Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / О нас / Наш духовный отец - протоиерей Василий Ермаков / 3 февраля 2016 года. Газета "Православная Русь" № 7. К 9-летию памяти протоиерея Василия Ермакова / Любовь прихожан – вот высшая награда в жизни священника. Воспоминания Митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова)

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 50 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Любовь прихожан – вот высшая награда в жизни священника 

Воспоминания Митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова)
 
 
С 1996 по 2008 гг. владыка Константин возглавлял Санкт-Петербургские Духовные Семинарию и Академию. Будучи епископом, а позднее — архиепископом Тихвинским, ректором прославленных Духовных Школ и викарием Санкт-Петербургской епархии, владыка хорошо знал и высоко ценил протоиерея Василия Ермакова.
 
5 февраля 2007 года владыка Константин возглавил отпевание в Бозе почившего дорогого батюшки Василия.
 
Ниже представленные воспоминания и рассказ Митрополита Константина (Горянова) об отце Василии Ермакове, являются отрывком из статьи Владыки «Облеченный величайшим полномочием. Путь и место служения православного священника», опубликованной в журнале «Родная Ладога» в 2015 году.
 
Предаюсь воспоминаниям об одном славном священнике, отпевание которого мне пришлось осуществить, об отце Василии Ермакове. Пример жизни и служения о. Василия, важен для воспитания и становления молодой священнической «рати».
 
Отец Василий Ермаков был силен своей молитвой за свой мир, за свою Россию, которая при всех страшных испытаниях, выпавших на ее долю в ХХ в., осталась жива своим героическим духовным смирением, она жива вековыми традициями и исторической памятью русского народа. В силе памяти и традиции не сомневаешься, когда вспоминаешь, как несколько километров пешком, в любую погоду, шел русский народ к маленькой деревянной церкви преподобного Серафима Саровского, что на Серафимовском кладбище, туда, где служил о. Василий.
  
Люди шли сюда не только потому, что здесь отеческие могилы, не только потому, что в ландшафтных и архитектурных зрительных образах здесь жива исконная Русь, но и для того, чтобы утвердиться в сознании великого значения русской соборности, чтобы просветлить свои сердца и помыслы, чтобы услышать слово Истины от батюшки Василия. Многие православные петербуржцы, конечно же, знают, что батюшка Василий — это протоиерей Василий Ермаков. Они, может быть, не знают, что за период пастырского служения Священноначалие отметило его многими наградами, что он участник Великой Отечественной войны. Но миряне точно знали, что найдут у о. Василия слово утешения, сострадания, любви, потому что чувствовали искренность и глубокую убежденность пастыря, видели единство слова и дела. И тянулись люди к нему — побеседовать о наболевшем, излить истомленную душу, выслушать краткое утешение и наставление.
  
Слово о. Василия — убедительное, негромкое, но боевое. Боевое потому, что это правильное простое русское слово, не загрязненное риторическими красивостями и иностранными заимствованиями, соответствует определению сущности русского языка, данному славянофилами в XIX в., считавшими, что «язык есть воплощение целого, всеобще-тождественного миросозерцания». Очевидно, что слово, тем более слово священника, есть выражение сознания и его духовного опыта. А духовного опыта о. Василию было не занимать, хотя, как истинно православный христианин, он очень сдержанно оценивал свои личные заслуги, считал определяющими— свою духовную школу и своих учителей.
  
Василий Ермаков, учился в Ленинграде: три года в семинарии и с 1949-го — четыре года в Духовной академии. Вот как сам батюшка Василий вспоминал о своих учителях. «В нашем первом классе было около двадцати человек. Состав преподавателей был великолепный, и они зажгли в нас яркий свет глубокой веры. Это Сергей Александрович Купресов, Константин Михайлович Федоров, братья Вознесенские — Дмитрий и Александр и др. Собрали лучших из тех, кто уцелел от тюрьмы и репрессий. Учились мы в полуразрушенном здании, во время войны здесь располагался госпиталь. Холод, карточная система, но, повторяю, годы эти освящены надеждой верой. Своими духовными учителями о. Василий считал многих известных русских священников, но первыми в ряду наставников ставил свою семью и главным — родного отца, который с раннего детства прививал Василию любовь к Богу, учил азам Православия, сначала про- сто заставляя маленького сына молиться Богу. И на детский вопрос «Зачем молиться?» — отец отвечал: «Вот, сынок, вырастешь и потом сам узнаешь, как необходима в жизни молитва». В войну духовником будущего священника Василия Ермакова был о. Василий Веревкин, который̆ с 1941 г. служил во вновь открытом храме в городе Болохове. В семинарии у Василия Ермакова духовником был о. Иоанн Богоявленский, впоследствии епископ Эстонский и Таллиннский Исидор. Во время пастырского служения о. Василия в Никольском соборе, куда он был направлен после окончания Духовной академии, его духовником был его любимейший соученик о. Михаил Липатов, блокадник, прекрасно знающий жизнь и способный человек, и о. Константин Быстрицкий, отсидевший шесть лет в лагерях.
  
Особенно тепло о. Василий вспоминал своего сокурсника и друга Алексея Ридигера, будущего Патриарха Алексия II, который и пригласил Василия Ермакова в1946 г. в Ленинград в семинарию. «Бог ссудил мне пройти с Его Святейшеством 55 лет. Я знал прекрасно его семью. Мы с ним были иподиаконами в страшное время войны. После войны Господь нас с ним соединил в учебе. Мы в семинарии сидели за одним столом, а позже и в академии. Я знаю весь его монашеский подвиг, как епископа, архиепископа, митрополита и Патриарха... Святейший Патриарх отдал все свои силы и здоровье на благо Русской Православной Церкви. ... Сегодня общество России болеет, а к болящему, как говорил об этом святейший Патриарх, требуется очень бережное отношение. Так давайте его нежно исцелять, нежно с ним обращаться, его жалеть».
  
Именно такое отношение священников к людям должно быть и было, в частности, в дореволюционной русской церкви. Священники шли к народу — на фабрики, на заводы, в цеха и лачуги они несли свет Истины Христовой. Так поступал св. прав. Иоанн Кронштадтский. Об этом же неистребимом своем стремлении — идти к людям — говорил и о. Василий. «По окончании академии, 4 ноября 1953 года митрополитом Григорием (Чуковым) я был рукоположен во Владимирском соборе во иерея и сразу начал службу священником в Никольском соборе. Я отошел от привычного стереотипа священника, спустился с амвона к прихожанам, к людям, и стал спрашивать: какая нужда, какое горе у человека...»
 
Отец Василий видел свое служение в неколебимой вере в Бога, вере в Его всесильную помощь и в глубокой молитве за народ, который батюшка любил великой любовью своей души. Но откуда в его душе было столько любви, что хватало на каждого о ней просящего? Истоки этой любви следует искать в праведной жизни благочестивых православных предков о. Василия, в духовном родстве его с любимыми учителями, в личных его переживаниях, связанных в Отечественной войной, с которой Василий Ермаков встретился в детстве. В жизни о. Василия Ермакова война значила очень многое. Он был участником этой войны, 15–16-летним подростком работал после освобождения Таллина в штабе Балтийского флота. Он был свидетелем огромных жертв и страданий русского народа. Но ведь жертва и страдание неотделимы от любви, и эта любовь наполняла душу юного Василия, и ее ему хватило на всю жизнь. Но это была не просто сострадательная, бездеятельная любовь, но любовь особая, любовь, «которая имеет виновником Бога, есть то же, что бьющий из земли источник: потоки ее никогда не прерываются, ибо Он Сам есть источник сей любви и неоскудевающая пища ее» (преп. Исаак Сирин). И, конечно же, ежедневное обращение батюшки к Богу — «Отче наш» — заключает в себе и одновременно раскрывает любовь, как единственную, непрерывающуюся и радостную связь, основанную не на домыслах разума, не на философских доказательствах, а на опыте любви личной.
 
Эта любовь о. Василия Ермакова проявлялась не только во внимательном отношении к каждому прихожанину, но в стремлении каждому помочь сделаться истинным христианином. Вот как он сам говорил об этом стремлении: «Служа в соборе, я учился понимать душу народа, чувствовать их горе, людские страдания и как мог, по молитве Божьей я помогал людям в решении житейских вопросов и особенно вопросов духовных. Как верить? Как идти за Христом? Как исполнять свои духовные обязанности?» А ведь исполнение духовных обязанностей дело нелегкое, требующее дисциплины и обязательного понимания — зачем человек пришел в храм, что хочет получить в этом месте». И о. Василий учил прихожан думать, что очень важно сегодня, когда укореняется чувство вседозволенности, когда наблюдается оскудение страха Божьего по отношению к Таинствам. Отец Василий воспитывал своих духовных чад терпеливо, по многу лет в частных беседах. Он не давал общих советов, но, словно мудрый дедушка, отдельно каждому разъяснял духовные «болячки». Его так все и звали — дедушка Василий — и дедушке Василию это нравилось, потому что в этом простом, но очень высоком звании сосредоточена на- родная любовь, а это единственное к чему всегда стремился о. Василий Ермаков. Как сам говорил, он никогда не помышлял о высоком духовном сане, о наградах. Любовь прихожан — вот высшая награда в жизни священника.
 
Есть в этом стремлении что-то от традиций славного русского воинства. Великие победы одерживались на Руси, когда солдаты были полностью преданы и доверяли своему генералу, который умел не столько командовать, сколько объединить. «Народ, спаянный единством мироощущения, живущий “единым сердцем” — неодолим». Протоиерей Василий Ермаков очень переживал за свою любимую Родину, которая имеет богатейший опыт противостояния врагу и достижения победы в любой войне. Этот опыт исследовал о. Василий много лет назад в своей кандидатской диссертации за IV курс Духовной академии, которая называлась «Национально-государственные заслуги и защита Православия русским духовенством в эпоху польско-шведской интервенции». Молодому священнику хотелось узнать и разъяснить, что же делали православные священники в тяжелые для России времена. Как был убежден сам о. Василий Ермаков, эта тема была им выбрана не случайно, а «...по воле Божьей», и потому, наверное, сочинение, написанное в 1953 г., читается с особым интересом сегодня, и очень своевременно звучат слова Василия Ермакова: «С потерею своей государственной независимости Руси грозило уничтожение и самой русской национальности, языка, вековых обычаев, к которым с презрением и ненавистью от- носились иноземцы; а с потерей национально-государственной независимости нашим предкам грозило уничтожение самого драгоценного для них сокровища — Православной веры...
 
 
 
Отпевание отца Василия в храме
преп. Серафима Саровского 5.02.2007 г. 
 
Крест самое сильное оружие. И каждый священник, когда следует предназначенным ему от Господа путем, когда безошибочно определяет «то самое место», которое Господь ему назначил, становится многосильным, будучи облеченным величайшим от Бога полномочием.   
 
[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com