Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
В поисках Парижа
(продолжение)
 
 
14.07.05 г. 12.30
Начали движение на автобусе с севера на юг, по направлению к городу Треллеборг. Впереди 650 километров по прекрасному шведскому автобану. Через час проехали известный автомобильный завод «Скания». По обеим сторонам дороги домики одного проекта и одного морковного цвета, даже больше свекольного. На полях скошенное сено утрамбовано, как и по всей Скандинавии, в цилиндрические брикеты. Обмотанные белой пленкой от дождя, так они и хранятся под открытым небом, такими белыми бочечками. Амбаров и сенохранилищ не видать, они, видно, и не нужны при такой постановке вопроса. Кстати, ни в Финляндии, ни в Швеции около загородных домов, никаких огородов и садов не предусмотрено. Только газоны, фонтаны, горки и цветы, цветы, и еще раз – цветы! По этой части они большие мастера, изощряется, кто, как хочет.
 
На дороге электронное табло периодически оповещает туристов о допустимой скорости движения, о температуре воздуха и асфальта. Вдоль всей трассы с обеих сторон натянута металлическая сетка, чтобы дикие звери не попадали под колеса. Забегая вперед, скажу, что ни разу не встретилась полицейская машина.
 
Чистота вдоль дорог особенно поражает здесь, вдали от городов. Ну почему никто не выбрасывает в окна пластиковые бутылки, фантики, бумажки из-под мороженого и окурки, ну почему? Хочется заорать в эти зеленые поля, но ответа нет. Это просто чудо какое-то, нельзя же воспитать всех людей, всегда кто-нибудь найдется невоспитанный. Ан нет, не находится. Я весь сосредоточился на этой ужасной мысли, но Аннушка, наш руководитель, меня успокоила, сказав, что периодически выходят вдоль дорог тысячи скаутов и собирают мусор. Слава Богу, «я бы этого не пережил». Но мне, все же не верится, я внимательно продолжаю смотреть, ну хоть бы что-нибудь вылетело из окошка автомобиля, ну хоть бы увидеть на обочине маленькую, малюсенькую такую свалочку, но все тщетно - никто не мусорит. Нет, это все-таки в генах сидит. Иногда кажется, что чистота и уют составляют смысл жизни западного человека. Только это и утешает.
 
 
Ветряки.
 
Другая особенность Запада  - это непривычное для нас добывание энергии из воздуха в полном смысле этого слова.  Вокруг много ветряных электростанций, так называемых "ветряков". Огромные лопасти вращает ветер и вырабатывает электроэнергию. Не видно каких-либо проводов, отходящих от них, они, наверно, под землей.
 
 
Озеро Ваттерн, Швеция.
 
Справа на сотни километров простирается чистое красивое озеро Ваттерн. Но как и в предыдущей стране, так и на этой земле нет пляжей. Только частные бассейны при домах, у кого они есть. В естественных водоемах в Европе не купаются, так же, наверно, не ходят и в лес за грибами. Помните, профессор из Дании Хансон сказал: «В Дании грибных лесов нет» (в фильме режиссера Данелии). И он здесь, пожалуй, прав. Это одна из причин, по которой я, например, восхищаясь Швецией, никогда бы не смог здесь жить. Местные жители вдоль озера разводят подсолнухи и персики, хотя это место находится на широте Новгорода. Нам объяснили, что солнце отражается от гранитных скал и дает дополнительное тепло.
 
22.00
Прибыли в Треллеборг, что на юге Швеции. Опять нас принял в себя такой же гигантский паромный терминал и началась посадка на паром, теперь уже не такой большой – "Скайн-Лайнз". Автобус заезжает на 7-ю палубу, а нам спать предстоит на 9-й палубе. Нас заранее предупредили, что на этом пароме сидячие места, поэтому мы с Олей «забили» диванчик у рецепшена, как нам посоветовали еще в офисе на Невском проспекте. Мы долго сидели, осоловевшие от дальней дороги, поставив сумки справа и слева от себя на диванчик, чтобы никто не мог его занять. Нужно было терпеливо ждать, когда угомонится этот «Ноев ковчег». Автомобилисты с детьми и спальными мешками, водители автобусов, дальнобойщики и еще Бог знает кто, все у кого не было каюты (а стоимость каюты на ночь 24 евро) метались в поисках ночлега. Наконец, мне надоело ждать, я лег, голову положил на сумку, а лицо, как попугай, укрыл платком, так как прямо в глаза светили всю ночь мощные лампы. Документы и деньги под головой, а главное - это вытянутые ноги – кайф! Когда сильно устанешь, то на многое закрываешь глаза, это я усвоил еще со службы. Засыпая, я не знал, что над моей головой смонтированы зеркала. Ночью несколько раз на мобильный телефон звонили немцы, в режиме смс предлагали льготный тариф для переговоров с Россией. Не давали черти спать. Потом посреди ночи, вероятно, проходя левый траверз порта Лиепая, я вдруг проснулся и увидел в зеркале свое лежащее отражение, т.к. попугайский платок в процессе сна сполз с глаз. Как в книге Серафима Роуза «Жизнь после смерти»,  подумал, что я уже там… Потом уж догадался,  что я здесь, на пароме, живой, - вскочил и начал суетиться с завтраком. Благо кипятильник с переходником, (самая нужная вещь в путешествии), был при мне. Помолившись и сделав зарядку, нимало не смущаясь теперь уже утренним вавилонским столпотворением, мы выпили кофе и начали таращить глаза на приближающийся немецкий порт Росток.
 
15.07.05 г. 6.30 
Едем в автобусе по Германии. Качество дорожного полотна кажется еще лучше, чем в Швеции. На скорости 120 километров в час я наливаю горячий чай и несу его через весь салон, не расплескав ни капли, моя Оля довольна, а водитель, наоборот, ворчит, так как его за это могут даже оштрафовать, нельзя вставать со своих мест во время движения.
 
Вокруг все то же самое. Ветряки, возделанные поля, летим, как по маслу. Сегодня за день должны проехать четыре страны: Германию, Бельгию, Голландию и Францию. Вот уже два часа мчимся по Померании (одна из земель Германии). Справа необозримое поле скошенной зерновой культуры, какой именно – загадка. Мы привыкли, что у нас в России рожь или пшеница колосится выше роста человеческого (вспомним хотя бы фильм «Котовский», когда его, лысого черта, выкуривали белогвардейцы из высокой ржи). А здесь скашивают невысокую культуру (по колено примерно). Слева поля, похожие на кукурузу, здесь она хорошо растет. Неожиданно зашли в полосу тумана, теперь виднеются только высоченные, огромные пропеллеры ветряных электростанций. Впечатление такое, как будто гигантские самолеты застыли в воздухе. Только пропеллер медленно вращается, а «самолет» не падает. В Померании сельхозугодья расположены на холмах, в отличие от предыдущей страны, где преобладает равнина. Проезжаем огромное стадо коров, почему-то все они до единой лежат. После случая с мусором, вернее его полным отсутствием, я все время ожидал какого-нибудь очередного «подвоха». Может, у них тоже «Адмиральский час», а может им еще «подъем не сыграли»? В Германии во всем ведь военный порядок. На фоне коров видны три серых аиста.
 
10.30
Первая остановка на территории Германии – 20 минут. В туалете, конечно же бесплатном, сидят какие-то черные и намекают, что в блюдце надо бросить 15-20 центов. Как это напомнило Россию, даже на душе потеплело. Нет, все же с Германией мы близки и на протяжении веков переплетались и в мирных, и в военных делах.
 
Машин на автобане много, самый разгар отпусков. Часто встречаются дорогие иномарки, буксирующие трейлер (дом на колесах). Хозяева, как правило, люди пожилые. В одной машине виден старик за рулем, а бабка его положила свои загорелые, старушечьи ноги на торпеду, прямо перед лобовым стеклом, видимо желая показать демократичность, а главное то, что наступило долгожданное счастье, рай земной, заработанный за всю жизнь честным трудом (как пример смысла жизни на Западе).
 
10.40
Проезжаем город Бремен. Помните: «ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету…все они – лошадь, кот, пес и даже осел – были бродячими музыкантами…». Такие примерно таблички, с примерно таким текстом стоят по краям автобана. Видимо, для рекламы городка. Дорогу от домов закрывает высокий забор, поросший плющом, за забором густо посажена зелень.
 
15.30
Прибыли в Амстердам. Загородные пейзажи в Голландии примерно такие же, как и во всей Европе. Город тоже «Ноев-ковчег», только там были праведники, а здесь не поймешь кто, 700 тысяч и все разные. К вечеру народу в центре города прибавляется, много пьяных мужчин, на улицах – грязь.
 
Фото жизнь (light) - Dreamer - Амстердам - Амстердам  
 
Фото жизнь
 
Фото жизнь
 
Фото жизнь
Амстердам.
 
Анна организовала для нас часовую экскурсию по каналам, это оказалось очень здорово. Весь «старый город» как на ладони, все пронизано каналами, их больше ста, а мостов больше тысячи. Дома спускаются прямо к воде. У самой воды - плавающие лачуги бедняков, в основном, мигрантов из Юго-Восточной Азии и Океании. На улицах города очень много черных низкого роста и вообще цветных. Центр переполнен народом. Велосипедные парковки огромны, иногда в три этажа, до 10 тысяч штук в одном месте. Впервые узнал, что велосипеды воруют друг у друга, хотя здесь они бывают старые и ржавые.
 
На главной площади, возле королевского дворца – массовые «посиделки» и грязь. Его, в отличие от предыдущих стран, никто не охраняет. На площади, перед дворцом, установлен памятник каким-то евреям, похожий на гигантский фаллос. Ближе ко дворцу какой-то шустрый бродяга показывает свое шоу, собирая в каре около сотни зевак.
 
Башня «плача». Здесь жены моряков провожают уходящих  в плавание мужей и плачут при этом, вот уже  более 500 лет. Отсюда ушла когда-то экспедиция капитана Гудзона, был открыт Гудзонов пролив и Нью-Амстердам, переминованный со временем в Нью-Йорк.
 
На улице «Красных фонарей» - фотографироваться нельзя, здесь официально разрешена проституция и открыты, так называемые «кафе-шопы», где официально можно приобрести или употребить наркотики. Проходим по узким улочкам этого квартала «любви» и заглядываем в витрины, где уже некоторые «жрицы» отдернули занавески и, как живые манекены, одетые в «откровенные» купальники, показывают себя. Это означает, что они готовы к работе. Надо сказать, что «товар» подобран на любой вкус. Любого возраста и любой полноты, а есть даже цветные. Каждая комнатка автономна, имеет отдельный вход, в ее крошечных размерах помещается только кровать и трюмо, видимо земля и недвижимость стоят дорого.  Есть  общее  и между женщинами – это  безжизненный и усталый взгляд, бледные лица, они не улыбаются, не зазывают, а просто стоят, смотрят сквозь тебя или просто сидят и причесываются.
 
Ошибка властей, что запустили в страну слишком много чужих, и народ много употребляет алкоголя. А вообще, говоря по-честному, складывается впечатление, что вся эта супердемократия с легальными наркотиками,  проститутками и однополыми браками - это государственное шоу, чтобы повысить туристический имидж страны, чтобы иметь некую «клюковку», которой нет нигде, якобы, для бизнеса все средства хороши, но смею предположить, что все это контролируется надгосударственными структурами. Когда проплывали мимо дома мэра столицы, то экскурсовод обратила внимание, что возле двери нет его велосипеда, значит, хозяин города отсутствует на рабочем месте. Ну где вы еще видели, чтобы мэр Европейской столицы ездил на работу на велосипеде? Тоже  шоу! Все это по договоренности с сильными мира сего. На самом деле, дорогой читатель, все у них под контролем и безобразия настоящего, там, где его не должно быть, не допустят, уверяю вас.
 
15.07.05 г. 19.30
Двинулись через Бельгию во Французский город Лилль. Бельгийские городки и постройки проезжали уже в темноте, поэтому ничего толком не видели.  В одном месте из-за ремонта дороги свернули и заблудились, долго катаясь по трассам Бельгии и напряженно всматриваясь в карту. Было уже поздно, когда наконец приехали во Французский город Лилль, где и заночевали в маленькой и уютной гостинице. Нас встречал хорошо одетый цивильный негр, проявляя разумную вежливость и высокое чувство достоинства Французского гражданина. Утром сфотографировались на фоне мельниц, стоящих рядом с гостиницей и красивых разноцветных петухов, пасущих своих французских кур. Потом позавтракали традиционным хрустящим французским батоном, круассанами и кусочками сыра, баночками меда и джема, как в самолете. Все это, конечно, запили чудесным французским кофе из белоснежных кружек. Забегая вперед, скажу, что по всей Франции, включая и Париж, кофе подают только из белых, довольно вместительных чашек.
 
Вечером прибыли в Париж по платной дороге. Так все толково организовано, что все платят, не создавая пробок, все через чек, деньги идут в казну. Поселились в гостинице на Монмартре, в мусульманском квартале. Гостиничка маленькая, пробираемся в свой номер по винтовой лестнице, и тут выясняется, что в номер поступает вода, струя толщиной с карандаш. Бежим обратно к портье-сирийцу, он безмолвно равнодушен. Говоришь ему по-английски, языком жестов, все без толку, на все ответ по-русски – «не понимаю»! Бежим за Аннушкой, она нам добывает  номер с окнами на уличное солнце, в номере нет, естественно, кондиционера, а за окном гортанный глас муэдзина созывает своих единоверцев на молитву, температура воздуха за окном - плюс 35 градусов Цельсия. Но нам все в диковинку, все интересно!
 
Вид на Гранд де Опера, Париж.
 
Вечером нас повезли на автобусную экскурсию по вечернему Парижу. Вижу и пытаюсь сфотографировать из автобуса самый большой в мире оперный театр «Гранд-опера» на 2500 зрительских мест, 800 оперных певцов входят в его труппу. Вообще в Париже все самое-самое!!! Достаточно сказать, что при 13 миллионах населения столицы, летом эта цифра, за счет туристов, возрастает до 30 миллионов, ЭТО ЛИ НЕ ГРАНДИОЗНО?
 
Проезжаем мост Александра 3-го – самый красивый, Елисейские поля - самая знаменитая улица. Набережная Вольтера вдоль реки Сены – самая красивая набережная и так до бесконечности. У Сены есть и нижняя набережная, у самой воды, где любят гулять влюбленные парочки и просто счастливые люди. Там всегда праздник и ночью и днем. Как стемнеет, сюда, на берега Сены приходят со столиками, со стульями Парижане, молодые и старые, сидят всю ночь, пьют вино, закусывают, машут руками проплывающим на корабликах, таким же счастливым туристам.
 
Бульвары Парижские – для богатых. На окнах каждого Парижского дома - ажурные решетки, одна непохожая на другую и ставни, часто закрытые. Почти у каждого дома свисают маркизы, при этом очень популярен красный цвет. Под ними столики и плетеные стулья. Иногда, кажется, что весь Париж проводит время за этими столиками, пьют, жуют, разговаривают, что-то пишут, читают газеты, в общем – живут.
 
После автобусной экскурсии – подьем на Эйфелеву башню, добрались до второго уровня, на самый верх уже не продавали билетов, так как было поздно. Открылся потрясающий по красоте вид. Фотографируемся на все четыре части света, и дрожащей от волнения рукой я посылаю смс сообщение дочерям: привет вам девочки с Эйфелевой башни! Грандиозно!!! Вспоминается, как кто то сказал: «один раз увидеть Париж и – умереть». В этом что-то есть. Отсюда, кстати, уже 53 человека покончили жизнь самоубийством за всю историю башни. А внизу, у билетной кассы,  мы видели древнюю старуху, которую вели под локотки, ну это уж точно, как в поговорке.
 
Эйфелева башня, Париж.
 
Спускаемся вниз и пересаживаемся на теплоход для прогулки по Сене, опаздывать нельзя, все рассчитано по времени. Темнеет и башня, вдруг, становится, как из золота. Так задумана подсветка. Но, когда до 22.00 остается 10 минут, многотысячная толпа туристов ахает в едином порыве. Эйфелева башня, как будто, зажигается мириадами звезд, словно на нее просыпали серебряный дождь, так она вдруг сказочно преображается. Как королева в золотом платье с бриллиантовой мантией. Такую красоту придумали Парижские умельцы к юбилею «столицы мира», как иногда называют Париж, она включается до 3-х часов ночи с наступлением темноты на десять минут каждого часа.
 
Ночной Париж.
 
А потом плыли по ночной Сене, мосты как бы нависали над многочисленными дворцами. Знаменитый Нотр-Дам закрывал своей громадой заходящее солнце, но ночью жизнь в Париже не прекращается, берег рядом, кругом вино, белые платья. Под звук бокалов, под записи Азнавура и Дассена, мы ощущали себя своими среди этого ночного братства. На берегу Сены стоят причаленные барки, плавающие домики. Где-то здесь жил Пьер Ришар, пока не женился во второй раз, и молодая жена не потребовала комфорта. С Эйфелевой башни «шарит» по городу луч прожектора. На катере у каждого туриста по телефонной трубке с 8-ю кнопками. На всех кнопках ведется рассказ о красотах Парижа по-французски. Те, кому повезло, могут слушать рассказ на родном языке. Но, в любом случае, все важно прикладывают трубку к уху, озираются по сторонам, и делают вид, что все понимают.
 
Мурашки бегают по коже, когда включают запись Мирей Матье и других классиков шансона. Это все же не в Петербурге слушать, здесь все по-другому воспринимается. Мы, сидящие на теплоходе, Французы, машущие нам с набережной, все это вместе создает атмосферу удивительного праздника по имени Париж. Хочется тоже сидеть среди этих людей, доброжелательных и веселых, старых и молодых, пить, есть и говорить, говорить без конца. Париж это, наверно, единственный город, в котором жизнь бурлит всегда. Только ночью она принимает романтические и загадочные формы, которые рождают и особые ощущения. Все чувствуют себя молодыми и равными, а главное счастливыми. Все-таки молодцы французы, давшие миру этот неповторимый колорит жизни, их золотыми руками на протяжении 8-ми веков строился этот непостижимый город.
 
Современные его жители продолжают поддерживать дух предков быть всегда и во всем первопроходцами, идти впереди планеты всей, быть законодателями мод и просто романтиками для всех народов и рас земли. Даже, так называемый международный язык общения - английский, французы игнорируют. На любой вопрос, заданный по-английски, даже в кассе или в отеле, любой Француз ответит улыбнувшись: «не понимаю». Первая наша с Олей поездка в метро окончилась забавно и трагикомически. Мы купили по жетону стоимостью 1.40 евро и прошли на перрон, а далее растерялись, в какую сторону ехать не знаем. Выбрали солидную мадам с серьгами до пояса, уж она-то, думаем, поможет разобраться. Она, ни слова, естественно, не понимая, начала нам активно помогать и наконец уверенно показала коридор, по которому нам следует идти. Мы ответили «мерси» и неуверенно проследовали до какой-то таинственной двери без ручек. Оля исчезла из поля зрения сразу, как будто ее всосал гигантский пылесос. Я, в свою очередь, только успел открыть рот, чтобы начать ругаться, как сам был непостижимым образом «выплюнут» наружу, к тому самому месту, где мы только что брали билеты, истратив драгоценную валюту. Кассиры куда-то ушли, «качать права» было не перед кем. Понимая свое полное бессилие перед этим загадочным и недоступным нашему разуму метро, мы вышли наружу. За плечами был Лувр с его Венерой Милосской и Джокондой, 35-ти градусная жара, но мы все же решили идти пешком до Триумфальной арки, а оттуда до самого большого в городе православного храма во имя святого благоверного князя Александра Невского.
 
Шли два часа, периодически отдыхая в тени деревьев и за столиками уютных кафе. Официанты недовольно косились на нас, но не прогоняли, угадывая в нас русских. На календаре было 17-е июля – день памяти Святых царских мучеников и страстотерпцев. Мою жену вдруг осенило, что мы в их честь как бы совершаем паломничество. Эта мысль придала нам сил и оптимизма. Какая-то сила влекла нас по пыльной и жаркой дороге парка. Потом была огромная площадь Согласия, на которой возвышается столб из Египта возрастом 14 веков до нашей эры, на этой же площади казнили Марию Антуанетту. Эту площадь мы обогнули и пошли через сквер. Всюду в тени лежали в обнимку парочки, прямо на траве.
 
Вот и ограда резиденции президента Франции. На дороге по периметру стоят вооруженные охранники-гвардейцы примерно через каждые 50 метров. Мне показалось, что у них женские фигуры и детские лица. Если бы не рукоятки пистолетов, то можно было бы их принять за раздатчиков мороженого или рекламы. Думаю, что с десяток людей Басаева хватило бы для них. Впрочем, я могу ошибаться.
 
К тому времени пыль сделала цвет моих ботинок из красного белым. Мы сели на ограждение фонтана, как раз напротив ворот президентского дворца, и это был уже, наверное, десятый привал с перекусыванием. Помочив руки и лицо в фонтане, мы оказались на Елисейских полях – главной улице Парижа. Теперь мы шли в тени платанов и любовались окружающим миром. Вспомнились слова нашего руководителя тура Анны Барановой, что каждый, кто побывал в Париже, должен хоть два шага сделать по этой улице. Это нам придало сил. Мы с удовольствием заглядывались на витрины и офисы богатейших и знаменитейших на весь мир французских фирм, самых фешенебельных ресторанов. Здесь даже шейхи покупают недвижимость и держат за закрытыми ставнями гаремы. Неудивительно, что многие окна с ажурными ставнями и цветами наглухо закрыты. Мы решили здесь «отметиться» и выпить среди этой элитной публики по чашечке кофе. Это был наш последний «бивак» перед знаменитой Триумфальной аркой. Мы почувствовали себя парижанами, я – Жаном Габеном, а Оля - Анни Жирардо. Так нам захотелось тогда. Стали вести себя раскованнее, и никто на нас не обращал никакого внимания. В этом городе, как я заметил, никто ни на кого не пялит глаза, чувствуешь себя, как дома.
 
К нашей русской церкви мы подошли, когда она уже была закрыта. Вот, кажется, зря все наши паломнические труды, но сам Бог судил иначе. На доске объявлений было много таких: «ищу работу поломойки, или могу ухаживать за детьми и т. д.» Но меня заинтересовало пояснение, как доехать до русского кладбища Сен-Женевьев де Буа. Наша Анна этого не знала. Я сразу понял, зачем я сюда шел сквозь 35-ти градусную жару. Господь посылает поклониться праху наших соотечественников, и я был уже твердо уверен, что мы туда доберемся.
 
18.07.05 г.
На Сергия Радонежского, помолившись Богу, отправляемся самостоятельно поклониться праху наших русских, кто не предал когда-то царя батюшку и остался верен присяге. В метро сориентировались в этот раз удачно, присмотрелся к простым людям, едущим утром на работу. Люди, как люди, такие же, как и у нас. Многие в дороге читают книги, газеты. Разве что, у мужчин лица мужественнее, чем у наших теперешних. Женщины любят меж собою поболтать, и даже похохотать. Обувь не новая, но начищенная. В лицах у мужчин угадывается французский характер, открытый для нас Филиппом Нуаре, Бельмондо, Жирардо, Жаном Маре, Ришаром, Депардье и т. д. Кажется, что после выходных дней лица французов не очень отдохнувшие и свежие. Пересадка в метро с линии на линию была около Сены, поэтому пришлось долго идти по ступенькам наверх, так как эскалатора в метро нет. И шли, и шли и не было конца восхождению. Оказалось все проще, у них есть лифты, а мы не знали и шли, дураки, пешком.
 
10.05
На площади Демфорт сидим и ждем автобус на Сен-Женевьев. Сам Бог ведет нас туда (вчерашнее паломничество). Вот наконец и автобус. Долго пробираемся сквозь пробки, пока, наконец, не выезжаем за пределы Парижа, где начинается царство загородных домиков, утопающих в цветах. Примерно через час приезжаем на место и с волнением входим на знаменитое кладбище. Вот здесь среди могил – наша история, здесь ее истинные страницы. Небольшая православная церковь оказалась закрытой. Проходим мимо нее и сразу находим нужный квадрат могил. Много здесь знакомых с детства имен, много об этом месте написано стихов и песен. Я же без труда нахожу могилу великого Бунина, моего любимого поэта и преклоняюсь перед ней. Мы долго ходим по рядам, все фамилии на слуху, вряд ли уместно в этих записках их упоминать. Отмечу лишь одну могильную эпитафию:
ГЕНЕРАЛУ ДРОЗДОВСКОМУ И ЕГО ДРОЗДОВЦАМ.
 «Покидая родную землю, храните память о 15000 тысячах убитых и 35 –ти тысячах раненых Дроздовцах, проливших кровь свою за честь и свободу Отчизны. Этой жертвой мы неразрывно связаны с Родиной. С нами Бог!  Да здравствует Россия!
Генерал Туркуль А.В. Севастополь 2 ноября 1920 года».
«Впереди неизвестность дальнего похода, но лучше славная гибель, чем позорный отказ от борьбы за освобождение России! Это символ нашей веры.
Полковник Дроздовский М.Г. Яссы 26.2.18 г».
 
Я подумал, что только здесь, пожалуй, ощущаешь всю правду и трагедию нашей Родины.
 
На обратном пути, заплатили негру-водителю по 4.20 евро, он через минуту потребовал с нас еще по 20 центов. Я ошибиться не мог, но грешным делом, подумал: «решил Нигер на нас, русских, маленький бизнес сделать - на пиво». Доплатив смиренно, мы находились под впечатлением увиденного на кладбище и каждый думал о своем, даже красота окружающего мира уступила на время место чувствам и мыслям о России и судьбах ее сынов. Уже подъезжая к столице, попали в «пробку», и тут водитель автобуса подзывает меня жестом и отдает две монетки, завернутые в мятую бумажку. Читаю на английском языке "экскюзьми" (извините). Я был тронут, как это понимать? Есть честные люди среди всех религий и рас. Совесть правит миром, и слава Богу. Выходя из автобуса, я не удержался и крепко пожал его черную руку. «Мерси – Боку, Камрад» – сказал я, и выйдя, помахал рукой. В затемненном лобовом стекле автобуса мелькнули его добрые глаза и улыбка.
 
Нет смысла перечислять все знаменитые здания и места Парижа, они есть в любом справочнике. Перечислю лишь некоторые. В храме Александра Невского настоятелем служит протоиерей П. Струве. Монмартр венчает Собор Святого сердца, возвышаясь над городом на высоте 120 метров. Мулен Руж – первое во Франции кабаре. 100 лет назад казаки требовали быстро их обслужить, отсюда и пошло название «бистро». На этом знаменитом холме жили Пикассо, Тулуз Лотрек, Дали, кстати, там неподалеку, есть его музей. Пикассо любил гулять всю ночь и, подходя к своему дому ровно в 6 часов, стрелял из пистолета. Жители привыкли и не заводили будильника.

Еще видели в Париже концертный зал Олимпия, где дали попеть нашей Пугачевой. Посетили музей человека, музей моря. Дворец правосудия на набережной Орфевр, где часто бывал комиссар Мегре и курил свою трубку, там же еще, когда я в школе учился, при президенте Валери Жискар де Стене казнили преступников с помощью гильотины (худ. фильм «Двое в городе»).
 
Собор Парижской Богоматери, Париж.
 
Памятник Жанне д Арк, Париж.

Знаменитый, воспетый великим Гюго, Собор Парижской Богоматери - целый город, по своим размерам, красоте и таинственности не имеет аналогов в мире. Пантеон славы - там похоронены Жан Жак Руссо, Золя, Дюма и многие другие знаменитости. Собор святого Людовика - там похоронен Наполеон. Дом инвалидов. Военное училище, которое заканчивал сам Наполеон, действует и поныне. Академия изящных искусств. Музей д' Орсэ где нам посчастливилось побывать. Королевский дворец с башней пыток. Напротив Лувра жил Вольтер, на его доме имеется мемориальная доска. Латинский квартал, Сорбонна - район студентов. Своя церковь со шляпой Ришелье под куполом. Люксембургский сад с дворцом Марии Медичи. Памятник из золота Жанне Дарк. Перечислять можно до бесконечности, но побывать за 4 дня удалось не везде.
 
Вечерами в изнеможении добирались до своей крохотной гостиничке на Монмартре и падали на кровать «замертво». Улицу неожиданно «разрезал», до боли знакомый вопль, где-то я уже его слышал. Ба… да это же муэдзин созывает своих собратьев на вечерний намаз. Я выглядываю в окошко, минарета не видно, но со всех щелей сбегаются мусульмане в домовую мечеть, низкая дверь которой прямо напротив наших окон. Всем в этом длинном низком сарае места не находится, и они расстилают свои коврики прямо на проезжей части улицы, благо она узенькая и, кроме полицейской машины, сюда никто не заезжает. Целыми днями сидит на дороге высокий негр в очках, обмотанный белыми тряпками и в руке держит длинный посох, обмотанный с одной стороны бинтами. Ему единоверцы приносят разные подаяния, кто бутылку молока, кто буханку хлеба, а кто и живую курицу. Она ходит вокруг него, а он сидит важно поблескивая очками. Этот праведник потом распределяет всю эту снедь среди наиболее нуждающихся. Какой-то француз (видимо случайно оказавшийся в мусульманском квартале) отозвался о курице в шутку, так этот «лама» вскочил, погнался за ним и ударил его палкой по спине, той ее частью, обмотанной тряпками. Но француз оказался добряком и успокоил негра, он только улыбался, а тот сердился. Но это нам было для развлечения.
 
Периодически днем, а по ночам регулярно, каждый час, проезжала под окнами полицейская машина с включенной сиреной и, если бы не сильная усталость, то нашему сну угрожала бы серьезная опасность. Эта сирена, как будто из фильмов с участием Бельмондо, один к одному. За рулем сидит, как правило, молодая девка-полицейша, они тут даже на мотоциклах гоняют. Вот дуры, зачем сирену-то по ночам включать, будить людей.
 
Монмартрский холм, Париж.
 
Монмартр полон контрастов. Во время экскурсии в храме Святого сердца обнаружились спящие негры, а в 20.00 каждый день  в этом храме раздают нищим бесплатный ужин. На скамейках, прямо у смотровой площадки, где всегда много туристов, спят бездомные клошары. А с другой стороны, где крутые ступени идут наверх, спала прямо на бетонной площадке, в спальном мешке, черноволосая женщина. У ее изголовья стояла обгоревшая свеча и лежала раскрытая книга, а так же была кое-какая посуда и разные женские причиндалы. В верхней части знаменитого холма царствуют художники. Они рисуют в основном акварелью и берут за свои картины довольно дорого. Но картины замечательные, написаны с любовью. Мы с Ольгой не выдержали и купили акварель на память. Француз-художник долго и тщательно ее упаковывал, как будто хотел вместе с картиной передать еще что-то, из нематериальной сферы. Вернувшись домой, эту картину мы повесили в спальне и каждый раз перед сном подолгу смотрим на нее, на ней изображены сами художники с их мольбертами на фоне храма «Святого сердца». Видно не только хорошие руки у того художника, но и добрая душа.
 
Очень организован и упорядочен огромный поток туристов со всего света. Как пример оптимизации обслуживания туристов можно привести:  лифт Эйфелевой башни, музей «Лувр», где огромные потоки туристов не соприкасаются, не сталкиваются и никто (Боже упаси ) не стоит в очереди. Заполненные до отказа теплоходы, идущие по реке Сене, работа общественных туалетов. Вся выручка отскакивает в казну, ни один цент не пропадает, вот так бы у нас? Даже цены, для быстроты обслуживания, приравнены к целому числу, кратному «евро». К примеру, туалет - один евро, бутылка поллитровая воды – два евро, билет на Эйфелевую башню – семь евро, музей Лувр – семь евро, даже в этом, все продумано. В автобусах водитель, не спеша, пробивает тебе билет через кассу. И никакая сила не заставит работника брать, минуя кассу, себе в карман. Привычка, выработанная большими штрафами и санкциями к нарушителям, отсюда и психология иная, законопослушная, и это уже не в одном поколении. Такого, как у нас, при 20-ти дверях открыта одна - не практикуется.
 
Но самое главное, самое архиважное - это то, что по всему городу, по всей Европе, куда ни глянь, везде вместительные урны на колесах!!! Молодой человек в белоснежной рубашке из 100%  хлопка постоянно меняет мешки с мусором, двумя пальчиками вынимая грязные и тут же вставляя чистые. У нас в России любят пословицу: «Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят». Побывав в пяти столицах Европы, я торжественно провозглашаю: «Чисто там, где много урн!» Я это выстрадал, напряженно тараща глаза. Еще моя гипотеза. Самый большой доход дает продажа обыкновенной воды без газа и пользование общественным туалетом. Здесь не нужно быть экономистом. Жара 35 градусов, жажда нестерпимая. Что делают 30 миллионов французов и гостей города? Непрерывно пьют и ходят в туалет. Каждый, выпив залпом, хотя бы одну бутылочку воды и неизбежно при этом обреченный на туалет – заплатит в казну Французской республики как минимум  3-4 евро. Это же вечный двигатель какой-то, доход в казну фантастический. И это, не считая пива и других алкогольных напитков. Один евро, это на наши 35 рублей. Это для них самая мелкая монета, меньше ничего не стоит. Куда нам вступать в единый торговый дом? Что мы там делать будем с нашими зарплатами?

Как-то привыкаешь, что русских вокруг тебя почти нет, все азиаты какие- то, малазийцы, индусы, китайцы, даже буддистов с голыми руками полно. В городе не встретишь милицейскую машину с включенной сиреной. Иногда девицы-полицейские на мощных японских мотоциклах, что-то громко кричат водителям на забитых машинами улицах, чтобы они прижались к поребрику и дали проехать каким то «крутым  джипам» с мигалками. Поразительно, но это им удается. И девахи какие лихие и смелые, вот уж эмансипация, так эмансипация.
 
Пётр Кузнецов
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com