Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Литва / ЛИТВА И РОССИЯ / КУЛЬТУРНЫЕ НИТИ / На детях гениев природа отдыхает? (младший сын А. С. Пушкина в Литве). Герман Шлевис

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
 
 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел летний номер № 55 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
На детях гениев природа отдыхает?

170 лет назад, в феврале 1837 года, перестало биться сердце Александра Сергеевича Пушкина. Каждая памятная дата, связанная с именем «солнца русской поэзии», невольно возвращает нас к знакомым с детства стихам, к тем местам, где он жил и творил, к кругу родственников и знакомых, составлявших его окружение. «Пушкинский след» проявился и в литовской столице, где поэту установлен памятник и действует Литературный музей его имени. Здесь, в Вильнюсе, с 1899 года поселилась чета Пушкиных: младший сын поэта – Григорий и его супруга. О Варваре Пушкиной (в девичестве – Мельниковой) в нашей печати писали неоднократно, но при этом о ее муже упоминали как бы вскользь, не углубляясь в подробности его жизни.

Возможно, это объясняется тем, что Варвара Алексеевна пережила своего супруга на тридцать лет (скончалась в 1935 году), и период ее обитания в Вильне по историческим срокам оказался к нам ближе. Ведь еще живут и здравствуют, правда, сегодня, увы, немногочисленные, дамы преклонного возраста – бывшие ученицы Русской гимназии им.А.С.Пушкина межвоенной Вильны, которые до сих пор добрым словом вспоминают покровительницу их школы – Варвару Пушкину. Попытаемся восполнить пробел. Итак, Пушкин Григорий Александрович …
 
Дети в семье Александра Сергеевича Пушкина рождались с завидным постоянством. Первенец Мария появилась на свет в 1832 году, в 1833 и в 1835 годах родились сыновья Александр и Григорий, в 1836-ом – дочь Наталия. 16 мая 1835 года, через два дня после рождения своего младшего сына, Александр Сергеевич Пушкин отсылает из Петербурга теще Наталии Ивановне Гончаровой такое письмо: «Милостивая государыня матушка Наталия Ивановна, имею честь поздравить Вас со внуком Григорием и препоручить его Вашему Благорасположению!.. Наталия Николаевна родила его благополучно, но мучилась долее обыкновенного... хотя, слава Богу, опасности нет никакой... Она поручила мне попросить Вашего благословения ей и новорожденному»...
 
Имена для своих первых двух детей супруги Пушкины выбрали единодушно, но при рождении третьего возникли горячие споры – каждый из них пытался убедить другого в своем мнении. Мать ребенка, Наталия Николаевна, предлагала назвать его Николаем, в честь своего отца Николая Афанасьевича Гончарова, но поэт все же сумел настоять на своем – мальчика нарекли Григорием в честь предка Пушкиных по мужской линии, боярина Григория Пушки, бывшего в далекие времена (ХУ век)  псковским воеводой. Согласно семейным преданиям, Григорий Пушка был храбрым воином, человеком отважным и благородным. Наверное именно эти качества и хотел обнаружить Александр Сергеевич в своем сыне в дальнейшем. Но стать свидетелем взросления Гришеньки ему не пришлось – спустя неполных два года после крещения младшего сына поэт был убит на дуэли…
 
 Александр Александрович и Григорий Александрович Пушкины окончили Пажеский корпус в Петербурге и посвятили себя военной карьере. Александр участвовал в освобождении Болгарии от турецкого ига, был награжден золотой георгиевской саблей «За храбрость», дослужился до генеральского звания, в общей сложности 35 лет он отдал армии. А вот Григорий еще в молодом возрасте в чине подполковника оставил воинскую службу. Возможно, он порвал с армией в силу своей природной стеснительности? Сосед Григория Пушкина по имению «Михайловское» Ю.М.Шокальский в своих воспоминаниях так отзывается о характере младшего сына поэта: «…в его основе … была примешана большая доля застенчивости, особенно ясно выступавшая в  многочисленном и незнакомом  обществе: он  уходил в себя, становился молчаливым и спешил  уйти вовсе. Та же причина заставляла его избегать по возможности всяких публичных собраний, торжеств и т. п.». Согласитесь, с такими поведенческими привычками трудно быть воинским начальникам, и в начале 60-х годов Х1Х века Григорий Пушкин перешел служить по ведомству министерства внутренних дел, а в 1866 году он поселился в Михайловском, в декабре 1875-го был утвержден почетным мировым судьей по Опочецкому уезду Псковской губернии, в 1895 году вышел в оставку, в 1896-ом  произведен в статские советники.  Все это время до 1899 года он почти безвыездно находился в Михайловском.
 
Была и еще одна причина, сугубо личная, приведшая сына поэта в псковскую глушь. Он приехал туда с «гражданской женой», француженкой, с которой он в общей сложности прожил более двадцати лет и которая родила от него трех дочерей. Наталия Николаевна Пушкина, мать Григория, женщина глубоко верующая, не могла оправдать такую вольность сына,  как брак, не освященный в церкви, так ни разу и не навестила его в Михайловском, правда, время от времени помогала ему материально. Когда Григорию было уже далеко за сорок, а их с француженкой общие дочери   были удачно выданы замуж, он расстался с пассией, и это расставание произошло без взаимных претензий.
 
В сельской обстановке Григорий Пушкин, кажется, оказался в своей среде. «Деревенская жизнь, невольная необходимость становиться с  людьми в  более близкие отношения, – рассуждает Е.М.Шокальский, – все это, конечно, способствует  развитию гостеприимства; однако, трудно было бы найти хозяина, обладающего этим  качеством  в  большей степени, нежели Григорий Александрович. Необыкновенно ровный и милый со всеми, а многие были гораздо ниже его по образованию и воспитанию, он  умел их всех  так  поставить, что никто в  Михайловском  не ощущал  ни малейшего стеснения; тем  не менее, многие там бывавшие невольно подтягивались в  его обществе.
 
Он  искренно любил  природу и всегда любовался ею; как  настоящий художник  в душе – он  умел  находить красоту во всех  проявлениях ее, чувствовать и оценивать ее. Постоянная жизнь в  деревне  при редких выездах  в  город   конечно способствовала развитию подобных  сторон  характера Григория Александровича, полученных  им  несомненно в наследство. Его рассказы из охотничьей жизни всегда были отмечены целым рядом замечаний, показывавших тонкую наблюдательность и умение обратить внимание именно на сущность данного вопроса или явления природы или случая из жизни животных. И вместе с тем видно было, что это рассказывает – художник в душе. Необыкновенная правдивость всегда была отличительною чертою всех его рассказов; эта постоянная черта, ярко проходившая сквозь все, что он делал, не могла не иметь громадного влияния на близких ему лиц. Влияние это сказывалось даже в мелочах: достаточно ему было раз сказать мне на привале: «никогда не пейте водки», - чтобы я отказался от   нее и – уже навсегда... Его примера было достаточно для поддержания всего только раз  сказанных  слов. Так же бывало и в случаях более серьезных»…
 
Существует расхожее мнение, что природа отдыхает на детях гениев. В истории с младшим сыном великого поэта это утверждение может служить утешением разве что для злых языков. Именно в Михайловском к нему пришло ясное понимание своего высокого жизненного предназначения. Григорий Пушкин взял на себя миссию носителя памяти о «солнце русской поэзии». Он бережно охранял материальные свидетельства пребывания Александра Сергеевича на нашей грешной земле, проявлял живой интерес ко всему, что так или иначе было связано с его именем. Книготорговцы, случалось, становились бесцеремонными в использовании документов, касавшихся поэта, но не предназначавшихся для опубликования. И Григорий Александрович постоянно переписывался с цензурным ведомством, издателями, защищая честь отца. Он выступая от имени наследников,  добивался того, чтобы, по его словам, «цензура не одобряла к печати записок, писем и других литературных и семейных бумаг отца моего без ведома и согласия нашего семейства»…
 
Моральная правота Григория Пушкина в этом щепетильном вопросе во многом способствовала тому, что эпистолярное наследие поэта, его суждения по тому или иному поводу, осевшие в семейном или частных архивах, перед обнародованием в широкой печати стали подвергаться соотвествующей проверке и экспертизе. Подвижничество сына   в вопросах защиты чести своего отца находили отклик у видных деятелей культуры того времени. Скажем, живописец-академик Николай Николаевич Ге подарил Пушкину-младшему копию своей картины «Пушкин в селе Михайловском» с автографом: «Григорию Александровичу Пушкину от Николая Ге. 1875 год». Она до сего дня находится в экспозиции Музея в Михайловском.
 
«В  тишине своего деревенского уединения, – пишет Е.М.Шокальский, ­–  Григорий постоянно следил за всем, что появлялось в  литературе об его отце. У него имелась полная коллекция разных  изданий сочинений А. С. Пушкина, а в  последние годы жизни он  несколько раз  высказывал мне  вое удовольствие по поводу появления хороших  новых  изданий трудов  его отца. Видно было, что он с  ними знаком  обстоятельно». Устраивались в Михайловском выставки, концерты, пушкинские вечера памяти и балы.
 
Григорий Александрович Пушкин и Варвара Алексеевна Машкова-Мельникова познакомились в 1880 году на балу в Петербурге, в один из редких выездов сына поэта в столицу. Через три года они поженились. Венчание состоялось в Вильне, где Варвара Алексеевна владела имением Маркутье (Маркучай), в  простенькой Покров­ской церкви приюта для подкиды­шей «Иисус Младенец», что на­ходи­лся на углу улиц Бокшто и Сиротской (ныне Су­бачяус), напротив Барбакана. У каждого из молодоженов была своя причина не устраивать пышных церемоний: в мнении обывателей за Григорием еще тянулся «французский шлейф», а для Варвары брак с сыном поэта был в ее жизни вторым по счету ­­– первый, заключенный в 1875 году  с офицером лейб-гвардии конного полка В.Н. Машковым, был несчастливым  и недолговечным. 
 
 
Памятник А.С. Пушкину в Маркучай (фрагмент)

Варвара Алексеевна так восприняла перемены в своей судьбе: «Я – счастливейшая из женщин России, мне выпала редкостная судьба быть невесткой Пушкина!»  После венчания молодожены уехали из Вильны на Псковщину, где Варвара Пушкина принялась ревностно помогать мужу в его хлопотах. Каков же был круг забот четы Пушкиных в Михайловском? Останки Александра Сергеевича Пушкина и его родителей были  в то время захоронены на семейном участке у стены местной церкви. При весенних половодьях вода, проникая за церковную ограду, подступала к храмовому зданию, и Григорию вместе с крестьянами Михайловского приходилось вручную постоянно возводить земляные насыпи для защиты захоронений. 

Напомним, что Михайловское – это родовое имение Надежды Осиповны, матери А.С. Пушкина, его поэтическая родина, место духовного становления. Здесь поэт жил и творил в 1817, 1819, 1824-1826, 1827, 1835 и 1836 годы. С 1836 года имение отошло детям Надежды Осиповны – Ольге, Льву и Александру. После гибели поэта на дуэли опека выкупает имение у наследников и отписывает его детям Александра Сергеевича. К тому времени, когда в Михайловском поселился Григорий Александрович, помещичий дом стоял без хозяина более двадцати лет, из построек, уцелевших от времен деда и отца, по существу только этот дом, и остался.  Деревянное жилище настолько обветшало, что сохранить его в первозданном виде не было никакой возможности, и Григорию в начале 80-х годов пришлось продать его на снос, а на его месте он возвел новый – большой, настоящий господский.   Конечно, в нем нашлось место для подлинных вещей из обихода поэта: часов, лампы, библиотеки и т.п.  

С балкона вновь выстроенного дома с одной строны открывался великолепный вид  на ближнее Петровское озеро и протекающую через  него реку Сороть, с заливными лугами и холмами вдали, а с другой – на вековой сосновый бор. Этот лес был предметом особой заботы Григория Александровича. Вообще все хозяйство имения было приведено в порядок им самим. При Григории, собственно,   выросло и обустроилось село: был насажен фруктовый сад, заведена небольшая оранжерея, оборудована теплица, появились больница и школа для крестьян, изба­-читальня. Иными словами, сын поэта не только отстроил имение заново, но и стал фактическим создателем всего мемориального пушкинского заповедника, который принято называть Святогорьем !

В 1899 году отмечалось столетие со дня рождения А.С.Пушкина. В сознании русского народа Михайловское всегда представлялось как национальное достояние, святыня, и группа известных общественных деятелей России – литераторов, историков, художников, деятелей науки – обратилась к младшему сыну поэта с предложением продать имение Михайловское государству, с тем, чтобы доступ сюда был открыт для каждого. Прежде чем дать положительный ответ, Григорий Пушкин долго колебался и, наконец, решился. Расставаясь с родными местами, он совершил поклоны на четыре стороны света и произнес: «Прощайте, милые мои, навсегда». Трогательно попрощался он и с дворянами всей округи и с крестьянами, у которых пользовался огромным уважением. Имение отныне переходило в собственность государства. Но что особенно важно: оно было выкуплено на народные пожертвования!

 
Григорий и Варвара Пушкины.
Фотография начала ХХ века

В дни Пушкинского юбилея в 1899 году Григорий Александрович устроил в Михайловском  большой благотворительный обед и пожертвовал 1000 рублей серебром на содержание приюта для литераторов, который устраивался в бывшем его имении. Григорий Александрович, его супруга, брат и сестры, в том числе и жившая за границей младшая сестра Наталия Александровна,  становились почетными попечителями «санатория для литераторов» с правом особого, решающего голоса на заседаниях опекунского комитета. И действительно, если судить по сохранившимся документам, за все время существования этого приюта все Пушкины принимали деятельное, живое участие в его судьбе.…Итак, прожив в Михайловском 16 лет, чета Пушкиных переехала в Вильну и обосновалась в имении Варвары Алексеевны – Маркутье (Маркучай). Сюда привезли некоторые вещи А. С. Пушкина: мягкую кушетку, кресло с обрамлением из орехового дерева, два кресла из орехового дерева, две книжные полки, письменный стол флорентийской работы, принадлежавший жене поэта, три дверные занавеси, вышитые дворовыми девушками села Михайловского, и двухметровый ствол одной из трех сосен, воспетых Пушкиным и сломленных бурей в 1895 году. Конечно, виленские Пушкины  не могли полностью воспроизвести у себя обстановку господского дома в Михайловском, но особняк в Маркучай все-таки обрел определенный «пушкинский налет». В целом же здесь была сохранена атмосфера русской поме­щичь­ей усадьбы ХIХ века. Рус­ские общественные деятели, часто посещавшие гостеприимный дом в Маркучай, по признанию одного из них, «не только от­дыхали здесь душою, но и как бы черпали силы и набира­лись духа для своей работы»».

  
Варваринская часовня в Маркучай, возведенная в 1906 году

Надо ли говорить, насколько важным для интеллигенции Вильны стал сам факт пребывания здесь супругов Пушкиных! Григорий Александрович переехал в Вильну, когда ему «стукнуло» 64 года. В те времена такой возраст для человека считался более чем почтенным. Однако, те шесть лет, что отмерила судьба Григорию Пушкину прожить в Вильне, он провел весьма активно. Сразу же по приезде его избрали почетным членом общества Любителей Российской словесности. Прямому наследнику великого поэта, как говорится, сам Бог велел объединить под своим началом тех  виленцев, кому были дороги русский язык и отечественная литература. В октябре 1900 года в городе у подножия горы Гедиминаса был установлен бюст А.С.Пушкину, на его открытии, конечно же, присутствовал его сын. Исполнял он и чиновничью должность, состоя членом городской судебной палаты. Но, пожалуй, главное, чем супруги Пушкины  отличались в Вильне – своим общественным служением.  Григорий и Варвара были попечителями больниц, домов престарелых, детских приютов. Люди состоятельные, они материально поддерживали сирых, голодных, убогих и больных.

Младший сын поэта скончался в Вильне в июле 1905 года в возрасте 70-ти лет. К тому времени дом Пушкиных в Маркучай уже играл роль своего рода Музея-заповедника. В нем проводились пушкинские вечера, любительские спектакли, нередко из пушкинского репертуара.  Варвара Алексеевна была на двадцать лет моложе своего супруга, женщиной предприимчивой, энергичной и волевой. Оставшись вдовой, она старалась сохранить живительный огонь светильника памяти А.С.Пушкина. Примером в этом святом деле был ее почивший супруг. 

На снимке: Маркучай. Под одной могильной плитой покоятся останки Григория и Варвары Пушкиных.

Свое завещание Варвара Пушкина составила загодя. Главная его содержательная часть  заключалась в следующем: «Дом в Маркучай не может отдаваться внаймы или в аренду, а всегда должен быть в таком состоянии, в каком находится теперь, при моей жизни, дабы в имении Маркучай сохранялась и была в попечении память отца моего мужа, великого Поэта, Александра Сергеевича Пушкина, и дабы равно центр имения Маркучай, как и находящийся в нем жилой дом, в доказательство его памяти, всегда служил лишь культурно-просветительским целям». Словно предчувствуя, что грядут суровые перемены, свои надежды она решила связать с Виленским Русским Обществом (ВРО), и написала, что в случае  ее кончины, усадьба и парк  должны перейти  в соб­ственность ВРО.  После смерти Варвары Алексеевны, последовавшей в декабре 1935 года,  при обсуждении  ее завещания   правление ВРО от­мечало: «Воля жертво­вателя и цель завещания В.А.Пушкиной – сохранить уголок культуры в память великого поэта А.С.Пушкина – должна быть бе­зус­ловно выполнена. К этому правление русского общест­ва дол­жно стремиться всеми возможными для него средства­ми».

Однако при детальном ознакомлении членов ВРО с ситуацией в Маркучай выяснилось, что имение уже давно утратило большую часть из своих первоначальных 18 гектаров земли, а прежние арендаторы либо выехали, либо оказались не­платежеспособными.  К тому же накопились такие долги, что обнару­жи­лись, как сказано в протоколе ВРО, «несоизмеримость и нерациональность расходов» как по управлению имуществом, так и по его продаже». Поэтому правление ВРО приняло решение создать Комиссию, которая долж­на была выяснить, можно ли выплатить большинство долгов и есть ли средства на ремон­т построек имения. Окончательный вердикт Комиссии ожидали к осени 1939 года. Нападение Германии на Польшу (Виленский край до сентября 1939 года   был ее составной частью) эти планы нарушило.

После капитуляции Польши согласно тайному протоколу Риббентропа-Молотова Виленский край становится сферой влияния СССР, во второй половине сентября 1939 года в Вильнюс входит Красная армия. В течение нескольких недель до передачи края Литве здесь всем управляет временная советская администрация, и агенты НКВД проводят массовые аресты среди интеллигенции, в первую очередь репрессиям подвергаются – как «агенты буржуазной контрреволюции» – активисты всех русских общественных организаций: студенческих, скаутских и прочих.  Был арестован и весь актив Виленского Русского Общества. Оказались в застенках НКВД, а затем бесследно исчезли лидер ВРО  адвокат А.Крес­тьянов, председатель виленского Пуш­кинского Комитета В.Богданович.  Так «Пушкинский дом» оказался  не только без хозяев, но и без тех, кому по завещанию было доверено быть его распорядителями.  С приходом в Литву Советской власти в августе 1940 года Со­вет Министров Литовской ССР  принял усадьбу Мар­кучай на свой баланс, а затем решил передать ее Государственному музею А.С.Пушкина в Москве. Но это­му вновь помешала война, теперь – Германии с СССР. А в 1948 году усадьба  стала Ис­торико-этнографическим му­зеем при Академии наук Ли­товской ССР, позднее его преобразовали в Литературный музей А.С.Пушкина.

  
Дом-усадьба Пушкиных в Маркучай

Несмотря на то, что Александр Сергеевич Пушкин никогда не был в Вильнюсе, музей его имени находится здесь на государственном бюджетном обеспечении и до сих пор остается одним из самых замечательных, прекрасно сохраняемых мемориальных мест, связанных с именем великого поэта. А в том, что «пушкинский уголок» появился в Литве, мы должны благодарить прежде всего младшего сына поэта, Григория Александровича. Ведь не забрось судьба его в Вильну, возможно, и не было бы здесь «пушкинского уголка». Но магическое притяжение фамилии гения – Пушкин – способно, кажется, тронуть и самое холодное сердце…

Герман Шлевис
Фото автора  


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com