Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
От редакции
 
     В этом номере, заканчивая тему Анны Танеевой (Вырубовой), мы печатаем вторую часть главы «Uusi kotimaa» — «Новая Родина» из книги «Anna Virubova. Keisarinnan hovineitti», вышедшей под редакцией Irmeli Viherjuuri в издательстве «OTAVA» в 1987 году. Глава эта написана епископом Арсением (в то время — ещё иеромонахом) и переведена специально для нашего журнала на русский язык Людмилой Хухтиниеми. Людмиле удалось связаться с епископом Арсением и с издательством «OTAVA», куда он передал все свои права на эту работу, и получить разрешение от них на публикацию её (как и некоторых фотографий из архива епископа) в нашем издании.
     Работа печатается не с начала, потому что события, описываемые в её первой части — бегство Анны по дороге на расстрел и её переправа в Финляндию, — уже приведены нами в заключительных фрагментах её мемуаров. Мы начинаем публикацию статьи епископа Арсения как раз с того места, где заканчиваются воспоминания самой Анны Танеевой — с момента её прибытия в Финляндию.
 

«Uusi kotimaa» — «Новая Родина»
 
Епископ Арсений
 
     …По окончании карантина Анна и её мама отправились в Выборг. При содействии сестры они получили от города квартиру и начали жить на новой Родине.
 
     Новая Родина — что это значило для Анны? Новая, совершенно другая культура; жизнь среди незнакомых людей, у которых представление о ней сложилась на основе газетной информации: любовница Распутина, хитрая интриганка, сумевшая приобрести значительную политическую власть через дружбу с Государыней.
 
     Анна знала всё это и понимала, что дворцовые праздники, встречи с Государыней, письма, общие тайны — это прожитая история, далекая от настоящего, отделенная от него временем, проведенным в тюрьме. И всё-таки они были — воспоминания, — которые не оторвёшь: болезненные, милые и со внешней стороны интересные. Возможно, для лучшей памяти, возможно, для восстановления своей репутации в глазах мира, а возможно, и следуя совету Максима Горького: «искать примирения между царём и его народом», — Анна начала писать свои мемуары. Они вышли в свет уже в 1923 году на трёх языках: финском, шведском и английском. Сменив свою фамилию обратно на Танееву ещё в 1917 году, она все же выпустила эти воспоминания под прежней фамилией — Вырубова, которая была более известна. По-фински произведение вышло под названием «Muistelmia Venäjän hovista ja vallankumouksesta» (Воспоминания о Русском Дворе и революции). Очевидно, эти весьма разрозненные воспоминания достигли своей цели: удовлетворили жажду знаний народа и реабилитировали репутацию Анны в глазах жителей Выборга. Книга имела также экономическое значение: на доход от её продажи Анна могла жить со своей мамой некоторое время обеспеченной жизнью.
 
     Тогда же Анна завязала знакомство с Выборгским епископом Александром; знакомство, которое прошло через всю жизнь (после войны кафедру бывшей Выборгской епархии перевели в Хельсинки). Другие, важные в будущем, связи установились у неё с Валаамскими монахами, и особенно со схиигуменом Иоанном и схииеромонахом Ефремом, который в своё время был близок ко Двору: являлся духовником Великого Князя Николая Николаевича — Главнокомандующего Русской Армии. На пожертвования Великого Князя на Валааме был построен Смоленский скит, в котором вместе со своими духовными чадами о. Ефрем находился в летнее время. Там же гостила у него и Анна Танеева.
 
     Посещение Валаама и духовные беседы со схииеромонахом Ефремом упрочили решение Анны постричься в монахини. Еще будучи в Петрограде, она дала обет Богу, что если они с мамой, избегнув опасности, окажутся в Финляндии, то она пострижется в монахини. Так как она была инвалидом, ее, нетрудоспособную и непривыкшую к тяжелым физическим работам, не могли взять в действующий Линтульский женский монастырь. Кроткий отец Ефрем все-таки желал помочь своему духовному чаду в этом ее стремлении и постриг Анну тайно в монахини с именем Мария в Смоленском скиту. Такое действие было в то время весьма всеобщее, особенно среди эмигрантов. «Постриженная в тайную монахиню» не жила в монастыре, но продолжала свою жизнь в миру, исполняя определенное ежедневное молитвенное правило, а также посещая богослужения в приходской церкви. Ей надо было скромно одеваться и избегать светской жизни. Возможно именно в связи с монашеским постригом с 1930 года Анна жила самоустраненно, не потому что она пренебрегала людьми, а чтобы иметь возможность посвятить свою жизнь молитве.
 
     За монашеским постригом последовало другое значительное, но скорбное событие в жизни Анны: после длительной болезни 13 марта 1937 года умерла ее старенькая мама Надежда Илларионовна. Утрата причинила боль Анне, так как мама долгие годы и в радостях и в скорбях была рядом, понимая и поддерживая ее. Отпевание было совершено в Выборгском кафедральном соборе Преображения Господня, она была похоронена на кладбище Ристимяки.
 
     Как будто чудом во время болезни мамы Анна приобрела подругу, которая помогала ей и в дальнейшем все оставшиеся годы жизни. Будучи как-то в гостях у одного офицера Царской Армии на даче в Териоки, Анна сказала, что нуждается в горничной. Офицер позвал свою служанку, молодую девушку Веру Шаповалову, представил её Анне, сказав: «Это вам служанка». Уже на другой день Веры приехала в Выборг к Анне — так начался их десятилетия длившийся совместный путь. Вера пообещала тогда больной Надежде Илларионовне, что не оставит её дочь одну.
 
     Осенью 1939 года началась Зимняя война. Анна и Вера, убегая от войны, уезжают в Швецию и живут в маленьком приюте недалеко от Стокгольма на полном обеспечении. Их расходы оплачивал Шведский Двор. Ещё с Петербургских времён Анна была подругой королевы Луизы — племянницы Императрицы Александры Феодоровны. Эта помощь продолжалась и после войны: заметив их бедственное положение, королева Луиза выплачивала Анне небольшую пенсию. С началом перемирия Анна и Вера возвратились в Финляндию. По просьбе Анны маршал К.Г.Е. Маннергейм написал следующее письмо:
 
     "Свыше тридцати лет знаком с Анной Танеевой, с её уважаемыми родителями и многими их родственниками; прошу всех тех, кто окажется в общении с госпожой Танеевой, ставшей инвалидом в результате железнодорожной катастрофы, относиться к ней сочувственно и с пониманием".
Хельсинки, 11 июня 1940
Маршал Г. Маннергейм
 
     Письмо успокоило и дало чувство безопасности боязливой Анне. Ещё в тревожные годы революции Анна замечала: «Нельзя больше доверять никому, и поэтому доверяешь кому угодно…».
 
     Осень 1940 Анна и Вера провели в усадьбе Хаминалахти недалеко от Куопио. Отсюда они прибыли в Хельсинки, где им удалось заполучить небольшую двухкомнатную квартиру на улице Топелиуса. Обставили её мебелью, подаренной друзьями. Эта непритязательная двухкомнатная квартира стала домом Анны до конца её жизни, а Вера жила здесь вплоть до 1980 года. У Анны не было больше средств платить Вере жалованье, а пенсии королевы Луизы хватало лишь на скудное пропитанье. Несмотря на это Вера не забыла обещания, данного Надежде Илларионовне — не оставила Анну, которую она жалела и любила как свою подругу.
 
     Несмотря на множество влиятельных друзей Анна вела в послевоенный период почти отшельническую жизнь. Она не встречалась с другими эмигрантами; это было вызвано, возможно, тем, что она поселилась в Финляндии, а не во Франции, как большая часть эмигрантов. Кроме того, она была на плохом счету у высшего света ещё до революции. Преданная монашеским обетам, она преимущественно общалась в околоцерковной среде.
 
     После смерти схииеромонаха Ефрема, её духовным отцом стал молодой настоятель Хельсинкского православного прихода о. протоиерей Михаил Казанко. Дорога на Новый Валаам была долгой и затруднительной, поэтому Анна не могла иметь духовного отца из монашествующих. Несмотря на это, её духовное окормление монастырём продолжалось, теперь через переписку. Особенную радость и утешение приносили письма схиигумена Иоанна, в которых этот опытный подвижник и бывший наместник Печенгского монастыря давал советы по различным проблемам.
 
     Жизнь Веры и Анны в маленькой тесной двухкомнатной квартире не всегда протекала гладко. И об этой печали Анна писала старцу-наставнику, он отвечал: «Простите меня грешного за моё молчание, ибо если и не писал, но, однако же, помнил всегда молитвенно Вас и Веру. Да поможет Вам Бог жить в мире и согласии. Носите немощи друг друга и так исполните закон Христов. Живя вдвоем, достичь духовного мира можно только терпением и смирением, и если у нас нет этих добродетелей, думаем, что другой всегда неправ, а не я…»
 
     Проблемы духовной жизни интересовали не только одну Анну. Многие проживающие в Хельсинки духовные чада отца Иоанна участвовали в обсуждении этих вопросов. Под руководством епископа Александра они собирались на духовные беседы, часто эти собрания проходили именно в Аниной маленькой квартире, так как Анна с трудом передвигалась и редко выходила из дома.
 
     К Анны и Веры была дача в Ярвенпяя, на которой они проводили лето. Там Анна могла рисовать, писать акварели, которые она продавала или дарила своим друзьям. Она сама также делала пасхальные и рождественские открытки. В этом, бесспорно, её воодушевлял пример Государыни Александры Феодоровны.
 
     Страх смерти часто охватывал состарившуюся Анну, об этом она писала отцу Иоанну. Старец отвечал: «Пишете, что не хотите умирать и боитесь смерти. Да, смерть большая тайна, и боязнь смерти это характерное, основное качество человека…» Вскоре и Анна подошла к открытию этой тайны. Находясь на даче, она тяжело заболела и была доставлена в хельсинкскую больницу; там она исповедалась и простилась со своими близкими друзьями. 80-летняя Анна, осколок утонувшего корабля, как назвал её метко схиигумен Иоанн, уснула вечным сном 20.07.1964. Закончилась жизнь, а с нею — страхи, боль и скорби. Слова Императрицы: «на небесах будем вместе» — исполнились.
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com