Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел зимний номер № 53 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Вспоминая Батюшку  
 
 
Эта встреча состоялась на малой родине протоиерея Василия Ермакова в городе Болхове осенью 2012 года. Духовные чада батюшки собрались в гостиничном подворье «Болховская старина», устроенном по благословению и молитвами отца Василия. Пришли болховичи, были и серафимовские, за столом в теплом сердечном разговоре вспоминали дорогого Отца.  
 
Дорогие друзья, мы рады, что сегодня нашим маленьким коллективом встретились в память о батюшке, нашем любимом отце Василии. Мы сегодня поговорим, спокойно посидим, вспомним, наверное, те лучшие мгновения, которые с батюшкой провели.  
 
Воспоминание первое  
 
Мне вот что запомнилось. Познакомили меня с ним. Поговорили мы. Он меня обнял и говорит: «Ты – настоящий русский мужик. Ты – добрый. У тебя в глазах доброта». А я: «Наверное». А он: «Ну, ты особенно то добреньким не будь, а то подведет твоя доброта». Приезжал он к нам, и мы всегда устраивали встречу. Вот так же сидели за столом и говорили. И однажды решили: «А давайте-ка поедем в Орловское полесье на святой колодец». У всех машины. Собрались и поехали в село Льгово. Еще Тургенев писал: «Поедешь, уток настреляешь». А там замечательный храм. Построили его Егор Семенович Строев и Владимир Владимирович Соболев. Спасибо им большое. Почему у нас засияли так храмы? Благодаря, конечно, в первую очередь батюшке, что он мог найти подход к Строеву, ему были все двери открыты. Его с пониманием встречали.  
 
Мы зашли в храм. А батюшки говорят: «Ой, опоздали вы, только сейчас Егор Семенович был, губернатор наш». А батюшка посмотрел, улыбнулся и говорит: «Да не волнуйтесь, он сам к нам придет». Но мы-то сначала не поняли: «Как это он сам к нам придет?» Ну улыбнулись и все. Поехали мы дальше на святой колодец. И что ж вы думаете? Идет Строев к нам. Как они друг друга встретили, батюшка с ним поговорил и, конечно, про помощь храмам сказал. Поблагодарил. Потом батюшка пересылает мне фотографии и говорит: «Валера, на, отдай Егор Семеновичу, будешь в Орле». Я говорю: «Я не могу, как я ему отдам». И вот нас было совещание в Доме культуры, я хотел к Егору Семеновичу подойти, а меня не пускают. Я говорю: «Да мне только фотографии отдать». «Давайте передадим». Я говорю: «Нет. Мне приказано передать в руки лично от батюшки». А тут он идет. Я говорю: «Егор Семенович!» А он мне: «Иди сюда, что ты там стоишь?» – «А тут вам, фотографии приказано передать». Вот я так и исполнил задание батюшки.  
 
Воспоминание второе  
 
Я помню такой случай. Наверное, у всех есть фотография, где батюшка на тебя смотрит как бы разным взглядом. Ты идешь, ну, вроде как все хорошо, все отработал, и он на тебя смотрит с такой добротой и любовью.  
 
Что-то где-то накосячил, смотришь – что-то он недоволен. Вот такую фотографию я подарил одному человеку. Он был очень длительное время в Афганистане, Воевал там, и голову его до сих пор там оценивают в 10 миллионов долларов. В общем, мужчина, очень побитый жизнью. Однажды он был у меня и увидел батюшкину фотографию и говорит: «Какая фотография хорошая, отдай мне ее?» «Ну, конечно, забери эту фотографию себе и поставь дома». Он пришел домой, поставил эту фотографию. Семья его были крещенные люди, но храм не посещали. Потом ко мне приходит, наверное, месяца через два. Говорит: «Слава, чудеса с твоей фотографией приключились». У него – дочка где-то лет восьми тогда была. Она во второй класс ходила. Жена и он на работе. Дочка дома одна. Он возвращается домой, открывает ключом дверь, вдруг слышит дочка с кем-то разговаривает. И говорит дочка следующие слова: «Знаешь, что, батюшка, вот то, что я тебе рассказала, ты никому не говори. Только можешь папе рассказать, потому что он меня ругать не будет. Маме не рассказывай, она меня ругать будет». Он затаился, а парень, как сказать, ну, офицер, настоящий офицер. Прожженный жизнью. У него что-то дрогнуло, когда он услышал, как ребенок с фотографией разговаривает. Зашел в комнату, девочка посмотрела на папу, на фотографию и говорит: «Слушай, папа, а может в храм сходим куда-нибудь?» Короче, я не буду долго рассказывать, через эту фотографию потом вся семья стала ходить в храм молиться.  
 
Воспоминание третье  
 
Мы много с ним по святым местам ездили, и на природу, и по храмам. И вот в Оптину едем. Полдороги проехали. Мне плохо стало. Батюшка увидел, а рядом с ним мужчина сидел, он ему говорит: «Ты пересядь. Пусть она со мной сядет». Ну, села я. Он из-за пазухи вытащил яблоко, откусил и говорит мне: «Кусай». Я откусила, а потом по спине меня погладил и говорит: «Ну, что лучше стало?». А я говорю: «Лучше, полегчало». Вот так. Потом приехали в Оптину, походили, он все нам показал, а потом Шамордино в женский монастырь. Так легко было с ним общаться. Мы очень благодарны ему за любовь и поддержку.  
 
Воспоминание четвертое  
 
У нас в семье случилась очень крупная неприятность. По- ехал сын покупать машину в Москву. Приехал без машины и без денег. Пошли к батюшке. Он послушал и говорит: «Поможем. Постараюсь помочь». И помог. Мы вообще думали, извините, дохлый это случай. А он помог. Мы удивились все, как он смог. Мы в какие только инстанции не обращались, чуть ли не президенту писали. А познакомились мы как? Неприятности были, нам дали его телефон, позвонили, поговорили, а потом нам и говорят: «Вам надо съездить в Питер, батюшка сказал». А как мы поедем? Как-то испугались с мужем, но поехали. Ни разу в Питере не были. Купили билеты на поезд, приехали. Сумки, конечно, у нас были большие, гостинцев набрали. От метро очень долго с этими сумками идем, тащимся: «Где тут церковь? Непонятно». Смотрим народ идет. «Наверное, – думаем, – там церковь?» Шли, шли, шли. Ну, ладно пришли в церковь, спрашиваем: «А батюшка в церкви?» – «Нет, батюшки нет в церкви». – Елки-палки, такую дорогу ехали, а батюшки нет, ну, ладно. Пойдем в церковь зайдем». Заходим, батюшки ходят. Я говорю: «Володя, а что нам сказали батюшки нету?» Ведь мы его не знали... Вот спросили батюшку, и все подумали именно о нашем батюшке, об отце Василии. Там и отец Николай был, и отец Сергий, и другие батюшки. Мы просто спросили: «Батюшка здесь?» Нам сказали, что нет батюшки. Ну, ладно. Мы зашли в церковь, постояли службу. И говорим: «Что же нам делать?» Ну, подошли мы к кому-то, и нас проводили туда, где трапезная. Пришли Николай с Татьяной, говорят: «Вы здесь немножечко побудьте, мы вам покажем город, повозим, а вечером к батюшке в госпиталь». Ой, мы так переживали. Ну, ладно. Поехали на машине. Татьяна книжку все читает, Николай нам все показывает. Все посмотрели, а вечером поехали к батюшке. Я шла и думала, с чего начать разговор. И как с ним разговаривать? Думаю, незнакомые совсем люди. Пришли в госпиталь. На третьем этаже что ли, не помню, сели. Там комнатка была. Столик. Сидим. Ждем. Смотрим, батюшка идет. Я к нему подошла, поздоровалась. И вот понимаете, я расплакалась и не могла ничего сказать. Он сел, прижал меня к себе и сказал: «Ты сиди и молчи, ничего не говори». И все. Мы посидели, успокоились. Он начал про свою жизнь, про Болхов, про службу рассказывать, и как-то мы успокоились, поговорили спокойно. Он и говорит: «Знаете что? Вы здесь переночуете у Надежды, а завтра поедите домой. Я тут долго еще буду в госпитале, а вы не о чем не думайте, не переживайте». Как в сказке. Ну мы уехали. А дело-то наше уже больше года длилось. Там и милиция, и прокуратура и еще чего... Мы приезжаем домой в Болхов. На другой день нам звонит адвокат Евгений Марченко и говорит: «Ребята, приезжайте. Ваши документы готовы». На следующий день муж поехал, и все уже было готово». Этот адвокат Марченко, он приезжал к нам в Болхов в гости, был потрясен нашим приемом и все говорил: «какие вы люди!» А сам для нас ведь такое сделал! Это было очень сложное юридическое дело. Он, конечно, как юрист, знает законы, он сделал, но все по молитвам батюшки.  
 
Воспоминание пятое  
 
Я вот вспомнил. Батюшка собрал компанию людей за грибами, человек шесть. Батюшка одел все военное на себя, сапоги. А я сачканул, уже не помню почему, задание какое-то выполнял. Ну, ушли они. Проходит часа четыре, бодрым шагом появляется отец Василий. Ну я говорю: «Подождите, а где все остальные?» – «Да остальные в сопках полегли».  
 
Ну, где-то минут двадцать прошло, и эти молодые люди еле-еле идут. А батюшка по своим местам ходил по холмам, одни горки-перегорки. Они ползком буквально, а он бодро так пришел. Людей пронимает после этого.  
 
Воспоминание шестое  
 
Я на улице на батюшкиной жил, родители у меня там, но про батюшку ничего не слышал. Где-то до 1996-97 года на Даль- нем Востоке работал. Приезжал в отпуск. Родители мне говорят: «Тут, батюшка есть в Петербурге». «Кто такой? Я не знаю такого. Не пойду». В 1999 году, когда приехал в Болхов уже окончательно, как на распутье стоял, пришел в Рождественский храм – батюшка исповедовал. Там на- роду человек 5-6. Он посмотрел на меня так: «Иди сюда». Без очереди. «Ты чей будешь там?» я говорю: «Я с Архангельска». «О, чей там?» – «Ну, Струнов». «А, знаю, знаю». Он еще, оказывается, еще с моей тетей на бугре коз в детстве пас. В школе учился. Вот, и так мы с ним познакомились. Я у него просил благословения на Оптину. А он говорит: «Давай помолимся». Встали на колени, ну, где-то 5-7-8 минут стояли, я не знаю, время так быстро прошло. Я молюсь: «Господи, помилуй», батюшка – про себя. Потом встал и говорит: «То, что ты хочешь, не получится, не пойдет. В Оптину не надо ездить. Толку не будет никакого. Давай на клирос». Я говорю: «Батюшка, какой клирос? Ни слуха, ни голоса, я никогда не пел». А он: «Давай на клирос, все». Раз, повернулся, пошел вот так. А потом я уже стою у входа, служба вечерняя закончилась. Я думаю: «Какой клирос? Поеду я в Оптину». А батюшка со стороны подходит, обнял: «Да не езди ты в эту Оптину. Толку не будет. Я стою просто ошарашенный: «Как же ты мысли прочитал мои?» По- сле этого я с ним и познакомился. Потом своей тете рассказал об этой встрече: «Тетя Зина, а Вы знали батюшку?» – «А как же? В школе учились. Васенька в школе был очень такой прилежный, спокойный, не задиристый». Вот так я стал к батюшке ходить.  
 
 
Воспоминание седьмое  
 
Вот как–то мы пришли к нему с гостинцами и говорим: «Возьмите от сердца», а водитель Коля: «Некуда класть». А батюшка все равно взял, подходит ко мне и говорит: «Не переживай, у дочери твоей все будет хорошо». Глядя в глаза, положил мне свои рученьки на плечи: «Знаешь, что я тебе скажу? Напоследок я тебе скажу». У меня пронеслась дрожь по телу, и мысль, что я вижу его последний раз, а он мне говорит: «А ты поменьше плачь, я тебя прошу». Когда он выехал со двора, я мужу говорю: «Догоним, я ему еще раз в глаза гляну».И я не могла долго успокоиться, плакала очень, а мне говорят: «Чего ты его хоронишь?» Нет, я его не хороню, может я уйду, жизнь такая. И вдруг узнаю в ноябре, батюшка-то наш болеет. Я на коленях молила Бога, чтоб он только дал ему здоровья и подольше пожить, побыть с нами, но, увы. Когда батюшка ушел, я всю службу плакала, слезы ручьем текли, текли, я все вспоминала его слова: «А ты поменьше плачь, я тебя прошу».  
 
Я надеюсь, что он видит нас, он у Престола Божия за нас молится. Прошу его, чтобы он помогал нам, а он и помогает. Мы очень благодарны Богу, что мы встретили батюшку. 
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com