Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Франция / ФРАНЦИЯ И РОССИЯ / СУДЬБЫ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ / Никита Кривошеин: "Белая армия победила". Михаил Гохман

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 54 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
НИКИТА КРИВОШЕИН: "БЕЛАЯ АРМИЯ ПОБЕДИЛА"
 
Никита Игоревич Кривошеин - прекрасный переводчик-синхронист. Его дед, Александр Васильевич Кривошеин, был одним из творцов столыпинской реформы; отец, Игорь Александрович, талантливый инженер и масон одной из высочайших степеней посвящения во Франции, где семья оказалась после большевистского переворота. После войны Игорь Кривошеин, освобожденный в 1945 году из немецкого лагеря смерти, где оказался за активное участие в движении Сопротивления, репатриировался с семьей в СССР. Уже в сентябре 1949 года был арестован. Срок отбывал в знаменитой Марфинской шарашке вместе с Солженицыным и Копелевым. А в 1957 году был арестован и его сын Никита. Четверть века Кривошеины прожили в СССР, прежде чем им удалось уехать обратно во Францию.
 
- Какие самые важные вехи в истории вашей семьи в XX веке?
 
- Не знаю, найдется ли еще хоть один человек, оба деда которого, как мои, были персонально обруганы вождем мирового пролетариата. Алексей Павлович Мещерский был назван эксплуататором и акулой империализма в связи с забастовками в Сормове, где он был управляющим заводов и генеральным директором, а про Александра Васильевича Кривошеина скромнее, что он "как всегда врет".
 
Арестам подвергались и мои деды, и отец. Бесчисленным арестам и расстрелам подверглась та часть семьи, которая не смогла покинуть РСФСР. В конце концов и я сам был арестован. Вот аресты, наверное, и есть эти главные вехи.
 
- Ваш дед был соратником Столыпина в деле земельной реформы.
 
- Он был министром земледелия с 1908 по 1915 год. Причем не только исполнителем, но и соавтором реформ, поскольку книга "Путешествие в Сибирь" имеет двух авторов - Столыпина и Кривошеина.
 
- Как сложилась дальнейшая жизнь Александра Васильевича?
 
- Он не принял Февраля. В 1918 году пытался спасти государя при этапировании из Томска в Екатеринбург, создал в Москве действующий антибольшевистский заговор, сумел уйти от ареста, был главой правительства генерала Врангеля в Крыму - правительства Юга России.
 
Господь уберег Александра Васильевича от долгого пребывания в эмигрантском круге. В 1922 году, на смертном одре, дед сказал: "Россия вступила в полосу мрака и ужаса, которая продлится 80 лет, после чего страна наша возродится".
 
- Как ваша семья жила в эмиграции?
 
- Хорошо, насколько это возможно в эмиграции. У семьи моего отца были небольшие сбережения, так что он смог окончить Сорбонну и высший электротехнический институт. Зная три языка, не считая родного, отец стал блестящим инженером. Один из немногих эмигрантов, он не был чужим на улице, стал частью французской интеллигенции, не оставив и русскую.
 
- Это была редкость в те годы?
 
- Огромная. Врачей русских эмигрировало множество, а в Париже их практиковало всего лишь человека 3 - 4.
 
- Ведь уезжали лучшие. Почему же не нашли они себя в новой жизни?
 
- Мой дед говорил о восьмидесяти годах мрака, а они воспринимали Советы как что-то временное. Многие принципиально не учили своих детей французскому. Их жизнь была сидением на чемоданах. Кстати, эти картины я много позже узнал, когда мне пришлось бывать в Женеве в обществе богатой персидской эмиграции после падения шаха.
 
- А вообще, что такое эмиграция?
 
- Я не знаю более точной формулировки, чем та, которая была дана Александром Исаевичем Солженицыным. "Эмигрант - это человек, живущий желанием вернуться в страну исхода или стремлением ускорить возможность своего возвращения". Человек, не ставящий перед собой таких задач, немедленно переходит в категорию этнического меньшинства той страны, где пребывает.
 
- И кем вы, исходя из этого, считаете себя?
 
- Мой сын, человек православный, полутораязычный, увы, двуязычным его назвать трудно, о себе говорит: "Я француз русского происхождения". Этим определением я доволен и отношу его также и к себе.
 
- С каким чувством вы, четырнадцатилетний мальчик, ехали в незнакомую страну, о которой столько слышали?
 
- Насчет незнакомой я вас поправлю. Когда я оказался в ульяновской школе, кстати, в той же, где получил аттестат зрелости безобразный Ленин, то выяснилось, что я читал русских книг больше, чем одноклассники.
 
- Но реальной страны вы, в отличие от них, не знали.
 
- А знали ли они ее? Очереди и хлебные карточки я видел и в оккупированной Франции. Тотальный террор. Да, с ним я познакомился только в России.
 
- Каким было ваше первое впечатление о Советском Союзе?
 
- Когда теплоход "Россия".... Но, помилуйте, это же фильм "Восток - Запад". У его создателей не хватило вежливости хотя бы упомянуть в титрах книгу моей покойной матери "Четыре трети нашей жизни". Множество сцен взято оттуда. Вот вам мои первые впечатления: грузовик, конвой, тряская дорога, колючая проволока и вышки.
 
- Что было тяжелее всего в лагере?
 
- Невозможность хотя бы на минуту остаться одному. Впрочем, я благодарен Комитету Государственной Безопасности. Он подарил мне самых близких друзей, с которыми нас сблизила зона.
 
- Как все-таки вы вернулись в Париж?
 
- Так сложилось. Я в течение шести лет подавал заявления на поездки к родственникам. Мне систематически отказывали. В последний раз прямо сказали: "Хоть вы и родились во Франции, вам ее не видать, как своих ушей". А тут как раз "самолетное" дело.
 
- Вы были причастны к нему?
 
- Я знал участников. Этого было достаточно для ареста и лагеря. Но где-то решили, что высылка - менее дорогостоящее дело, чем вторая посадка. Родители последовали за мной через полтора года.
 
- Адаптироваться заново не пришлось?
 
- Сидя на Лубянке, я развлекал себя мысленными прогулками по Парижу. Теми же маршрутами я прошел, они оказались похожими. Многое мне было в диковинку: чековая книжка, социальное страхование. Я уезжал из Парижа послевоенного, карточного, несытого, а вернулся в город веселящийся, процветающий.
 
- Вы сразу начали работать по специальности?
 
- Мне повезло с профессией, на синхронистов был большой спрос. Правда, я отказывался ездить не только в СССР, но и в так называемые социалистические страны. Береженого Бог бережет.
 
- Как вам новая Россия?
 
- Я думаю, то, что произошло в России в 1991 году, является торжеством контрреволюции. Нас сажали за контрреволюционную деятельность. Эта деятельность привела, может быть, и не совсем к тому, к чему стремилось Белое движение. Но одна из важнейших целей - поражение красного оппонента - все же была достигнута.
 
- И все же, нравится вам то, что получилось?
 
- Могу уподобиться отцу и деду и сказать, что мне нравится будущая Россия, ну и, соответственно, теперешняя. Белая Армия победила, но осталось огромное поле руин внутри людей. Впрочем, это временно.
 
- Когда-нибудь приехавшие из Советского Союза проявляли познания в вашей родословной?
 
- Когда в конце восьмидесятых начались контакты между французской и советской армиями, я переводил на одной из таких встреч. На фуршете я оказался рядом с многозвездным советским генералом. Когда я себя назвал, была сорокасекундная пауза, после чего он сказал: "Я тоже дворянин".
 
- Кстати, а что значит быть дворянином в наше время?
 
- Раньше дворянство жило православием, верностью царю и отечеству. Сейчас, наверное, нет точнее определения, чем сформулированное Пастернаком в "Докторе Живаго": "В нем было дворянское чувство равенства со всем живущим". У всех дворян, не потерявших ощущения сословной принадлежности, в особенности у моих родителей, я видел это великое качество.
 
Михаил Гохман
 
Источник Gokhman.ru

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com