Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
СВЯТО-ДУХОВ МОНАСТЫРЬ
 
В 2007 году исполняется 410 лет со времени основания Вильнюсского православного мужского монастыря в честь в честь Сошествия Святого Духа на апостолов – веский повод для того, чтобы вкратце рассказать об истории этой святыни. Монастырь берет свое название от храма Святого Духа, возведенного в 1597 году двумя благочестивыми мирянками, сестрами Феодорой и Анной Волович (Воллович). Жизнь обители на протяжении всего периода существования сопровождалась цепью испытаний, неблагоприятных внешних обстоятельств, которые казалось бы не раз должны были привести к ее истреблению. Но нет, Господь хранил монастырь, который с момента основания стал оплотом Православия в крае и во все времена выполнял свою благородную миссию.
 
Свято-Духов монастырь формировался на рубеже ХVI-ХVII веков, когда на литовской земле особенно остро проявились общественные и религиозные противоречия. В 1569 году была заключена государственная и гражданская Уния Великого Литовского княжества и Польского королевства, которой утверждалось вечное слияние этих двух государств в единое тело, один народ, одно государство - Речь Посполиту, с одним самодержцем - королем Польским. Согласно Унии отныне прекращалось избрание и возведение на престол Великих Литовских князей, а сеймы княжества упразднялись. К Польше отходили огромные территории: Волынь, Подолье, Киевщина, Брацлавщина, Подляшье (Белосточина). И хотя название - Великое Литовское княжество - еще сохранялось, Литва начала стремительно терять признаки некогда независимого и могущественного государства, каким она была в предыдущие 250 лет своего существования.
 
В деловой переписке, в судах, в школах стал вводиться польский язык. Государственной религией официально было признано католичество. Со стороны гражданских властей и католического духовенства усилилось давление на право-славных, прежде всего на дворянство - ведь все должности, звания, княжеские титулы и другие привилегии отныне выдавались по Высочайшему соизволению короля Польского. Чтобы получить имение, чин, право голоса в магистрате, возможность достойного образования для своих детей, часть русского православного дворянства, купечества, мещан начала переходить в католичество. Для защиты интересов Православия стали создаваться Братства. Как профессиональные корпорации они существовали в Вильне и ранее: так называемые медовые Братства кушнеров (меховщиков), купеческое, кожемяцкое. Виленское православное братство стало первым союзом религиозной солидарности, объединившим людей разных сословий и рода занятий, но одного вероисповедания.
 
Сформировалось оно в 1584 году вокруг виленского православного Свято-Троицкого монастыря, в храме которого совершались братские богослужения. От названия обители братство первоначально именовалось Свято-Троицким. По Реестру (списку) 1584 года виленских братчиков было 371 человек. Среди них - дворяне, купцы, ремесленники и даже высокопоставленные вельможи - воеводы Феодор Скумина Тышкевич и Богдан Сапега, князь Александр Полубенский. Устав братства одобрил побывавший в Вильне в 1588 году Константинопольский Патриарх Иеремия II, которому канонически подчинялась Литовская православная митрополия. Патриарх собственной печатью скрепил «Чин» (Устав) братства. В грамоте, выданной Святейшим, братчикам предписывалось «иметь школу языков греческого, латинского и русского, а также типографию для печатания «Божественных книг». Таким образом Патриарх поддержал активность мирских сил ради спасения иерархической силы Православия.
 
Нелишне напомнить, что в Вильне в те времена проживало несколько тысяч православных верующих. В Братство записалось уже немало богатых и знатных людей, и король Сигизмунд III, вынужденный считаться с его растущим влиянием, в 1589 году утвердил корпорацию православных братчиков и предоставил ей право самоуправления. В 1592 году он даже освободил братчиков от уплаты городских повинностей и налогов. Братство приобрело в Вильне дом, а соседний с ним пожертвовал мещанин Кондратович. Дома соединили в единое здание и открыли в нем братскую школу. В 1593 году князь Александр Полубенский подарил братчикам на вечные времена дом и большой надел земли, еще одно здание стало собственностью Братства по духовному завещанию купца Павла Снипки. За короткое время братчики оборудовали больницу, богадельню, типографию.
 
В братской типографии в конце ХVI - начале ХVII веков печатаются книги «Азбука словенская» с молитвами и кратким лексиконом», «Псалтырь», «Молитвы повседневные», «Маргарит», «Грамматика словенская», а также полемические статьи в защиту православия. Авторами этих работ были ученые греки Лаврентий и Стефан Зизаний, а также Мелетий (Максим) Смотрицкий, по «Грамматике…» которого обучалось впоследствии не одно поколение русских людей. После принятия Брестской Унии (1596 г.) многие иерархи православной митрополии перешли в Унию, то есть под власть Рима, и сама митрополия была преобразована в униатскую. Виленские братчики испытали болезненный удар: их лишили права совершать богослужения в Свято-Троицком храме, который тоже сделался униатским.
 
В 1597 году неподалеку от храма Святой Троицы была построена деревянная церковь в честь Сошествия Святого Духа на апостолов. Это произошло вопреки королевскому Указу 1596 года о запрещении строительства новых православных церквей. Но Святодуховский храм возводился на земле и на средства сестер Волович(Воллович), которые занимали высокое положение в сословной иерархии: Феодора была замужем за Брестским воеводой, Анна - за Смоленским. По законам того времени власти не могли запретить дворянам свободно распоряжаться своей землей или другой собственностью и не решились приостановить постройку новой православной церкви.
 
По приглашению сестер Волович на их землю и переселились Святотроицкие братчики, а православное Братство стали именовать Свято-Духовским по названию их нового храма. Церковь быстро обрастала постройками, где поселились первые монашествующие. Продолжали работать братские школа и типография. Примечательно, что православная пятиклассная школа по уровню образования не уступала высшим учебным заведениям той поры: в ней преподавались те же дисциплины, что и, к примеру, в Виленской иезуитской академии. Монастырский общежительный Устав был принят в 1614 году, а первым настоятелем обители стал архимандрит Леонтий (Логгин) Карпович. До этого он трудился в Братской типографии корректором. Его неоднократно арестовывали, обвиняя в том, что в Святодуховской типографии печатаются пасквили на государственные порядки.
 
Суд следовал за судом, Карповича переводили из одной тюрьмы в другую, но он продолжал публично отстаивать права православных. Из заключения в Святодуховскую обитель он возвратился с репутацией доблестного исповедника и мученика за веру. К 1611 году Свято-Духов храм оставался единственной православной церковью в Вильне, все остальные (их было тринадцать) перешли под контроль униатов. И теперь только Свято-Духовская церковь могла быть духовным убежищем православных. Надо иметь в виду и то, что Свято-Духов монастырь с момента своего основания стал главным среди множества монастырей государства, отошедших под его опеку. К Святодуховцам перешли и права ставропигии, данные еще Святотроицким братчикам в 1588 году Константинопольским Патриархом Иеремией II. А ставропигиальные монастыри управлялись не епархиальными архиереями, а непосредственно Патриархом и пользовались особыми привилегиями. Монастырь существовал за счет денежных сборов, дарственных записей и завещаний на недвижимое имущество членов Свято-Духовского православного Братства, среди которых еще оставались знатные и богатые люди, верные Православию.
 
В 1611 году в своем имении Евье (нынешнем Вевисе), в тридцати километрах от Вильны, князь Богдан Огинский предоставил святодуховцам место для типографии, в 1616 году он подарил им в столице два дома с хозяйственными постройками. Затем князь задумал восстановить пришедший в упадок Евьевский православный Успенский мужской монастырь, основанный еще во времена Великого Литовского князя Гедимина (не позднее 1341 года). 19 июля 1619 года он отдал возобновленную Успенскую обитель под начало виленского Свято-Духова монастыря и вместе с женой Раиной отписал на ее содержание три деревни с крепостными крестьянами, землями и озерами впридачу.
 
На братскую Святодуховскую церковную кафедру в Вильну приглашались знаменитые проповедники. В те времена в Западно-русской церкви существовала особая должность проповедника, причем ее могли занимать не только духовные лица, но и светские, имеющие высшее образование. Предназначением этих людей было распространение Слова Божия. Проповедниками сначала в Свято-Троицкой, а затем в Свято-Духовской церкви были Лаврентий и Стефан Зизаний, и до пострижения в монахи в 1618 году Мелетий (Максим) Смотрицкий. В Синодике Свято-Духова монастыря встречались имена с титулом «проповедник братский». В августе 1677 года старший Свято-Духова монастыря и ректор братской школы Климент Тризна пригласил в Вильну широко известного к тому времени проповедника Черниговского Успенского кафедрального собора иеромонаха Димитрия. О.Димитрий произнес в Свято-Духовом храме две проповеди. Позднее он был прославлен Русской Православной церковью как святитель Димитрий, митрополит Ростовский.
 
Из стен виленского монастыря вышли первые православные епископы края. В 1620 году с восстановлением Киевской православной митрополии архимандрит Свято-Духова монастыря Леонтий Карпович был избран в число кандидатов на епископство Владимирское (на Волыни) и Брестское. Но смертельно больной архимандрит уже не смог отправиться в Киев на посвящение во епископы. Тогда большая делегация виленских братчиков встретилась в Киеве с.Иерусалимским Патриархом Феофаном и предложила посвятить в архиереи своего достойного земляка Мелетия Смотрицкого. Святейший принял предложение виленцев, и в течение трех недель монах Мелетий был последовательно рукоположен во диакона, затем во пресвитера, наконец, хиротонисан во епископа. Вернулся из Киева в Виль-ну Мелетий Смотрицкий в сане архиепископа Полоцкого. В Свято-Духовом монастыре он стал преемником архимандрита Леонтия на посту настоятеля обители и возглавлял ее восемь лет.
 
C 1629 по 1633 год наместником монастыря был архимандрит Иосиф Бобрикович, впоследствии епископ Мстиславский и Могилевский. При нем обитель от светских властей получила наконец право, которого тщетно добивалась долгие годы, а именно: построить прочный каменный храм на месте ветхого деревянного. В 1632 году в польском Сейме был принят документ под названием «Статьи для успокоения народа русской греческой религии в Царстве Польском и Великом Литовском княжестве». Согласно ему, православным, а также татарам, караимам и другим не-католикам и не-униатам разрешалось строительство новых храмов, но только с Высочайшего соизволения короля. 18 марта 1633 года вступивший на престол король Владислав IV пожаловал святодуховцам разрешительную грамоту, которой позволялось строить новую церковь, но только «по подобию других церквей и костелов, а не в виде крепос-ти». В грамоте также подтверждался статус монастыря при храме Святого Духа как общежительного по чину св.Василия Великого и говорилось, что виленской ставропигиальной обители подчинены монастыри Минский Петропав-ловский, Евейский, Цеперский и Сновский в Новогрудском воеводстве и т.д. Всего в списке было 17 мужских и два женских монастыря. Виленским инокам милостиво дозволялось получать пожертвования, а также беспрепятственно распоряжаться своим движимым и недвижимым имуществом, а судебные дела рассматривать в суде высшей инстанции - в главном трибунале.
 
Каменный Свято-Духов храм был отстроен в 1634 году с тремя престолами - главным, в честь Сошествия Святого Духа на апостолов, и придельными: во имя святых равноапостольных царя Константина и царицы Елены и святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Первое богослужение здесь совершилось 16 апреля 1634 года, в понедельник Светлой седмицы. Но именно в этот день церковь подверглась вероломному нападению. По свидетельству очевидца, варвары «злодейски незбожно накравши и яко хотечи и могучи поднять, завезти, забравши, нет ведома куды …с той церкви выкрали и вынесли».
 
В 1648 году братская типография прекратила работу. Тому было две причины: в государстве уже широко употреблялся польский язык, и книги на русском не имели былого спроса, а издание богослужебных книг взяла на себя Киевская митрополия. Последнее из известных братских изданий - это требник, подаренный Патриарху Московскому Адриану в конце ХVII века. Но в это время еще продолжали действовать братские школа, госпиталь, богадельня. После Русско-Польской войны, пожаров, голодных лет и массовых эпидемий Свято-Духов монастырь остался без былой опоры щедрых меценатов, тех, кто поддерживал его морально и материально, отстаивал интересы Православной общины перед властями. Положение усугублялось еще и тем, что в 1676 году постановлением Польского Сейма всем ставропигиальным монастырям на территории государства было запрещено обращаться по вопросам веры к своему духовному церковноначалию в Константинополь, а все спорные дела предлагалось решать в гражданских судах. В 1686 году Киевская православная митрополия вышла из подчинения Константинопольского Патриархата и перешла под омофор Москвы.
 
Каноническое переподчинение давало право святодуховцам обращаться за помощью непосредственно в столицу России, поэтому виленские иноки стали смело прибегать к покровительству Российского Царствующего Дома. Петр Великий в 1703 и 1708 годах жаловал грамоты, разрешавшие «приезжати из того монастыря в Наше Московское государство для милости старцам сколько захотят»... Российским городским бурмистрам и таможенным головам государь велел оказывать всяческое содействие литовским ходокам. Петр Великий провозглашал: «Изволяем Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, имети этот монастырь в Нашем Государственном милостивом призрении». И действительно, литовская обитель получила немалые пожертвования от Императорского Дома: государыня Цесаревна Наталия Алексеевна пожаловала 30 ефимков, Петр Великий пожертвовал щедро 70 рублей на благоукрашение храма, 300 рублей - на монастырское строение, 50 рублей - на милостыню ежегодно, а сверх того книг печатных - три круга церковных. В 1733 году монастырю пожаловала милостивую грамоту императрица Анна Иоанновна, она распорядилась увеличить ежегодную материальную помощь виленским монахам. С этого времени милостивая жертва, получаемая монастырем по грамотам Императорского Дома, составляла ежегодно сто рублей и исправно выплачивалась еще полвека. По распоряжению Священного Синода РПЦ наместники Свято-Духова монастыря с 1741 года стали назначаться Киевскими митрополитами по согласованию с Синодом....
 
В 1748 и 1749 годах в Вильне бушевали пожары, не пощадившие городских строений. Почти до основания сгорел храм Святого Духа, огнем были уничтожены монастырские постройки и продуктовые припасы, а также документы, связанные с деятельностью монастыря со дня его основания. Пожар не пощадил и корпусов братской школы, которая с той поры так и не возобновлялась. Разрешение у местных властей на восстановление монастыря удалось получить только в 1751 году. Виленский католический епископ М.Зинкевич в письме канцлеру Великого Литовского княжества упоминал об условиях, которые необходимо соблюдать при восстановлении православных храмов: надо, чтобы церковные колокола и колокольня не выделялись среди городских строений, а монастырские ворота не отличались излишними украшениями.
 
Автором восстановительного проекта стал известный архитектор Ян Кристоф Глаубиц. Работы продолжались 4 года. Опись монастыря, составленная в 1797 году, сообщала, что храм представляет собой «каменное, огромное и отличною архитектурою сделанное здание», только «колокольня стоит открытою». В 1795 году, после третьего раздела, Речь Посполита прекратила свое существование как самостоятельное государство. Вильно стал губернским городом Российской империи и теперь назывался: Вильна. Православные Виленского края оказались под окормлением Преосвященных вновь образованной Минской епархии. Архиепископ Минский Иов (Потемкин) принял Свято-Духов монастырь в свое непосредственное подчинение, а большинству из ранее причисленных к нему обителей предоставил самостоятельность. За виленским сохранялись только Сурдегский, Кронский (в Трокском уезде) и Евейский (Вевисский) приписные монастыри. По мнению членов Свято-Духовского братства такие действия сужали сферу влияния виленской обители, лишали его определенной части доходов, и братчики обратились в Священный Синод с жалобой на правящего архиерея. Однако та осталась без удовлетворения, и Виленское братство прекратило свое существование. Но истинной причиной самороспуска братства являлось то, что к этому времени оно не имело былого влияния, в нем состояло всего несколько купцов и мещан.
 
В мае 1797 года императорским Указом Свято-Духов монастырь был возведен во второй класс. На его содержание из казны стали выделять больше средств, а именно - 2,5 тысяч рублей ежегодно. Появилась надежда завершить реставрацию монастырского комплекса. Священный Синод предписал архиепископу Минскому Иову подготовить план и смету окончательного восстановления Свято-Духова храма. В отчете владыки Иова говорилось следующее. Поскольку в литовской столице не было других приходских церквей, верующие обращались в Свято-Духов монастырь с просьбами покрестить, обвенчать, отпеть. Но в монастырском храме не полагается совершать требы, к тому же в штате монастыря были всего один иеромонах и два диакона. Командированные из Минска священники едва успевают удовлетворять религиозные нужды виленцев. Владыка Иов видел только один выход из создавшегося положения: виленский монастырь упразднить, а монашествующих распределить по другим обителям. Он предложил утвердить в Вильне соборную церковь, а средства, выделявшиеся Свято-Духову монастырю, переадресовать собору. Таким образом, в начале XIX века вполне реальной стала угроза закрытия монастыря, который устоял в двухсотлетней борьбе с польской королевской властью, с натиском римского костела и остававался единственным духовным убежищем для православных Вильны. Твердыню веры предлагалось ликвидировать, что называется, своими же руками. Но вмешался Божий Промысел...
 
11 октября 1806 года вышел Указ Св.Синода о виленском монастыре, гласивший: «учитывая древность и знаменитость оного монастыря и непоколебимое пребывание обитающих в нем в православии, Св. Синод не находит надобным обращать его в собор»… Император Александр I поддержал мнение высшей церковной власти и повелел выделить нуждающемуся монастырю дополнительные материальные средства из строительного капитала Министерства внутренних дел России. Время, отпущеннное для созидания, оказалось кратким. Обитель ждали новые испытания. До начала войны 1812 года строители едва успели покрыть Свято-Духов храм деревянной крышей и покрасить ее. В ходе войны церковь, увы, подверглась разорению и осквернению - здесь располагались на постое наполеоновские солдаты. О последствиях их варварского пребывания настоятель монастыря архимандрит Тимофей писал: «внутри все разорено, даже и трое царских врат сожжены за нашествием неприятеля. Внутри и снаружи (церковь) окурена дымом по случаю варения при ней пищи и раскладывания огня. Церковь обращена была неприятелем в походный и самый шумный лагерь»…
 
Молитвами иноков и верующего народа на помощь монастырю пришли пожертвования. Виленский купец первой гильдии Александр Слуцкий выделил на внутренний ремонт церкви 4,5 тысяч рублей. В 1814 году при настоятеле архимандрите Иоле Котовиче (он возглавлял обитель в 1813-1830г.г.) произошло чудесное обретение мощей святых Виленских мучеников. Останки были обнаружены в подалтарном склепе Свято-Духовской церкви, где они тайно хранились с 1661 года. Напомним, что после Брестской Унии 1596 года православные церкви Вильны были взяты под контроль униатами, к базилианскому ордену отошел и Свято-Троицкий монастырь. Мощи свв. Антония, Иоанна и Евстафия, хранившиеся в этой обители, монахи-базилианцы скрыли в потаенном месте. Их удалось обнаружить и перенести в церковь Свято-Духова монастыря лишь в 1655 году, когда в ходе войны России с Польшей царь Алексей Михайлович взял литовскую столицу, а воевода Шаховской организовал успешные поиски святых мощей.
 
Через шесть лет русские войска покинули Вильну, и вновь возникла опасность, что православные могут лишиться своей священной реликвии, связующей земную и небесную части единого церковного народа древней Литвы. Поэтому наместник Свято-Духовской обители архимандрит Иосиф Тукальский решил скрыть мощи в пещере под главным алтарем монастырского храма и заделал вход в нее. Для ориентира он поставил над склепом в иконостасе икону свв. Антония, Иоанна и Евстафия. Время показало, что такие предосторожности не были напрасны.
 
Только через полтора века произошло новое обретение святых мощей, местонахождения которых никто не знал. Вот как это случилось. Дочь русского императора Павла I Александра Павловна была замужем за венгерским эрцгерцогом Иосифом, а духовником при ней состоял иеромонах Герман. Будучи как-то в Константинополе, о.Герман получил доступ к Патриаршему архиву. Среди прочих документов он обнаружил донесение наместника Свято-Духова монастыря Иосифа Тукальского, сообщавшего, когда и где он спрятал святые мощи. Через несколько лет, возвращаясь из Венгрии в Петербург, о.Герман специально заехал в Вильну и рассказал тогдашнему наместнику Свято-Духова монастыря архимандриту Иолю Котовичу обо всем, что ему открылось в Константинополе.
 
Было это в 1814 году. И действительно, о.наместник нашел в указанном месте мощи святых. Но пока не пришло разрешение от высших церковных властей, глава монастыря не мог выставить святыню для всеобщего поклонения. К мощам угодников Божиих были допущены только очень немногие лица и среди них, согласно рассказам очевидцев, некая госпожа Гутовская, муж которой был разбит параличом. Она горячо молилась у мощей мучеников, прося Господа об исцелении супруга. Молитва была услышана - вскоре ее муж совершенно выздоровел. Это чудесное исцеление произвело сильное впечатление, и православным очень хотелось, чтобы мощи Небесных заступников стали доступными для всех страждущих. Как полагалось, составили донесение в Священный Синод Русской Православной Церкви, и по Указу императора Николая 1 была назначена особая Комиссия для освидетельствования мощей. Выводы Комиссии подтвердили подлинность останков страстотерпцев, и в 1826 году решением Синода святые мощи были открыто выставлены в подземной пещерке Свято-Духовской церкви для поклонения всем верующим. Но вход в нее был неудобным, лестница спускалась туда почти отвесно.
 
В 1850 году архиепископ Иосиф Семашко смог осуществить свою давнюю мечту - оборудовать пещерную церковь в Свято-Духовом храме. В ее устройстве приняли участие многие состоятельные люди, которых по сей день поминают за богослужениями как «благодетелей святого храма сего». Значительное пожертвование внес почетный гражданин далекого Иркутска Ефим Андреевич Кузнецов. Иконостас выполнялся по эскизам самого владыки Иосифа, иконы написал академик Иван Хруцкий. Над входом в пещернyю церковь, которая была освящена 14 апреля 1851 года, поместили икону святых Виленских мучеников работы в богатой раме, написанную академиком Михаилом Скотти, известным в России живописцем, чьи лучшие работы пробрел с.-петербургский Русский музей.
 
...Через год в день памяти святых виленцев их честные мощи были переложены в новую раку. Это событие сопровождалось архиерейским служением и Крестным ходом со святыми мощами вокруг главного храма Святого Духа. Множество богомольцев сопровождало этот Крестный ход. На торжественном молебне митрополит Иосиф Семашко произнес знаменательные слова: «Бог не без особенной цели сохранил нам сии святые мощи Виленских мучеников... Наша святыня есть древнее знамя, дарованное Богом для спасительного соединения в здешней стране ее сынов православных»...
 
Так с середины XIX века мощи Виленских угодников Божиих стали символом, собирающим верующих православных людей края. К помощи Небесных покровителей богомольцы с особой надеждой обращались в годы испытаний. Когда началась Первая Мировая война, глава Виленской и Литовской епархии архиепископ Тихон (Беллавин) послал в Священный Синод ходатайство с прошением совершить такие действия: во-первых, 14 сентября 1914 года (на праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня) обнести вокруг храма Святого Духа мощи святых мучеников Антония, Иоанна и Евстафия; во-вторых, совершать таковое обнесение каждый год 14 (27) апреля, в день памяти Божиих угодников.
 
...Но вернемся к более ранней истории вильнюсской обители. В 1833 году Св.Синод перевел монастырь в первый класс с ежегодным финансированием из казны в 4176 рублей, единовременно на ремонтно-строительные работы было отпущено 15812 рублей. Появилась возможность капитально реконструировать монастырский храм. Правящий архиерей архиепископ Полоцкий и Витебский Смарагд (Кражановский) высказал пожелание: «отцу архимандриту поставить в обязанность, чтобы монастырская Свято-Духовская церковь менее всего похожа была на римские костелы так, чтобы с первого взгляда можно было узнать родной и отечественный храм».
 
Собор Свято-Духова монастыря
 
Церковь была перестроена в 1836-1837 годах под руководством архитектора Порто. В храме открыли своды, надстроили купол, настелили металлическую крышу, а внутри положили теплый деревянный пол. Когда же возвели купол, а над колокольней вознесли Святой Крест, храм принял тот внешний вид, который с тех пор почти не менялся. Его высота.с колокольней стала составлять 49,8 метра.
 
12 февраля 1839 года в жизни православной общины Литвы произошло событие величайшей важности. В Полоцком кафедральном соборе было торжественно возвещено о воссоединении с Православной Церковью 700 тысяч униатов. Вскоре образовалась Виленская и Литовская епархия Русской Православной Церкви, а глава кафедры арихиепископ (впоследствии митрополит) Иосиф Семашко первым из Виленских архиереев стал именоваться и священно-архимандритом Свято-Духова монастыря. В обители тогда было всего пятеро монашествующих. Архимандрит Платон (Городецкий), назначенный настоятелем виленского монастыря и бывший до того ректором Костромской духовной семинарии, пригласил в Вильну одиннадцать иноков костромских монастырей. Благодаря приехавшим, в 1840 году в штате монастыря уже состояли: пять иеромонахов, один иерей на вакансии иеромонаха, три иеродиакона, один иподиакон и пять послушников.
 
Возглавив кафедру, глава епархии занялся обустройством и украшением обители. Прежде всего отреставрировали каменный иконостас церкви, в нем появилось 28 новых икон, храм украсился и новыми Царскими вратами. На средства, пожертвованные виленским генерал-губернатором Ф.Я.Мирковичем, возвели Святые ворота монастырского комплекса в русском стиле. После окончания реставрационных работ 4 июня 1845 года правящий архиерей освятил главный храмовый престол в честь Сошествия Святого Духа на апостолов, а 2 июля того же года ректором Литовской Духовной семинарии архимандритом Евсевием (Ильинским) был освящен придел во имя святых равноапостольных царя Константина и царицы Елены.
 
 
Митрополит Иосиф Семашко
 
При митрополите Иосифе Семашко в 1865 году возобновило свою деятельность православное Виленское Свято-Духовское братство. Второе его рождение было также вызвано чрезвычайными обстоятельствами: только что закончились памятные события 1863 года, связанные с Польским восстанием и реакцией населения на его подавление, так что вновь потребовалось привлечь все церковные и общественные силы для защиты Православия в крае. В новом Уставе Братства так определялись его главные цели: «Неуклонное служение нуждам и пользам православной церкви и русской народности в Северо-Западном крае, содействие к распространению духовного просвещения в народе». Объединяющим центром всех братчиков вновь стал Свято-Духов монастырь.
 
Восстановление виленского Братства было принято русским обществом с энтузиазмом. В него записались архиереи РПЦ, главные начальники Северо-Западного края России, выдающиеся государственные и общественные деятели. Выразил покровительство Братству и Царствующий Дом Романовых.Пожертвования в Литву потекли со всех концов империи. В 1866 году в адрес Братства поступило только церковной утвари на 20 тысяч рублей, через год - уже на 30 тысяч. Кроме частных пожертвований в кассу Братства направлялась выручка от благотворительных концертов, кружечных сборов, распространения книг, а также от сдачи в наем недвижимости. Высший рабочий орган Братства - выборный Совет из 10-12 человек - до 1895 года возглавлялся епископами Ковенскими, викариями Виленской епархии, а позднее - правящими архиереями. Особый отдел заботился о помощи бедным и нуждающимся. На содержании братчиков был и дом на Заречье с 40 квартирами для беднейших семей, они открыли приют для 12 сирот. В 1879 году Братство разместило в своем доме виленское двухклассное церковно-приходское училище. В 1885 году по предложению правящего архиепископа Александра (Добрынина) Совет Братства принимает на себя обязанности епархиального Училищного Совета, отделения которого учреждались во всех уездах. Он также организовал две учительские двухгодичные школы для подготовки преподавателей церковно-приходских школ, позаботился об учебной программе, учителях и контингенте учащихся.
 
В 1895 году при братстве решили создать Комиссию нравственно-религиозных чтений, которая организовывала встречи с населением по случаю национальных праздников, заметных событий из истории русской культуры и церкви. Тогда же открылась Братская типография, которая к 1909 году выпустила более ста наименований книг. Братство считало своим долгом заботиться о строительстве новых храмов и восстановлении разрушенных. По его инициативе только в Вильне в конце ХIХ - начале ХХ веков были построены четыре новых церкви: Архангело-Михайловская, Александро-Невская, Знаменская и Константино-Михайловская. А в 1909 году при братстве был учрежден особый Церковно-Строительный комитет, который взял на себя заботу по организации сбора средств на храмоздательство по всей епархии.
 
С 1907 года стал выходить «Вестник Виленского Свято-Духовского Братства»- двухнедельный журнал, освещавший вопросы религиозно-нравственной и церковно-общественной жизни Северо-Западного края. В виде приложений к журналу выпускались: «Литовские епархиальные ведомости», «Поучения на православные праздники», а также «Листки для народа». Журнал выходил без перерыва до конца 1916 года, причем последние его номера были отпечатаны в Москве, куда в ходе Первой Мировой войны эвакуировалась консистория Виленской и Литовской епархии.
 
Весной 1897 года широко отмечался 300-летний юбилей Свято-Духова монастыря и 550-летие со времени кончины святых Виленских мучеников. На торжественном заупокойном всенощном бдении было помянуто 139 имен жертвователей на храм и монастырь. На следующий день после окончания праздничной литургии к храму прибыл объединенный Крестный ход, вобравший в себя Крестные ходы из всех монастырей и приходских церквей города. Впереди несли иконы святых жен Феодоры и Анны - небесных покровительниц благочестивых сестер Феодоры и Анны Волович (Воллович), на земле и на средства которых был построен Свято-Духов храм.
 
В качестве отделения виленского Свято-Духова монастыря Указом Св.Синода от 2 января 1886 года в местечке Боруны Ошмянского уезда был учрежден Борунский мужской монастырь. Ежедневные богослужения по монастырскому чину и уставу в Покровской церкви этой обители были начаты 15 августа 1886 года.
 
 
 
Архиепископ Виленский и Литовский Ювеналий (Половцев)
При архиепископе Ювеналии (Половцеве), известном cвоим ревностным отношением к монашеской жизни, значительно выросло число насельников Свято-Духова монастыря. На 1 января 1904 года в штате обители состояли: наместник-архимандрит, 9 иеромонахов, 3 иеродиакона, 3 монаха, 2 рясофорных послушника и 34 послушника.
 
В 1908 году при правящем архиерее архиепископе Никандре (Молчанове) приступили к капитальному внутреннему ремонту храма Святого Духа. Работы проводились по проекту епархиального архитектора А.А.Шпаковского и под наблюдением особой комиссии во главе с ректором Виленской Духовной семинарии архимандритом Иоанном (Поммером). В ходе реставрации стрежни и пилястры покрыли искусственным белым мрамором, поля стен, окна, двери, арки, своды и барабан украсились лепными орнаментами в стиле Людовика Х1У. Орнаменты окрасили белой масляной краской, а поля стен - краской матовой, под цвет кожи. Скульптурные работы были выполнены известными в Вильне художниками-скульпторами Возницким и Гайковским. Иконостас возобновлялся петербургской фирмой Жевержеева, а иконы реставрировались академиком И.П.Трутневым.
 
Подъем православного религиозного самосознания народа находил отражение в съездах православных Братств Западного края. На одном из них, проходившем в Вильне в августе 1909 года, в частности, отмечалось, что святодуховские «братья в черной рясе продолжали просвещать народ, проводили по епархии религиозно-нравственные чтения со световыми картинками, с хоровым и общенародным пением». В сознании православных верующих Свято-Духовская обитель всегда представлялась духовным центром в крае. Недаром такие массовые молельные действия, как Крестные ходы, были в те годы традиционными. Ежегодно в праздник Вознесения Господня к Свято-Духову монастырю следовали Крестные ходы из церквей и монастырей епархии. Последний такой Крестный ход на Вознесение происходил при правящем архиерее архиепископе Тихоне 15 (28) мая 1915 года.
 
 
Архиепископ Виленский и Литовский Тихон (Беллавин). Фото марта 1914 г.
 
При архиепископе Тихоне (Беллавине), возглавлявшем Виленскую кафедру с декабря 1913 по июнь 1917 г.г., в Свято-Духовом монастыре открыли гостиницу, именовавшуюся «Странноприемница». Владыка Тихон пожертвовал на ее оборудование 2 тысячи рублей, еще 500 рублей - иеромонах Иероним. Кроме содержания и крова паломникам в монастыре предоставлялась юридическая и медицинская помощь, о чем заботилось Свято-Духовское братство. Особый наплыв паломников бывал весной, в апреле, ближе ко дню памяти святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия 14 (27) апреля. Ежегодно общее их число превышало шесть тысяч человек.
 
С началом Первой Мировой войны Вильна стала прифронтовым городом, и монастырская братия приступила к деятельному милосердному служению. Свято-Духов монас-тырь взял на себя полное обеспечение 10 кроватей в одном из госпиталей. Духовенство монастыря по особому расписанию непрерывно дежурило на железнодорожном вокзале, на перевязочных и питательных пунктах. Священники напутствовали раненых воинов, служили молебны, а кроме того окормляли 22 действовавших в городе лазарета. В стенах Свято-Духова храма архиепископ Виленский и Литовский Тихон в августе 1914 года благословил перед иконой Вседержителя на командование Первой русской армией виленского генерал-губернатора П.К.Ренненкампфа. 25 сентября 1914 года Вильну по пути на фронт посетил император Николай 11. Прямо с вокзала он отправился в Свято-Духов монастырь. При входе в храм владыка Тихон встретил царя такими словами: «Войди в сей святый храм, где у мощей святых мучеников мы почерпаем уроки христианского мужества и терпения. Вознесем им совместные моления, да испросят они у Бога, сильного во бранех, победу христолюбивому воинству»...
 
После молебна государь спустился в храм-пещеру и приложился к святым мощам Антония, Иоанна и Евстафия. От архиепископа Тихона царь принял в благословение икону Виленских святых. Император был почетным членом Виленского Свято-Духовского братства. И в этот день российскому самодержцу вручили высшую награду Братства - Знак первой степени Золотую звезду. 22 ноября 1914 г. при посещении Вильны побывали в Свято-Духовом монастыре и также приложились к святым мощам императрица Александра Федоровна с дочерьми Ольгой и Татьяной.
 
Трудно переоценить степень участия святителя Тихона в посмертной судьбе свв. Виленских мучеников. Летом 1915 года стало ясно, что Вильну займут немцы. Во избежание надругательств над святыней, 9 августа по распоряжению владыки Тихона мощи мучеников были отправлены в Москву, где они обретались в Донском монастыре. Литовский правящий архиерей в апреле 1916 года специально посетил Донской монастырь, чтобы поклониться мощам свв. Виленских мучеников.
 
 
 
о.Макарий (Ковалев). В течение многих лет он нес послушания в Свято-Духовом монастыре. За пастырское служение во время Первой Мировой войны он был удостоен государственных наград. Снимок сделан 14 апреля (по ст.стилю) 1928 года, в день памяти свв.Виленских мучеников, когда игумен Макарий был возведен в сан архимандрита
В августе 1915 года под угрозой немецкого наступления насельники Свято-Духова монастыря эвакуировались вглубь России. Но трое из братии иеромонахи Савватий (Сергиевич) и Макарий (Ковалев), а также иеродиакон Никодим (Подрезов) по благословению владыки Тихона остались в монастыре. С приходом в город немцев они по мере сил отстаивали обитель и ее святыни от оккупационных властей и местных мародеров.В годы Первой Мировой войны из Российской императорской миссии в Копенгагене в Министерство иностранных дел России поступали сведения о находящихся в немецком плену священнослужителях. В одном из таких донесений Святодуховский иеромонах Макарий сообщал, что 31 марта 1916 года из Виленского монастыря немцы направили его в Германию, в лагерь для русских военнопленных. В его сооб-щении говорится: «монастырь пока ни в чем нужды не имеет, монастырские дома все занимаются арендаторами и все, хотя не полностью, но аренду вносят. В монастыре три человека певчих. В праздники поют любители»...
 
О.Макарий также писал, что в лагере он совершает церковные службы, а в Свято-Духовом храме богослужения проводит остав-шийся в монастыре иеромонах Савватий.Из лагеря для военнопленных о.Макария послали в Гродненский уезд, где он оказался единственным человеком в духовном сане на всю епархию. На совершаемые о.Макарием богослужениях собирались тысячи людей, и случалось, дети к причастию ползли по головам плотно стоящей толпы - так сильно было желание верующих приобщиться Святых Таин. Массовые скопления людей вызывали недовольство оккупационных властей, и о.Макария арестовали и отправили в концентрационный лагерь. Но и там он продолжал исполнять свое пастырское дело.
 
После семимесячного заключения в конце 1917 года о.Макарий вернулся в родную обитель, где из насельников оставались попрежнему только иеромонах Савватий и иеродиакон Никодим. Полюбовно они распределили, кому какие обязанности нести в Свято-Духовом монастыре: о.Савватий - наместника, о.Макарий - казначея, иеродиакон Никодим - эконома. После Первой Мировой и гражданских войн, военного противостояния между Польшей и Литвой Виленский край отошел к Речи Посполитой. Только в 1919 году в Вильну смог приехать назначенный Московской Патриархией управляющим Виленской епархией архиепископ Елевферий (Богоявленский). Братия Свято-Духова монастыря подготовила правящему архиерею доклад о положении дел в обители и попросила владыку утвердить иноков монастыря о.о.Савватия, Макария и Никодима в занимаемых ими должностях: наместника, казначея и эконома. Архиепископ Елевферий согласился, а на прошении насельников наложил такую резолюцию: «да покроет сих тружеников обители своим чистым Покровом Богоматерь, дабы связуемые любовью проходили под ним свое скромное служение в смирении на благо святой обители». Названные духовные лица и после того, как часть Виленской епархии отошла к Польской автокефальной церкви, продолжали верой и правдой служить во благо виленской монашеской обители.
 
В 20-х – 30-х годах ХХ века архимандрит Савватий был наместником Свято-Духова монастыря, игумен Макарий исполнял обязанности казначея, а иеромонах Никодим – эконома. А в конце 30-х годов о.Никодим (Подрезов), к тому времени возведенный в сан архимандрита, исполнял обязанности наместника обители.
 
…Через год владыка Елевферий и некоторые другие Преосвященные края, не согласные с попытками местных властей добиться автокефалии для Православной Церкви Польши и не пожелавшие порвать канонические связи с Московской Патриархией, были запрещены в служении. По распоряжению Польского правительства архиепископ Елевферий был выслан за пределы Польши. Его арестовали сразу же после всенощной в церкви Святого Духа на праздник Покрова в 1922 году. Тем временем Польское церковноначалие назначило Виленским владыкой бежавшего из Советской России бывшего архиепископа Смоленского и Дрогобужского Феодосия (Федосиева), который возглавлял кафедру до октября 1939 года.
 
Польская православная церковь, управлявшая приходами Виленского края, в 1924 году провозгласила автокефалию. Варшавское правительство решительно проводило политику полонизации Православной общины. Предполагалось, что со временем церковные богослужения будут проходить на государственном, то есть на польском языке. В Варшаве, кафедральном городе митрополии, уже издавались богослужебные книги, переведенные с церковно-славянского на польский язык. В 1939 году викарием в Вильну был назначен бывший военный капеллан епископ Матфей (Матеуш) Семашко. Первая встреча епископа Матфея с виленским духовенством и верующими состоялась в стенах Свято-Духова храма. Когда архипастырь обратился к присутствующим по-польски, в церкви поднялся шум, епископу не позволили закончить выступление. Православные люди расходились в смятении - казалось, рушится поколениями взращенное чувство единения пастырей и мирян...
 
После разгрома Польши Германией в ходе Второй Мировой войны и в результате договоренности последней с СССР о сферах влияния Вильнюс и незначительная часть Виленского края в октябре 1939 года отошли к Литве. Из Каунаса, временной столицы Литвы и кафедрального центра той части разделенной Литовской епархии, которая в межвоенное время оставалась под омофором Московской Патриархии, в Вильнюс прибыл митрополит Елевферий (Богоявленский). Своей властью он упразднил Виленскую консисторию Польской автокефальной Церкви и приступил к объединению епархии в составе Русской Православной Церкви. По предложению митрополита Елевферия владыка Феодосий был отправлен на покой и пребывал в вильнюсском Свято-Духовом монастыре. Митрополит Елевферий, священно-архимандрит Свято-Духова монастыря, управлял объединенной Виленской и Литовской епархией РПЦ до своей кончины (31 декабря 1940 г.). Оба архипастыря - митрополит Елевферий и архиепископ Феодосий, почивший в 1943 году, - нашли вечный покой в усыпальнице Свято-Духова монастыря.
 
Во время войны СССР с фашистской Германией богослужения в Свято-Духовской церкви не прекращались. Совершались и архиерейские службы митрополита Виленского и Литовского, экзарха Прибалтики Сергия (Воскресенского). В годы войны монастырь приютил у себя детей-сирот, в том числе и тех, кто был спасен из фашистских концентрационных лагерей. В годы немецкой оккупации западных территорий СССР испытывали большой недостаток в священнослужителях действующие и возобновляемые православные церкви всего края. Поэтому по благословению экзарха Прибалтики, митрополита Виленского и Литовского Сергия (Воскресенского) на базе Виленской духовной семинарии были организованы Пастырско-богословские курсы. По замыслу организаторов выпускники курсов должны были пополнить ряды священнослужителей в Прибалтийском Экзархате, а также в Новгородской и Псковской областях – то есть в пределах территории Православной Миссии, возглавляемой владыкой Сергием. Эти трехсеместровые курсы действовали на территории вильнюсского Свято-Духова монастыря с января 1943-го по 27 апреля 1944 года.
 
Все учащиеся жили в монастырском интернате со строго-церковным жизненным режимом, определявшимся задачами пастырской школы. Руководство курсами митрополит Сергий поручил бывшему профессору Московской духовной академии, ее проректору, протопресвитеру Василию Виноградову, в первые месяцы войны бежавшему из Москвы. Воспитателями и преподавателями курсов были вильнюсские священнослужители – преподававшие в местной духовной семинарии, в большинстве своем закончившие богословский факультет Варшавского университета. К моменту окончания работы курсов их возглавлял ректор Вильнюсской духовной семинарии протоиерей Иосиф Дзичковский. Единственный выпуск будущих пастырей состоялся 27 апреля 1944 года в день памяти свв.Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. Отслужив литургию в Свято-Духовом храме, митрополит Сергий принял выпускников (27 человек) и тепло напутствовал их для высокого служения церкви. Утром 29 апреля владыка Сергий отправился на автомобиле из Вильнюса в Ригу, но неподалеку от Каунаса его машина - все пассажиры и сам владыка - были расстреляны.
 
 
Архипископ Виленский и Литовский Корнилий (Попов)
 
Летом 1944 года в Вильнюс вступили части Красной Армии. Город лежал в развалинах. Церковь Святого Духа тоже пострадала от бомбежек. При первом богослужении вновь назначенного на Виленскую кафедру архиепископа Корнилия (Попова) в Пасхальную ночь 1945 года сквозь поврежденную церковную кровлю на молящихся капал дождь. Электричества в храме не было, и еще долгое время службы проходили только при свечах. Средства на восстановительные работы в монастырском храме выделил Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский).
 
Святейший деятельно содействовал и возвращению в Вильнюс святых мощей Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия, вывезенных в Москву еще в годы Первой Мировой войны. Святые мощи были доставлены из Московского музея атеистической пропаганды летом 1946 года. Возвращение же останков Виленских мучеников стало после 1917 года одним из первых актов передачи государством святыни Православной Церкви. Получив известие от Патриарха, что из Москвы в Вильнюс самолетом будут доставлены мощи святых мучеников Антоиния, Иоанна и Евстафия, архиепископ Корнилий 22 июля назначил епархиальную делегацию для сопровождения останков Виленских святых в столицу Литвы в составе архимандрита Никодима (Подрезова), кафедрального протоиерея Николая Демьяновича, архидиакона Сергия Вощенко и мирянина Кирилла Владимировича Сухова. Все они в тот же день вылетели в Москву. Было известно, что самолет из Москвы прибудет 26 июля 1946 года на вильнюсский аэродром Порубанок. Архиепископ Корнилий обратился к Уполномоченному по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Литовской ССР за разрешением представителям всех приходов епархии встретить останки святых на аэродроме и перенести их торжественным Крестным ходом в Свято-Духов храм. Уполномоченный отказал владыке в просьбе, сославшись на то, что точное время прибытия самолета ему неизвестно...
 
Святые мощи Виленских мучеников были доставлены в литовскую столицу жарким июльским утром. Ни радио, ни газеты - по понятным причинам - об этом историческом событии не сообщали. Но на встречу святыни в ограде Свято-Духова монастыря и на прилегающих к нему улицах собрались тысячные толпы народа. Большинство людей не знало о том, где и как пребывали святые мощи после их эвакуации в 1915 году. Но каждый из них сознавал: вернулись Небесные заступники Божии! Люди исстрадались за годы войны, и в этот ясный летний день особенно остро чувствовали, что, лишь уповая на милость Божию, можно выстоять в это трудное послевоенное время. Святые мощи Виленских мучеников свидетельствовали о подвиге во имя Господне, и сам факт их возвращения укреплял людей в вере, призывал к стойкости и духовному преображению. Многие плакали, и это были слезы неизбывной радости... У ворот Свято-Духова монастыря прибывшую с аэродрома святыню встречало монастырское и приходское духовенство во главе с архиепископом Корнилием. При всеобщем пении величания гробики благоговейно внесли в алтарь, где нетленные мощи переложили в раку, пустовавшую более 30 лет. После молебна и Божественной литургии был совершен акафист Виленским мученикам, первый акафист перед их нетленными мощами после долгой разлуки.… Праздничная литургия закончилась Крестным ходом с обнесением раки вокруг монастырского храма. С этого дня 26 июля стало большим праздником для православных Литвы - днем обретения мощей Виленских.
 
 
Рака с мощами свв. Виленских мучеников в соборе Святого Духа
 
Сначала рака с останками виленских угодников Божиих была установлена за правым клиросом в главном храме Святого Духа. Там она пребывала до З0 января 1949 года, когда по благословению Святейшего Патриарха состоялось перенесение святых мощей в нижнюю пещерную церковь храма. Это священнодействие возглавлял архиепископ Виленский и Литовский Фотий (Тапиро) при участии городского и монашествующего духовенства. Народу в храме было до трех тысяч человек - люди стояли стеной, как на Пасху.
 
Весной 1947 года Православная община Литвы торжественно отмечала 350-летний юбилей Свято-Духова монастыря и 600-летие со времени кончины свв.Виленских мучеников. На праздничном богослужении архиепископу Корнилию сослужили архиепископ Минский и Белорусский Питирим (Свиридов), епископ Гродненский и Барановичский Варсонофий (Гриневич), местное духовенство. По окончании литургии был совершен молебен свв.Виленским мученикам, а затем раку со святыми мощами обнесли вокруг церкви. Согласно отчету архиепископа Виленского и Литовского Корнилия, в 1947 году в братии Свято-Духова монастыря было 13 иноков и 4 послушника. С возвращением свв.мощей в Вильнюс значительно возросла притягательность Свято-Духова монастыря для верующих. Паломники из всех республик СССР приезжали в столицу Литвы поклониться святыне.
 
Увеличивались материальные доходы монастыря. В его адрес шли денежные переводы от отдельных граждан, множество продуктовых и вещевых посылок. Такая популярность православной обители не устраивала местные власти. С 1948 года партийным руководством республики неоднократно обсуждался вопрос о национализации собственности Свято-Духова монастыря. При советской власти уже были закрыты все существовавшие в годы буржуазной Литвы католические монастыри, а их было около десятка. Активность местных богоборцев особенно усилилась после того, как в ноябре 1958 года ЦК КПСС принял постановление о ликвидации святых мест на всей территории СССР. В этот период Правительство Литвы вновь обращалось в Москву с предложением закрыть Свято-Духов монастырь.
 
Богоборческими властями предпринимались попытки ликвидировать вильнюскую обитель и позднее. 15 ноября 1966 года в письме под грифом «Секретно», адресованном Председателю Совета по делам религий при Совете Министров СССР Куроедову В.А. Заместитель уполномоченнного Совета по Литовской ССР А.Мурников предлагает следующее: «Существование православного монастыря в республике, когда все католические монастыри давно уже закрыты, используется реакционно-националистически настроенными католическими священниками и другими националистическими элементами, как внутри страны, так и за рубежом, для враждебной нам пропаганды, для подрыва дружбы между литовским и русским народом. Они подчеркивают, что православная церковь находится в привилегированном положении. Часто на совещаниях республиканского партийного актива, на собраниях задают вопрос и просят разъяснить, почему до сих пор существует православный монастырь, когда все остальные уже закрыты. И нам, надо прямо сказать, трудно дать убедительный ответ на этот вопрос.
 
По нашему мнению, настало время решать этот вопрос, и с помощью Патриархата необходимо ликвидировать Свято-Духов монастырь в гор.Вильнюс».
 
Но по воле Божией вильнюсская обитель устояла и в годы воинствующего атеизма. Более того, под ее опеку возвращались священнослужители, пострадавшие от репрессивных органов. В 1951 году в одно время с протоиереем Александром Нестеровичем, настоятелем вильнюсской Константино-Михайловской церкви и проходившим с ним по одному делу, по ложному обвинению был арестован и осужден на долгий срок заключения насельник монастыря иеромонах Евстафий (Андрейчук). Мучительная нравственная и физическая пытка в «Усольлаге» Пермской области закончилась, к счастью, досрочно. Освобожденный в 1955 году, о. Евстафий вернулся в родную обитель, и братия приняла страдальца за Христа. С 1971 по 1977 год архимандрит Евстафий (Андрейчук) был наместником Свято-Духова монастыря.
 
...Вопреки неблагоприятным внешним обстоятельствам монастырь благоустраивался. В 1959-1960 г.г. в соборной церкви оборудовали паровое отопление, а в 1976 году весь монастырский комплекс был подключен к городской системе теплоцентрали. В 1982 году при архиепископе Викторине (Беляеве) в главном храме восстановили и освятили придел Иоанна Богослова, тогда же оборудовали лифт на колокольне, благоустроили братский корпус. При митрополите Виленском и Литовском Хризостоме (Мартишкине) собор Святого Духа был основательно обновлен. В 1996-1997 г.г. внутри и снаружи церковного здания провели косметический ремонт, а также осуществили капитальный ремонт перекрытий пола: деревянные балки были заменены металлическими, а сам пол выложен керамическими плитками. Одновременно расширили пещерную церковь и сделали к ней два входа-выхода. Прежний вход в нее был ликвидирован, за счет чего увеличилась солея главного храма. В пещерку теперь ведут два боковых входа-выхода.
 
В силу исторических обстоятельств мощи святых Антония, Иоанна и Евстафия долгое время находились «под спудом», то есть были сокрыты. Затем по благословению митрополита Иосифа Семашки местом их пребывания стала пещерная церковь Свято-Духова храма. После возвращения святых мощей из Москвы в Вильнюс в январе 1949 года их вновь поместили в пещерку. Богомольцы не имели возможности приложиться к святым мощам в любое удобное для них время, а только строго по расписанию. И в 1997 году по благословению митрополита Хризостома раку со святыми мощами из пещерки подняли в главный храм, где останки святых Антония, Иоанна и Евстафия обрели новое достойное главенствующее на место у солеи.
 
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II во время своего визита в Литву в июле 1997 года приложился к святым мощам Виленских страстотерпцев в главном храме Святого Духа и вознес молитвы. Тем самым на новое место их пребывания было получено благословение Предстоятеля Русской Православной церкви. В 1998 году над ракой появилась ажурная шатровая сень из резного дуба в том же древнем стиле, что и киоты Свято-Духова собора. В нижней части старинного Святого Креста, в изголовье раки, помещены изображения святых мучеников, а на его стороне, обращенной к Царским Вратам, - образ святителя Иосифа Семашки, первого священно-архимандрита Свято-Духова монастыря, и слова молитвы: «Покой Господи дай душе раба Твоего митрополита Иосифа, телом почивающего под ракою святых мучеников, и помилуй потрудившегося в деле том». Этот кипарисовый крест был доставлен в Свято-Духов храм еще в 1890 году. Усыпальница митрополита Иосифа Семашки осталась внизу, в пещерной церкви, как раз под ракою с мощами святых мучеников, как и завещал владыка Иосиф.В пещерке погребены также Виленские архиереи - архиепископы Александр (Добрынин) и Алексий (Лавров-Платонов). Основной же некрополь находится в главном храме у северной стены. Здесь под мраморными плитами покоятся останки большинства правящих Виленских, священно-архимандритов Свято-Духова монастыря.
 
В июле 1997 года широко отмечался 400-летний юбилей монастыря в честь Сошествия Святого Духа на апостолов и 650-летие со времени кончины свв.Виленских мучеников. В юбилейные дни епархию посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В Свято-Духовом храме Предстоятель РПЦ совершил всенощное бдение в сослужении девяти глав епархий РПЦ и местного духовенства, а на следующий день-литургию. На молитвенную память о посещении Свято-Духова монастыря Святейший передал в дар обители евхаристические сосуды. От имени братии монастыря и всей Православной общины Литвы митрополит Виленский и Литовский Хризостом преподнес в дар Его Святейшеству икону свв. мучеников Антония, Иоанна и Евстафия.
 
В 1993 году в Свято-Духовом монастыре была открыта общедоступная библиотека духовной литературы. Сейчас в ней насчитывается около 15 тысяч томов. По воскресеньям в монастыре проводятся встречи священнослужителей с мирянами, беседы по вопросам веры, просмотры аудио- и видеоматериалов. В течение последних лет монастырь ежедневно предоставляет бесплатные обеды примерно тридцати нуждающимся. Есть в обители и небольшая гостиница для приема паломников.
 
На территории монастыря в заново отстроенном здании находятся структуры управления Виленской епархии: «Архиепископия» - канцелярия епархии и «Православное хозяйство», в ведении которого находятся имущественные дела, в том числе вопросы возвращения собственности, которой владела епархия до 1940 года. Здесь же расположена резиденция правящего архиерея митрополита Виленского и Литовского Хризостома, священно-архимандрита Свято-Духова монастыря. Богослужения в соборном храме Святого Духа совершаются ежедневно. Каждую субботу в пещерной церкви служат литургию, после нее - литию в память святителя Иосифа Семашки. А по воскресеньям в главном храме Святого Духа читается акафист свв.Виленским мученикам. Все праздники и воскресные литургии проходят при участии праздничного соборного хора под управлением многолетнего руководителя, заслуженного деятеля искусств республики Леонида Адамовича Мурашки. В богослужениях участвуют два клиросных хора, монашествующих и мирян.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com