Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел зимний номер № 53 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Не сознался вовсе
 
Он родился в 1882 году и убит в застенках НКВД в июле 1938 года. Жизнь Степана Семеновича вместила все события предвоенного российского бытия в деревне Заполье, что спряталась среди болот и озер на новгородской земле. Теперь этой деревни нет. По теории «неперспективных деревень» (38), ее перевезли в другую, в Нащи... Так после войны разоряли крестьянскую Россию.
 
Как и большинство простых людей в конце XIX века, Семенов вырос в многодетной семье, трудолюбивой и благочестивой. Человек смелый, остроумный и добрый, он был «мастер на все руки». Отслужил Первую мировую войну, хотя к тому времени имел любимую жену и трех дочек. Из-за ранения в ногу служил в Финляндии денщиком, а в 1918 году демобилизован по инвалидности.
 
Жили по традиционному православному укладу: без молитвы за стол не садились, за разговоры детей за столом — деревянной ложкой по лбу. По воскресеньям всей семьей, принаряженные, ходили в церкву (39) за шесть километров босиком, обувь берегли. Уже в армии выучился шить без примерки и полушубок, и шелковое платье. Этот талант перешел к его дочерям. Пенсий тогда не платили, зарабатывал шитьем, но с трудом и только на хлеб своей семье, где было пять, а потом и шесть ртов.
 
Жили в нужде, в заботе о куске хлеба, в усталости. Постоянные пожары, неурожаи, падеж скота, на который вся надежда. Корова и лошадь дают достаток крестьянской семье, а еще земля — главная ценность для работающих на ней. Земли было мало, и на земле нужны руки — мужские сильные руки. Без них в деревне не проживешь. И чем больше этих рук, тем богаче дом. В этой семье росли девчонки, хоть и работали, как парни. Сын родился поздно, в 1920. А в 1929 году умерла жена. Дочери вышли замуж, разлетелись по новым домам. Тоскливо, трудно жилось с малолетним сыном. Свое незлобивое остроумие, на свою беду, Степан Семенович направлял на критику порядков своей деревни.
 
С 1929 года во многих деревнях поощряли жить на хуторах. Еще раньше, в связи с войной 1914—1918 гг., в лесу давали землю беженцам — семьям из Эстонии и Латвии. (40) Всех «обложили твердым заданием» — по 2400 литров молока в год на корову. Исполнить это было невозможно. А за невыполнение следовал штраф, такой же неисполнимый. Так загоняли в колхозы. Когда в 30 году стали создавать колхоз на принципе «объединения того, чего у меня нет», Степан Семенович высказывался:
 
«Землю забирайте, а прутняк для розг оставляйте, чтобы было чем вас пороть», «Колхоз — это каторга, развал, который выдумали для вас коммунисты», «Был бы Ленин, не допустил бы колхозы».
 
И сам долго не вступал в колхоз, чего ему не простили. Действительно, перед этим, в 1924—28 гг., был введен НЭП (новая экономическая политика). Люди развели скот, а овцам и курам «счету не было». Было много зерна, появилась и техника: одна молотилка на четыре хозяйства. Но НЭП вскоре свернули, а чуть «оживших» крестьян стали преследовать.
 
Во взамен навязанном колхозе — безхозяйственность, ворота амбаров открыты, все разворовывается. Сторожит, бывало, Степан Семенович колхозный амбар, а на чердаке — мешки с зерном, подготовленные к выносу. Конечно, тут же его выступление, что «мешки на чердак сами прыгают». Или еще смелее: «Крыши текут, надо бы крыши покрыть, а не красные ворота с флагами делать».
 
Были поставки зерна в Германию, до «Соглашения» 1939 года, из крестьянских дворов, из семейных запасов. Степан Семенович предсказывать начал уже в 1937 году, что через три года Германская война «начнется, когда зерна не будет». Говорил, что «Красная Армия слаба и что в будущей войне она будет разбита» и что советское «правительство все время откупается от врагов», как по Брестскому миру отдало Германии Польшу, Прибалтику, часть Белоруссии и Закавказья, а еще и 6 млрд. марок (шесть вагонов золота). В 1937 году стал жертвой доноса — мщения за то, что потребовал от председателя колхоза плату за свой труд.
 
За все «вольнодумство» уважаемому, много знающему, разумному, хозяйственному «старику» (56 лет!), к которому все обращались за советом по разным житейским вопросам, 19 ноября 1937 года, в один день, подготовили и написали любопытную справку о семье:
 
«Быв. кулак — лишенец. В прошлом имел: собственную лавку, 30 га земли, 2 лошади, 5 коров, дом со всеми надворными постройками. Держал наемную рабочую силу от 5 человек и  больше. В настоящее время член колхоза “Парижская Коммуна“».
 
Не указано, что пожар еще в 1927 году уничтожил и то немногое, что действительно было, наемная сила — это четверо своих детей, а к 1937 году построена избушка и куплена одна корова.
 
К справке приложили заявление — еще один донос, опросили «свидетелей». Особая тройка тут же вынесла приговор по 58 статье «За контрреволюционную деятельность» — 10 лет ИТЛ (исправительно-трудовых лагерей). Последовало помещение в ленин-градские «Кресты». Из тюрьмы переведен в больницу Гааза, где и умер от туберкулеза легких. Эта фраза на деле означала: избит, били головой о стенку. Ведь он упорно не сознавался в своей «контрреволюционности», в том, что «пробрался в колхоз для того, чтобы вести свою контрреволюционную агитацию» (41).
 
Тогда не постеснялись и его родной сестре Дарье, матери пятерых детей, тоже попавшей по этой статье, сказать: «Не будешь признаваться — и твою кровь, как брата, размажем вот по этой стене».
 
Из Заполья, что в двадцати километрах от Новгорода, ее вызвали повесткой, она пошла, а домой не вернулась. Ее обвинили в агитации против колхоза, как и брата, а еще в том, что не работала в колхозе, хотя была там дояркой. Говорили, что ее взяли вместо кого-то другого (по разнарядке), ведь она не умела ни читать, ни писать... Дарью Семеновну выслали в Караганду. Видимо, она-то «созналась» в несодеянном, так как не убили сразу. Караганда, центр добычи угля и руды в суровом Казахстане, осваивался ссыльными и гулаговцами. Слово «Караганда» звучало для них, знающих, страшно. Живыми оттуда почти не возвращались...
 
А Дарья Семеновна выжила, дождалась реабилитации в связи со смертью Сталина в 1953 году. Чудом, по зимней степи, где грабили и убивали таких «возвращенцев», выбралась оттуда примерно в 1956 году. Тогда только рассказала и про допросы, и про брата. А еще — о тех хороших людях, с которыми ей пришлось пробыть в суровом Казахстане долгие двадцать лет.
 
Без нее росли дети, без нее муж и два сына-партизана были расстреляны немцами, а один погиб на фронте. Без нее старшая дочь Татьяна Кузьминична с детьми пережила блокаду. Вторая, Лидия, младшая, в 10 лет брошенная, росла у чужих людей. Вместе со всеми вывезена в Литву, стала узницей.
 
Потерпевшие из Заполья и не знали, что когда человек перестает понимать происходящее, его легче уничтожить...
 
Священник Василий Гронский, с которым семья Степана Семеновича была в дружеских отношениях, который крестил его детей, который венчал его дочь, в 1930-е годы подлежал репрессии за священичество. У него было семеро детей, прекрасная семья. Он помогал людям даже в болезнях (был врачом). И живы еще те, кто помнит это. Некоторое время отца Василия прятали прихожане, приносили еду. Но настало время — и он оказался в нов-городской тюрьме, из которой живым его уже не выпустили.
 
Приходскую церковь в деревне Люболяды в 1930—31 году закрыли, превратили в клуб. А была она возведена на том месте, которое увидел во сне один из жителей, и ему было сказано: «Постройте на этом месте и назовите церквою Покрова». Во время войны церковь разобрали и увезли. Говорят, там был очень красивый пол, а сама она, на горке, как все русские церкви, была похожа на голубой цветок.
 
К 1941 году в стране оставалось всего несколько сот священников из почти 128 тысяч церковнослужителей по данным на 1915 год (42).

И стояли тысячи разрушенных, оскверненных храмов...
 
Когда летом в 1930-е годы взрывали собор в селе Верхняя Сосна под Воронежем, где было три церкви и четыре колхоза, неожиданно... выпал град. Это запомнилось Елене Георгиевне Шаховой-Анисимовой, ставшей через несколько лет узницей концлагерей в Германии.
 
Примечания
 
38. Акад. Заславской Т. И., при Н.С. Хрущеве.
39. С ударением на первом слоге, по народному разговорному.
40. Прибалтийские народы оформились территориально в составе России в 1721 г.,  после победы Петра I над Швецией, и  входили в Россию почти до 1920  года.
41. Из материалов дела Семенова С.С.
42. Прот. Георгий Митрофанов. Лекции по истории РПЦ. XX век (1905—1928). СПбДА, 1997.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com