Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Литва / ЛИТВА И РОССИЯ / ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ / Князь Даниил Ефимович Мышецкий. Забытый герой ХVII столетия. Ирина Арефьева

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
 
 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел летний номер № 55 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Князь Даниил Ефимович Мышецкий
Забытый герой ХVII столетия 

Замок правителей. Вильна, XVII век
В старой энциклопедии под редакцией С.Южакова есть небольшая справка о князе Мышецком Даниле Ефимовиче: «был послом в Дании в 1656–1657 г.г. и побуждал короля Фридриха III принять участие в войне против шведов. Датский король действительно выступил вскоре в поход против Карла Х, но ожидаемых выгод Россия от этого не получила. Мышецкий же потом был воеводой в Вильне и ни под каким условием не хотел сдать город Яну-Казимиру. После взятия Вильны Мышецкий был казнен в 1661 году». 

Интересно, что биографию и подвиг князя Мышецкого, с целью воспитания детей в патриотическом духе, изучали у нас в церковно-приходских, начальных школах и в Виленской Духовной Семинарии как идеал цельного русского человека, горячо любящего свою Родину и способного ради нее на любые жертвы.

Как же развивались события в далеком средневековье, и какие следы оставили они в ХХI веке?

Панорама Вильны, XVII век
...После заключения двух уний: Люблинской – политической (1569 г.) и Брестской – религиозной (1596 г.), в Литве последовали жестокие гонения на Православную веру. Наши храмы опечатывались и передавались униатам, духовенство подвергалось арестам, монастыри разгонялись. К 1611 году практически все церкви были превращены в униатские. Греко-католики хозяйничали в Св.-Троицком монастыре. Твердо в вере стоял лишь Свято-Духов монастырь, подчинявшийся непосредственно Константинопольскому Патриарху. Власти Речи Посполитой своими действиями привели церковную иерархию, а через нее и всю паству, «к совершенному нравственному изнеможению и расстройству», – как писал историк, Член Российской Академии Наук, митрополит Макарий (Булгаков), бывший в 1868–1879 г.г. архипастырем Литовско-Виленской епархии. Он характеризовал унию как «насильственный и самый горький плод тех горьких условий, среди которых протекала жизнь Западнорусской митрополии со времени отделения ее от Московской» (История русской Церкви т.8, ч.2).

Гетман Богдан Хмельницкий
«Мечта Польши о тотальном поглощении всей русскости и православия через унию так и не удалась»
, – констатировал историк А.В. Карташов, объясняя это тем, что русское сознание отталкивало враждебные сети «восточного обряда». Только не одно русское – украинское и белорусское тоже. Дело дошло до оружия. В 1649 г. украинский гетман Богдан Хмельницкий собрал большое казачье войско и потребовал у польского короля Яна Казимира упразднить униатскую церковь на украинской земле и восстановить все исконные права православных. А когда его ультиматум отвергли, Б.Хмельницкий, в сговоре с татарскими ханами и венгерским воеводой, начал войну с поляками. В 1654 году Украина воссоединилась с Россией, которая тут же приступила к военным действиям. Она отвоевала у Польши оторванные ею от России Смоленские и Полоцкие земли и вошла в пределы Польши. В Вильне польская шляхта присягнула на верность царю Алексею Михайловичу, который назначил в Литву воеводой князя Шаховского. Через четыре года его сменил на этом посту Князь Мышецкий, возглавив немногочисленный военный гарнизон.

Служение Даниила Ефимовича проходило в сложных условиях. Воевода то и дело посылал в Москву донесения о нехватке боевых припасов, малочисленности солдат, скудости продовольствия, измене шляхты. В 1659 г. грянула беда: эпидемия чумы косила без разбору и ратных людей, и местных жителей. В окрестностях Вильны рыскали шайки мятежников, которые нападали на гарнизон, изматывая его силы. Воевода Мышецкий безжалостно расправлялся с изменниками царской присяге. Когда слухи о приближении противника подтвердились, он начал готовиться к обороне: предал огню предместья, чтобы там не мог скрываться враг, укрепил городские стены.

Ян Казимир (1609 -1672), правил 1648 -1668 гг.,
последний польский король из династии Ваза
Первое сражение грянуло ночью 29 апреля 1660 года. Поляки пытались занять город, но русские выбили неприятеля. В июле Польский король Ян Казимир начал осаду по всем правилам военной науки. Непрестанно залатывая развороченные пушечными ядрами укрепления замка, русские проявляли чудеса героизма, отбивая приступ за приступом. Воевода Мышецкий держался стойко: окруженный со всех сторон превосходящими силами противника, «отрезанный от родной земли и буквально покинутый ею на произвол судьбы, без подкреплений, без подвоза припасов, он, благодаря своему мужеству и энергии, продержался в Вильне до марта 1661 г. Тут на помощь польскому королю пришел обозный гетман литовский Михаил Пац, и, не теряя времени, принялся энергично штурмовать город» ( История России С.М.Соловьева, т.2, кн.3).

Невиданная отвага Мышецкого, не щадящего своей жизни, поражает поляков, и они с удвоенной силой оттесняют его во внутренний Виленский замок, превратившийся в крошечный островок среди неприятельского моря. В этом замке, как говорит в своем завещании сам «воеводушко», он «сидел в осаде без пяти недель полтора года, принимал от неприятелей своих всякие утеснения и отстоял с помощью Божиею от пяти приступов» (П. Батюшков. Памятник русской старины в западных губерниях, СПБ 1890, вып.VI, стр.74).

Король предложил русским сдать замок в обмен на свободный выход к Московским границам, но неустрашимый князь ответил на лукавую милость пушечными выстрелами. С каждым приступом ряды воинов редели, и когда от гарнизона осталось 78 человек – изнуренных, истощенных, утративших веру в победу, – они пришли к Мышецкому и «стали говорить шумом, чтобы город польским людям сдать» (там же).

Князю пришлось схитрить: пообещать людям сдаться, но только через два дня. А королю он послал сказать, что осажденные будут биться до конца.

Русский воин, XVII век
Воевода приказал верным людям вкатить в подземелье 10 бочек с порохом, чтобы в решительный момент, пригласив к себе поляков якобы для переговоров о сдаче крепости, взорвать их и погибнуть самому вместе со своими солдатами, остатками крепости, да и с торжествующим врагом. «Но доблесть князя, – как верно заметил Ю.В.Татищев на чествовании памяти Мышецкого по случаю 250-летия его мученической кончины, – оказалась не по плечу его соратникам, легко проникшим в грандиозный, но простодушный план-замысел их воеводы: 22 ноября они схватили его, заковали в цепи и выдали королю, прекратив защиту опостылевшего им замка». Канцлер Пац спросил пленника от королевского имени, какого он хочет к себе милосердия. Он ответил: «Никакого милосердия от короля не требую, а желаю смерти».

28 ноября суд приговорил Мышецкого к смертной казни. На смертном часе сидя, князь написал семье Завещание, которое впоследствии некий монах принес семье «воеводушки»:

«Память сыну моему князю Ивану Даниловичу да жене моей княгине Анне Кирилловне». В послании рассказывалось о долгой осаде Виленского замка и об измене соратников, «а о долгах моих просити милосердия его, Государя, а о душе моей убогой памятку сотворити, как вам Бог известит. Принял здесь смерть, исполняя великому государю крестное целование и напамятуя вам, – не хотя вам и роду своему принести вечные укоризны, чтобы вы службу мою напамятовали и изменщиком меня не называли. Затем прошу вас прощения: пожалуйста, простите в чем виноват, да сами предстанете неосуждени. А сыну моему князю Ивану Даниловичу грешных наших молитв благословение: живи в страхе Божии и во всякой кротости пребывай, и у государя батюшки и матушки такожде. И матерь свою потешай, послушен буди во всем, ни в чем не раздражай, да будешь за то долголетен на земли. И от церкви Божией не отбывай, да насладишься по прошению твоему всяких благ, а в будущем веце получишь нетленный венец и бесконечную радость. А сию память писал, на смертном часе сидя, я, многогрешный Данило своею рукою, а убогое свое тело велел предать в Духовом монастыре» (П.Батюшков, там же).

В течение двух дней перед казнью иезуиты тщетно уговаривали князя  перейти в католичество: это, дескать, спасет не только его душу, но и жизнь.

Казнь состоялась 30 ноября 1661 года на площади у теперешней Ратуши. Приговор гласил, что доблестный «воевода предается смерти не за то, что он был добрый кавалер и служил своему государю верно, за то, что он был большой тиран и много людей покарал».

Князь Мышецкий взошел на эшафот, он помолился на блестевшие перед ним кресты церкви, поклонился, по русскому обычаю, на все четыре стороны. Все исторические источники отмечают, что князь отдельно сделал три поклона в сторону королевского жилища. При этом кто-то заметил осужденному, что он напрасно кланяется, так как там уже нет короля. Мышецкий на это ответил, что для заочного прощания достаточно поклониться и месту, где был король.

«Конец князя был так же велик в своей геройской простоте, как и его служба родине», – заметил Ю.В.Татищев. Бестрепетно он «лег под топор» и «смерти кинулся в объятья». Тело князя отвезли в Свято-Духов монастырь и там предали земле.

Алексей Михайлович Романов (1629-1676),
Царь всея Руси (1645-1676)
В Актах, изданных Виленским Археологическим Комитетом, есть свидетельства о трогательном отношении царя Алексея Михайловича к памяти своего верного слуги: в приходо-расходной книге царской казны за 1669–70 г.г. отмечены выданные суммы на дачу священникам, служившим Божественные Литургии по почившим в Боге «да по князе Данииле Мышецком». Еще в одном труде указывается, что в 1667 году вдова страдальца продала свою вотчину – деревню Жеребетово, дарованную ей с сыном «за службу, и за Виленское осадное сиденье и за смерть» ее покойного мужа. (Г.А.Власьев. Потомство Рюрика, т.1, ч.2, стр.185).

«Теперь никто не укажет могилы князя Даниила Ефимовича в Духовом монастыре, – сожалел Ю.В.Татищев 30 ноября 1911 года в Виленском Русском собрании, выступая с речью по случаю 250-летия со дня мученической кончины самоотверженного воеводы. – А между тем... его подвиг и страдальческая смерть заслужили себе памятник... в Вильне, единение которой с общерусской великой родиной Мышецкий спаял своей кровью» («Виленский календарь на 1911 год»).

И сегодня, нам кажется, актуален совет историка найти и изучить старинные монастырские описи бывшего Св.-Духовского кладбища, восстановив историю его заселения. О том, что при этом могут обнаружиться неожиданные находки, указывает опыт открытия в 1851 году гробницы князя Д.М.Пожарского в Суздальском Спасо-Евфимьевском монастыре после того, как следы ее были утеряны около 1618 года.

...Теперь нам известно, когда, почему и кем был разрушен Замок правителей, который сегодня с такой тщательностью восстанавливается на Кафедральной площади Вильнюса.

Археологические раскопки в этом месте нашли остатки деревянного тротуара, колесо от телеги, варежка, башмак... А вот эти огромные железные ключи на связке вполне могли открывать ворота замка, который самоотверженно защищал забытый герой XVII века...

Ирина Арефьева

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com