. Сколько же он весит?
 
Начались прикидки. Вышло в среднем, что-то около тонны, во всяком случае, не меньше 700-800 килограмм. Вес его, конечно, порождал радужные надежды на неплохой первый взнос для помощи Сергиевскому подворью. Настроение у всех стало приподнятым и даже тайные скептики, а были и такие, это Тема видел по их глазам, поверили в исход предприятия.
 
- А теперь купаться! – неожиданно скомандовала Нина. – Ребятам – отмываться, мыло мы захватили, а потом за стол на траве. Вперед!
 
Как оказалось, хотя заранее об этом не договаривались, купальные костюмы были у всех. Коллективная мысль сработала синхронно, и в один миг все разоблачившись от верхней одежды,  кинулись в воду. Гвалт и крики огласили этот тихий уголок.
 
Тема просто залюбовался Ниной. В ярком купальнике, который облегал ее точеную спортивную фигуру, она выглядела не хуже, а, по мнению Темы, гораздо лучше и привлекательней, чем все эти знаменитые фотомодели с обложек глянцевых журналов.
 
Нина, почувствовав взгляд Темы, засмущалась, а потом что-то шепнула своей подружке-гимнастке, которая стояла рядом с ней в таком же купальнике. Неожиданно они, одновременно, с короткого разбега, сделали по два флик-фляка, а потом их тела взмыли в воздухе и из сальто, как яркие рыбки вошли в воду. Народ в воде и на берегу зааплодировал и закричал, а девочки вынырнув из воды, как торпеды пошли кролем вдоль береговой полосы.
 
- Учись, Тема! – закричал Валерка и попробовал повторить сальто, но только звучно хлопнулся животом о поверхность воды.
 
- Учись, Валерка! – закричал Тема, но, не желая повторить его «подвиг», с разбегу кинулся в воду, а, вынырнув, пошел не менее скоростным баттерфляем вдогонку за Ниной. Купались долго и от души.
 
Мальчишки-землекопы попутно основательно отмылись и вскоре буквально у всех, разыгрался аппетит. «Волчий», как определил его Тема. Девочки первыми выскочили из воды и, приведя себя в порядок за кустами, накрыли «стол», расстелив скатерти-самобранки на траве.
 
Мальчишки наворачивали нежданное угощение, похваливали девочек за находчивость, и комплементам в их адрес не было конца, что тем очень нравилось. В таком возрасте от мальчишек редко дождешься доброго слова. Но тут все обстояло иначе. Похвалы были заслуженные. Закончив трапезу, убрали все за собой, а ненужный мусор сожгли и засыпали в землю. На этом настояли девочки-экологи, которые, оказывается, тоже были и здесь.
 
Как-то так случилось, что все начали посматривать на Тему, и в глазах у ребят стояла невысказанное желание. Тема все понял. Он поднялся с травы и сказал:
 
- Хорошо. Сейчас я предлагаю посмотреть несколько материалов, которые мы подробно обсуждали с Ниной и Валерой и которые я не смог показать на первой нашей встрече. Я правильно понял ваше желание?
 
- Как в воду смотрел! – скаламбурил Валерка.
 
- Вопросы касаются нашей русской истории и тесно связаны с деятельностью православия в России и Императорского Православного Палестинского Общества. Итак, смотрим.
 
Перед ребятами возникли улицы октябрьской Москвы 1917 года. На тротуарах жмутся к стенам редкие прохожие. С Воробьевых гор в сторону Кремля громыхают пушечные выстрелы. Шрапнель в виде маленьких пулек скатывается с крыш на тротуар и подростки-гимназисты, не весть как оказавшиеся на улице, с энтузиазмом подбирают их.
 
Перебежками, согнувшись под градом пуль, пробегает отряд юнкеров и студентов. Среди них видны и гимназисты- старшеклассники с винтовками наперевес. Навстречу им выдвигается отряд солдат с красными лентами на папахах вперемешку с моряками в распахнутых бушлатах, широченных клешах, с патронными лентами крест-накрест на груди. Отряды залегают, и начинается бешеная перестрелка.
 
Юнкера Александровского военного училища во время обороны Кремля
Москва октябрь 1917 года
 
Тема, выждав некоторое время, начинает комментировать события:
 
- В Москве  27 октября 1917 года началось вооруженное выступление против Временного правительства Керенского. Во главе восстания стоял Военно-революционный комитет, возглавляемый большевиками. Против захвата власти коммунистами выступили демократические силы. Их подержали юнкера и кадеты военных училищ, студенчество и гимназисты, которые называли себя Белой гвардией.  
 
Офицеров было немного, хотя по регистрации того времени зафиксировано, что в городе находилось свыше 55 тысяч боевых офицеров, которые воевали германском фронте. У Красной гвардии в то время было 10-12 тысяч человек. Сравните эти цифры и подумайте, как могли развернуться события выйди эти закаленные в боях офицеры на улицу.
 
К сожалению, они отсиживались по квартирам и ждали, чья сторона возьмет. Посмотрите, как из-за занавесей окон на Тверской выглядывают люди в офицерских погонах. Они дождались, что после победы большевиков большинство было сразу же уничтожено. Прозрение наступает слишком поздно.
 
Девушку в костюме сестры милосердия, которая пробирается вдоль стены дома зовут Маша Нестерович. В течение всех дней восстания она пробиралась к окруженным юнкерам и кадетам и приносила им хлеб, сало и другие продукты. Обеспечивала связь между отдельными отрядами добровольцев, которые сражались на свой страх и риск, и даже сумела освободить из плена несколько десятков офицеров.
 
Смотрите! Вот она закрывает своим телом раненного юнкера от двух солдат с красными лентами на папахах. Солдаты отталкивают ее, девушка падает, а штыки солдат вонзаются в тело юнкера, еще совсем мальчика, чуть старше нас.
 
Видите орудия на Воробьевых горах, которые стреляют по Кремлю? Смотрите, кто стреляет! У орудий солдаты в шинелях австро-венгерской и германской армий. Это пленные, которых большевики выпустили из лагерей. Им наши святыни безразличны.
 
А вот Успенский собор в Кремле с развороченной стеной. Вот разбитая снарядами Церковь 12 Апостолов, и домовые церкви Петра и Павла. Повреждены и семь Кремлевских башен. Смотрите сами…
 
Теперь мы в 1918 году. Это Сенатская площадь Кремля около Арсенала, на месте трагической гибели первого Председателя Императорского Православного Палестинского Общества, Великого Князя Сергея Александровича Романова. Вот памятник-крест ему, установленный в 1908 году по проекту художника Васнецова, на средства Великой Княгини и воинов 5-го Киевского гренадерского полка, шефом которого являлся Великий Князь.
 
Видите человека, которой накидывает веревку на памятник-крест и вместе с ремонтными рабочими валит его на землю? Узнаете? Правильно. Это руководитель Советского государства Владимир Ильич Ленин. Так и не нашли больше этот памятник, несмотря на длительные поиски.
 
Через 80 лет памятник Великому Князю был воссоздан и установлен в Новоспасском монастыре на могиле Сергея Александровича.
 
Поклонный крест памяти Великого Князя Сергия Александровича Романова в Новоспасском монастыре
 
А вот еще картинка из Кремля. Это Ивановская площадь, возле здания Верховного Совета. Здесь, на авто стоянке для правительственных машин, все эти годы находился склеп с останками Великого Князя. Только 17 сентября 1995 года они были перенесены в Новоспасский монастырь.
 
Ну, а этот воистину «черный день» 5 декабря 1931 года, навсегда запомнят все православные люди. В 12 часов был взорвана главная святыня Руси - Храм Христа Спасителя, построенный на деньги всех православных людей России. Смотрите и помните!
 
 
 
 
 
 
Тема выдержал долгую паузу, а ребята в оцепенении смотрели на клубы пыли и огня над русской святыней. Осела пыль, и на месте величественного храма остались лишь обугленные кирпичи и чудом уцелевшие остатки колонн.
 
- Думаю, что и в наше время есть немало дел для сохранения святынь наших предков, - заключил свой рассказ Тема. - Одно из них - оказание помощи Сергиевскому подворью - наше конкретное дело, и завтра с утра мы приступим к его выполнению. Что делать, все знают. Девочкам приходить не надо. Пикника не будет. Сейчас все зависит от Ерофеева. Не подведешь, Колька?
 
- Какие разговоры?! – мотнул головой Колька.
 
- Не забудьте о бутылках, девочкам передать свои бутылки через ребят. Как там твой дед, Олег? Не раздумал еще нам помочь?
 
- Все будет, как я и обещал. Утром прибудем вместе с ним.
 
- Смотри, чтобы он не забыл паспорт.
 
- Не забудет, - уверенно ответил Олег Прохоров.
 
- Ну, на сегодня все. До встречи утром! – заключил Тема, и все начали подниматься с мест. – Нина, ты не беспокойся, я не забыл о Великой Княгине. В следующий раз дадим материал о ней обязательно.
 
- А я уже подумала, что ты забыл, - отозвалась Нина.
 
- Что ты? Взял ее за руку Тема. – Но нельзя же обрушивать на головы ребят все сразу. Обещаю, что в следующий раз дадим материал точно. А теперь домой. Валерка! Ты с нами?
 
Валерка хитро посмотрел на обоих и ляпнул:
 
- Боюсь, что буду третьим лишним…
 
Нина покраснела, а Тема отреагировал просто:
 
- Дурак ты Валерка, скажу я тебе. Пошли Нина!
 
- Да ладно вам, уже и пошутить нельзя, - повинился Валерка. – Просто мне в другую сторону. Поеду к ребятам посмотрю, как идут дела со стендом, может надо чего.
 
- Ну, давай! Сменил гнев на милость Тема. - Пошли Нина, по дороге все обсудим.
 
И взявшись за руки, они дружно зашагали по тропинке к автобусной остановке, а Валерка  напрямик сквозь кусты в противоположную сторону. На том и разошлись.
 
Ранним утром следующего дня, все трое, Нина настояла на своем праве присутствия, были на месте. Оказалось, что не они первые. Олег Прохоров со своим легендарным дедом  был уже тут. Деда звали Иваном Ивановичем, и он уже сидел в яме, внимательно обследуя откопанный якорь. Потом он с помощью внука вылез на поверхность. Поздоровался с ребятами и сказал:
 
- Тысяч на пять потянет.
 
- Неужели так много! - восхитилась Нина.
 
- Гарантирую, - уверенно сказал дед. – А этих охламонов в приемном пункте я дожму. Я все их фокусы знаю. Дело вы затеяли святое. Помогу обязательно.
 
- Свои документы вы с собой захватили? - поинтересовался Тема.
 
- Не беспокойтесь. Все при мне, - похлопал дед по карману пиджака. Где техника?
 
- Техника будет во время, - ответил Валерка, хотя, про себя, сильно сомневался в этом, зная нрав двоюродного брата Кольки Ерофеева.
 
Он посмотрел на Тему, и они без слов поняли друг друга, одновременно тревожно вздохнув. Нина подбодрила их взглядом и, услышав шаги, радостно сказала:
 
- А вот и наши подтягиваются!
 
И действительно, на поляну начали вываливаться ребята. Первым делом каждый подходил к Валерке и передавал пакеты с бутылками. Валерка тут же складывал их в два картонных ящика, которые он предусмотрительно припас заранее. Несмотря на предупреждение Кольки Ерофеева, что его братец потребляет исключительно национальный напиток водку, принесли и коньяк, и шампанское, и даже ямайский ром. Видно, что родительские припасы ребята подчистили основательно.
 
- Не многовато ли для одного? - задумчиво сказал дед Олега. – Не мешало бы и другим разговеться на ближайшие праздники.
 
Намек был прозрачен, и Валерка отреагировал сразу же.
 
- Иван Иванович! Ваша доля учтена, и ближайшие праздники у вас будут веселые.
 
Допытываться какие это ближайшие праздники у повеселевшего деда Валерка не стал, а Теме шепнул:
 
- Может у него каждый день праздник!
 
Наконец, невдалеке тяжело заурчала машина. Потом ее мотор заглох. Через несколько минут на поляну вышли дежуривший на дороге Колька Ерофеев с двумя парнями. Одного он представил как своего брата, другой оказался шофером. Брат, мельком взглянув на яму с якорем, сразу же подошел к Валерке. Интуиция у него была поразительная.
 
- Покажи! – коротко сказал он.
 
Валерка подошел к кустам, где стоял ящик с водкой и открыл его.
 
- Маловато, для такой работы, - хрипло сказал брат, но глаза у него загорелись желтым огнем.
 
Он потянулся рукой к ящику, но бдительный Валерка тут же закрыл крышку перед его носом.
 
- Оплата после выполнения работы, - непреклонно сказал он.
 
- Пацаны! Вы что не люди? – умоляюще сказал брат. – Надо снять напряжение и набраться сил, а иначе дело не пойдет…
 
Шофер молчал, поскольку был за рулем, а выпивка ждала его впереди. Но тут выступил дед Олега.
 
- Вот что я вам скажу, охламоны. Подрядились для работы – выполняйте. Выпивка от вас не убежит. Не хотите, у меня есть к кому обратиться. За половину ящика все сделают. Понятно?
 
Шофер от отчаяния потерять реальную выпивку дал в спину коллеги весомый тычок, а Валерка сказал:

- За качественную, быструю работу и доставку, будет дополнительное поощрение. Понял?
 
- Сашка! - Угрожающе прикрикнул Колька Ерофеев.
 
И братец сдался. Он кивнул шоферу, тот сразу же заторопился к машине, а сам, с сожалением еще раз взглянув на ящик, прыгнул в яму и начал обследовать якорь.
 
Заурчала машина, которая напролом через кусты подъехала к яме. Это был мощный специализированный грузовик с краном и шофер с братом Сашкой, не теряя времени, сразу же начали тянуть шланги к якорю и готовить оборудование для резки. И работа пошла. Все сгрудились вокруг ямы, а опоздавшие ребята все время отрывали Валерку, сдавая бутылки.
 
- Это для обещанного приза, - бормотал Валерка, пряча новые поступления.
 
Брат Сашка, к удивлению многих, оказался мастером своего дела. Конечно, подталкивал стимул, который был рядом, но действовал он профессионально и четко. Разрезать на куски такую махину было не легко, но мастерство и мощное оборудование взяли верх и через несколько часов интенсивной работы, аккуратные куски уже бывшего якоря были погружены на машину.
 
Договорись так. В приемный пункт едут Колька Ерофеев и Иван Иванович, поскольку места в кабине больше не было. После выгрузки, рассчитываются с братом Сашкой и шофером, включая обещанное дополнительное поощрение. Иван Иванович с Колькой оформляет сдачу металлолома, получают деньги и везут их на квартиру казначея Нины, где их будут ждать Тема с Валеркой.
 
Машина под радостные крики народа отъехала, а ребята, вооружившись лопатами, засыпали яму, чтобы отдыхающие в этих местах, не переломали себе ноги. Премию Ивана Ивановича, которая состояла из бутылок шампанского, конька и ямайского рома, Валерка захватил с собой, не потому что не доверял деду, а для удобства доставки, и чтобы экипаж машины, страдающий от нестерпимой засухи в организме, не положил свой глаз и на них.
 
Нина напомнила о том, что завершается оборудование стенда, и объявила запись добровольцев для сбора пожертвований. Записалось большинство мужского состава.
 
- А с девочками я переговорю позже, - сказала Нина. – Тогда и составим график дежурств. Тема еще раз напомнил присутствующим электронный адрес сайта Императорского Православного Палестинского Общества http://ippo.ru  и адрес Иерусалимского интернет-журнала «Россия в красках» http://ricolor.org/. Он настоятельно попросил ознакомиться с материалами сайта и журнала и высказать свои предложения по дальнейшей работе.
 
На том и распрощались. Тема, Валерка и Нина поехали к себе, и началось долгое ожидание результатов первой акции. Сидели в комнате Нины, которая всякий раз стремглав бежала в прихожую на каждый телефонный звонок, но нужного звонка так и не было. Когда напряжение достигло высшей точки, и Валерка предложил ехать самим в приемный пункт, раздался долгожданный звонок.
 
- Все в порядке! – послышался в трубке веселый голос Кольки Ерофеева. Едем с дедом к вам. Встречайте! – И Валерка опустил трубку.
 
Нина так и не успела ему сказать, что ждут их у нее в квартире. Решили выйти на улицу и ждать там. На улице и дождались деда и внука. Когда расселись в комнате Нины Колька, захлебываясь от гордости, рассказал, как дед привел в чувство «охламонов» из приемного пункта, которые хотели занизить вес якоря и, как он принуждал их к перевешиванию каждого куска якоря.
 
- А вот и результат! – гордо сказал Колька, вынимая из барсетки несколько пачек купюр перетянутых резинками.
 
- Сколько?! – В один голос крикнули Нина, Тема и Валерка.
 
- Пять восемьсот сорок восемь рублей 37 копеек.
 
- Не может быть! – только и могла сказать Нина.
 
- Как одна копеечка! – скромно, но с гордой интонацией сказал Иван Иванович. – Считайте!
 
- Ой, как здорово! – закричала Нина, и, не сдержавшись, поцеловала Ивана Ивановича в щеку.
 
- А меня? – подставил свою щеку Колька.
 
- Перебьешься, - сказал ему Тема, но руку крепко пожал.
 
- Потом все долго благодарили Ивана Ивановича, а Нина вынесла большую корзину с упакованными бутылками.
 
- Это вам на праздники! – сказала она.

- Ого! – подняв корзину, сказа Иван Иванович. – Тяжеловата!
 
- Ничего, дед! Своя ноша не тянет, есть такая русская пословица. – Донесем!
 
Дед и внук ушли, а Нина аккуратно пересчитав деньги и прикрепив к странице квитанцию пункта приема металлолома, сделала первую запись в новую пухлую тетрадь, которую назвала Гроссбухом.
 
- Все правильно. Можно идти на почту и переводить. Где адрес? - спросила она.
 
- А что тянуть, - откликнулся Валерка. – Сегодня деньги, как вода. Инфляции там всякие, дефолты. Пока деньги в цене, их надо употреблять в дело.
 
- Пошли! – Решительно сказал Тема. Счета в банке у нас никакого еще нет, да и вряд ли будет. Идем на почту и просто пошлем деньги по адресу, который у меня есть. Мне тоже хочется, чтобы они дошли побыстрей, может, узнает о них и Андрей Соколов.
 
Так и сделали. На почтовом бланке написали руководителям Иерусалимского отделения ИППО, от кого и на какие цели предназначены деньги. Вышли гордые от значительности первого конкретного дела, которое закончилось успешно.
 
- Так. Теперь на очереди стенд и все с ним связанное, - определил задачу Тема. – Как там дела, Валерка?
 
- Дела, как сажа бела, - ответил тот.
 
- А что такое? – заволновалась Нина.
 
- Мне только сейчас стукнуло. Деньги все отправили, а надо было купить материал для стенда. Рама готова, а материала нет.
 
- Так чего ты раньше молчал? – возмутился Тема. – Сказал бы на пять минут раньше.
 
- Забыл, - беззаботно сказал Валерка.
 
- Дать бы тебе по башке, чтобы помнил важные вещи!
 
- А ты никогда не забываешь? - огрызнулся Валерка
 
- Ребята, ребята, не ругайтесь. Есть у меня материал. Пошли выберем и сразу занесем Сереже Звягинцеву и Игорю Литвину. Валерка ты знаешь, где они делают раму?
 
- Знаю. В мастерской у отца Сереги. Я же вчера там был. Рама практически готова, осталось натянуть материал и можно закреплять фотографии и все остальное.
 
- Ладно. Займемся сегодня стендом, - остыв, сказал Тема. - Нина! Как там дела с фотографиями и воззванием.
 
- Вроде бы все готово. Давайте перезвоним Боре Олсуфьеву и Лиле Четвертак и узнаем о готовности фотографий и воззвания.
 
Не отходя от места, так и сделали, благо телефон-автомат был под рукой. Все было готово у обоих. Договорились встретиться через час в мастерской отца Сережи Звягинцева.
Встреча была продуктивной. Материал, который привезла Нина, подошел по всем параметрам. Серега и Борька его быстро натянули на раму.
 
Сказалась творческая натура Лили Четвертак. Она привезла с собой готовые буквы, которые вместе составляли лозунг: «ПОМОЖЕМ ПРАВОСЛАВНОМУ СЕРГИЕВСКОМУ ПОДВОРЬЮ В ИЕРУСАЛИМЕ!». А в левом углу стенда крупными буквами напечатано небольшое, но трогательное стихотворение о Русской Палестине и Сергиевском подворье.
 
Лиля с тревогой смотрела на ребят, ожидая одобрения или неприятия. Но все высказались «за», а Нина расцеловала поэтессу. Фотоснимки подворья, каким оно было, и каким оно стало, были очень убедительны. Кроме того, было много качественных фотоснимков из архива Иерусалимского отделения Общества о Святых местах Русской Палестины. Оставалось только разместить их на стенде, чем все тут же и занялись.
 
Через час с лишним, готовый стенд, обернутый водонепроницаемой бумагой и специальной подставкой, которую тоже сотворили Серега с Борькой, уже находился в автобусе на коленях Темы и Валерки. Нина заботливо поддерживала стенд на поворотах автобуса и сильно переживала, чтобы закрепленные фотографии не повредились. Но все прошло благополучно, и в квартиру Темы стенд попал без приключений.
 
- Осталось составить график дежурств. Это за тобой, Нина. Постарайся, чтобы в каждой смене кроме ребят были девочки и прилично одетые. Чтобы люди видели, что мы не какие-то охламоны, как говорит Иван Иванович, а дело у нас святое. Как решим со сменами? – спросил Тема.
 
- Думаю, что три часа для каждой смены достаточно, - сказал Валерка.
 
- Не знаю, давайте попробуем, практика покажет, - ответила Нина.
 
- Хорошо. Когда смены будут готовы, скажешь мне, - обращаясь к Нине, сказал Тема. – За мной охрана дежурных, а за тобой, Валерка, кружка для пожертвований. Не забыл?
 
- Уже готова. Почти, - поправился Валерка.
 
Все, ребята. Сегодня отдыхаем. Завтра встречаемся после обеда. Если все будет готово, выйдем на место к моменту окончания рабочего дня. Тогда и людей будет больше.
 
На том и разошлись. Тема, не откладывая, позвонил Генке Скворцову. Генка жил на первом этаже и являлся предводителем каратистской братии из 9 «в», теперь уже 10-го. Несмотря на разницу в возрасте они с Генкой дружили и раньше, тот всегда защищал Тему в дворовых разборках.
 
Генка был дома, и Тема спустился к нему на первый этаж. Он рассказал ему все, как было, и попросил у Генки на первое время защитить от нищенской мафии дежурных в сменах. Генка слушал и молчал. Было видно, что он сомневается в том, что рассказал ему Тема.
 
- Ты не врешь, про этого Вечного паломника?
 
- Не вру.
 
- И что, у тебя прорезался этот дар?
 
Тема утвердительно мотнул головой. Генка еще подумал, потом сказал:
 
- Я не уверен, врешь ты или нет, но дело, которое вы затеяли благородное и я думаю, что надо вам помочь. Я знаю эту нищенскую мафию. Крыша у них серьезная. Мы даже раз с ними схватились, когда они били женщину не из их клана. Врезали им по первое число. Можно повторить. Только сделаем так. Приходи сегодня к четырем часам в спортзал, у нас к этому времени закончится тренировка, расскажешь и покажешь, если не врешь, об этом подворье. Там и решим. Лады?
 
- Лады! – радостно отозвался Тема.
 
В четыре часа Тема, как штык сидел в раздевалке спортзала. Ребята мылись в душе. Все они были мускулистые, поджарые и быстрые в движениях. Они с интересом поглядывали на Тему, видимо предупрежденные Генкой. Наконец каратисты привели себя в порядок, дождались, пока не ушел тренер, и расселись на лавках, которые стояли вдоль стен раздевалки. Тему посадили в центре.
 
- Давай, Тема! – напутствовал его Генка.
 
Тема начал свой рассказ. Особо он остановился на сегодняшнем состоянии Сергиевского подворья и необходимости оказать ему материальную помощь. Неожиданно для каратистов Тема начал показ реальной истории подворья и все, что с ним было связано в последние годы. Реакция у ребят была такая же, как и у всех. Не верили своим глазам и долго молчали после завершения показа.
 
- Ну, ты даешь! – выразил общую мысль Генка. – Что надо от нас? Все сделаем, правда, ребята?
 
Ребята, немного обалдевшие от увиденного, согласно кивнули. Тут же договорились, что в течение нескольких дней, пока еще идут каникулы, но не во время тренировок, они обеспечат охрану дежурных в сменах. О времени и месте первого выхода Тема обещал сегодня же вечером сообщить Генке. На том и расстались и каратисты все, как один, с уважением пожали руку Теме.     
 
Весь вечер прошел у друзей в утряске деталей. Решили осуществить первый выход в люди на завтра и не вечером, поскольку это было время тренировки каратистов, а в 10 часов утра. Единогласно решили, что первые несколько дней будут дежурить сами, чтобы не подвергать ребят опасности, а по мере ее ликвидации приступить к плановому дежурству.
 
Тема согласовал время с Генкой, место проведения акции определили возле пешеходного перехода в своем районе.
 
Как спалось в эту ночь: ни Тема, ни Нина, ни Валерка при встрече утром не делились. Посмотрели друг на друга, улыбнулись и, разобрав предметы своей наглядной агитации, бодро двинулись к переходу. Валерка принес кружку для пожертвований, которая скорей напоминала средних размеров ведро. Крупными буквами на кружке было написано:
 
«НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ СЕРГИЕВСКОГО ПОДВОРЬЯ В ИЕРУСАЛИМЕ».
 
Тема посмотрел на эту внушительную кружку, вздохнул, но ничего не сказал. Поскольку решили в подземный переход не заходить, Валерка притащил еще огромный пляжный зонтик от солнца и дождя, что вызвало одобрение у Нины. В общем, пошли, а, дойдя до перехода, быстро установили и стенд на подставке, и кружку-ведро на приставке, и пляжный зонтик. Захватили с собой три складных стульчика и пакет с бутылками воды и с бутербродами. Кажется, предусмотрели все.
 
Народу на улице, а в особенности у подземного перехода было порядочно. Можно было надеется, что люди начнут подходить и интересоваться, но прошло несколько минут после полной готовности, а все пробегали мимо. На лицах друзей застыл невысказанный вопрос, и они прозевали, когда чуть ли не из-под земли перед ними выросла группа парней.
 
- Ну, вот. Сейчас нас и просветят. Правда, Тема? – раздался голос Генки, и он вышел из-за спин товарищей. – Струхнули? Признавайтесь!
 
Валерка и Нина облегченно вздохнули, поняв, кто стоит перед ними.
 
- Есть немного, - засмеялся Тема. – Но я твоих ребят, в отличие от своих друзей, сразу узнал.
 
- Что не подходят и не жертвуют? – спросил один из каратистов.
 
- Пока нет. Мы только что развернулись, - ответила Нина.
 
- Тогда мы будем первыми, - сообщил Генка. – Начинайте свою агитацию, а толпа соберется согласно уличному закону.
 
- Какому закону?
 
- Закону зевак, который действует во всем мире. Читайте О`Генри. Там профессиональные зеваки оказались в толпе, чтобы поглазеть на собственную свадьбу…
 
- Я читала, - тихо сказала Нина, а вам рассказать о Сергиевском подворье?
 
- Давай девочка, до формирования толпы послушаем, хотя ваш шеф вчера нам многое рассказал и показал!
 
Нина начала рассказывать и вдруг из-за спин каратистов раздался возглас:
 
- Громче, пожалуйста, не слышно!
 
Каратисты одновременно оглянулись. За их спинами незаметно пристроилось уже человек пять-шесть. По беззвучной команде Генки каратисты опустили в кружку-ведро бумажные купюры и железные монеты, и начали рассасываться, уступая место прохожим.
 
- Мы рядом, - шепнул Генка Теме.
 
Нина, внезапно обнаружив заинтересованных слушателей, поборола свою застенчивость и начала свое первое выступление. Слушали хорошо, задавали много вопросов, долго рассматривали фотографии, бросали деньги в кружку. Уходили одни, подходили другие, Нина начала хрипеть, подключились Тема с Валеркой. В общем, дело пошло, даже лучше чем думали.
 
Все случилось быстро и неожиданно. У стенда стояли две старушки, вглядываясь в фотографии, когда со стороны перехода подошли четверо бритоголовых парней в джинсовой упаковке. Не слова не говоря, один схватил кружку, другой за горло Тему, третий кинулся к дремавшему на раскладном стуле Валерке, а четвертый занес ногу в кованом ботинке над стендом.
 
- Что вы делаете?! – Закричали старушки. – Хулиганы! – Милиция! Где милиция?!
 
Пока старушки бегали по тротуару, голося и размахивая руками, события около стенда развертывались во всю. Первым загремел на асфальт парень, покусившийся на стенд. Мгновенная подсечка Генки и его массивная туша рухнула, а Генка еще придал ей ускорение ударом в шею, и лицо парня окрасилось собственной кровью.
 
Хвативший за горло Тему неожиданно захрипел сам от мощного захвата одного из каратистов, рука укравшего кружку для пожертвований оказалась в крепком захвате, а потом хрустнула вывернутым суставом. Кружка покатилась по асфальту, бренча монетами, и вывела из состояния шока Нину, которая кинулась за ней.
 
Валерка вместе с подоспевшим каратистом, уложив нападавшего на него лицом в мусор, вывалившийся из опрокинутой урны, вязали ему заломленные руки его же собственным ремнем. На все и про все ушло полторы-две минуты. Выучка у каратистов была отменная.
 
Старушки перестали кричать и осторожно подошли к полю битвы.
 
Начали останавливаться прохожие и старушки каждому рассказывали, что здесь произошло. Так что скоро все участники событий, каратисты и Тема с друзьями, стали героями у прохожих, которые громко выражали им свое одобрение. Попрошайки, которые выглядывали из подземного перехода тоже радовались поражению своих покровителей-мучителей, но тихо и осторожно. Им еще с ними жить…
 
Генка, насладившись минутной славой, нагнулся над поверженным врагом:
 
- Ты опять на моем пути, паразит. Опять нападаешь на женщин и детей?
 
Услышав эти слова, «женщина» Нина гордо взглянула на «ребенка» Валерку, стоящего рядом, а тот даже побурел от такого унижения. Тема же не обратил на эти сравнения  Генки никакого внимания. Его заботило другое.
 
Бандиту было не до разговоров, лежа он продолжал отплевываться кровью. Генка, не дождавшись ответа, довольно невежливо поддал ногой по его туловищу.
 
- Не слышу ответа, или продолжить урок вежливости?
 
- Кто знал, что это твои люди? А территория эта наша…
 
- Запомни подонок! Мои люди – это все люди вокруг, исключая такую мразь, как ты и твои напарники. А эти ребята вообще святые и дело у них святое и если хотя бы один волос упадет с их головы, вы так дешево, как сегодня, не отделаетесь. Так и передай своей шпане. Мы будем контролировать их безопасность каждый день. Понял?
 
Окровавленный парень мотнул головой.
 
Не слышу ответа? – грозно повторил Генка.
 
-Понял, понял, - захрипел поверженный враг.
 
- А теперь убирайтесь отсюда, и заткни рот своему воющему «бойцу», ему всего-навсего руку выбили из сустава. Да, и кровь свою на асфальте вытри, не пугай людей.
 
- Чем я ее вытру? – тяжело поднимаясь, пробурчал парень.
 
- Давай, я тебе помогу, - сказал Генка и в одно мгновение содрал с него джинсовую куртку и ногой вытер ею пятно крови.
 
- Видишь, и половая тряпка нашлась, и я помог раненному «бойцу». А теперь пошли вон! Быстро и без разговоров! 
 
Генка поддал ногой куртку, за которой, прихрамывая, сразу же побежал ее хозяин. Остальные поплелись за ним и вскоре скрылись в подземном переходе. Тема подошел к Генке, а потом к остальным каратистам и с благодарностью пожал им руки. Подошел к Генке один из прохожих, пожилой человек. Он приподнял шляпу и сказал:
 
- Конечно, это жестоко, так отстаивать справедливость, но ничего видно не поделаешь, таков наш век. Вашу бы решительность нашим дедам-прадедам по защите православия, может, и не было бы этих бритоголовых. Примите мою благодарность, молодой человек!
 
Прохожий пожал Генке руку и подошел к стенду, где после всего происшедшего вновь собралась группа людей. Уже пришедшая в себя Нина снова рассказывала новым посетителям о Сергиевском подворье.
 
- Как ты думаешь, они вернутся? – спросил Тема Генку.
 
- Уже нет. Можешь, не беспокоится. Эта шантрапа нас знает хорошо. Больше не полезут, но на всякий случай я оставлю одного из наших, а телефон мой у тебя есть. Сегодня я и мои ребята будут дома, так сказать, на ургентном дежурстве. Чуть что, звони, будем тотчас. Ну, пока.
 
- Пока, Гена. Еще раз спасибо тебе!
 
- На моем месте так поступил бы каждый, - заржал Генка, произнося дежурную фразу из старых кинофильмов о благородных героях.
 
Вышло так, как и говорил Генка. Больше, эта нищенская мафия около ребят не появлялась, ни сегодня, ни в дальнейшем. Для страховки Тема, Нина и Валерка постояли еще пару дней, а потом на дежурство заступили остальные ребята.
 
Любознательного народу не убывало, пожертвования росли и вскоре папа Нины, работающий в одном из банков, помог ребятам открыть свой счет, с которого они регулярно стали переводить деньги на восстановление Сергиевского подворья.
 
Перед началом школьных занятий все собрались на месте первой встречи за школой. К удивлению ребят Тема пришел на встречу с сестрой Маришей и ставшим ее постоянным спутником, к большому удивлению Темы, доктором из НИИ Володей. Эта была сладкая месть Темы своим неверующим оппонентам. Сейчас ему было что рассказать и показать.
 
Мариша и Володя с удивлением рассматривали уже значительно пополнившийся состав «Движения». Для них было просто потрясением, когда тихая соседка Нина вышла вперед и начала отчет казначея, которым она являлась, за прошедший период.
 
 
Удивление вызывало у них и активная работа ребят и довольно внушительные доходы, которые  были уже перечислены на возрождение Сергиевского подворья.
 
Как и положено, доходы и расходы были утверждены всем составом «Движения» и никаких вопросов не вызвали. Потом настала очередь Темы.
 
- Мы продолжим работу по оказанию помощи Сергиевскому подворью, и другим Святыням Русской Палестины. Это первое. Второе. Денежная помощь это хорошо, но она не самоцель. В самом начале мы говорили об изучении истории, как Русской Палестины, так и истории православия в своей собственной стране. Это надо систематизировать и планово приступить к делу, не в ущерб школьным занятиям, которые скоро начнутся. Такой план составлен. Он предусматривает подробное изучение Святынь Русской Палестины и изучение жизни выдающихся людей, как в прошлом, так и настоящем, которые создали этот островок Русского Православия на Святой Земле и продолжают его развивать и отстаивать.
 
Мариша слушала и не верила своим ушам. И это ее бедовый и хулиганистый братишка, которого она по привычке считала несмышленышем?! Мариша то и дело обращала свой взгляд на своего спутника и в удивлении разводила руками. Потом, не выдержав, она спросила, сидящую рядом с ней девочку:
 
- Скажи, пожалуйста, кто этот мальчик?
 
Та с удивлением посмотрела на нее и ответила:
 
- Неужели вы не знаете? Это Вечный паломник, Тема Никитин. Он руководитель нашего движения.
 
- Вечный паломник?! – с ужасом прошептала Мариша. – Володя! – сказала она ему на ухо. – Они тут все больные и, кажется, по твоей части…
 
- Подожди, посмотрим, что будет дальше, - шепотом ответил Володя.
 
И третье, - продолжал Тема. - Когда мы объединялись, то, как о главной задаче говорили, о помощи паломникам на Святую Землю и задаче стать паломниками самим. Поэтому сообщаю вам, что мы недавно встречались с руководством Императорского Православного Палестинского Общества и выяснили, что там рассматриваются планы создания специализированных паломнических групп ребят разных возрастов, а для наиболее активных, такая поездка по Святым местам будет бесплатной. Думаю, что наше «Движение» может попасть в такую категорию.
 
- Ура! – закричал Валерка и его дружно подержали криками и аплодисментами.
 
- А какую помощь мы можем оказывать паломникам? – задала вопрос Лиля Четвертак.
 
- Ну, прежде всего, агитацией среди ребят своего возраста и их родителей в необходимости паломничества по Святым православным местам Русской Палестины, - ответил Тема.
 
- Еще один вопрос, - поднялся с места худенький парнишка в очках по прозвищу «Профессор». – Когда я дежурил у стенда, ко мне много раз обращались приезжие ребята и жаловались, что в их городах нет таких ни обществ, ни центров, куда можно было бы обратиться.
 
- Я знаю об этом. Мне тоже задавали такие вопросы. Приготовьте ручки и откройте блокноты. Сейчас я продиктую адреса отделений Императорского Православного Палестинского Общества в разных городах России и фамилии их руководителей.
 
Всего таких отделений 12, в том числе и за рубежом, но нас интересует в первую очередь такие отделения в России. Записывайте!
 
Город Владимир. – Председатель Синявский Алексей Иванович.
 
Город Нижний Новгород. – Председатель Колобов Олег Алексеевич.
E-mail: fmo@unn.ru
 
Город Орел. - Председатель Фефелов Сергей Васильевич.
 
Город Пермь. – Председатель Маланин Владимир Владимирович.
Тел. 8-(342)-239-63-26
 
Город Ростов-НА-Дону. – Председатель Епифанцев Сергей Николаевич.
34082. г. Ростов-на- Дону. Ул. Красноармейская, дом 36/62
Тел. +7 (863) 244-22-38
 
Город Санкт-Петербург. – Председатель Пиотровский Михаил Борисович.
 
Город Тверь. – Председатель Песенко Валерий Николаевич.
 
Ну, и, конечно, адрес наших самых лучших друзей из Иерусалимского отделения ИППО, во главе с Председателем Платоновым Павлом Викторовичем:
 
E-mail: ippo.jerusalem@gmail.com и их замечательные интернет-журналы: «Россия в красках» и «Православный паломник на святой земле». Их можно открыть, написав название на любом поисковике компьютера.
 
Что касается Москвы, то главный офис Императорского Православного Общества находится в здании Счетной палаты Российской Федерации в Москве. Тел. (495) 986-00-43.
 
Управляющий делами ИППО Калинин Михаил Иванович.
 
Напомню, что Председателем Императорского Православного Палестинского Общества является Степашин Сергей Вадимович, а его заместителем является Грачёв Юрий Алексеевич.
 
Такую информацию имейте всегда при себе и давайте ее всем, кого интересует наше дело, а в особенности нашим сверстникам. Вечный паломник Андрей Соколов так и говорил, что будущее за молодыми. Не дадим пересохнуть ручью православия, на Святой Земле! Правильно я мыслю?
 
- Правильно! – дружно раздалось в ответ.
 
Мариша только всплеснула руками:
 
- Ну, просто Цицерон! Кто бы мог подумать?! И где он только набрался таких выражений?
 
- Теперь о дальнейшей нашей работе. Мы предлагаем в течение года постоянно готовить материалы о Святынях Русской Палестины. Все желающие могут записаться у Нины. По готовности материал будет показан мною на наших встречах. Кроме того, не надо забывать и о людях, которые вносили и вносят свой вклад в это благородное дело, какие бы посты они не занимали. Таких людей очень много.
 
Думаю, что надо обязательно рассказать о роли наших патриархах Русской Православной церкви. Например, о Святейшем Патриархе Алексии II, и нынешнем Святейшем Патриархе Кирилле, который до выборов его Патриархом являлся Председателем отдела внешних церковных связей и многое сделал для Русской Палестины, в том числе и для официального возвращения Сергиевского подворья.
 
Святейший патриарх Алексий на общегодовом собрании ИППО в храме Христа Спасителя 12 июня 2008 г. Фото П.Платонова
Святейший Патриарх Алексий II
на общегодовм собрании ИППО в храме Христа Спасителя 12 июня 2008 г.
© Фото П. Платонова
 
 
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Фото @ Департамент информации Счетной Палаты РФ
 
Оба Патриарха являлись и являются Председателями Комитета Почетных членов Императорского Православного Палестинского Общества и рассказать об этих людях и их вкладе в развитие островка Православия в Русской Палестине тоже нужно.
 
Так что, выбирайте темы и начинайте подготовку материалов. Все понятно?
 
- Понятно! – А что сегодня?
 
- Сегодня мы посмотрим материал о жизни и судьбе второго Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великой Княгине Елизаветы Федоровны. Некоторые факты из ее жизни мы уже освещали, а сегодня Нина подготовила более подробный материал, и я в силу своих возможностей, постараюсь проиллюстрировать его. Нет возражений? Тогда начинаем.
 
Нина робко вышла на середину поляны и стала рядом с Темой. Он шепнул ей что-то, по всей видимости, ободряющее и Нина негромко, но отчетливо начала свой рассказ:
 
- Сейчас вы увидите семью, в которой родилась Елизавета: будущая Великая Княгиня Романова, будущий Председатель Императорского Православного Палестинского Общества, будущая глава Марфо-Мариинской обители и будущая Святая преподобномученица. Вот сколько у нее было титулов за ее короткую, но яркую жизнь, отданную людям.
 
Великая княгиня Елисавета Феодоровна в 1893 году
 
Поляна раздвинулась, и зрители оказались в кругу семьи, где семеро мальчиков и девочек внимательно слушали красивого, еще моложавого человека, сидящего в кресле. Мать сидела рядом, держа на руках маленького сына.
 
- Мужчина – это отец Елизаветы Великий герцог Гессен-Драмштадский Людвиг IV, а мать – Принцесса Алиса, дочь королевы английской Виктории. Посмотрите на эту красивую девочку, это и есть Елизавета, а рядом с ней ее младшая сестра, которой суждено стать Российской императрицей Александрой Федоровной. Вот такая семья, - начала свое повествование Нина.
 
Воспитание в этой семье было строгое. Смотрите, как дети убирают комнаты, топят камин и выполняют все домашние работы. Это помогло им в дальнейшей жизни. С раннего детства Елизавета рисовала, увлекалась музыкой, вместе с матерью часто посещала детские приюты и богадельни. В 1876 году, во время эпидемии дифтерита умерла ее сестра, а за ней и мать, заразившись от детей. Елизавета заменила мать младшим сестрам и брату.
 
А вот встреча Елизаветы с Великим Князем Сергеем Александровичем. В 20 лет она стала его невестой. На свадьбу в Россию поехала вся семья. Там ее 12-летняя сестра познакомилась с наследником Российского престола цесаревичем Николаем. Вот их первая встреча.
 
Сергий Александрович и Елизавета Федоровна. Фотография К. Бергамаско
 
А сейчас мы видим венчание Елизаветы и Сергея Александровича в церкви Зимнего дворца. Смотрите, какая она прекрасная! В то время говорили, что в Европе есть две красавицы: жена Великого Князя Елизавета Федоровна и жена императора Франца-Иосифа Елизавета Австрийская.
 
Посмотрите, как в кругу Императорской семьи Великий Князь Константин читает собственные стихи, посвященные новой родственнице Елизавете. Послушайте текст этого стихотворения:
 
«Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
В твоих очах таится глубина;
Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто
Средь зол и скорби многой
Твою не запятнают чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту.
 
Не правда ли, стихи от души! И главное, они не лицемерные. Посмотрите на молодую красавицу Елизавету. Она и смущается естественно, без тени кокетства, и от этого становится еще прекраснее.
 
А вот Елизавета вместе с мужем в Иерусалиме. Они стоят перед одним из самых красивых православных храмов Святой Марии Магдалины, куда прибыли на освещение храма по поручению Императора Александра III. Пятиглавый, с золотыми куполами храм в Гефсиманском саду на Елеонской горе, произвел на Елизавету Федоровну очень сильное впечатление.
 
«Как я хотела быть похоронена здесь!», - сказала она, и эти слова оказались пророческими…
 
После приезда из Иерусалима Елизавета твердо решила перейти в православную веру. До этого она была лютеранкой. Несмотря на противодействие родных, она начала готовиться к переходу в новую веру. Посмотрите, как упорно она изучает православные книги. Посещает православные храмы. Встречается со  священнослужителями всех уровней и рангов.
 
День 12 апреля 1891 года. Лазарева суббота. Елизавета совершает Таинство Миропомазания. После завершения этой процедуры ей было оставлено ее имя, но уже в честь Святой праведной Елизаветы. Император Александр III благословил невестку иконой Нерукотворного Спаса. С этой иконой она не расставалась никогда и, с нею на груди, приняла свою мученическую смерть.
 
Сейчас вы видите эпизоды русско-японской войны. Елизавета Федоровна организует мастерские по пошиву воинской одежды. Тысячи женщин работают в этих мастерских. А вот санитарный поезд милосердия, который она создала на собственные средства. К ней стекались пожертвования со всей Руси, которые шли на лечение и уход за ранеными солдатами, помощь семьям, потерявшим кормильца.
 
А это 5 февраля 1905 года – черный день в жизни Елизаветы Федоровны. Вы наблюдаете  убийство ее мужа, Великого Князя Сергея Александровича. Вот она собирает его останки, держит в руках оторванную взрывом голову. Надо обладать великим милосердием, чтобы просить Государя сохранить жизнь террористу, убившего ее мужа. Пройдет не так уж много времени и новые последователи убийцы Каляева не пощадят и саму Великую Княгиню.
 
Елизавета Федоровна становится Председателем Императорского Православного Палестинского Общества, продолжая дело убитого мужа. Ее дела отличаются конкретностью. Сейчас мы у здания морского вокзала в Стамбуле. Десятки русских паломников толпятся у касс. Они стоят за билетами в Палестинский порт Яффо. Все затраты на приобретение билетов им вернут, благодаря заботам Елизаветы Федоровны.
 
Вот еще ее конкретное дело. Большая гостиница для паломников в Иерусалиме. Тысячи паломников поминали добрым словом эту прекрасную женщину. А это православный храм, построенный Елизаветой Федоровной в итальянском городе Бари. Здесь покоятся мощи святителя Николая Мирликийского.
 
А это улица Большая Ордынка в Москве. Перед вами усадьба с четырьмя домами и садом. Эту усадьбу купила Елизавета Федоровна и организовала здесь знаменитую Марфо-Мариинскую обитель. Вы видите епископа Трифона, который 9 (22) апреля в церкви святых жен-мироносиц Марфы и Марии посвятил в звание крестовых сестер любви и милосердия Великую Княгиню и 17 сестер обители.
 
Вот Елизавета Федоровна в одеждах сестры, обращаясь к своим соратницам, говорит:
«Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих». И это были не только слова. За ними стояли дела.
 
В обители была организована больница для бедных, где операции безвозмездно делали русские светила медицины. Сиротский дом для девочек, а для мальчиков из бандитского района Сухаревского рынка, были организованы мастерские, где их учили ремеслу.
 
Во время первой мировой войны часть сестер работала в военных госпиталях, а другие  продолжали свою работу в обители. Сама Великая Княжна не чуралась никакой, даже самой черной работы. Вот она перебирает картошку, вот окапывает деревья в саду, а вот кормит тяжело больного в больнице обители.
 
Неприятности начались у Великой Княгини и ее обители, начиная с Февральской революции. Вот к воротам обители подходит толпа и с криком – «Немецкие шпионы!», - ломится в ворота. Такое происходило не один раз. Серьезная угроза над Елизаветой Федоровной нависла после Октябрьской революции.
 
К ней приезжал шведский посол, с предложением  покинуть страну. Германское правительство при подписании Брест-Литовского с большевиками оговорило условие выезда Великой Княгини в Германию. На все эти предложения Елизавета Федоровна отвечала отказом. Она говорила, что не покинет страну в тяжелое для нее время.
 
Апрель 1918 года. Третий день Пасхи. Празднование иконы Иверской Божией Матери. Из ворот обители выходит Патриарх Тихон, который приезжал отслужить Божественную Литургию и молебен. А сейчас, вы видите, как к воротам подъезжает автомашина с комиссаром в кожаной куртке и с латышскими стрелками с винтовками. Великую Княгиню и двух сестер, Варвару Яковлеву и Екатерину Янышеву которые не пожелали оставить ее, выводят из дома и  сажают в машину. Остальные сестры бегут и бегут за машиной. Падают, поднимаются и снова бегут…
 
Город Алапаевск Верхотурского уезда Пермской губернии. 20 мая 1918 года. Кирпичный дом на окраине города это школа «Напольная». Сейчас она стала тюрьмой для представителей царской фамилии. Вот они. Великая Княжна Елизавета Федоровна, Великий Князь Сергей Михайлович, князья Иоанн Константинович, Константин Константинович, Игорь Константинович и князь Владимир Павлович Палей. Личный секретарь Великого Князя Федор Ремез и инокиня Варвара Яковлева. Они тоже по доброй воле разделили судьбу дорогих им людей.  
 
17 июля 1918 года. В дом входит группа вооруженных людей. Это будущие убийцы Великой Княгини и остальных узников. Всмотритесь в их лица. Это местные жители, поверившие в свое предназначение решать судьбы других, даже совсем незнакомых им людей и твердо, уверенных в своей безнаказанности.
 
Казнь Елизаветы Федоровны
Тело Великой Княгини, поднятое из шахты в Алапаевске
 
 
И вот сейчас, почти через столетие, мы смотрим на их лица этих убийц.
 
Вот их имена и фамилии. Комиссар Ефим Соловьев, чекист Петр Старцев, член Совдепа Иван Абрамов, Григорий Абрамов, Николай Говырнин, Михаил Останин, Алексей Смольников, Сергей Павлов, Дмитрий Перминов, Егор Сычев, Михаил Насонов, Василий Постников.
 
Повозки с узниками останавливаются перед заброшенной шахтой Новая Силимская и убийцы набрасываются на людей, начиная по-звериному их избивать. Хрупкая женщина, Елизавета Федоровна под градом ударов только и может, что крикнуть в лицо убийцам. Но не проклятие, нет! Она как бы оправдывает их: «Господи! Прости их, ибо не знают, что творят!».
 
Вы видите, как избитых и окровавленных узников волоком тащат к стволу шахты и живыми бросают вниз. Для страховки в ствол шахты еще бросают и гранаты, после чего убийцы уезжают. А вот случайный свидетель, мужик, который прятался неподалеку. Он осторожно подходит к шахте и слышит женский голос, который поет псалмы. Это голос Великой Княжны Елизаветы Федоровны.
 
28 сентября 1918 года Белая Армия заняла Алапаевск. Из шахты солдаты поднимают трупы казненных. Великая Княгиня вместе князем Иоанном Константиновичем лежит на выступе, а раны князя перевязаны обрывками ее платья. Эта святая женщина до последней смертной минуты помогала ближним.
 
Голос Нина задрожал, и она расплакалась. Вокруг царила тишина, только слышались всхлипывания девочек. Тема выждал, пока Нина успокоилась, и кивнул ей головой.
 
Вот следователи Белой Армии Сергеев и Мальшиков допрашивают организаторов этого зверского убийства: комиссара Ефима Соловьева, убившего еще и местного священника, чекиста Петра Старцева и члена местного Совдепа Ивана Абрамова. Они юлят, от всего отказываются и ни в чем не собираются признаваться, трясутся от страха перед неминуемой карой земной и Божьей.
 
Видно, как солдаты поднимают тела убитых. Всю организацию похорон взял на себя отец Серафим - игумен Алексеевского скита Пермской епархии. Он проводит заупокойную литургию и отпевание усопших. Гробы с убитыми были поставлены в местную церковь.
 
С приближением к Алапаевску войск Красной Армии, было получено разрешение адмирала Колчака, перевезти тела в Читу.
 
Вот поезд, куда грузят восемь гробов. А это уже Покровский женский монастырь в Чите.
 
Монахини обмывают тела, а Великую Княжну и инокиню Варвару одевают в монашеское платье. Отец Серафим и послушники поднимают доски пола и копают яму в одной из келий монастыря. Видно, как опускают туда восемь гробов. Сам отец Серафим остался жить в этой келье, охраняя тела.
 
Шесть месяцев пролежали тела в Покровском женском монастыре, но при приближении Красных, решено было эвакуировать их за рубежи страны. Вот поезд с гробами попадает в перестрелку. Двери вагона отворяются, появляются красные партизаны. По жестам видно, что они решают выбросить гробы из вагона. Путь им преграждает отец Серафим. Внезапно появляются китайские солдаты и партизаны бегут. Китайцы жестами показывают: «Следуйте дальше!». Так и добирались до Харбина.
 
А это князь Кудашев, который специально прибыл в Харбин для встречи останков Елизаветы Федоровны. Он подходит к открытым гробам и закрывает нос платком. От трупов исходит сильный запах разложения Внезапно, князь опускает платок. Он с удивлением смотрит на лицо Великой Княгини. Она лежит, как живая и запах разложения тела отсутствует. Только на лице ее большой кровоподтек. В таком же состоянии тело инокини Варвары.
 
Видно, как все тела перекладывают в новые гробы и загружают в поезд, который идет в Пекин. Апрель 1920 года. Поезд с телами мучеников прибывает в сопровождении отца Серафима и князя Кудашева в Пекин. Глава Русской Духовной Миссии в Китае, архимандрит Иннокентий отслужив заупокойную службу, временно помещает тела в склеп Духовной Миссии, а при Свято-Серафимовском храме начинает строительство для них нового склепа.
 
Князь Кудашев напутствует игумена Серафима выполнить последнюю волю Елизаветы Федоровны похоронить ее на Святой Земле. Начинается длинный путь Великой Княгини и инокини Варвары на Святую землю. Вот их тела прибывают из Пекина в Тянцзин, потом в Шанхай, откуда на пароходе они прибывают в январе 1921 года в Порт-Саид.
 
Отец Серафим и сопровождающие тела двое послушников едут специальным вагоном в Иерусалим. Перрон Иерусалимского вокзала. Море встречающих. Здесь все православное русское и греческое духовенство и множество русских паломников.
 
Храм святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме. Открывают гроб Елизаветы Федоровны, и помещение храма наполняется благоуханием.
 
Очевидцы тех событий вспоминали, что «чувствуется сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи обеих новомучениц оказались частично нетленными.
 
Погребение совершает Патриарх Иерусалимский Дамиан. Гробы устанавливают в усыпальнице под нижними сводами храма. А вот уже мы видим торжественное перенесение мощей новомучениц из усыпальницы в самый храм святой Марии Магдалины. Сделано это было по благословлению Патриарха Иерусалимского Диодора. Там они и сейчас.
 
В 1990 году на территории Марфо-Мариинской обители Патриарх Алексий II открыл памятник Великой Княгине Елизавете Федоровне Романовой. Памятник создан скульптором Вячеславом Клыковым.
 
Памятник Великой Княгине Елизавете Федоровне Романовой в Марфо-Мариинской обители любви и милосердия в Москве
 
И последнее. В 1992 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил к лику святых новомучеников России преподобномучениц Великую Княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив празднование им в день их кончины 5 (18) июля.
 
Наш рассказ подошел к концу,- сказала Нина. А от себя скажу одно. Я бы хотела хотя бы немножко, ну, самую капельку, быть похожей на эту Святую женщину!
 
И тут народ, впервые, за время Теминых показов, разразился аплодисментами. Наверное, в память о Елизавете Федоровне, и такого искреннего признания Нины. Хлопали долго, а девочки вытирая мокрые глаза, обнимали Нину.
 
Только два человека сидели молча. Доктор Володя, как приоткрыл рот в самом начале демонстрации, так сидел, не закрывая его. Мариша сидела, подавшись вперед, и смотрела в пространство остекленевшими глазами. Потрясение для обоих было слишком велико.
 
Первая в себя пришла Мариша. Она взглянула на Володю и автоматически сказала:
 
- Рот-то закрой! – Володя послушно закрыл.
 
- Может нам это сниться? – спросил он.
 
-Ущипни меня! – отреагировала Мариша.
 
Володя ущипнул.
 
- Больно, значит, не сплю. И как ты можешь объяснить все это? Ты же ученый.
 
- Такого я никогда не слышал и не читал. Беспрецедентно! Но факт остается фактом. На  массовый гипноз это тоже не похоже.
 
- Знаешь что? – задумчиво сказала Мариша. – А пойду я в помощницы-консультанты к этой девочке Нине. Думаю, что принесу им и себе пользы больше, чем пикироваться с моими учеными подружками на исторических семинарах. Как ты думаешь?
 
- Правильно. А я попробую изучить феномен Темы.
 
- Он тебе так его изучит, что чай с перцем покажется невинной шуткой. Мало ты знаешь моего братца, да еще с такими-то способностями…
 
- Наука требует жертв, - вздохнул Володя. – Пойдем поздравлять и наниматься к ним в помощники.
 
Прошло немало времени. Закончился учебный год и семиклассники перешли в восьмой класс. Что изменилась? Да вся жизнь ребят. Тема вряд ли мог все припомнить, и если бы не тематический дневник, который регулярно вела педантичная сестра, которая стала его самым верным помощником.
 
Сколько было конференций, детального изучения истории создания Русской Палестины, православных памятников и храмов на Святой Земле, встреч с людьми, занимающимися археологическими изысканиями, с духовными и светскими бескорыстно отдающим свои силы на возрождение наследия предков.
 
Конечно, продолжалась работа и по оказанию конкретной помощи самими ребятами православным подворьям и храмам Святой Земли. Приключений хватало на все и на всех. Прибавилось и друзей. Практически во всех городах, где были отделения Императорского Православного Палестинского Общества. Была обширная переписка с новыми друзьями за рубежом и совместные проекты с ними по нахождению новых, еще неизвестных следов в истории русского православия в различных странах мира.
 
И вот наступил день, когда все собрались в аэропорту. Все, без исключения. Поездка на Святую Землю, о которой мечтали, состоялась. За ограждением остались родители, с их волнениями и переживаниями. Они и сейчас пытались из-за барьера дать советы и наказы Марише и доктору Володе, которые официально возглавляли поездку молодых паломников.
 
Володя уже находился в статусе жениха, пройдя за год весь цикл испытаний, которые преподносил ему неугомонный характер Мариши. Теме он не докучал своими исследованиями, но незаметно для окружающих вел их постоянно и настойчиво. В общем, они подружились, и Тема был искренне благодарен доктору Володе, за то, что он перевел стрелки неутомимого внимания Маришки на себя.
 
Хотя Мариша и доктор Володя являлись официальными руководителями поездки, все вопросы решал Тема. Так уж получилось. И они не обижались, просто контролировали все распоряжения Тема, а они всегда были правильными и взвешенными. Втайне Мариша восхищалась свом братом, но виду не подавала. Не тот был характер.
 
Наконец, началась посадка в самолет. Тема остановился около трапа и пропустил вперед пассажиров, которые торопились занять свои места обозначенные в билетах. «Пассажирский синдром», объяснил он, стоящему рядом Валерке, у которого этот самый синдром нетерпения начал проявляться довольно явственно. И Валерка успокоился.
 
Когда все пассажиры скрылись в самолете, Тема дал сигнал к посадке. И, внезапно, как по команде, ребята выстроились в две шеренги около трапа. Тема посмотрел на друзей, кивком головы поблагодарил их за честь и, пройдя сквозь этот «почетный караул» вступил на трап.
 
Две бортпроводницы, стоящие наверху трапа, сначала с недоумением, а потом с улыбкой смотревшие на эту церемонию, внезапно для себя вытянулись и уже без улыбки, а с каким-то неизведанным ранее чувством смотрели, как поднимается по трапу Вечный паломник Тема Никитин.  
 
© Борис Никитенко
2010 год
 
 
     
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 27 сентября 2010 года
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com