Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Дания / МИР ПРАВОСЛАВИЯ / Православие в Дании: история и современность. Юрий Тюрин

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел зимний номер № 53 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Православие в Дании: история и современность

Юрий Тюрин
(политолог, общественный советник министра интеграции Королевства Дания)
 
     История православия в Дании — это, несомненно, история христианства в этой стране. Ведь православие и есть по своей сути то самое, настоящее, аутентичное христианство, которое дошло до нас почти неизменным из глубины первых христианских веков. Мы можем это видеть, вчитываясь в тексты святых отцов эпохи еще неразделенной Церкви, вглядываясь в их иконописные лица на древних фресках, в складки их длинных одежд и элементы архитектуры, сохранившиеся в изображениях того времени. Об этом подробно рассказывают и всемирно известные церковно-исторические тексты. Стиль, уклад традиций и обряды древнейших церквей — греческой, коптской или грузинской, также подтверждают это.
 
     Так что есть все основания считать, что первые столетия после своего исторического крещения Дания, подобно другим странам Скандинавии, была православной страной. Святой Ансгарий (Ansgar), «Апостол Севера» (801—865), с именем которого связывают утверждение христианства в Скандинавии, хотя и не был первым крестителем Дании, но его роль в обращении датчан к христианской вере принято считать ключевой. Согласно историческим хроникам, «миссия Ансгария с давних пор считается одним из самых ярких эпизодов в длившемся около трех веков (приблизительно с середины IX до середины XII) процессе христианизации Северной Европы».1
 
     Проповеднические поездки св. Ансгария в Скандинавию, первая из которых — в Данию — состоялась около 827-828 г., были связаны с реальным риском для жизни этого молодого монаха, получившего духовное образование во франко-германских монастырях континентальной Европы. Однако эти поездки имели максимальный, хотя, к сожалению, оказавшийся исторически не слишком прочным, успех: впрочем, проповедь монаха достигла своей основной цели — и уже в 831 г. под его руководством создается новое (Гамбургское) архиепископство и он становится полноправным легатом Римского епископа в странах Севера.
 
     Надо сказать, что, хотя Русь и Скандинавия были крещены примерно в одно и то же время, но по внутреннему содержанию крещение Скандинавии отличалось от крещения Руси. И дело не только в том, что «Русь пришла к христианству», в то время как правильным будет скорее сказать: «Христианство пришло в Скандинавию»… Как мы знаем из истории, сам великий князь Владимир, пригласив проповедников и изучив различные религии, совершил свободный выбор, приняв решение в пользу православного христианства для себя, своей страны и своего народа. С этого момента ни Русь, ни русские князья никогда не отступали от православной христианской веры — их выбор был подтвержден историей и стал поводом говорить о характерной «русской верности», а в дальнейшем о движущей силе формирования на просторах Евразии огромной, великой цивилизации, которая стала называться Россией.
 
     Несколько по-иному обстояли дела в Скандинавии. История нам рассказывает: «Немногое известно о самых первых попытках христианских миссионеров крестить Швецию и Данию. Эти попытки имели место в VIII-IX вв. Завоевания проповедников оказались недолговечными…».2 Первую миссионерскую поездку в Скандинавию совершил около 700 г. Виллеброрд из Фрисландии (современные Нидерланды). Он посетил датского конунга. Последний, видимо, не чинил никаких препятствий проповеднику, однако народ скептически воспринял призыв сменить веру, и миссия не имела успеха. Другой деятель, который пытался организовать проповедническую экспедицию в Скандинавию, был Лиудгер (ум. 809). Однако поддержки от императора Карла Великого он не получил. С восшествием на престол Франкской империи Людовика Благочестивого (814-840) наступил новый этап в истории крещения Северной Европы. На этом этапе разрозненные попытки обратить скандинавов в христианство сменились продуманной государственной политикой, осуществление которой связано с именами двух крупных политических фигур того времени — реймсского архиепископа Эбона и гамбургского (с 831 по 858 г.), а затем гамбург-бременского (с 858 по 865 г.) архиепископа Ансгария. Известно, что осенью 823 г. Эбон уже возвратился вместе с посольством императора из Дании, где окрестил некоторых датчан. Крупным успехом Эбона стало крещение Харальда, состоявшееся летом 826 г. в Майнце. Это событие открыло дорогу дальнейшему распространению христианства в Дании. Несмотря на то, что Харальд неоднократно изгонялся из родной страны политическими соперниками, в периоды своего правления он покровительствовал христианству, и в 827-828 гг. при его дворе жил монах Нового Корвейского монастыря Ансгарий.
 
     Неторопливо, с колебаниями и отступлениями, принимали прагматичные скандинавы христианскую веру от захожих проповедников, являвшихся к ним без приглашения, с «заморского» европейского юга… «Подстрекаемые дьяволом свеоны (т. е. шведы) воспылали дикой яростью и стали преследовать… епископа Гаутберта (это произошло в 845 г. в Бирке). Сговорившись, некоторые из свеонов ворвались в дом, где находился епископ, чтобы ограбить его, и там зарубили мечом племянника Гаутберта Нитарда… Самого же епископа и бывших с ним сотоварищей свеоны связали и, разграбив все, что смогли найти, с поношением и бесчестием изгнали из своих пределов. Сие приключилось, однако, не по велению короля, а лишь вследствие народного сговора… После этих событий в тамошних краях почти семь лет не было священников» — напоминает нам историческая хроника.
 
     Потому-то проповедническое служение Ансгария было в действительности делом смертельно опасным. Суть христианского подвига Ансгария поэтому сводилась не только к благородному служению благожелательно принятого правителями проповедника, но и к такому нелегкому, действительно «апостольскому» послушанию, которое легко могло быть чревато избиением, поношением, изгнанием, или даже смертью для молодого монаха. И этот подвиг православного служения принес свои плоды: Дания, как и Швеция, в конце концов стала христианской страной. Деяния же и житие Ансгария были подробно описаны его учеником Римбертом, кстати, датчанином по происхождению.
 
     Исторические баталии по отделению от православия католичества, а затем — отделению от последнего протестантизма происходили вне датских границ. Датчан беспокоили прежде всего безопасность и благополучие их маленькой страны, защищенной морями и проливами, но все же лежащей на географическом перекрестке судеб Европы и Скандинавии… Нравы смягчились, церковные традиции устоялись, датчане стали христианами. В Средневековье церковь была, пожалуй, единственной «сетевой» структурой, объединявшей острова страны и позволявшей королям контролировать свою раздробленную территорию. Однако датское христианство, как известно, в своих эволюциях и мутациях со временем далеко отошло от начальных традиций, перестало быть православным.
 
     И вот однажды православие вернулось на землю этой маленькой, ставшей лютеранской, страны. Это случилось парадоксальным образом благодаря неуемной «германизации» России, последовавшей за эпохой Петра I, согласно используемой в народе в таких случаях поговорке: «нет худа без добра»… Первый храм Русской Православной Церкви в Копенгагене начал свое существование во второй четверти XVIII в., при резиденции посла России в Королевстве Дания. Однако с 1780 по 1809 гг. в провинциальном городе Хорсенс (Horsens) существовал и другой храм, при резиденции принцессы Екатерины Антоновны Брауншвейг-Люнебургской.
 
     Энциклопедия Брокгауза и Эфрона пестрит фактами и именами из бурной, полной интриг российской «немецкой» истории Х?III века: «Екатерина Антоновна Брауншвейгская, принцесса, дочь Анны Леопольдовны, родилась в 1741 г. за несколько дней до свержения с российского Престола своего брата Иоанна Антоновича. Во время дворцового переворота частично лишилась слуха. С 1742 по 1780 гг. проживала со своими родными в г. Холмогорах. В 1780 г. вместе с двумя своими братьями отпущена Российским правительством на жительство в г. Хорсенс (Дания). На ее содержание отпускалось из российской казны 8 тыс. рублей в год. Скончалась в 1807 г., последняя из всей семьи…»3
 
     Однако большой православный храм, воздвигнутый в конце XIX века в самом центре Копенгагена на улице Бредгаде, граничащей с королевским дворцом, существует и действует по сей день. Высокое кирпичное здание вполне скандинавского стиля, но при этом украшенное тремя сверкающими на солнце позолоченными православными куполами, можно увидеть издалека, посмотрев вдоль Бредгаде (что значит по-датски Широкая улица) со стороны центральных исторических мест города: площади Конгенс Нюторв (на которой находится Королевский театр) или же со стороны Кастеллет — исторических развалин старинной крепости времен войн со Швецией… Близость этого храма к королевскому дворцу отражает реальную историческую близость русского «датского» православия к самому датскому королевскому дому. Ведь не случайно еще несколько лет назад сама королева Дании Маргрете (Маргарита) II (кстати, официальная глава государственной Датской Народной Церкви) бывала не раз почетной гостьей в этом православном храме…
 
     Строительство русского Александро-Невского храма в центре столицы Дании было осуществлено на средства российской Императорской семьи. Храм был освящен 29 августа 1883 г. в присутствии российского Императора Александра III и его супруги Императрицы Марии Феодоровны, — урожденной датской принцессы Дагмары, дочери Короля Дании Христиана IX и королевы Луизы. Сам король Дании Христиан IX, а также греческая королева Ольга Константиновна, присутствовали на открытии этого храма. Так, благодаря счастливому браку будущего русского государя с датской принцессой (ставшей матерью последнего русского царя Николая II) судьбы русского православия оказались связанными с судьбами королевского дома Дании.
 
     По воле исторических перипетий ХХ века приход св. Александра Невского после 1917 года несколько раз менял свою юрисдикцию: до 1983 г. он находился в ведении Константинопольского Патриархата, а затем, был присоединен к Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), управляемой из США. В апреле 2000 г., а фактически еще раньше, часть прихода вышла из юрисдикции РПЦЗ и вернулась в лоно Русской Православной Церкви Московского Патриархата. 4 Этот акт был утвержден решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 19 апреля 2000 г.
 
     Так начал свое существование приход Московского Патриархата в честь святого благоверного князя Александра Невского в Копенгагене.
 
     Однако не все было так просто: ведь открытие прихода как бы «новой» Церкви в ином, имеющем собственную национальную церковь, государстве всегда сопряжено с огромными усилиями, и в этом ничего удивительного нет. И здесь нельзя не упомянуть о человеке, приложившем колоссальные личные усилия для того, чтобы Русская Православная Церковь Московского Патриархата вновь оказалась представлена на датской земле, — в деле создания, укрепления и признания этого православного прихода. Речь идет о княгине Татьяне Сергеевне Ладыженской. Без ее целеустремленного, безграничного энтузиазма, удивительного вопреки ее преклонному возрасту, этот приход вряд ли существовал бы вообще. Твердая православная вера родившейся в Дании русской княгини, ее дипломатический дар и природный, внушающий уважение аристократизм, ее активнейшие переговоры с руководством нашей Церкви в России, и, наконец, ее старые связи с лучшими представителями датского королевского дома, государственной лютеранской и негосударственной католической церквей, привели, в конце концов, к желаемому всеми нами результату: приход был зарегистрирован, получено церковное здание для богослужений, и прислан православный священник из Москвы.
 
     Насколько важна для жизни прихода роль священника?! Священник, приобретший бесценный духовный опыт в духовных школах России, посещавший монастыри, где в течение столетий жили русские святые, молившийся у мощей преподобного Сергия Радонежского в древней Троице-Сергиевой лавре и испытавший на себе все трудности и неурядицы современной российской жизни — это человек, которого никто не может заменить тем прихожанам, которые были знакомы не понаслышке с православием еще до отъезда из России. Ключевая точка соприкосновения православного христианина с Церковью — исповедь (искусство исповеди со стороны священника) и св. причастие — это те события, полнота осуществления которых во многом зависит именно от священника. И опыт — во всяком случае, опыт русского человека — показывает, что нигде, кроме России, и нигде кроме Русской Церкви Московского Патриархата, этому искусству (или науке) — быть настоящим православным священником — научиться, по-видимому, нельзя.
 
     Приход св. Александра Невского в Копенгагене под руководством талантливых священников — о. Климента, о. Александра, о. Никиты, о. Феофана и других, — и, конечно, бессменной почетной старосты Татьяны Сергеевны Ладыженской, — дал жизнь другим православным начинаниям в Дании: в том же 2000 году образовался приход в честь святителя Николая Мирликийского в Орхусе (Arhus), втором по величине городе Дании, а также начали действовать инициативные группы по созданию приходов в г. Нюкобинге на острове Фюн и в небольшом, но древнем городе Рибе — исторической столице Дании, сопоставимой по значению с Великим Новгородом или Владимиром для России.
 
     Рост православных приходов в Дании продолжается сегодня как за счет новых иммигрантов и российских специалистов-профессионалов, работающих по контрактам в Дании, так и за счет самих датчан. С февраля 2001 г. в окрестностях города Оденсе, родине сказочника Г. Х. Андерсена и «столице» острова Фюн, начал действовать домовый храм Русской Православной Церкви в честь царственных Страстотерпцев российских. Все эти приходы Русской Православной Церкви Московского Патриархата были зарегистрированы в Министерстве по делам церкви Дании 5 февраля 2001 года. В настоящее время обсуждается даже инициатива возможной организации православного монастыря, первого в Датском королевстве.
 
     Приезжающие в Данию русские и белорусы, болгары и греки, грузины и украинцы, как и другие представители православных народов, постоянно поддерживают активную жизнь этих православных приходов. Наверное, нигде из традиционных церквей больше не встретишь столь интернациональной и дружелюбной атмосферы как здесь, — когда во время литургии звучит в храме Отче наш на изначально-священном греческом, на мелодичном грузинском, на чеканно-звонком датском, и, конечно, на русском, то есть церковнославянском, языках. Во время уютных чаепитий после службы также между прихожанами не бывает языковых проблем — ведь почти все, включая и гостей-сербов, понимают русский, ну а греки могут свободно за чашкой чая обсудить свои проблемы с батюшкой на родном языке: отец Феофан хорошо владеет греческим… Но дело не только в этом.
 
      Несмотря на политические и прочие события в России и в мире, исторический авторитет православия по-прежнему остается очень высоким в среде образованных людей Дании, а также среди традиционной датской элиты. И хотя сегодня интерес к русской культуре давно прошел пик своей популярности, но православие неизменно воспринимается как принадлежность к некоей сакральной истине, к аутентичному подлинному христианству, прошедшему свой путь до современного датского общества постмодерна из головокружительной глубины веков. Для русских же иммигрантов принадлежность к православному приходу негласно считается неким нравственным «знаком качества» в глазах окружающих датчан.
 
     Культура постмодерна, в которой нет больше места целенаправленным атакам «просвещенного» на «сакральное», открывает людям глаза на прямую возможность просто взять и обратиться к изначальному, настоящему, подлинному. Сегодня глубокая вера, пусть даже в рамках пестрой «мозаики свобод» постмодерна, возвращает себе право на жизнь в современном обществе. Скандинавия, с ее религиозным голодом десакрализованного, но не абсолютно свободного общества и его государственных религиозных структур, снова оказывается духовным пространством, вполне пригодным для успешной христианской проповеди. Нет никаких сомнений, что у Русской Православной Церкви, у православия в Дании есть свой потенциал для развития и роста, и этот потенциал несомненно будет востребован нашим временем.
 
Копенгаген, август 2005
 
1 «Житие св. Ансгария» Римберта.
2 Там же.
3 Брокгауз и Эфрон. Энциклопедия. — Т. XI а. — СПб., 1894. — С. 576.
4 Согласно Указу Патриарха Московского и Всея Руси Тихона, Синод за границей должен вернуться в лоно Московского Патриархата после прекращения в России гонений на Церковь.
 
 
По материалам сайта "Северный благовест "

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com