Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 54 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Вы – счастливые люди  
 
Небольшой домик матери Агапии примостился совсем недалеко от стен Оптиной пустыни. Хозяйка встретила нас в маленькой комнатке, служившей одновременно гостиной и столовой. Стены сплошь увешаны иконами, портретами архиереев и известных старцев. За двадцать лет в этой комнате побывало множество народа. И сюда, приезжая в Оптину, нередко заходил попить чайку отец Василий. Он всегда с большой теплотой и любовью относился к этой простой на вид женщине в домашнем халате — а на деле глубоко и искренне верующей молитвеннице, принявшей много лет назад постриг и давно уже посвятившей свою жизнь Богу и Оптиной.
 
 
 
Узнав, что мы приехали из Санкт- Петербурга, чтобы порасспросить её об отце Василие, мать Агапия усадила нас за большой обеденный стол — попить чайку — на котором, стараниями её сестры, тут же появились чай, мёд, лимоны, пряники, домашнее варенье. Мать Агапия — жизнерадостная, гостеприимная, добродушная, с живым умом и искорками в глазах — всё делает не спеша и с рассуждением. Прекрасно знает историю России и Церкви, много повидала за долгую жизнь. С улыбкой и простотой рассказывает о своём жизненном пути, на котором была и война, и эвакуация, и немало горя, лишений и потерь; о своём превращении из столичной жительницы в смиренную монахиню, живущую ныне уже больше двадцати лет, в этом маленьком домике, близ Оптиной пустыни, молясь за умершую рано дочь, поминая родителей святых и всех усопших православных христиан...
 
 
С паломниками в Оптиной пустыни

— Первый раз я встретилась с отцом Василием в 1993 году, — рассказывает мать Агапия, — я тогда решила совсем уехать из Москвы. Перебралась сначала в Козельск, а вскоре купила этот дом. В один из дней, с группой паломников из Санкт-Петербурга приехала Мелетина, которая мне говорила: «Я тебя с таким Батюшкой познакомлю!». Помню, я тогда, — добродушно улыбаясь, говорит мать Агапия, — очень категорично ей сказала в ответ: « — Знаешь что?! Я уже стольких батюшек насмотрелась — не хочу я ни с каким твоим Батюшкой знакомиться! Я приехала в Оптину!» — и ничего, мол, мне больше не надо. А через некоторое время, в Оптину приехал отец Василий.
 
— Входит ко мне, — продолжает мать Агапия, — садится прямо на кровать, и говорит мне: «Вот — ты не хотела, а мы встретились!» Такой спокойный, открытый, словно сто лет знали друг друга. Проговорили мы с ним тогда часа четыре, и так и стали с Батюшкой общаться. Он много раз приезжал в Оптину с паломниками, служил здесь, много привозил икон, всегда помогал монастырю. Он сам мне рассказывал, когда после войны приехал сюда, монастырь так был разрушен, что сами местные жители не верили в восстановление Оптиной. Он нашёл могилку отца Льва и молился: «Батюшки-оптинцы, сделайте Оптину, какой она была!» — и услышал оттуда : «Оптина возродится!» — вот что сам Батюшка рассказывал об этом.  
 
Когда отец Василий приезжал в Оптину, он всегда ходил с нами в скит — любил там помолиться в тишине. Там и поныне сохранилась церковь Иоанна Предтечи. Начальник скита, игумен Тихон — они дружили, и когда в монастыре начались гонения — Батюшке не давали служить, он всегда его принимал. Раньше в скиту строго было, в трапезную никого не пускали. Сейчас посвободнее — для гостей сделали закуточек, там приезжие Батюшки могут питаться, а раньше такого не было вовсе. Ну, а отец Василий: «Раз нет у вас такого — значит, мы пойдём в основной̆ кабинет — в трапезную». И попросил подать одну большую супницу на стол. «Давайте, говорит, как раньше ели. Все — ложками из одной посудины».
 
 
С игуменом Тихоном
 
И тут вдруг приезжает в скит архимандрит Антоний. Видя такое дело, недоуменно и строго спрашивает: «А что это у вас из мужской трапезной женщины выходят?!» Ему отвечают: «Там отец Василий». Заглянул Антоний — за столом отец Василий сидит, вокруг него молодёжь, прислуживал кто, паломники чай пьют, совета спрашивают, беседуют... Заходит молодой монах — келейника архимандрит послал: а кто, мол, вас сюда благословил? Батюшка задумался и отвечает ему: «В прежние времена я Патриарха знал, с архимандритом здешним дружил...» — тот и ушёл ни с чем. А отец Василий говорит — «видишь, какие здесь нынче высокие люди командуют — чай не попить».
 
 
В келье преп. Амвросия Опинского
 
Так мы с Батюшкой и общались много лет. Ездили к нему в Болхов на праздник, на источник. Очень переживал он за Чекряк — вода там как бархат, а восстанавливать дорогу и храм тяжело.   
Вижу — хромает он. « Батюшка, говорю, у вас нога болит?» — «Да плевать на эту ногу,— отвечает,—она сгниёт! Душу надо спасти!» Вот такие у него простые фразы были. Сестра моя говорит: я проще Батюшки, чем отец Василий, не встречала. Он любил просто, ясно изъясняться — где, что, когда и как. Доступный, открытый — отругает, когда надо... Заболела сестра как-то, а к службе готовиться надо. Ну и поставила она правило — «Последование ко Святому Причащению» — включила магнитофон, выслушала всё. Приходим на службу. «Я, говорит, Батюшка, болею, но я по магнитофону подготовилась!» — «Ну, пусть тебя магнитофон и причащает!» — отвечает отец Василий.  
 
Он всё ругал, не любил беглых монахов. Я подходила к нему: «Ну, что вы, Батюшка, всё монахов ругаете — надо ведь быть в дружбе и любви», а он в ответ — «Ни за что в жизни! Боролся за чистоту Православия и буду бороться!» У Батюшки вера была с детства. Он много о себе рассказывал в книгах и выступлениях. О войне, как они шли в концлагерь, как много людей умирало, как потерял родителей на два года, и смерть не щадила никого. Но сегодня такое поколение, которое не прошло это горе — им это как сказки, они этого не испытали, не понимают, поэтому может и веры нет такой у людей...  
 
Последняя наша встреча была буквально за несколько месяцев до его смерти. Я подавала записки обычно утром, а тут прямо Ангел мне: « Иди с вечера подай!», проскомидию с вечера вынимают. Захожу в Казанский храм, там большая икона у нас Иоанна Предтечи, прикладываюсь и вдруг слышу сзади: «О, моя Нинка-игуменья пришла!» Оборачиваюсь — сидит Батюшка. «Ой, Батюшка, как же так, если бы я сейчас не зашла, мы бы с вами и не встретились!» «Как это не встретились, — отвечает, — когда мы духом с тобой связаны». С ним монах был, он ему говорит: «Вот, меня не будет — обращайся к ней».
 
Потом мы поехали в Шамордино, и он отдыхал на смотровой площадке, где о. Амвросий Оптинский сидел, когда ему Божия Матерь явилась и сказала, что здесь будет Шамординская обитель. И вот, Батюшка так сидит, а я думаю — Батюшке столько лет уже, мы настолько все связаны, его не будет — ну, вот как мы, как мы без него?
 
Вскоре Батюшки не стало. А через некоторое время приходит ко мне тот монах, которому Батюшка говорил: «Обращайся к ней», — принёс книги, кассеты. Батюшка их мне оставил, когда приезжал, да тому всё некогда передать мне. Это было на сороковой день ровно, и я думаю про себя — «Ну надо же, Батюшка, ты нас и оттуда окормляешь!» ...  
 
Мать Агапия задумывается, и, помолчав, продолжает: «Вы счастливые люди, у вас такой Батюшка! Он молится за нас, всех знает. Видите, он даже в Болхов мог вернуться, говорил мне не раз — «не хочу в воде лежать» — а не оставил вас, питерцев...»
 
В нём самом был оптинский дух. Батюшка всё время всех укреплял, говорил, что Господь всегда стоит рядом, и что Он каждого любит. А мы мало молимся, мало каемся, мало любим Бога, не благодарим Его. Мы Его не чувствуем из-за наших жёстких сердец. Так Батюшка проповедовал, так молился и жил, и так помогает всем нам до сих пор...
 
Глядя на о.Василия, на его жизнь, нам хочется видеть, и мы видим больше чудесную, необыкновенную сторону его личности, необычайной силы благодать и любовь, которой он обладал.  
 
Но никто, особенно, и не задумывается и не обращает внимание, через что ему пришлось пройти, сколько скорбей пережить, каких трудов стоило. Это нам, не видевшим ни голода, ни бедствий, ни ужасов войны, концентрационных лагерей, смерти, страшных гонений и прямого издевательства советской власти — всё это для нас, нашего поколения, остаётся как бы за скобками. Мы этого не понимаем, не чувствуем и никогда не сможем оценить и отдать в должной мере дань уважения настоящему подвигу его жизни. И только Бог, зная тайное, воздаёт ему явное.   
 

А. Власюк

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com