Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Финляндия / ФИНЛЯНДИЯ И РОССИЯ / ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ / Советско-финская война 1939-1940 гг. / Финляндия-Воркута и далее по всему Гулагу. Виктор Степаков

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Финляндия-Воркута и далее по всему Гулагу
 
В истории финляндской войны 1939-1940 годов, начало которой мы отметили буквально на днях, имеется немало неисследованных вопросов, к которым, несомненно, относится и проблема военного плена. В настоящий момент в открытой печати появились отдельные публикации, которые в основном рассматривают те или иные вопросы, связанные с финскими военнопленными в СССР. Судьба советских пленных в Финляндии, а затем в Советском Союзе в этих работах освещается достаточно скупо либо не рассматривается вообще.
 
Наши в Суоми...

Точной цифры военнослужащих Красной Армии, попавших в плен во время боев с финнами зимой 1939-1940 годов, не существует. Историки называют разное количество пленных от 5395 до 5572 человек. Известны данные с упоминанием в первом случае 78, во втором - 99 и в третьем - 200 красноармейцев, добровольно оставшихся в Финляндии. И, кроме того, 111 советских солдат умерли в финском плену.

Основной контингент военнопленных составляли солдаты и офицеры с Петрозаводского, Ребольского и Ухтинского направлений советско-финляндского фронта, где в ходе боевых действий попали в окружение несколько советских дивизий. В Финляндии для их содержания было развернуто четыре лагеря.

Автору данной статьи удалось отыскать восемь человек из числа бывших военнопленных. Это красноармеец 8-й стрелковой дивизии Николай Волков, красноармеец 6-го лыжного батальона Михаил Шамарин, красноармеец 155-й дивизии Николай Кудрявцев, мл. командир 204-й воздушно-десантной бригады Иван Сидоров, красноармеец 18-й дивизии Михаил Володарский, мл. командир 18-й дивизии Назар Коннин, ст. лейтенант 18-й дивизии Иван Русаков, лейтенант 16-го скоростного бомбардировочного авиационного полка Александр Овруцкий.

Бывшие военнопленные вспоминали об оказании финнами медицинской помощи раненым, обмороженным, заболевшим, лечении тяжелораненых в специальном госпитале. Рассказывали о довольно скудных нормах продовольственного снабжения. Хотя, к примеру, лейтенант Овруцкий отмечал, что питание для офицерского состава было неплохим, даже давали молоко и масло. Говорили об использовании военнопленных на различных работах вне лагерей, обычно на разборах завалов и тушении пожаров от бомбардировок. К работам привлекался только рядовой состав, офицеров работать не принуждали. Жестокое обращение лагерной охраны, в частности факты издевательств, избиений, а в одном случае убийства пленного, в своих воспоминаниях привели рядовые Шамарин и Володарский. Тогда как офицеры Русаков и Овруцкий рассказывали о вполне нормальном отношении охранников.

Из других фактов память очевидцев зафиксировала случаи теплого отношения простых финнов к пленным; антисоветскую пропагандистскую обработку посредством газет на русском языке "Милый друг" и "Друг пленного"; встречи с представителями белой эмиграции, предпринимавшими попытку создания Освободительной армии России; допросы сотрудниками финских разведорганов; предложения о предоставлении политического убежища в Финляндии или другой западной стране.

Стоит заметить, что условия содержания пленных красноармейцев в Финляндии заметно отличались от содержания финских военнопленных в Советском Союзе, которых, по последним данным, было 1100 человек. Архивные документы свидетельствуют, что наиболее существенным недостатком содержания пленных финнов были плохие бытовые условия Грязовецкого лагеря НКВД. Кроме того, в лагере велась гораздо более активная пропагандистская работа, включавшая в себя чтение трудов Ленина, Сталина, показ советских кинофильмов с их последующим обсуждением. Эта работа, кстати, дала определенные результаты. После окончания войны около 20 финнов остались в Советском Союзе.
 
... и дома

В апреле 1940 года состоялся обмен военнопленными между СССР и Финляндией, проходивший на станции Вайниккала близ Выборга.

Военнопленные в количестве 5465 человек, переданные финской стороной, были доставлены в Южский лагерь НКВД недалеко от поселка Талица в Ивановской области. Утверждения некоторых историков о том, что после обмена красноармейцев увозили "в товарных вагонах с закрытыми окнами под усиленной охраной частей НКВД", не совсем соответствуют действительности. Во всяком случае первые партии военнопленных везли в обычных пассажирских вагонах плацкартного типа. В качестве сопровождающих присутствовали медицинский персонал, начальник, комиссар эшелона и по четыре бойца на каждый вагон, причем не обязательно из частей внутренних войск. В пути следования случались ЧП. Например, в эшелоне, где начальником был лейтенант Леонид Матросов, военнопленный по фамилии Иванов покончил жизнь самоубийством.
В лагере находилась следственная часть из 50 сотрудников НКВД, которые выясняли обстоятельства пленения каждого военнослужащего и его поведение в плену. Как проводилось дознание? Вот характерный пример из воспоминаний Ивана Русакова:

"Следователи не верили, что большинство из нас попали в плен в окружении. Мол, как это такая маленькая финская армия смогла окружить такую большую армию? И им было не доказать, что в Финляндии не нужно было окружать по всем правилам военного искусства. Достаточно перерезать дорогу и все - нам вперед не пройти, в сторону не сойти и подкреплению к нам не пробиться. Следователи разговаривали с нами как с изменниками Родины, не записывали то, что мы им говорили. Спрашивает:

- Ранен?
- Я контужен и обморожен, - отвечаю.
- Это не ранение.

Так ни разу нигде и не записал, что я обморожен. А у меня руки-ноги обморожены, стоять как следует не могу, брать ничего не способен. Говорю:

- Скажите, я виновен в том, что попал в плен?
- Да, виновен.
- А в чем моя вина?
- Ты давал присягу сражаться до последнего дыхания, но, когда тебя взяли в плен, ты же дышал.
- Даже не знаю, дышал я или нет. Меня финны подобрали без сознания, замороженного.
- А когда очухался, ты же мог плюнуть финну в глаза, чтобы тебя пристрелили?
- А смысл-то в этом какой?!
- Чтоб не позорил. Советские в плен не сдаются!"

28 июня 1940 года Лаврентий Берия доносил Сталину: в результате проведенного следствия Особым совещанием НКВД 232 человека из числа военнопленных приговорены к расстрелу (приговор приведен в исполнение в отношении 158 человек). Свыше 4 тысяч красноармейцев "подозрительных по обстоятельствам пленения и поведения в плену" осуждены к лишению свободы сроком от 5 до 8 лет. 450 человек, против которых следствие не нашло компромата, освобождены (в числе освобожденных оказался мл. командир Назар Коннин).

4354 осужденных этапировали в северные лагеря. Большинство из них были направлены на строительство воркутинских шахт и железной дороги Котлас-Воркута, некоторые попали на шахты Норильска.

Интересно отношение непосредственно самих военнопленных к столь трагическому повороту в их судьбе. Вот как об этом вспоминает Иван Русаков:

"Обидно нам было, что нас посадили в лагерь. Морально мы были убиты. И то даже считали по глупости, что это оправдано, что и надо нас - в лагерь, потому как вдруг один из тысячи да окажется шпионом, а те, которые честные, и тут сумеют доказать, что они люди порядочные".

Примечателен и другой факт: когда в 1941 году в лагерях стало известно о нападении Германии на СССР, те из военнопленных, кто сумел выжить, подали заявление с просьбой о направлении их в действующую армию. В числе немногих, чья просьба была удовлетворена, оказались Николай Волков и Михаил Володарский, прошедшие всю войну. За проявленную храбрость и отвагу с Михаила Володарского, разведчика 349-го артиллерийского полка 119-й стрелковой дивизии, решением Военного Совета 1-го Прибалтийского фронта была снята судимость за финский плен.

Остальные военнопленные вышли на свободу в течение 1945-1948 годов. Точное количество освободившихся неизвестно. До смерти Сталина все они находились под негласным надзором властей. В конце 50-х годов уцелевшие военнопленные финляндской войны были реабилитированы. Каждому из них вручили справку, где значилось, что постановление Особого совещания НКВД СССР 1940 года отменено и уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления.
 
Виктор СТЕПАКОВ
01 декабря 2005 года № 213(1830)

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com